С. П. Щавел ё в Издание второе, исправленное и дополненное

Напротив, за пределами настоящего словаря остались знаменитые сами по себе, но посторонние местной историографии земляки курян — те деятели науки, в том числе исторической, кто по рождению, постоянному или временному жительству оказался волею случая связан с Курским краем, но в своём творчестве прямо его не затрагивал.

Среди таковых, например, курский подьячий по началу своей головокружительной карьеры Семен Агафонникович Медведев, после монашеского пострига Сильвестр (1641–1691) — ученик и секретарь Симеона Полоцкого, «справщик» (редактор) Печатного двора, публицист и поэт, фаворит царевны Софьи, кончивший на дыбе и плахе «за возмущение к бунту». Хотя в его литературном наследии предполагается историческое сочинение «Созерцание краткое лет 7190–7192», но прямого отношения к его родному Курскому краю оно не имеет.

Любопытно, что соавтором упомянутого сочинения, вероятно, выступил другой прославившийся в политике и литературе курянин — придворный поэт Карион Истомин (1650–1717), который в своём «Летописце великом земли российской» в свою очередь обошёл вниманием Курскую землю.

Практически ничего не сообщал о ней и ведущий биограф Петра I Иван Иванович Голиков (1735–1801) — родом из курских купцов, составивший тридцатитомное жизнеописание великого императора («Деяния Петра Великого», тт. 1–12 (1788–1789); Дополнения к ним, тт. 1–18 (1790–1797)).

Точно так же и другой курский купец по рождению и воспитанию — Николай Алексеевич Полевой (1796–1846), самоучкой превратился в блестящего журналиста, известного писателя, самобытного историка русского народа, но не Курского края.

По той же причине в словарь не попали следующие лица, обычно фигурирующие в словарных списках «знаменитых курских историков».

Видный историк социалистических учений и сам деятель революционного движения, а затем большевистской власти, академик, секретарь АН СССР Вячеслав Петрович Волгин (1879–1962) — уроженец Рыльского уезда, выпускник Кишинёвской гимназии и Московского университета.

Известный исследователь античности и Новой истории Западной Европы, академик АН БССР Владимир Николаевич Перцев (1877–1960). Его в студенческие, а позднее в военные годы не раз высылали в родной Курск под надзор полиции, здесь же он пережидал Вторую мировую войну, но курские страницы отчественной истории его не увлекли.

В курских справочниках и энциклопедиях фигурирует ещё целый ряд тому подобных историков — «известных» (в глазах наивных краеведов) земляков курян. Однако прошлым этого региона никто из них, повторяю, специально не занимался, а потому причислить их к «историкам Курского края» затруднительно.

Как ни странно, именно и почти исключительно таких, в общем вполне почтенных авторов, но для местной историографии своего рода «свадебных генералов», включили в себя издания — предшественники данного словаря. Это, прежде всего, «сборник очерков о знаменитых земляках» «Гордость земли курской» (Составитель Н. Шехирев. Курск, 1992. 207 с. 1000 экз.). Именно к ним проявили наибольший интерес авторы двух последующих (уже после первого издания настоящего словаря) курских энциклопедий, координатором которых выступал Ю.А. Бугров, а также составители некоторых тому подобных краеведческих изданий 1. Причину такого отбора персоналий нетрудно понять: сведения о них можно почерпнуть в многотомных энциклопедиях и других общедоступных изданиях. А для рассказа об исследователях именно Курского края требуется самостоятельное изучение прежде всего архивных и редких печатных источников.

Так называемая «Малая курская энциклопедия» была составлена патентоведом Семёном Рувимовичем Гойзманом в начале 2000-х гг. Перед отъездом в Израиль, этот курский краевед перепечатал свой справочник и передал его в одном экземпляре в Областную библиотеку имени Н.Н. Асеева. Теперь эта рукопись фигурирует в Интернете и время от времени пополняется составителем и его добровольными помощниками новыми материалами.

Во многих других российских областях (начиная с Московской, Тульской, Калужской, Воронежской, Вятской, Саратовской, Тамбовской) словари и даже энциклопедии по историческому краеведению, включающие в себя, разумеется, и персонально-биографические материалы, уже изданы и находятся в активном научно-учебном обороте 2.

Стремясь восполнить отмеченный пробел в курской историографии, мы (с моими соавторами по нескольким статьям) и решились предложить вниманию читателей первый опыт её персонального справочника. При этом нами вполне осознавались возникающие здесь трудности. Среди них: заведомая неполнота словника и библиографии; неравномерность, порой контрастная, объёма и содержания информации о разных персонажах — «где густо, а где пустовато» из-за состояния выявленных на сегодняшний день биографических источников; возможная спорность тех или иных оценок достижений и слабостей наших предшественников в науке и просвещении.

Однако с чего-то и кому-то надо же было начинать создание базы данных о курских историках. Иначе ещё больше фактов, имён, идей придёт в забвение; усилится разрыв поколений в культуре российской провинции.

* * *

Публикуемые в словаре материалы носят авторский характер — сведения для большинства из его статей извлечены мной (и моими соавторами по отдельным персоналиям) из архивов Москвы, Санкт-Петербурга, Курска; из редких печатных изданий XVIII–XX вв. Суждения о личностях и деятельности перечисляемых ниже работников с курскими древностями выносятся на основании моих специальных исследований, публиковавшихся в 1980-е – 2000-е годы (См. ниже раздел «Избранная литература...», а также библиографические разделы многих персональных статей).

Решив включить в настоящее издание статьи, посвящённые ныне здравствующим историкам, в основном курянам по месту жительства, я обратился к некоторым из них с немудрёной анкетой.

Анкета для словаря курских историков

Уважаемые коллеги!

Ваши полные и объективные ответы позволят составить информативную статью о вас и вашем вкладе в курскую региональную историографию. С макетом этой статьи вы будете ознакомлены, чтобы иметь возможность до печатания словаря внести необходимые, с вашей точки зрени,я, исправления и дополнения.

Заранее признателен вам за скорые и по возможности полные ответы!

Составитель, профессор С.П. Щавелёв.

1. Фамилия, имя, отчество …………………………..……………………

2. Место и дата рождения …………………………………………………

3. Где и когда получили диплом о высшем образовании (институт / университет, факультет, год окончания, специальность по диплому) ……………………………………………………………………………………

4. Кого считаете своими реальными учителями в исторической науке ……………………………………………………………………………………

5. Основные вехи трудовой деятельности (места работы, должности с годами их получения) ………………………………………………………….

6. Темы и годы, места защиты диссертаций..……………………………

7. Учёные степени, звания …………………………………………….…

8. Область вашей специализации в науке (дисциплины, направления, темы); членство в научных обществах ………………………………………

9. Награды и поощрения за научно-педагогический труд (правительственные, общественные) …………………..…………………………………

10. Ваши основные публикации, необходимые в библиографии к энциклопедической статье ………………..………………………………………

11. Если угодно, укажите смежные с историей ваши увлечения (краеведение, журналистика, коллекционирование, туризм и т.п.) …….................

12. Что-то важное для словарно-энциклопедической статьи в дополнение к вышеперечисленным пунктам …………………………………………..

Многие из кандидатов в словарь отозвались на анкету более или менее подробно; кто-то проигнорировал обращение (статьи о них вышли в результате менее точными или пока отсутствуют).

Историографически любопытно отметить, что стандартная анкета неожиданно для её составителя послужила своего рода лакмусовой бумажкой для характера самооценки учёных и краеведов. А именно чем больше оказывается реальный вклад в науку и просвещение у того или иного автора, тем скупее, конспективнее заполняет он анкету (по принципу — кому надо, мои работы и так знает). И наоборот — вполне рядовые преподаватели истории КПСС и истории СССР (в недавнем прошлом), краеведы не лучшего пошиба сочинили о себе целые синопсисы биографий для серии типа ЖЗЛ… Как говорится, бог шельму метит.

При отборе и изложении биоисториографического материал в виде словарной статьи я старался и соавторам моим по ряду персонажей рекомендовал руководствоваться несколькими общими соображениями, которые дополняют друг друга. А именно, общеизвестная в принципе информация 1 о фактах биографии, научных и прочих заслугах того или иного достаточно знаменитого лица приводилась нами в минимальном размере. Предпочтение отдавалось малоизвестным, почёрпнутым из архивов или раритетных изданий сведениям, непосредственно относящимся к истории и археологии Курской области. Тот же принцип проводился по библиографической части персональных статей. В некоторых случаях заимствования части фактического материала из других справочных изданий в библиографической части соответствующих статей на эти издания давалась ссылка.

Курсивом в тексте словарявыделены имена, которым посвящены персональные статьи этого же словаря.

Структура словарной статьи приближена к распространённым энциклопедическим нормам. Они предполагают, напомню, указание на: годы жизни; место рождения; социальное положение родителей (что чаще всего явствует из места рождения); образование (для некурских уроженцев, как правило, только высшее); места работы, прежде всего научно-педагогической; учёные степени, звания; тематику диссертаций и остальных учёных трудов; главные публикации, особенно подробно те, что посвящены местной старине; основная литература о данном персонаже (если таковая публиковалась).

В случаях, к сожалению нередких, когда мне оставались неизвестны требуемые установленной формой данные (вроде точных дат жизни и других биографических событий), допускалась упрощённая подача материала. Идя на подобный стилистический разнобой, я руководствовался стремлением представить, наконец, читателям, сохранить для историографии имена тех учёных и краеведов, чьи заслуги в изучении местной истории оказались незаслуженно забыты или недооценены. А розыск дополнительной информации о них затруднён или же вовсе невозможен по состоянию биографических источников.

По этим же причинам даты жизни, а также важнейшие биографические события указываются ниже в пределах лет, а дни и месяцы рождения и смерти, прочих событий, как правило, опускаются. В большинстве случаев эта хронологическая подробность не слишком важна; хуже по впечатлению на читателя мне показался упомянутый разнобой — подробное изложение для знаменитостей и «смазанное», беглое для многих рядовых работников историографии, от которых почти не сохраняется архивных следов.

По сходным соображениям в настоящем словаре опускается большинство вненаучных подробностей соответствующих биографий (вроде государственных и общественных наград, чинов, премий и т.п.). При желании эти детали заинтересованные читатели могут вычитать в указанной для большинства персоналий дополнительной литературе. Исключение делается для регалий, полученых в награду за разработку именно региональной истории.

Нередкие в справочных, особенно краеведческих изданиях эпитеты к персоналиям — «выдающийся», «известный», «знаменитый» и т.п. во втором издании нашего словаря сняты. Иерархия научных и культурных заслуг разных лиц в какой-то мере условна; она убедительные выясняется из оценок их отдельных публикаций и организационных усилий по части региональной историографии.

Определения «русский», «советский», «российский» применительно к учёным-историкам обозначают у нас ни что иное, кроме периода их жизни и деятельности (до революции, после неё, с 1990-х гг.).

Среди советских и особенно российских учёных, работавших над проблемами курской истории в новейший, послевоенный период, мы упоминаем только авторов обобщающих, достаточно фундаментальных, или же оригинальных, новаторских для региональной историографии публикаций, к тому же относящихся по преимуществу к древней и средневековой, в крайнем случае — дореволюционной тематике. Учёт всех историков-новистов, занимавшихся исключительно XX в., не входил в задачу составителя данного словаря. Значительная их часть — историки КПСС, чья дисциплина была ближе к идеологии, нежели к науке. Таковы же по большей части нынешние аспиранты, ученики бывших историков КПСС. За пределами словаря оставлено и большинство ныне здравствующих настоящих исследователей прошлого Курского края из сравнительно молодых поколений. В условиях, когда два диссертационных совета в Курске «защищают» ежегодно десятки новых кандидатов отечественной и всеобщей истории 1, учесть все их исследования затруднительно и явно преждевременно. Всё больше становится в провинции и докторов исторических наук, причём у многих из них вторая диссертация на поверку не слишком отличается от первой, кандидатской (чьё происхождение нередко, в свою очередь, явно сомнительно). Кто-то из новоявленных специалистов когда-нибудь дождётся о себе энциклопедической статьи. Впрочем, публикации многих из них приводятся в постатейной библиографии. Исключения — персональных статей (точнее, их предварительных вариантов) — удостоены те относительно молодые археологи и историки, чьи работы вывели историческое «курсковедение» на качественно новый уровень в своих тематико-хронологических горизонтах. Разумеется, составительский выбор в целом ряде случаев может быть оспорен придирчивыми читателями. Пусть тогда они составляют свой собственный словарь.

В словарно-энциклопедическом жанре не принято давать авторские оценки личности и творческого вклада удостоенных персональных статей лиц 2. Точнее, оценки ограничиваются трафаретными формулами восхваления заслуг типа «внёс выдающийся вклад…»; «сыграл заметную роль…» и т.п. Тем более не принято у лексикографов отмечать недостатки, провалы в деятельности предшественников и современников. Историографический замысел нашего издания идёт наперекор этой вежливой (порой вплоть до лицемерия) традиции. В заключение почти каждой статьи делается попытка вкратце очертить место именно этого лица в трёхвековой истории изучения курских древностей; отметить как положительные, так и отрицательные (если они заметны историографу) стороны его работы в данной области. Разумеется, речь идёт не о моральных качествах личности (это спорно, этому место не в справочниках, а в мемуарах), но именно о достижениях и слабостях в работе с памятниками истории и культуры. О некоторых историках и, особенно, так называемых краеведах можно сказать, что для исторической науки и преподавания истории было бы гораздо полезнее, если бы работы этих авторов никогда не увидели света, если бы их авторы занимались чем-то другим, а не историей родного края, которую они так добросовестно или же явно предвзято искажали (См. ниже, например, статьи «Ю.А. Бугров» и т.п.). Об этом мы и говорим.

Факты вненаучных периодов и сторон жизни соответствующих персонажей сообщаются в словаре только в тех случаях, если они, на взгляд составителя, ярко рисуют характер, нравственный облик человека, ставшего учёным. К примеру, вышеупомянутый историк партии Б. формально мог считаться «ветераном Великой Отечественной войны»: «Находился в рядах Советской Армии на преподавательской и политической работе» с 1939 по 1946 гг. А именно до 1943 г. преподавал историю КПСС в Воронежском училище связи, а с приближением немцев к Воронежу переместился в тыловые госпитали «заместителем начальника по политической части». А вот коллега Б. по институту, историк СССР Иосиф Шайевич Френкель (см. ниже словарную статью о нём) со студенческой скамьи добровольцем пошёл на фронт, два года воевал рядовым пехотинцем; дважды возвращался в строй после ранений, стал инвалидом войны; перешёл на должность пропагандиста среди войск противника; наконец, закончил курсы командиров рот и последний год войны командовал пехотной ротой на фронте. На мой взгляд, для молодого человека — начинающего историка России есть некоторая разница — на каком расстоянии от линии фронта переживать столь драматические события её истории. И биограф, в том числе составитель словаря, вправе отметить соответствующие факты жизни и деятельности своих персонажей. От представителей столь мирной профессии, как учитель, историк трудно требовать поголовного героизма, но если таковой налицо, это нельзя замалчивать. И трудно молчаливо взирать на тыловика, щеголявшего потом всю жизнь в регалиях ветерана войны. Совесть в науке ещё никто не отменял. Должна быть какая-то сложная связь между гражданским мужеством (либо трусостью) историка и результатами его профессиональных усилий.

  1. Издание второе, переработанное и дополненное

    Документ
    ХИРУРГИЯ СТОПЫ Издание второе, переработанное и дополненное ЧЕРКЕС-ЗАДЕ Дурсун Исмаилович - доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, академик Академии медико-технических наук.
  2. А. А. Нотов материалы к флоре тверской области часть 1 высшие растения издание второе переработанное и дополненное Тверь 1999

    Документ
    Публикуемая сводка подводит итоги изучения обширного фактического материала по высшим растениям Тверской области. Составлены списки мохообразных и сосудистых растений Тверской области.
  3. В. В. Ежова-Строителева Розенталь Д. Э

    Книга
    Эта книга (настоящее издание является исправленным и дополненным) на протяжении более чем четверти века успешно помогает учащимся старших классов и абитуриентам систематизировать и углублять свои знания по русскому языку.
  4. Биология под редакцией академика рамн профессора В. Н. Ярыгина Вдвух книгах

    Книга
    Оригинал-макет данного издания является собственностью издательства «Высшая школа», и его репродуцирование (воспроизведение) любым способом без согласия издательства запрещается.
  5. Книга о козе автор Князь С. П. Урусов

    Книга
    "Книга о козе" представляет собой новое, исправленное и дополненное издание книги князя С. П. Урусова "Коза, ее разведение, содержание и сельскохозяйственное значение".
  6. Собрание сочинений 55 печатается по постановлению центрального комитета (1)

    Документ
    Пятьдесят пятый том Полного собрания сочинений В. И. Ленина содержит письма Владимира Ильича к родным за 1893—1922 годы. В том входят сохранившиеся письма, записки и телеграммы В.
  7. Собрание сочинений 55 печатается по постановлению центрального комитета (2)

    Документ
    В том входят 279 писем, телеграмм и записок В. И. Ленина. По сравнению с 37 то­мом 4 издания (письма к родным) настоящее издание пополнилось четырьмя новыми, впервые публикуемыми документами: открыткой М.
  8. М. Я. Дымарский (VI. 9), канд филол наук

    Документ
    Авторы учебника: канд. филол. наук А. И. Дунев (VI.8, VII. 1), д-р филол. наук М.Я. Дымарский (VI.9), канд. филол. наук А.Ю. Кожевников (III.8,1V.4, VI.
  9. Пищевые растения в тибетской медицине

    Документ
    С глубокой древности до наших дней из уст в уста передаются легенды о чудодейственных средствах тибет­ской медицины. Сведения о тибетской медицине ухо­дят в глубь времен.

Другие похожие документы..