Книга III

Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким).

Слова

в дни памяти особо чтимых святых.

Книга III.

По благословению Святейшего Патриарха

Московского и всея Руси Алексия II.

Издательский Совет Русской Православной Церкви.

Содержание.

◦ Слово в день памяти Апостола Матфия.

◦ Слово в день памяти святителя Тихона епископа Воронежского, Задонского чудотворца.

◦ Слово на праздник перенесения из Едессы в Константинополь Нерукотворенного Образа Господа Иисуса Христа.

◦ Слово в день памяти святых мучеников Флора и Лавра.

◦ Слово в день перенесения мощей святителя Петра, митрополита Московского.

◦ Слово в день обретения мощей преподобного Иова Почаевского.

◦ Слово в день перенесения мощей благоверного князя Александра Невского и обретения мощей благоверного князя Даниила Московского.

◦ Слово на церковное новолетие (начало индикта).

◦ Слово в день обретения мощей святителя Иоасафа, епископа Белгородского.

◦ Слово в день воспоминания чуда Архистратига Михаила, бывшего в Хонех (Колоссах).

◦ Слово в день памяти преподобного Иосифа, игумена Волоцкого, чудотворца.

◦ Слово в день обретения и перенесения мощей святителя Феодосия, архиепископа Черниговского.

◦ Слово в день памяти преподобного Силуана Афонского.

◦ Слово о праведном Симеоне Верхотурском.

◦ Слово в день памяти святой мученицы Людмилы, княгини Чешской.

◦ Слово в день памяти святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии.

◦ Слово в день памяти святых мучеников и исповедников князя Михаила и болярина его Феодора.

◦ Слово в день памяти святителя Иннокентия, митрополита Московского.

Слово

в день памяти Апостола Матфия.

(9/22 августа)

И выпал жребий Матфию, и он сопричислен к одиннадцати апостолам.

Деян. 1, 26

 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Возлюбленные о Господе братья и сестры!

Одна из величайших христианских добродетелей – это терпение. Вселюбящий Бог неторопливо проводит человеческую душу через испытания, необходимые для ее спасения. Мы должны учиться терпению, чтобы без ропота нести крест земной жизни со всеми ее скорбями, бедами и болезнями. Человек должен знать и помнить, что горькими лекарствами врачует нас Небесный Отец от греховной заразы, и только так мы можем обрести духовное здоровье – чистоту сердца, позволяющую спасенному войти в пресветлое Царство Божие. Не жаловаться, не впадать в отчаяние должен христианин от житейских невзгод, а благодарить и славить Господа Промыслителя, высветляющего его душу для счастливой вечности. Будь бдителен во всем, переноси скорби... исполняй служение твое (2 Тим. 4, 5), – гласит призыв апостольский. Более всего добродетель терпения необходима тем, кто избирает для себя высокий и тернистый путь христианского подвига. Дорогу к Небесной славе угодник Божий проходит постепенно и осторожно, восходя по ступеням совершенствования души. Медленно очищается человеческое сердце от злых семян греха. Если кто-то неочищенный от страстей рвется сразу приблизиться к Пречистому Божеству, он неминуемо падает в пропасть – в демонскую прелесть, в адскую гордыню. Духоносные отцы Церкви называют торопливое стремление сделаться святым – безумием. Десятки лет смиренно и терпеливо трудились над собой великие подвижники благочестия, прежде чем достичь духовных высот, сделаться земными ангелами и Небесными людьми. По заповеди Евангельской, они стяжали свои души в терпении (Лк. 21, 19).

Ветхозаветные времена знали своих подвижников терпения, один из которых – праведный Симеон Богоприимец – дожил до явления Спасителя мира. Будучи одним из ученейших мужей Израиля, святой Симеон был привлечен к переводу книг древнего Божественного Откровения с еврейского на греческий язык. Он дерзнул усомниться в истинности пророчества Исаии о рождении грядущего Мессии от Девы: земному рассудку казалось невозможным такое нарушение законов природы. Рука Симеона уже поднялась для того, чтобы вычеркнуть из Священного Писания слово «Дева» и поставить вместо этого «молодая женщина», но явился Ангел Божий и удержал праведника от кощунства. Посланец Небес предрек святому Симеону: Имей веру написанным словам, и сам увидишь исполнение их, ибо ты не увидишь смерти, прежде чем не узришь имеющего родиться от чистой Девы Христа Господа. Увидеть своими глазами Спасителя, Утеху Израилеву – это была сладчайшая надежда. Но святой Симеон не знал и не мог знать, сколько продлится ожидание. По воле Господней праведный Симеон прожил на земле неимоверно долго: триста шестьдесят лет. Проходили годы, тянулись десятилетия и складывались в века, а святой Симеон все еще влачил по миру свое старческое тело, страшно уставшее от жизни. Давным-давно позабылись юношеские страсти, поблекли краски природы и все земное в глазах старца уже не имело никакой цены. Лишь одна картина прошлого по-прежнему четко и ярко рисовалась в его памяти: Ангел, возвещающий Рождество Христа от Девы-Матери. Праведный Симеон ждал – терпеливо, упорно, неколебимо. Он свято хранил веру и надежду, укрепляя себя постоянной молитвой к Всевышнему, черпая отраду в богослужениях, которые совершал он как священник Иерусалимского храма. С годами разум святого старца не слабел, а приобретал все большую остроту и просветленность. И Священное Писание открывало ему свой таинственный смысл, и ясны ему становились сокровенные пророчества об обстоятельствах явления Мессии – Сына Человеческого, грядущего в смиренном образе: на падение и на восстание многих в Израиле и на предмет пререканий (Лк. 2, 34).

Лучший в израильском народе знаток Божественного Откровения, праведный Симеон щедро делился мудростью с другими: вокруг него составился круг учеников, и старец толковал пред ними священные книги, но более учил их следовать заповедям Всевышнего, своей жизнью являя образец боголюбия, веры, надежды и высочайшего терпения. Год за годом, десятилетие за десятилетием, около трех веков провел праведный Симеон в подвигах благочестия. За это время душа его высветлилась до ослепительной чистоты, так что он мог сделаться живым храмом Духа Святого. В терпении, смирении и молитве ждал праведник обещанной ему Небом чудеснейшей встречи – и наконец дождался. Духом Святым прозрел он в скромной и бедно одетой Пришелице из Назарета Пречистую Деву древних пророчеств, а в Ее Ребенке – долгожданного Спасителя мира. Взяв на руки Божественного Младенца, святой старец воспел благодарение Всевышнему: Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему, с миром: яко видеста очи мои спасение Твое, еже еси уготовал пред лицом всех людей: свет во откровение языком и славу людей Твоих Израиля (Лк. 2, 34–26).

Принявший на руки Богомладенца Христа, долготерпеливый праведный Симеон прославлен в веках и в вечности именем Богоприимца.

Встретив Господа во Плоти, святой старец вскоре после этого почил от земных трудов: его усталому телу была ниспослана вожделенная кончина. На земле остались его ученики, лучшим из которых был святой Матфий.

Будущий Апостол Христов, святой Матфий родился в Вифлееме, в том самом городе, где свершилось Рождество Господа Иисуса. Еще в раннем детстве он был отдан родителями в Иерусалимский храм, в обучение к праведному старцу Симеону. Святой Матфий, обладавший острой памятью, вбирал в себя содержание священных книг, пытливым юным умом вникал в смысл Закона Божия, а чистой юной душой перенимал добродетели своего великого наставника. Так он достиг разумения и мудрости, преуспел в вере и благочестии.

Святой Матфий знал, как долго и терпеливо ждет его старец-учитель обетованного Мессию, и от зорких глаз ученика не укрылось, что долготерпение праведного Симеона увенчалось Божественной наградой. После кончины своего наставника святой Матфий знал точно: Спаситель уже явился в мир. Теперь настала очередь ученика праведного Симеона, подобно учителю, терпеливо ждать встречи с Господом. Это ожидание святого Матфия продлилось тридцать лет: до выхода Христа на проповедь.

Услышав о дивном Учении и чудесах Иисуса из Назарета, святой Матфий понял: вот – Христос приступил к делу спасения человечества. Бросив все свои занятия, ни на что и ни на кого не оглядываясь, как олень на источники вод (Пс. 41, 2), устремился святой Матфий в края, где проповедовал Божественный Иисус. Господь Сердцеведец прозрел чистоту и высоту его души и избрал его в число Своих учеников.

Но в избрании святого Матфия оставалась некая незавершенность. Он не вошел в круг двенадцати, которые постоянно следовали за Иисусом Сладчайшим, внимали каждому Его слову, становились первыми свидетелями чудес Сына Божия. Святой Матфий стал «избранником второго призыва» – одним из тех семидесяти учеников, которых Господь посылал по два пред лицом Своим во всякий город и место, куда Сам хотел идти (Лк. 10, 1).

Христос наделил этих избранников Своей Божественной силой, даром чудотворений. Они возвращались с радостью и говорили: Господи! и бесы повинуются нам о имени Твоем (Лк. 10, 17). Однако сердце святого Матфия жаждало не славы чудотворца, а лишь близости к Божественному Учителю. Несравненным счастьем для него была встреча с Христом. Но нечасто выпадало «дальним» 70-ти ученикам блаженство лицезреть Сына Человеческого. А скитаться вдали от Возлюбленного Спасителя для святого Матфия было мучительно. Кто единожды познал Божественную Любовь, тот обречен томиться в разлуке с Господом.

Будь святой Матфий человеком мелким, в его сердце могло бы закрасться недоброе чувство зависти. В самом деле: кто были двенадцать избранников Христовых? Большинство из них – галилейские рыбаки, простецы, невежды в Законе, как называли галилеян гордые фарисеи. А святой Матфий наизусть знал Пятикнижие Моисеево и книги пророков, мог истолковать любую страницу Божественного Откровения, блистал ученостью и разумом. Так почему же не его, а галилейских простецов поставил Христос рядом с Собою? Но воспитанник праведного Симеона Богоприимца, святой Матфий обладал истинной мудростью и ему были чужды подобные мысли. Истинная мудрость всегда смиренна. Святой Матфий понимал, что любые человеческие умствования – ничто перед Премудростью Божией. Верой, которая выше ума, понимал он, что двенадцать верховных избранников обладают зримыми для Господа Всевидящего высочайшими достоинствами. Святой Матфий считал каждого из ближайших учеников Спасителя неизмеримо выше себя. Он смиренно собирал крохи, падающие с их стола (Мф. 15, 27): жадно вслушивался в их рассказы о том, что сказал и что сделал Господь Иисус. Святой Матфий почитал лик двенадцати как старших братьев и наставников, за великую честь считал повиноваться им и служить им. Терпение, смирение и послушание святого Матфия были вознаграждены совершенно неожиданным для него самого образом.

Один из двенадцати верховных, Иуда Искариот, пал позорно и страшно: он предал и продал Божественного Учителя. Казалось, что могло быть чудовищнее такого злодеяния – предательства в отношении к Спасителю мира? Но Иуда сделал и худшее: вместо истинного покаяния он впал в отчаяние и покончил с собой, обрекая свою душу на вечные муки. Нелепо думать, что Христос избрал Иуду специально на роль предателя, которому должно было появиться, чтобы могла совершиться Божественная Крестная Жертва. Да, Всеведущий Господь знал, что Иуда предаст Его, но знал лишь потому, что Богу известно будущее. Несомненно, этот избранник обладал могучей душой, и Христос Спаситель дал Иуде все возможности для того, чтобы он мог подняться к великому апостольскому служению, сподобиться пресветлой Небесной славы. Но Бог даровал человеку свободу, Он никого и ни к чему не принуждает, и Иуда Искариот сделал свой собственный выбор. Предатель предпочел страсть к деньгам любви к Божественному Учителю, жажду земных благ – стремлению в Небесное Царство. Можно сказать, что Иуде не хватило терпения. Он хотел получить сразу и здесь, на земле, все богатства, власть и славу, которые сулила, по его мнению, близость к Мессии. Многие иудеи понимали Пришествие Спасителя в грубо-земном смысле: они полагали, что Он избавит Израиль от римских оккупантов и создаст всемирную империю, в которой им выпадет роль властителей над всеми земными народами, обращенными в иудейское рабство. Так же думал и Иуда. Узнав, что Христос проповедует Царство не от мира сего, а в этом мире идет на Крест, материалист Иуда отшатнулся от Него и решился на предательство. Потом предатель осознал ужас своего злодеяния, но к тому времени Иуда из друга Господня уже превратился в раба сатаны – и этот страшный хозяин толкнул его на самоубийство. Так вместо Небесных высот попала его душа в беспросветный мрак преисподней.

Распятие Христово повергло Его учеников в великую скорбь, но скорбь эта сменилась величайшей радостью, когда верные убедились в Воскресении Спасителя. Можно полагать, что святой Матфий раньше многих уверовал в истинность Христова Воскресения: ведь еще первый наставник, праведный Симеон Богоприимец, научил его разумению древних пророчеств. Святой Матфий знал, что Мессия должен пролиться, как вода – принять страдания во искупление грехов человечества, пройти через смерть, а на третий день – Живым выйти из гроба, подобно тому, как пророк Иона вышел невредимым из чрева кита. Все это помнил святой Матфий: тем легче было ему довериться радостной вести, что Христос воскрес, еще до того, как он вместе со всеми учениками воочию увидел Воскресшего Спасителя мира. После Вознесения Христа на Небеса оставшимся на земле Его ученикам предстояло великое служение просветителей народов, благовестников Нового Завета. Но одиннадцать Апостолов после гибели Иуды ощущали некую ущербность своего круга. Это чувство выразил Первоверховный Апостол Петр, сказав: Надобно чтобы один из тех, которые находились с нами во все время, когда пребывал и обращался с нами Господь Иисус, начиная от крещения Иоаннова до того дня, в который Он вознесся от нас, был вместе с нами свидетелем Воскресения Его (Деян. 1, 21–22).

Апостолы не дерзнули по собственному разумению избрать себе нового собрата. Они выбрали из семидесяти Христовых учеников «второго призыва» двоих, которые казались им лучшими. Окончательное же избрание было предоставлено на волю Божию:

И поставили двоих: Иосифа, называемого Варсавою, который прозван Иустом, и Матфия; и помолились и сказали: Ты, Господи, Сердцеведец всех, покажи из сих двоих одного, которого Ты избрал принять жребий сего служения и апостольства, от которого отпал Иуда, чтобы идти в свое место. И бросили о них жребий, и выпал жребий Матфию, и он сопричислен к одиннадцати Апостолам (Деян. 1, 23–26).

Так смиренный святой Матфий вошел в священный круг ближайших учеников Спасителя. Вместе с ними отправился он в Сионскую горницу, где все двенадцать единодушно пребывали в молитве и молении (Деян. 1, 14), ожидая обещанного Христом Духа Утешителя. В славный день Пятидесятницы истинность избрания святого Матфия была подтверждена Всевышним: как на каждом из одиннадцати, так и на их новом собрате почил Дух Святой в виде огненного языка. Исполнившись Божественной силы, святые благовестники бросили жребий, моля Господа, да укажет каждому страну, в которую ему надлежит идти с проповедью. Апостольским жребием святому Матфию выпала родная Иудея. Этот удел казался легким и приятным. Другие должны были идти в дальние страны, к незнакомым языческим народам. Так, Апостолу Фоме предстояло отправиться в совершенно неведомую Индию, о нравах жителей которой ходили жуткие слухи. А святой Матфий оставался в родном краю, должен был говорить на родном языке с соплеменниками, уже отчасти просвещенными Откровением Ветхого Завета и знавшими о чудесах Христа Спасителя. Да, могло показаться, что Апостолу Матфию будет легче, чем остальным. Но в действительности все было совсем иначе: Иудея являлась самым опасным, самым страшным из апостольских жребиев.

Избранный Богом в древнейшие времена, народ Израиля по прошествии веков ожесточился и окаменел сердцем. Израиль еще сохранял способность рождать великих духом мужей: таков был величайший из рожденных женами (Мф. 11, 11) Пророк, Предтеча и Креститель Господень Иоанн, таковы были духоносные Христовы Апостолы. Но это были как бы последние цветы святости, которые Всевышний собирал на иссохшей Израильской земле. Как говорится в пословице, рыба гниет с головы: вождями народа сделались очерствевшие душой буквоеды-книжники, политиканствующие саддукеи и – страшнейшие из всех – фарисеи, которые подменили животворящий дух Божественного Откровения мертвым соблюдением Закона. Внутренний смрад фарисейства разоблачил Сердцеведец Христос, говоря:

...Вы, фарисеи, внешность чаши и блюда очищаете, а внутренность ваша исполнена хищения и лукавства... Горе вам, фарисеям, что даете десятину с мяты, руты и всяких овощей, и нерадите о суде и любви Божией... Горе вам, фарисеям, что любите председания в синагогах и приветствия в народных собраниях. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что вы – как гробы скрытые, над которыми люди ходят и не знают того... И вам, законникам, горе, что налагаете на людей бремена неудобоносимые, а сами и одним перстом своим не дотрагиваетесь до них. Горе вам, что строите гробницы пророкам, которых избили отцы ваши: сим вы свидетельствуете о делах отцов ваших и соглашаетесь с ними, ибо они избили пророков, а вы строите им гробницы. Потому и премудрость Божия сказала: пошлю к ним пророков и Апостолов, и из них одних убьют, а других изгонят, да взыщется от рода сего кровь всех пророков, пролитая от создания мира... ( Лк. 11, 39–40, 42–44, 46–50).

Как чудовища подземных глубин не выносят света, так и лицемерные фарисеи ответили на правдивые обличения Сына Божия смертельной ненавистью и заразили этой ненавистью иудейский народ. В злобе своей они дошли до чудовищного преступления: замыслили и осуществили богоубийство. Незадолго до Своей крестной смерти Спаситель с горечью говорил: Иерусалим! Иерусалим! избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать чад твоих, как птица птенцов своих под крылья, и вы не захотели! Се, оставляется вам дом ваш пуст (Лк. 13, 34–35).

По апостольскому жребию в этот-то пустой дом, где хозяйничали коварные фарисеи, должен был идти святой Матфий и пытаться пробудить в жестоковыйных иудеях дух праведности.

  1. Книга III (2)

    Книга
    Вступление (начало философии; преемственности и школы). – Фалес. – Солон. – Хилон. – Питтак. – Биант. – Клеобул. – Периандр.; Анахарсис. – Мисон. – Эпименид.
  2. Книга III (3)

    Книга
    Анаксимандр. – Анаксимен. – Анаксагор. – Архелай. – Сократ. – Ксенофонт. – Эсхин. – Аристипп (ученики Аристиппа). – Федор. – Евклид. – Стильпон. – Критон.
  3. Книга III (5)

    Книга
    Гераклит. – Ксенофан. – Парменид. – Мелисс. – Зенон Элейский. – Левкипп. – Демокрит. – Протагор. – Диоген Аполлонийский. – Анаксарх. – Пиррон. – Тимон.
  4. Книга III (6)

    Книга
    Диоген из Лаэрты в Киликии (первая половина III в. н.э.), грамматик афинский, оставил нам единственную написанную в античности "историю философии" – 10 книг, в которых излагаются учения древнегреческих мыслителей, начиная
  5. Книга III (4)

    Книга
    Время и самовозгорания: сгорающие от стыда за нас всех? МВ и бессмертие: человеческая вечная мечта - жить вечно Время и психология: самое притегательное и самое страшное одновременно Ожидание физических болей при хронопутешествиях
  6. Книга III (8)

    Книга
    Арагорн взбегал крутой тропой, приглядываясь к земле. Хоббиты ступают легко: иной Следопыт и тот, бывало, сбивался с их следа. Но близ вершины тропу увлажнил ручей, и, наконец, нашлись едва заметные вмятинки.
  7. * книга III *

    Книга
    Но солнце точно померкло; расплылись и отодвинулись блеклые дали. Взгляд его неотразимо притягивал север: там среди угрюмых вершин парил в поднебесье огромный орел, снижаясь широким оплывом.
  8. Книга III (1)

    Книга
    Важным компонентом профессиональной дельности педагога-психолога в образовательном учреждении является оформление различного рода документации, сопровождающей каждое направление деятельности педагога-психолога.
  9. История России с древнейших времен до конца XX века в 3-х книгах Книга III

    Книга
    Третья книга из серии. "История России XX века" — очередной или затянувшийся «провал» в истории человечества или еще одна отчаянная попытка отстоять свои культуру, территорию, менталитет, свою веру как неотъемлемый элемент

Другие похожие документы..