История будущего III кот, проходящий сквозь стены роберт хайнлайн

ИСТОРИЯ БУДУЩЕГО III

КОТ, ПРОХОДЯЩИЙ СКВОЗЬ СТЕНЫ

Роберт ХАЙНЛАЙН

ONLINE БИБЛИОТЕКАhttp://bestlibrary.rusinfo.com

Для Джерри, и Ларри, и Гарри,

Для Дина, и Дана, и Джима,

Для Пола, и Баса, и Серджи, -

Для тех, кто стоит за себя!

Р.А.Х.

Любовь! Кому дано войти в союз с Предвечным,

Постичь земной удел всех радостей беспечных?

Но если ты разбил свою любовь, играя, -

Не возродить ее для жизни быстротечной!

Омар Хайям (рубай XCIX)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

БЕЗ ПРИСТРАСТИЯ И ЛЖИ

Глава 1

Что бы вы ни сделали - пожалеете об этом.

Аллан Маклеод Грей (1905-1975)

- Нам нужно, чтобы вы убили одного человека.

Незнакомец тревожно огляделся. Понимая, что переполненный ресторан не место для такого разговора, ибо царивший вокруг шум лишь частично обеспечивал конфиденциальность, я покачал головой:

- Я не убийца. Такое хобби не для меня... Вы уже поужинали?

- Я пришел не ради еды. Вы позволите мне...

- О, пожалуйста, откушайте с нами. Я настаиваю!

Он разозлил меня настолько, что нарушил гармонию вечера: я так славно развлекался с очаровательной женщиной! Мне следовало отплатить ему тем же.

Нечего потакать плохим манерам: невежу следует проучить решительно, но вежливо!

Моя спутница, Гвен Новак, только что вышла в дамскую комнату, и герр Безымянный, как раз в этот момент "материализовавшись из пространства", без приглашения присел за наш столик. Я хотел было сразу же предложить ему убраться, но он упомянул Уокера Эванса. Никаких уокеров эвансов!

Дело в том, что это имя является (или должно являться) кодом, означающим одного из шести человек: пяти мужчин и одной женщины. Оно олицетворяет пароль, напоминающий мне о моем долге.

Не исключено, что в счет уплаты того старого долга я и должен буду кого-нибудь убить, но не по приказу же чужака и лишь потому, что он назвал условное имя!

Однако я был обязан все же выслушать его, не позволив тем не менее испортить мне вечер. Этот субъект, усевшись за мой стол, вел себя так, словно был желанным гостем!

- Сэр, если вы не хотите поужинать, отведайте хотя бы закуску кроличье рагу на поджаренных хлебцах. Оно готовится, скорее всего, из крысы, а не из кролика, но здешний шеф-повар ухитряется придавать ему вкус амброзии.

- Но я не хочу...

- А я прошу вас! - я поймал взгляд официанта. - Моррис! - Тот мгновенно вырос у моего плеча. - Три порции кроличьего рагу, пожалуйста, и, Моррис, попросите Ганса выбрать нам сухого белого вина поизысканней.

- Слушаюсь, доктор Эймс!

- И не подавайте, пока не возвратится леди.

- Конечно, сэр!

Я дождался, пока официант отошел.

- Моя гостья скоро вернется. У вас очень немного времени, чтобы поговорить со мной наедине. И, пожалуйста, начните с того, как вас звать.

- Как меня звать - неважно, я...

- Нет уж, сэр, назовите свое имя!

- Но я ведь сказал: "Уокер Эванс"!

- Мало ли что вы сказали! Ваше-то имя вовсе не Уокер Эванс! Я не собираюсь иметь дело с человеком, не желающим себя назвать. Скажите, кто вы, и покажите удостоверение. Этого достаточно для подтверждения пароля.

- Но, полковник, согласитесь, важнее сказать вам, кто именно должен быть убит и почему это обязаны сделать вы!

- Я не стану соглашаться ни с чем. Ваше имя, сэр! И ваше удостоверение! И прошу не называть меня полковником. Я - доктор Эванс.

Мне пришлось повысить голос, поскольку его заглушала барабанная дробь: начиналось вечернее представление. Огни были пригашены, лишь световое пятно выделяло ведущего программу.

- Ну что ж, ну что ж!

Мой непрошеный гость, порывшись в кармане, вытащил бумажник.

- Но Толливер должен умереть в воскресенье в полдень, иначе будем мертвы мы все!

Он щелкнул замком бумажника и показал удостоверение. На белой сорочке вдруг появилось маленькое темное пятнышко. Он, словно изумившись, мягко произнес:

- Мне очень жаль...

Подавшись вперед, как бы желая продолжить фразу, гость вдруг упал головой на скатерть. Изо рта хлынула кровь.

Я, вскочив со стула и обойдя стол, оказался справа от него. Почти одновременно со мной слева подбежал Моррис. Он, должно быть, хотел помочь гостю. А я нет, ибо было поздно: четырехмиллиметровая стрелка-дротик делает крошечное входное отверстие, не оставляя выходного. Она взрывается внутри тела и, если попадает в грудь, вызывает почти мгновенную смерть.

Единственное, что я мог сделать, - это попытаться внимательно рассмотреть публику и небольшой вокальный ансамбль.

Пока я пытался вычислить возможного убийцу. Моррис с метрдотелем и шофером автобуса управились с телом настолько быстро, что могло показаться - убийство клиента - дело для них совершенно обыденное. Эти трое убрали мертвеца с проворством и слаженностью китайских рабочих сцены, четвертый деловито собрал и унес скатерть и всю сервировку, тут же вернувшись и накрыв стол на две персоны.

Я сел на место. Мне не удалось обнаружить вероятного убийцу, я даже не заметил никого, кто бы особенно заинтересовался происшествием за моим столом. Публика, поначалу слегка удивленная, уже потеряла всякий интерес и переключилась на шоу. Ни воплей, ни вскриков. Все выглядело так, словно посетители увидели внезапно заболевшего или несколько перебравшего клиента.

Бумажник убитого теперь лежал в левом кармане моего пиджака. Когда вернулась Гвен Новак, я, вновь поднявшись, подвинул ей стул. Она благодарно улыбнулась и спросила:

- Я пропустила что-то интересное?

- Не такое уж интересное. Шутки, родившиеся раньше вас. Они устарели еще до рождения Нэйла Армстронга.

- А я люблю старые шутки, Ричард. Когда их слышишь, хоть знаешь, надо ли смеяться.

- Вы вернулись как раз вовремя.

Мне тоже нравятся старые шутки. Я вообще люблю все старое: друзей, книги, стихи, игры. И сегодня вечером нас привлекло старое доброе зрелище:

"Сон в летнюю ночь" в театре Галифакса с Луэнной Паулин в роли Титании.

Полуневесомый балет, живые актеры и волшебные голограммы воскресили мир, который, несомненно, понравился бы Вильяму Шекспиру. Новизна отнюдь еще не добродетель.

Сейчас пришла очередь еще одного старого-старого развлечения - волны музыки полились по залу и начались танцы, особенно приятные и элегантные в условиях половинного притяжения.

Принесли рагу, а вместе с ним и вино. После того как мы воздали им должное, Гвен попросила потанцевать с ней. Но у меня вместо ноги протез, и я с грехом пополам могу одолеть только старые медленные танцы - скользящий вальс-бостон, танго и им подобные. Гвен оказалась податливой, легкой, благоуханной партнершей. Танцевать с нею было истинным наслаждением.

Это стало бы радостным завершением счастливого вечера, если бы не происшествие с незнакомцем, позволившим себе безвкусную выходку: быть убитым за моим столом. Но поскольку Гвен, по-видимому, не догадывалась о неприятном инциденте, то и я загнал воспоминание поглубже, решив поразмыслить над ним позднее.

Если по правде, то я давно готов к тому, что меня могут хлопнуть в любой момент по плечу. Но сегодня вечером - вино и еда были прекрасны, спутница - прелестной: ведь жизнь полна трагедий и если позволить им завладеть тобой, то вряд ли сумеешь насладиться ее невинными удовольствиями.

Гвен знала, что моя культя не позволит нам танцевать слишком много, поэтому при первой же паузе она повлекла меня обратно за стол. Я знаком велел Моррису подать счет. Он буквально "извлек его из воздуха". Нанеся на него кредитный код, я добавил полуторные чаевые и приложил к счету большой палец.

Моррис поблагодарил и спросил:

- Стаканчик на ночь, сэр? Бренди? А может быть, леди отведает ликера?

Угощает "Рейнбоус Энд" <"Конец радуги" (англ.)>.

Владелец ресторана, пожилой египтянин, придерживался этой доброй традиции - по крайней мере в отношении постоянных посетителей. Не уверен, что такая же забота окружала туристов-землян.

- Гвен? - спросил я, предполагая, что она откажется.

Обычно она пила не больше бокала вина за едой. Не больше.

- Неплохо бы "куантро", - ответила Гвен неожиданно. - Мне хотелось бы еще остаться и послушать музыку.

- "Куантро" для леди, - пометил Моррис в блокноте. - А для доктора?

- "Слезы Мэри" и стакан воды, пожалуйста!

Когда Моррис отошел, Гвен негромко произнесла:

- Мне надо поговорить с вами, Ричард... Не хотите ли переночевать у меня? Пусть вас это не пугает: вы можете спать и один.

- Я не столь деликатен, чтобы в гостях у леди спать в одиночку, ответил я, прокручивая в голове ситуацию: не собираясь пить, она заказала ликер, чтобы сделать мне предложение, которое я не мог принять.

Гвен - особа прямолинейная: я знал, захоти она спать со мной, она бы так и сказала, не прибегая к хитрости. Приглашая меня переночевать в своей квартире, она, очевидно, считала небезопасным мое пребывание в собственной постели. Следовательно...

- Так вы видели это?

- Издали. Дождалась, пока все уляжется, и только после этого вернулась к столу. Ричард, я не знаю, что случилось, но, если вам нужно укромное местечко, будьте моим гостем!

- О, благодарю, дорогая!

Друг, предлагающий помощь и не требующий никаких объяснений, бесценное сокровище!

- Приму ли ваше предложение или нет, все равно я в долгу перед вами.

Гвен, я ведь тоже не знаю, что произошло! Абсолютно незнакомый человек, которого убивают в то время, когда он пытается что-то сообщить, - это же штамп, устаревшее литературное клише! Попытайся я рассказать эту историю, писательская гильдия сразу же разжаловала бы меня. - Я улыбнулся ей. - В классическом детективе убийцей могли оказаться и вы. При этом сюжет развивался бы замедленно, а сами вы вызвались бы помочь расследованию. Но искушенный читатель с первых же строк узнает - виноваты вы, между тем как я в роли детектива никак не догадаюсь о том, что так же явно, как носик на вашем лице. Поправка: нос на моем лице!

- О, мой носик достаточно явен, хотя люди все же запоминают не его, а мои губы. Ричард, я вовсе не хочу, чтобы вы это навесили на меня, я просто предлагаю вам убежище. Он что, и вправду был убит? Не могу в это поверить!

- Неужели? - Я воздержался от более ясного ответа, так как в эту минуту Моррис принес напитки. Дождавшись его ухода, я продолжил: - У меня нет ни малейшего представления о возможных причинах. Гвен, он даже не был ранен. Либо мгновенно умер, либо какая-то фальсификация. Можно ли подделать такое? Конечно, если применить голографическую проекцию: имитация гибели с минимумом затраченных усилий.

Я снова перебрал в уме обстоятельства убийства. Почему персонал ресторана проявил такую невозмутимость и слаженность при ликвидации последствий инцидента? И почему я не ощутил прикосновения к своему плечу?

- Гвен, я принимаю ваше предложение. Если прокторам <местная полиция> понадобится меня найти, они найдут. Но нам все же следует обсудить ситуацию подробнее и не здесь. Как бы тихо мы ни говорили за этим столиком...

- Хорошо. - Она поднялась. - Я ненадолго, милый.

Гвен направилась в туалетную комнату. Моррис подал мне мою палку, и я, опираясь на нее, вышел из зала и завернул в мужской туалет.

Мне не особенно нужна была подпорка - если вы помните, я ведь мог и танцевать. Но палка в любом случае давала возможность не слишком опираться на больную ногу.

Выйдя из туалета, в фойе я стал ждать. И еще ждать. И еще.

Когда прошло слишком уж много времени, я подозвал метрдотеля.

- Тони, не могли бы вы послать кого-нибудь из женской обслуги посмотреть в дамском туалете - не случилось ли чего с миссис Новак? Боюсь, не почувствовала ли она себя дурно, а может быть, у нее какие-нибудь затруднения?

- Вы имеете в виду вашу гостью, доктор Эймс?

- Да.

- Но она же ушла минут двадцать назад. Я лично ее проводил.

- Ах так? Значит, я ее не понял. Спасибо и доброй ночи!

- Доброй ночи, доктор. Надеемся вскоре увидеть вас снова!

Я покинул "Рейнбоус Энд", задержавшись на минутку в коридоре для публики рядом с ним, то есть в тридцатом кольце и уровне половины земного притяжения <"уровни притяжения" на Голден Руле, как будет ясно из дальнейшего, изменяются от нулевого (на оси цилиндрического спутника) до полного земного на поверхности цилиндра>, находящихся, если двигаться по часовой стрелке, в непосредственной близости от радиуса два семьдесят, называемого Петтикот-Лейн <Женская аллея>. Эта "улица" и в час ночи кишела людьми. Я проверил, не поджидают ли меня прокторы, готовый к тому, что и Гвен уже арестовали.

Но па выходе ничего подобного я не увидел. Обычный поток людей, умытых, отскобленных, принаряженных по поводу дня отдыха, да еще гидов, зевак, зазывал порнозаведений, карманников и священнослужителей.

Голден Рул <"Золотое правило" - название обитаемого искусственного спутника> известен как место, где можно купить что угодно, а Петтикот-Лейн вовсю поддерживала репутацию самого злачного места на спутнике-поселении.

Если кто-нибудь интересовался более серьезными учреждениями, то ему следовало бы переместиться по часовой стрелке на девяносто градусов по направлению к Треднидл-стрит <улица "Иглы и нити">.

Никаких признаков прокторов, никаких следов Гвен! Она же обещала встретить меня у выхода. Но обещала ли? Да нет, не совсем. Она, если точно, сказала так: "Я ненадолго, милый!" А я истолковал это, как обещание дождаться меня на улице у выхода из ресторана.

  1. Роберт Антон Уилсон, Роберт Шей (1)

    Документ
    Секс, наркотики, рок‑н‑ролл, бунт, просветление, тайное правительство, культ Богини, чикагские гангстеры и анархисты, калифорнийские хиппи, Атлантида, убийство Кеннеди, искусственный интеллект, масоны, Багз Банни, желтая подводная
  2. Книга, которую вы держите в руках, возникла благодаря телефонному

    Книга
    Не верите? Прочитайте - и убедитесь сами! Очень легко - может быть, слишком легко - делать посвящение мертвецам.
  3. Международная Книга предлагает Вашему вниманию очередной каталог книжных новинок по художественной литературе, философии, религии, истории, политике и праву, эк (8)

    Книга
    MK0709a 1sn Think and Paint. Book 1 (на украинском, русском и английском языках) обл. 0 стр., 2007 год, (966-635-800-х), издательство Торнадо, Харьков.
  4. Книга III (4)

    Книга
    Время и самовозгорания: сгорающие от стыда за нас всех? МВ и бессмертие: человеческая вечная мечта - жить вечно Время и психология: самое притегательное и самое страшное одновременно Ожидание физических болей при хронопутешествиях
  5. Роберт Антон Уилсон «Психология Эволюции»

    Документ
    Уилсон называет себя “онтологическим партизаном”, обозначая свое намерение атаковать язык и знания тем же способом, каким террористы атакуют выбранные ими объекты: неожиданно выпрыгивать из тени, атаковать, а затем отползать назад
  6. Книга 1 Глаз в пирамиде «Иллюминатус! Часть Глаз в пирамиде»

    Книга
    Секс, наркотики, рок‑н‑ролл, бунт, просветление, тайное правительство, культ Богини, чикагские гангстеры и анархисты, калифорнийские хиппи, Атлантида, убийство Кеннеди, искусственный интеллект, масоны, Багз Банни, желтая подводная
  7. Книга 2 Текст предоставлен издательством «аст»

    Книга
    Обзор проблем научной фантастики мы начнем милым старосветским обычаем с конца света, отказавшись от своеобразного очарования, доставляемого структуралистским вскрытием литературы.
  8. Мичио каку параллельные миры «софия» 2 0 0 8 Об устройстве мироздания, высших измерениях и булушем. Космоса.

    Документ
    Эта книга, конечно же, не развлекательное чтение. Это то, что называется «интеллектуальный бестселлер». Чем, собственно, занимается современная физика?
  9. Мичио каку параллельные миры «сосриЯ» ^ 2 0 0 8 Об устройстве мироздания, высших измерениях и булушем Космоса

    Документ
    Эта книга, конечно же, не развлекательное чтение. Это то, чтоназывается «интеллектуальный бестселлер». Чем, собственно, зани-мается современная физика? Какова нынешняя модель Вселенной?Как понимать «многомерность» пространства и времени?

Другие похожие документы..