Забытые жертвы октября 1993 года

30 марта 1994 года советник посольства США, человек номер два в посольстве, Луис Сел и его супруга Кэти устроили для И.И. Андронова с супругой семейный обед на четверых. Перед обедом в гостиной, из окна которой виден стадион, состоялся следующий разговор:

- А у наших посольских соседей окна квартиры были разбиты пулями, - сказала миссис Сел. – Я пряталась с женщинами в подвальном гимнастическом зале. Когда утром 5 октября Луис вошёл в нашу квартиру, то увидел на стадионе груды трупов.

- Хм, примерно так, - отозвался дипломат, смущённый, вероятно, эмоциональным прямодушием супруги.

- Но ты же, Луис, видел эти груды трупов? – воскликнула она. – Ведь ты видел трупы на стадионе?

- Да, видел, - признал он угрюмо94.

С утра 5 октября на стадион закрыли вход. В тот и в последующие дни, как свидетельствуют местные жители, там по кругу ездили БТРы, въезжали и выезжали поливальные машины – смывать кровь. Но 16 октября пошёл дождь, и «земля ответила кровью». На стадионе что-то жгли. Стоял сладковатый запах. Вероятно, жгли одежду убитых95. Когда 9 октября игрокам и тренерам футбольного клуба «Асмарал» с большим трудом удалось попасть на свой стадион, они увидели удручающую картину: «Футбольный газон представлял собой перепаханное поле, - рассказывал журналисту газеты «Известия» главный тренер «Асмарала» Николай Худиев. – Мы увидели совершенно чёткие следы военной техники, превратившей поле в абсолютную непригодность. На нём не то что бы играть, даже тренироваться было невозможно»96.

Для полноты картины приведём несколько описаний стадиона, после того, как на его территорию всё-таки стали пускать всех желающих. Защитник Дома Советов О.А Лебедев побывал там на девятый день после штурма. Вот что он увидел: «В правом дальнем углу стадиона, где расположен небольшой бассейн без воды в это время года, стояли ещё две домушки (видимо, раздевалки, похожие на бытовки строителей) со стенами, облицованными профилированным дюралевым листом. Все стены были густо заляпаны кровью и испещрены пулевыми отверстиями на уровне роста среднего человека»97.

И.И. Андронов побывал на стадионе на сороковой день со дня расстрела. «Передо мной, - вспоминал он, - лежало в комьях грязи перепаханное бронемашинами футбольное поле. Слева от него сгрудились переломанные деревяшки скамеек для зрителей. Справа горбатился жестяной домик, изрешечённый дырками от выстрелов крупнокалиберного пулемёта. И будто неведомая сила подтолкнула меня пройти вперёд по кромке поля стадиона к его противоположной ограде из вертикальных бетонных плит. Четыре из них были сплошь исколоты кружками пулевых вмятин и зияли дюжиной сквозных пробоин мощного пулемёта – от земли до высоты человеческого роста… А тут ещё … подошёл пожилой сторож стадиона, … пособолезновал и принёс из прострелянного пулемётом жестяного домика ворох измятых бумажек, перепачканных чем-то буро-жёлтым. Сторож сказал: «Это я подобрал здесь после расстрела»… Траурный презент состоял в основном из листовок, предсмертных прокламаций распятого парламента и голубых талончиков на скудное пропитание в его блокадной столовой»98.

В сороковины на стадионе побывал и Ю. Игонин. «Вот угол стадиона, - вспоминал он, - выходящий на начало улицы Заморёнова. Глухая бетонная стена и стволы деревьев возле неё выщерблены пулями. Земля возле почему-то горелая, чёрная. На ветке дерева (видимо, кто-то повесил недавно) вся простреленная, в кровавых пятнах рубашка… А на другом конце стадиона, ближе к зданию бывшего парламента, небольшой закуток-площадка между двумя лёгкими строениями. Стена одного из них во многих местах насквозь прошита автоматными очередями. Подошёл мужчина, загораживая лицо от телекамеры западного журналиста, зло прокричал в его микрофон: «Здесь эти подонки и раненых пристреливали. Я видел!»99

И, наконец, описание стадиона, сделанное В.В. Бурдюговым: «Вот стена одной из металлических хозяйственных построек… Белая жесть изрешечена пулями. Пробоин около сотни… Напротив через десяток метров стоит большой деревянный ящик для хранения пожарного инструмента… Говорят в нём пытались спрятаться двоё молодых ребят. Ящик изрешечён пулями. В местах пробоин до сих пор торчат щепки… На противоположной дальней стороне стадиона опять следы расстрела. В стене бетонного забора пулевые отметины… Их немного – возможно несколько десятков. Но люди упорно говорят, что здесь, именно здесь расстреляны многие. Именно здесь расстреливали раненых пленных. Их не надо было ставить к стенке. Их можно было расстреливать лежащих, потому и немного пулевых отметин на стене». Большинство пленников каратели, сильно избив, практически в упор добивали уже лежащими на земле. Владимир Викторович обратил внимание и на то, что земляная насыпь, которая вела к той бетонной стене, после расстрелов исчезла. «Метровый слой земли, - констатировал он, - был вывезен из этого места. Глину чуть-чуть припорошили слоем привезённого дёрна. Значит, на целый метр в глубину хранила земля следы преступления»100.

Сохранились свидетельства и того, как выглядели помещения, коридоры, лестницы, подвалы Белого дома вечером 4 октября и в первые дни и недели после штурма. Когда бойцы группы «Альфа» выводили из здания парламента очередную группу пленников, в числе которых находился В.А. Блохнин, он увидел, что ступени двух лестничных пролётов покрыты равномерным слоем запекшейся крови101.

Начавших в 19 ч. 28 мин. тушение огня пожарных УПО ГУВД города Москвы в 20 ч. 19 мин. остановили военные, отказавшиеся сопровождать их выше пятого этажа102. Пожару дали разрастись настолько, что, когда после 2 ч. ночи к зданию бывшего парламента прибыл начальник Главного управления государственной противопожарной службы МВД РФ генерал-майор В.Е. Дедиков, огнём были охвачены пятый, восьмой, девятый этажи, и особенно сильно – с четырнадцатого по девятнадцатый103. По словам пожарных, разрывы снарядов вызвали большие разрушения в здании104. «Это не поддаётся описанию, - пересказывал позже журналистам то, что увидели пожарные на горящих этажах, руководитель Московской пожарной службы генерал-майор Владимир Максимчук. – Если там кто-то и был, от него ничего не осталось: горящие этажи превратились в крематорий»105. «Жуткое это было зрелище, - вспоминал оперативный дежурный по городу подполковник Сергей Перепелкин. – Загляните в паровозную топку – и вы будете иметь представление, что творилось выше пятнадцатого этажа. Крематорий. Были там в момент возгорания люди или нет, и если да, то сколько, - этого теперь уже никто не узнает. На верхних этажах «Белого дома» не осталось даже пепла»106.

Московским криминалистам удалось 5 октября осмотреть помещения Дома Советов выше третьего этажа. Они видели кровь на уцелевших потолочных перекрытиях, зафиксировали и то, что кто-то замывал кровь на полу107. Корреспондент «КП» Равиль Зарипов тоже 5 октября смог попасть в здание расстрелянного парламента. «На стенах видны следы автоматных очередей, - рассказывал он, - разбросаны гильзы, но трупов не видно. Уже убрали вниз для проведения следственного опознания. Лишь в сумраке коридоров можно увидеть бурые пятна, переходящие с паркета на ковровые дорожки… Пытаюсь открыть один из кабинетов и тут же слышу предупредительный окрик. Пока не пройдут сапёры, к кабинетам лучше не подходить». Равиль Зарипов отметил, что верхние этажи (с 13 по 16) прогорели основательно, и пожарные сомневались в надёжности перекрытий108.

Журналисту С. Трубину только через несколько дней после штурма удалось подняться на ставшие чёрными верхние этажи Белого дома. «Поднимаемся с четырнадцатого на пятнадцатый, - вспоминал он. – И переходим из дня в ночь, из света в тень. Грань шокирующе резка. В нос бьёт запах гари. Копоть, обугленные перила, вывороченные дверные и оконные рамы, полностью выгоревший интерьер этажа. Последующие этажи в таком же состоянии»109. В середине октября по Белому дому прошёлся журналист В. Головачёв. Вот что он увидел: «Пятнадцатый этаж… Всё черным-черно. Сверху свисают куски проволоки, свитые в спираль металлические ленты, сбоку – погнутые, искорёженные трубопроводы. Некоторые внутренние стены разрушены, одна из них изогнулась в виде дуги… На некоторых этажах – шестнадцатом-семнадцатом – пройти вообще невозможно: завалы металла, кирпича, арматуры выше человеческого роста перегораживают полностью проход… А ниже пятнадцатого этажа вид помещений иной – нет сплошной черноты. На четырнадцатом, тринадцатом этажах – разрушения от прямых попаданий снарядов»110.

Но и на тех этажах, которые в основном не пострадали от пожара, оставалось немало следов произошедшей бойни. В.Н. Хайрюзов, допущенный в здание бывшего парламента, увидел следующее: «Коридоры были заляпаны чем-то жирным и густым, я догадался – там, где лежали убитые, кровь просочилась сквозь паркет, его выламывали, выворачивали солдаты и выносили во двор к самосвалам. Пахло гарью и карболкой, показалось, мы попали в огромный крематорий»111.

Турецкие рабочие, которые с вечера 6 октября «наводили порядок» в передаваемых милицией и военными помещениях, видели засохшие лужи крови, окровавленные бинты, различную одежду в заскорузлой крови, особенно в районе двадцатого подъезда112. В грузовых лифтах и на лестницах, ведущих в подвал, очень долго оставались пятна крови113. По словам А.Л. Набатова, побывавшего в здании 9 октября, в подвалы не впускали даже ремонтников114. Асфальт в подвале, по свидетельству очевидцев, был залит кровью.

Как выяснил писатель Н.Ф. Иванов, одними из первых после штурма в Белый дом вошли сотрудники милиции с кинокамерой и прошлись по многим кабинетам. Отснятая плёнка хранится в МВД115.

****

Приведённые факты расстрелов и гибели людей, описания вида стадиона «Красная Пресня» и Дома Советов после свершившейся трагедии, свидетельствуют о большом числе жертв и никак не соотносятся с официальными данными. Ещё больше неясностей возникает при анализе работы медицинских служб и бригад медиков-добровольцев в те дни.

Руководитель Главного медицинского управления Москвы (ГМУМ) А.Н. Соловьёв заявил, что в ночь с 3 на 4 октября из 450 машин скорой помощи для эвакуации пострадавших задействовано 100116. С 10 ч. утра 4 октября около сотни машин скорой направлены в район Дома Советов. Однако скоро они были оттеснены далеко от первоначальной позиции в Девятинском переулке и продолжительное время не имели доступа к непосредственной зоне боевых действий117. Неслучайно заведующий оперативным информационным отделом Центра экстренной медицинской помощи (ЦЭМП) Д.К. Некрасов констатировал тот факт, что на одну машину скорой, доставлявшей пострадавших в Институт им. Н.В. Склифосовского, приходилось три-четыре частных118.

Четыре медбригады от Московского военного госпиталя, работавшие недалеко от гостиницы «Мир», оказали помощь более ста пострадавшим119. Необходимо привести рассказ доцента ММА им. И.М. Сеченова Андрея Шестакова: «Наша бригада, - вспоминал он, - приехала в 10 ч. утра. В 10 ч. 30 мин. развернули у Новоарбатского моста пункт экстренной помощи пострадавшим. Здесь же нашлись добровольные помощники из тех, кто в тот час оказался на мосту и на набережной – всего около 60 человек… К ночи 4 октября наш добровольческий отряд вынес всех обнаруженных раненых и убитых с нижних этажей. Военные, занявшие Белый дом, не пытались скрыть от нас убитых, напротив, казалось, были даже рады, что мы освободили их от необходимости выносить трупы. Всего в первый день мы вынесли из здания и подобрали на окружающей территории 34 погибших. Работу прекратили в 21 ч., потому что в здании стало совершенно темно. Убитые до 22 ч. 15 мин. лежали на площадке рядом с нашим пунктом экстренной помощи. Я пытался найти транспорт. Ни ГМУМ, ни другие ведомства машин не дали. Спасибо строителям, чей грузовик (с вагончиком-бытовкой на прицепе) мы остановили на набережной. Они согласились погрузить тела в открытый кузов. Этот транспорт по ночной Москве тихим

ходом отправился в морг Института Склифосовского»120.

Действительно, в ночь с 4 на 5 октября в морг института им. Склифосовского доставили тела 30 погибших121. Маме убитого 4 октября четырнадцатилетнего Кости Калинина в морге Института сказали, что в тот день на грузовиках доставляли убитых от Белого дома122. Родителям Юры Пескова сообщили, что его тело привезли в морг в ночь на 5 октября123.

Но, по словам Юрия Холькина, руководителя медбригады, пункт которой располагался на Конюшковской улице под прикрытием стены стадиона «Красная Пресня», перед тем, как стемнело, они насчитали под мостом 41 труп. «Мы дежурили в здании до 11 ч. 5 октября, - свидетельствует Холькин. – Утром к нам подошёл военный офицер, и сказал: «Ребята, там корреспонденты снимают трупы, скорее идите и уберите те, что ещё остались на улице». Мы вышли и собрали тех, кто оставался снаружи около набережной и стадиона. Всего под мостом с близлежащих улиц за два дня (4 и 5 октября) было собрано 50 трупов»124. Как свидетельствует руководитель ещё одной медбригады, которая работала у здания парламента, Дмитрия Щетинина, в общей сложности они стащили 60-70 трупов125. Вместе с тем А. Шестаков сообщил, что добровольцы его медбригады 5 октября вынесли из здания парламента ещё 8 трупов126.

Не менее противоречивыми выглядят свидетельства журналистов, военных, других очевидцев трагедии. «Вот этими своими руками 27 трупов пришлось вынести», - свидетельствует Е. Пронь, помогавший переносить от Белого дома раненых и убитых127. Журналист Л. Марголис сообщал, что часть погибших, сложенных утром 4 октября под Новоарбатский мост, к 14 ч. уже увезли128. По некоторым данным под Горбатым мостом обнаружили штабель из 23 трупов129.

По данным журналистов газеты «Московская правда» 5 октября вблизи здания обнаружены тела семи погибших130. Журналист В. Журавлёв утром 5 октября видел одного погибшего в Капрановском переулке, пять – на Дружинниковской улице и несколько погибших в сквере перед Белым домом131. Трупы в сквере с тыльной стороны Белого дома видела в тот же день и Т.И. Лета132. «Пятого утром, - вспоминала жена погибшего 4 октября у Белого дома Владимира Александровича Ермакова Людмила Васильевна, - побежала к Дому Советов искать Володеньку. Рядом со зданием было много убитых. Почему-то они находились в оголённом по пояс состоянии»133.

Бойцы софринской бригады, участвовавшие в прочёсывание здания бывшего парламента, утверждали, что утром 5 октября вынесли 30 трупов. «Бригада наша, - поделился впечатлениями с журналистом газеты «Ситуация» один из них, - не вылазит из горячих точек, но столько смерти в один день не видели даже ветераны спецназа»134. Вечером 4 октября подземные коммуникации Белого дома начали затапливать водой. В частности по данным А.А. Лапина кипятком залили подвал восьмого подъезда135. «Ребята из нашей группы, - утверждала Е. Петровская, - пролезали в Белый дом 7 и 8 октября, видели плавающие трупы»136.

****

Когда ещё не догорел Дом Советов, власть уже приступила к фальсификации числа погибших в октябрьской трагедии. Поздно вечером 4 октября 1993 года в СМИ прошло информационное сообщение: «Европа надеется, что число жертв будет сведено к минимуму»137. Рекомендацию Запада в Кремле услышали.

  1. Забытые жертвы октября 1993 года (1)

    Документ
    Трагические события сентября-октября 1993 года на сегодняшний день остаются одной из самых малоизученных страниц современной российской истории. Несмотря на значительное число публикаций в периодической печати, воспоминаний очевидцев
  2. Программа «…», 19 апреля 2003 года ведущий Андрей Шароградский Последствия акции членов российской «Национал-большевистской партии» на границе с Литвой

    Программа
    программа «Человек имеет право», 7 сентября 004 года ведущая Елена Рыковцева «Лимоновец» Лимонов и «яблочник» Иваненко отвечают «мичуринцу» Суркову программа «…», 30 сентября 004 года ведущий Кирилл Кобрин Новинки российского
  3. Воздушные сражения с "летающими крепостями" и битвы ракетных установок с "фантомами" Первая Русско-израильская война, "звездная баталия" 1982 года и постанов

    Документ
    Воздушные сражения с "летающими крепостями" и битвы ракетных установок с "фантомами" Первая Русско-израильская война, "звездная баталия" 1982 года и постановка плазменных "облаков" в космосе
  4. В 1992 г., еще в дыму и грохоте разрушения, я написал книжку «Интеллигенция на пепелище России». Отом, как, начиная с 60-х годов, вызревали главные идеи перестр (1)

    Документ
    В 1992 г., еще в дыму и грохоте разрушения, я написал книжку «Интеллигенция на пепелище России». О том, как, начиная с 60-х годов, вызревали главные идеи перестройки в умах честной и бескорыстной части нашей интеллектуальной элиты
  5. В 1992 г., еще в дыму и грохоте разрушения, я написал книжку «Интеллигенция на пепелище России». Отом, как, начиная с 60-х годов, вызревали главные идеи перестр (2)

    Документ
    В 1992 г., еще в дыму и грохоте разрушения, я написал книжку «Интеллигенция на пепелище России». О том, как, начиная с 60-х годов, вызревали главные идеи перестройки в умах честной и бескорыстной части нашей интеллектуальной элиты
  6. Б. А. Шуpинов. Загадка Pозуэлла часть I. Розуэлл, 1947 год

    Документ
    1947 год. Мир жил своей жизнью, и нерешенных проблем хватало, как, впрочем, и всегда. Но 1 июня 1947 года их стало на одну больше. Первыми об этом узнали только американская правительственная и военная верхушка да несколько человек,
  7. Островский А. В. О-78 1993. Расстрел «Белого дома»

    Документ
    За минувшие годы о кровавом октябре 1993-го написаны целые библиотеки. Жаркие споры об истоках и причинах трагедии не стихают до сих пор. До сих пор сводят счеты люди, стоявшие по разные стороны баррикад, — те, кто защищал «Белый дом»,
  8. Сценарий в трех частях и 48 сериях задепонирован автором в Российском Авторском Обществе в 2007 году

    Сценарий
    На казенный полированный стол плюхаются один за другим аккуратно упакованные спортивные костюмы с надписью "СССР". На последний, третий, костюм Наташа – очень стройная невысокая девушка лет 23-х - выкладывает две пары английских
  9. Радио 7 маяк, новости, 06. 10. 2008, Гарин Петр, 11: 00 7

    Документ
    10. 008, №185, Стр. 4 1 5 ЗВЕЗД. 13 Газета, автор не указан, 07.10. 008, №190, Стр. 4 13 ГЛАВА РОССПОРТА ВЯЧЕСЛАВ ФЕТИСОВ: "А ВЫ ПОКАЖИТЕ МНЕ, ГДЕ ЕЩЕ РОССИЯ ТРЕТЬЯ В МИРЕ".

Другие похожие документы..