Книга митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева) «Русская Симфония»

Митрополит Иоанн

Русская Симфония

РУССКАЯ СИМФОНИЯ

Книга митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева) «Русская Симфония» состоит из двух самостоятельных частей — «Самодержавие Духа» и «Русь Соборная», представляющих, по замыслу автора, право­славную историософскую концепцию русской истории, русской судьбы, русского религиозного избранничества.

Слова Владыки Иоанна обращены к тем, кому небез­различны судьбы Отечества, кто не может смириться с пору­ганием родных святынь, кто верит, что безграничное милосердие Божие даст нам еще один шанс для возрождения Святой Руси во всей славе ее державного величия и пра­вославного благочестия.

МИТРОПОЛИТ ИОАНН

очерки русской историософии

По Благословению высокопреосвященного никона, Архиепископа Уфимского и Стерлитамакского

От издателей

Предлагаемый вашему вниманию труд приснопамятного митро­полита Иоанна (Снычева) состоит из двух самостоятельных час­тей: "Самодержавие Духа" (впервые эта книга увидела свет в 1994 году) и "Русь Соборная" (в 1995-м). Но хотя написаны они в разные годы, обе книги, по замыслу Владыки Иоанна, представляют собой единое целое - православную историософскую концепцию рус­ской истории, русской судьбы, русского религиозного избранничества.

Автор рассматривает историю России с языческих времен до наших дней, подробно освещая те события, которые послужили оп­ределяющими, поворотными вехами в судьбе нашего Отечества,

В чем заключается высший смысл бытия Руси?

Каково промыслительное предназначение русского народа?

Что способствовало процветанию Державы и что послужило причиной ее крушения и нынешнего унижения страны?

Как осуществляется в русской истории "тайна беззакония", о которой предупреждал в своих посланиях апостол Павел?

Эти вопросы становятся отправными точками для размышле­ний митрополита Иоанна.

Исследование тайн русского бытия приводит его к утвержде­нию ключевой роли православной соборности в нашей национальной, общественной и государственной жизни. На протяжении многих веков понятие соборности было для русского человека столь же ес­тественно, как воздух, как молитва, как крестное знаменье. Собор­ное единство от века предопределяло крепость и величие России, ее державную мощь и широту русского характера.

Сумеем ли мы возродить в себе это драгоценное качество?

Сумеем ли вернуться к исконному значению этого понятия, об­рести высший, религиозный смысл своего личного и общенародного бытия?

Слова Владыки Иоанна обращены к тем, кому небезразличны судь­бы Отечества, кто не может смириться с поруганием родных свя­тынь, кто верит, что безграничное милосердие Божие даст нам еще один шанс для возрождения Святой Руси во всей славе ее дер­жавного величия и православного благочестия.

Сие и буди, буди! Аминь.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

САМОДЕРЖАВИЕ

ДУХА

ОЧЕРКИ

РУССКОГО

САМОСОЗНАНИЯ

Отче наш, Иже еси на небесех!

Да святится Имя Твое в России!

Да приидет Царствие Твое в России!

Да будет воля Твоя в России!

Ты насади в ней веру истинную, животворную!

Да будет она царствующею и господствующею в России,

А не уравненною с иноверными исповеданиями

и неверными.

Да не будет сего уравнения с неравными,

Истинного исповедания неимеющими!

Истина не может быть сравнена с ложью

И правда веры с неправыми исповеданиями.

ИСТИНА ГОСПОДНЯ ПРЕБЫВАЕТ ВОВЕК (Пс. 116,2).

Молитвенное воззвание святого праведного о.Иоанна Кронштадтского. (Созерцательное подвижничество. Выписки из дневника за 1906-1907 гг.)

НО ИЗБАВИ НАС ОТ ЛУКАВАГО...

Вместо предисловия

ЕРЕСТАЛИ ПОНИМАТЬ русские люди, что такое Русь! Она есть подножие Престола Господня. Русский человек должен понять это и благодарить Бога зато, что он русский" (1). Эти слова всенародного российского па­стыря, святого праведного отца Иоанна Кронштадтского как нельзя более злобо­дневны сегодня, когда решается судьба От­чизны. Наше будущее зависит от того, сумеем ли мы ныне восстановить историческую преемственность русской жизни, осознать себя продолжателями великого русского дела, храните­лями и защитниками духовных сокровищ тысячелетней россий­ской истории.

Горе нам, если под грузом тягот и лишений нынешней смуты, перед лицом предательства, ненависти и злобы, обрушившихся на нас со всех сторон, дрогнем и отречемся от служения, дарованного Господом нашему народу за веру и верность, самоот­верженность и готовность к бескорыстной жертве.

Тяжко смотреть на разорение державы Российской. Пророче­ским набатом звучат сегодня давние призывы великого Крон­штадтского старца: "Да подумайте же вы, русский народ, трезво, здраво — к чему вы стремитесь? К низвержению всякого обще­ственного строя и уклада житейского, к хаосу общественному? Познайте вы, ведь это дьявольские, а не Божеские дела! Вы забыли Бога и оставили Его, и Он вас оставил Своим отеческим промыслом и отдал вас в руки собственного необузданного, дикого произвола: вы губите и себя, и Россию. Опомнитесь, одумайтесь, покайтесь, исправьтесь... Господи — всемогущий, всеблагий, премудрый Царь царств земных! Устрой и утверди русское царство с русскою Православной Церковью на непоколе­бимом Камне, каковой еси Ты, Иисусе Христе, Боже наш! Да не поколеблют державы Российской инородцы, и иноверные, и ино-славные! Сохрани целость державы и Церкви всемогущею Твоею Державою и правдою Твоею!" (2).

Сейчас впору нам всем присоединиться к молитвенному воп­лю угодника Божия, взывая ко Господу об избавлении от страш­ной напасти — от пленения сатанинского, в коем вот уже многие десятилетия страждет Святая Русь: "Отче наш!.. Не введи нас во искушение, но ИЗБАВИ НАС ОТ ЛУКАВАГО...".

Это седьмое, последнее прошение молитвы Господней знако­мо каждому христианину. Звучит оно в домашних молитвословиях, возносится под сводами храмов Божиих. Но каждый ли знает, о чем оно? Казалось бы, ответ прост. Лукавый — это дьявол, источник и причина всякого греха и страсти: злобы, зависти, похоти, тщеславия, гордости, ненависти... "В конце говорим: но избави нас от лукаваго, разумея под тем всякие беды, которые в сем мире замышляет против нас враг и против которых у нас будет верная и крепкая защита, если избавителем от них будем иметь Бога, если но нашему прошению и молению Он будет подавать нам Свою помощь", — поучает святой Киприан (3).

Воистину так! Но почему же часто бессильна наша молитва? Почему нередко остаются холодными и черствыми наши сердца? Есть в этом какая-то тайна... Есть. Но тайной она остается только для нас — современных немощных христиан, христиан скорее по имени, чем по духу. Для нас, молящихся об избавлении от своих личных, малых скорбей и соблазнов, устами произнося "избави нас", а на деле разумея "меня, меня"! Эта тайна — тайна церков­ной СОБОРНОСТИ, когда КАЖДЫЙ молится и просит за ВСЕХ, как за себя.

Мы забыли, что мы НАРОД, русский православный народ, народ Божий, и многие беды наши — личные, мелкие — суть лишь следствия одной великой всенародной беды: безудержного разгула в России безбожия и сатанизма. А мы все будто чужие друг другу. Каждый сам за себя, каждый сам по себе. И в молитве, и в жизни. И в Церкви, и в миру. Может, стоит оглянуться, прислушаться? Из глубины веков доносится до нас увещеваю­щий глас святоотеческих поучений. "Мы не говорим: "Отче мой,

иже еси на небесех — хлеб мой даждь ми днесь, — вразумляет тот же святой Киприан. — Каждый из нас не просит об оставлении своего только долга и не об одном себе молится, чтобы не быть введену во искушение и избавиться от лукавого. У нас всенарод­ная и общая молитва, и когда мы молимся, то молимся за весь народ, потому что все мы составляем едино" (4).

Не с того ли, что мы нарушили это всенародное единство, скрепленное смиренными подвигами русских святых и бранной кровью русских ратников, началось наше падение — с высоты Православного Царства в смердящую пропасть разложившейся "совдепии"?

Похоже, пришло все же время покаяния и прозрения. Похо­же, Россия допивает последние капли из чаши гнева Божия. Теперь, обладая огромным трагическим опытом десятилетий сатанинского пленения, нам особенно важно заново осмыслить пройденный путь, научиться отличать добро от зла, истину от лжи, настоящую духовность от лукавой подделки. Так заново учится ходить больной после долгой и тяжелой болезни. Лишь восстановив благодатную преемственность русского религиозно-национального самосознания, можем мы рассчитывать на ус­пешное выздоровление. Иного пути — нет!

В надежде на помощь Божию, осознавая безмерную важ­ность задачи и слабость собственных сил, спешу внести свою лепту в это великое дело. Господи, благослови!

ВЫ ЖЕ РОД ИЗБРАН ЧУДО КРЕЩЕНИЯ РУСИ

ГЛЯДЫВАЯ РУССКУЮ историю, право­славный наблюдатель повсюду находит не­сомненные следы промыслительного Божия попечения о России. События здесь происходят почти всегда вопреки "объек­тивным закономерностям", свидетельствуя о том, что определяют историю не земные, привычные и, казалось бы, незыблемые законы, а мановения Божий, сокрушающие "чин естества" и недалекий человеческий расчет.

Чудо сопровождает Россию сквозь века. В конце X века вошли в купель святого крещения племена полян, древлян, кривичей, вятичей, радимичей и иных славян. Вышел из купели — русский народ, в течение шести веков (с X по XVI) вдумчиво и сосредо­точенно размышлявший о месте Святой Руси в мироздании, пока, наконец, в царствование Иоанна IV не утвердился в своем национально-религиозном мировоззрении. И все это — вопреки обстоятельствам, условиям, возможностям, выгоде, расчету.

С этого "вопреки" и начинается русская история. Ибо угодно было Господу явить здесь чудо крещения, положившего начало тысячелетнему служению соборного и державного православного народа тогда, когда это казалось невозможным и невыполни­мым. Чтобы показать это с ясностью на исторических примерах, обратимся к моменту, когда Русь еще пребывала в языческом заблуждении, не догадываясь о своей будущей великой судьбе.

СЛАВЯНСКОЕ ЯЗЫЧЕСТВО

"БЕЗЗАКОНИЯ МОЯ ПРЕВЗЫДОША ГЛАВУ МОЮ... "

КОРНЯМИ СВОИМИ славянское язычество уходит в седую древность. В его основании (как и всякой религии) лежит неко­торая духовная реальность. И хотя мы лишены возможности непосредственного видения духовных источников, но все же мо­жем судить о них, памятуя слова Господа: "По плодам их узнаете их". Плоды язычества с его безнравственностью и жестокостью не оставляют сомнений в разрушительной богоборческой сущ­ности того начала, которое стремится к воплощению через мно­гочисленные языческие культы. И славянское язычество не было исключением.

Основание языческого мировоззрения покоится на утвержде­нии, что добро и зло есть два самостоятельных, равнозначных, совечных начала бытия мира. Эта поистине дьявольская выдумка отрицает всемогущество Божие, Его благость и милосердие, ли­шает человека нравственных опор. Ведь если добро и зло равно­правны и равно естественны для человека, то чего же стесняться, что зло действует в нас? Мерилом дел и поступков человеческих в таком случае не может быть нравственный идеал, воплощенный в заповедях Божиих и церковном предании. Человек сам по себе есть мера всего, и "естественные" человеческие порывы и склон­ности не подлежат "лицемерному" осуждению. В этом случае грехи и страсти обретают "законные" права на существование, а зло становится достойным почитания не менее добра. И религи­озные формы этого почитания — неотъемлемая часть любого языческого культа. Проще сказать, в основании язычества лежит более или менее откровенный сатанизм, неизбежно проявляю­щий себя жестокостью и безнравственностью.

Единственной религией мира, со всей полнотой свидетельст­вующей об абсолютности добра, блага и любви, является христи­анство. Таинственно и непостижимо, но явственно и ощутимо действует в Церкви Вечный Всемогущий Всеблагой Бог — Все­держитель мира и Спаситель рода человеческого, свидетельствуя человеку "пред лицем его" о Себе: "Знай, что Господь, Бог твой, Бог верный, человеколюбивый и милосердный, долготерпели­вый и многомилостивый и истинный". (Втор.7:9, Исх. 34:6).

Чтобы понять, какой благодатный переворот произвело в на­ших предках приобщение к Православию, стоит кратко описать их дохристианские обычаи. Древние славяне рассматривали мир как арену борьбы между добрым Белбогом и злым Чернобогом. И тот, и другой требовали соответствующих жертв. Мнимая самостоятельность злого начала служила оправданием его неиз­бежности, рождая культовые формы славянского сатанизма, об­ретшие позднее свое законченное воплощение в почитании Пе­руна — верховного божества языческого пантеона дохристиан­ской Руси.

Летописи VI века, рассказывая о столкновении славян с Ви­зантией, самым мрачным образом изображают их жестокость. В середине десятого века, незадолго перед крещением, русы в войне с империей, высадив десант на северном побережье Малой Азии, отличились таким зверством, какое было непривычным даже в те суровые времена. Пленных распинали, расстреливали из луков, вбивали гвозди в черепа. Жгли монастыри и церкви, оставляя после себя горы трупов и груды дымящихся развалин. В 971 году после боев у Доростола между ратью Святослава и византийским императором Цимисхием русы принесли в жерт­ву богам множество пленников. Византийским историком Львом Диаконом это описано так: "И вот, когда наступила ночь и засиял полный круг луны, скифы вышли на равнину и начали подбирать своих мертвецов. Они нагромоздили их перед стеной, разожгли много костров и сожгли, заколов при этом по обычаю предков множество пленных мужчин и женщин. Совершив эту кровавую жертву, они задушили (несколько) грудных младенцев и петухов, топя их в водах Истра (Дуная)" (5).

Собираясь заложить Новгород, народные старшины по указа­нию жрецов велели в основание городской крепости замуровать ребенка как "строительную жертву" богам (6).

Столь же беспощадны были и семейные обычаи. Вместе с умершим воином на погребальном костре сжигались и его жены (одна или несколько — славяне признавали многоженство). Этот жуткий обряд подробно описал арабский путешественник Ахмед Ибн-Фадлан, оказавшийся в 922 году очевидцем погребения знатного руса. (Ибн-Фадлан попал на Волгу в качестве посла халифа Ал-Муктадира, к нему относились с соответствующим уважением и даже дали толмача, объяснявшего все происходя­щее) (7).

Закон дозволял матери умертвить новорожденную дочь, если ее рождение казалось излишним. В свою очередь, признавалось и право детей на убийство родителей, обременяющих семейство старостью или болезнью. Межродовые распри передавались из поколения в поколение, подогреваемые обычаем кровной мести, удовлетворявшейся лишь смертью обидчика или его потомков.

Справедливости ради надо сказать, что современные историки отмечали и привлекательные черты славян, говоря, что они не знали ни хитрости, ни обмана, хранили древнее простодушие и простоту нравов. С пленными, оставшимися в живых, паши предки обходились дружелюбно, назначая лишь определенный срок их рабства, по истечении которого пленник мог, по выбору, либо покинуть своих бывших хозяев, либо остаться с ними жить на равных правах, как вольный человек.

Свято соблюдаемый обычай гостеприимства делал славян­ские земли безопасными для путешественников, и хозяин голо­вой отвечал обществу за безопасность гостя-чужеземца. Купцы тем охотнее посещали славян, что между последними не было ни воров, ни разбойников, хотя выгодной торговли в славянских землях ждать не приходилось — суровые воины не знали роско­ши и не ценили золота.

Вопреки всем обстоятельствам, первоначально складывав­шимся неудачно для Православной Церкви, сверхъестественный Промысел Божий изъял Россию из тьмы язычества. По всем человеческим расчетам, приняв христианство, Русская земля должна была бы потерять свое единство, или же, сохранив цело­стность, закоснеть в неисправимом языческом упорстве. Нахо­дясь на перекрестке дорог, там, где переплетались и сталкивались интересы мусульманского Юга, православного Востока, католи­ческого Запада и хищного иудейского Хазарского каганата, Русь должна была бы ради спасения своей целостности хранить и свою религиозную самобытность. Казалось, ей предназначена судьба языческой империи. Любые уступки соседям должны были бы привести к неминуемому разделу Руси на "зоны влияния" му­сульманства, иудаизма и христианства с последующей утерей государственного, религиозного и национального единства. Ис­тория южных славян подтверждает это — когда-то единый народ разделился на православных сербов, католиков-хорватов и даже славянских мусульман, ожесточенно враждующих ныне между собой*.

  1. Книга снабжена уникальным Именным указателем к I и II томам истории Русского народа в XX веке

    Книга
    Четвертая книга (в двух томах) из серии архивных исследований «Терновый венец России» открывает тайные и неизвестные страницы истории Русского народа в XX веке.
  2. Олег Платонов терновый венец россии святая русь открытие русской цивилизации

    Документ
    Восьмая книга историко-архивных исследований «Терновый венец России» повествует о судьбе Святой Руси — высочайшей вершине духовно-нравственных достижений человечества, апогее христианской веры.
  3. Юридический институт (Санкт-Петербург) А. М. Величко философия русской государственности Издательство Юридического института (Санкт-Петербург) 2001

    Документ
    В книге излагается цельное и системное учение о русской государст­венности, устанавливаются основные начала, на которых она произрастала и формировалась, определяется их содержательная и идейная связь с христиан­ством.
  4. Курс русской риторики. Предисловие. Глава первая. Предмет риторики: язык и словесность. Введение

    Документ
    Волков Александр Александрович. Профессор кафедры общего и сравнительно-исторического языкознания филологического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова, профессор Московской Духовной Академии.
  5. История русского народа в XX веке (1)

    Книга
    "Вложим же в великое дело Русского Воскресения весь жар своего сердца, всю веру своей души! Тогда — верен Бог! — не будет на свете силы, способной остановить нас в этом святом и богоугодном деле".
  6. История русского народа в XX веке (2)

    Книга
    Четвертая книга (в двух томах) из серии архивных исследований "Терновый венец России" открывает тайные и неизвестные страницы истории Русского народа в XX веке.
  7. Взаимоотношения русской православной церкви, общества и власти в конце 1930-х 1991 гг. (на материалах областей Центральной России)

    Автореферат диссертации
    Д.212.154.01 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 117571 Москва, проспект Вернадского, д.88, кафедра истории МПГУ, ауд.
  8. Не мир, но меч

    Документ
    В начале января 2005 года на сайте главного редактора «Руси Православной» в интернете под заголовком «Еврейское счастье, русские слезы…» было опубликовано открытое письмо представителей русской общетсвенности в Генеральную прокуратуру России.
  9. На развитие общественных отношений в современной россии

    Учебное пособие
    Представленное учебное пособие является концептуальным произведением, отражающим многие, исследуемые российской общественной наукой проблемы, а так же подтвержденные фактическими доказательствами субъективные мысли и взгляды автора

Другие похожие документы..