История и судьба геополитики как науки парадоксальна. Содной стороны, само понятие, кажется, стало привычным, активно используется в современной политике. Множ

6/200493

===============================================

Дорогие читатели!

Востребованность политики в целях развития очевидна: вспомним хотя бы решение Генеральной Ассамблеи ООН (1970) об увеличении помощи развивающимся странам со стороны промышленно развитых стран до 0,7% их ВВП, инициативу по списанию долгов бедным странам, требование более активного участия развитых стран и их фармакологической индустрии в борьбе с эпидемиями малярии и ВИЧ или программу действий-2015, цель которой - снизить уровень нищеты в мире к 2015 году (по сравнению с 1990 годом) наполовину.

Однако реализация этих целей часто становится объектом резкой критики. Как правило, при этом речь идет о преследовании странами-кредиторами собственных, не мотивированных целями развития интересов, о создании зависимостей, разрушении традиционных социальных, экономических или даже экологических структур или о поддержке зачастую коррумпированных или недееспособных правительств посредством взятия на себя задач, которые относятся к компетенции этих правительств и которые они - при наличии одного только желания - могли бы решить гораздо легче и эффективнее, чем любые помощники извне.

Ясно одно: правильно определить политику сотрудничества с развивающимися странам и последовательно осуществлять поставленные цели - это задача чрезвычайно сложная. Уже внутри страны приходится сталкиваться с серьезными проблемами в сфере политики перераспределения, поскольку принимаемые меры зачастую деформируют стимулирующие механизмы, а при «экспорте» этих мер все трудности дополнительно обостряются в силу проблем, связанных с информационной компетентностью внешнего кредитора и его правом давать указания. Поэтому экономисты часто говорят о том, что либерализация мировой торговли могла бы принести больший выигрыш развивающимся странам, чем совокупная помощь стран ОЭСР, а она составляет сегодня около 55 миллиардов долларов!

Конечно, в одном выпуске журнала невозможно охватить всю проблематику политики в целях развития, и тем не менее мы надеемся, что представленные в данном номере статьи станут ответом на некоторые из дискуссионных вопросов.

Кроме того, мы, как всегда, публикуем статьи на актуальные темы: перевыборы Дж. Буша, перспективы членства Турции в ЕС и нынешняя ситуация в Косово.

Вольфганг Биндзайль,

зам. руководителя Отдела печати и связей с общественностью

Германского Посольства в Москве

Анализы, Эссе, точки зрения

Стр.

Отто Чемпиль

Выбор направления в США 4

Президентские выборы-2004 впервые показали, что США и Европа расходятся в политических предпочтениях. Большинство вокруг Буша отдает предпочтение имперской мировой политике, поэтому в ближайшие четыре года расхождения, вероятно, будут углубляться.

Кристиан Хакке

Гуд-бай, либеральная Америка? 9

Европа должна научиться не только жить с Президентом Бушем, но и конструктивно сотрудничать с ним. Политика разумного миропорядка невозможна без Америки и тем более в конфронтации с Америкой. То же самое относится и к Европе.

Джексон Джонс, Эберхард Зандшнайдер

Время действовать! 15

Берлин должен послать сигнал Вашингтону: Германия готова быть для Америки сильным и надежным партнером. Не в конфронтации, а в стратегии разделения труда заключается единственный шанс справиться с растущими вызовами XXI века.

Томас Вайе

Иран: атомный конфликт – это лишь вершина айсберга 21

Диалог с Ираном идет очень трудно, причем не только по атомной проблематике: Тегеран отвергает любое вмешательство в свои дела и требует проявить понимание его интересов в области политики безопасности, а Запад считает, что Ирану необходимо отказаться от внешнеполитических авантюр и провести демократизацию.

Штефан Брюне

Нужны ли Европе национальные министерства сотрудничества

с развивающимися странами? 24

Архитектоника международных отношений будет меняться в ближайшие десятилетия в пользу нынешних «пороговых» и развивающихся стран. Это следует учесть ЕС при формулировании и проведении его Общей внешней политики и политики безопасности.

Франциска Доннер

Что такое «прогресс»? 34

Понятие «прогресс» вызывает у людей, живущих в разных регионах мира, разные ассоциации, ожидания и даже опасения, и без знания этих особенностей немыслима последовательная и эффективная политика в интересах развития.

Петер Нунненкамп

Эффективность помощи в целях развития 42

Хотя борьба с бедностью у всех на устах, однако до сих пор не удается направлять помощь прежде всего туда, где существуют благоприятные условия для ее продуктивного использования.

Штефан Клингебиль, Катя Редер

Новый альянс? 51

Традиционная дистанция между политикой в целях развития и политикой безопасности быстро сокращается. Это тем более важно, так как международные миротворческие миссии становятся все более комплексными и включают в себя как военные, так и гражданские составляющие.

Штефан Эльбе

Помощь в борьбе со СПИДом 55

В ближайшие годы политика в сфере сотрудничества вообще немыслима без непосредственного учета массированных последствий эпидемии СПИДа. Ввиду всемирного распространения ВИЧ эта политика имеет сегодня гораздо большее значение, чем когда-либо раньше.

Георг Коопманн

Что дает раунд в Дохе? 64

Развитие и интеграция не являются альтернативами, напротив: интеграция развивающихся стран в мировой рынок и систему международной торговли должна стать частью общей стратегии развития, главным элементом которой является борьба с бедностью.

Мари-Жанин Калик

Вызов: Косово 73

ЕС должен сильнее задействовать свой политический и экономический потенциал, чтобы задать направление внутренним реформам в Косово и ускорить их, с помощью различных инструментов сопровождая и поддерживая процессы стабилизации и «европеизации» края.

Соли Озель

Долгий путь в Европу 83

Стремление Анкары к модернизации по западному образцу - необходимая предпосылка для понимания переговорных процессов о вступлении Турции в ЕС. От этой интеграции в значительной мере будут зависеть стабильность и благосостояние Турции.

анализы, эссе, точки зрения

Отто Чемпиль,

отставной профессор политических наук,

университет Франкфурта-на-Майне

Выбор направления в США

2 ноября 2004 года американцы не только избрали своего следующего президента, но и определили политическое направление, в котором должна будет двигаться их страна.На протяжении своего первого президентского срока Джордж В. Буш проводил принципиально иную политику, предпочтение в которой отдавалось односторонним действиям и военной силе, которая разделила США с их союзниками и втянула в две безнадежных войны. Отход от традиции американской внешней политики был настолько радикальным, что оба претендента на президентский пост поставили его в центр своей предвыборной борьбы.Буш одержал в ней явную победу. Это означает, что его первый президентский срок был не оплошностью американской политики, а выражением перемен, произошедших с электоратом.Если Буш в 2000 году был избран, так сказать, «авансом», то на этот раз его избрание стало осознанным. Большинство жителей США поддерживает предложенный Президентом политический курс: под знаком отпора терроризму проводить имперскую, опирающуюся на превосходящую военную мощь США политику.

Отдельные элементы этого курса просматривались в американской мировой политике с 1945 года, но они сохраняли действенность - на обеих сторонах политического спектра – лишь краткое время. Если в ходе войны в Корее еще республиканцы сдерживали демократов с их миссионерским сознанием, тоуже Ричард Никсон до такой степени отчетливо продемонстрировал страсть к «имперскому президентству» (Артур Шлезингер), что Конгресс вынужден был в 1974 году ограничить ее, приняв закона о военных полномочиях. ПриДжимми Картере демократам пришло на ум, что логической и фискальной предпосылкой «войны с бедностью» является ограничение мирового лидерства. Билл Клинтон, взявший на вооружение этот «примат внутренней политики», успешно боролся в 1992 году за президентское кресло. Напротив, республиканцы в 70-е годы вернули с помощью «Committee on the Present Danger» внешнюю политику на ее место и в 1981 году привели к властиРональда Рейгана, который использовал экспансию властных амбиций вовне для демонтажа социального государства. При нем впервые возникла та смесь идеализма и военной силы, которая столь легко превращается в идеологию.

После 1990 года привлекательность действий в одиночку с готовностью к применению насилия значительно возросла. Если бы дела пошли в соответствии с теорией реализма – и аппетитами деятелей, называющих себя политическими реалистами, – сверхдержава США должна была бы немедленно установить свою власть над миром. Но и республиканецДжордж Герберт Буш, и его преемникБилл Клинтон ограничились привычной уже гегемонией.Президент Буш и его министр иностранных дел Джеймс Бейкер сопровождали деградацию и развал Советского Союза со сдержанностью истинных государственных мужей и успешно добивались того, чтобы воссоединение Германии и ее встраивание в НАТО не выглядели как поражение СССР.

Буш-старший форсировал скорее основанную на кооперации политику контроля над вооружениями, договорился с Москвой о заключении двух Договоров СНВ и, сверх того, о сокращении всех тактических видов ядерного оружия и ядерного оружия морского базирования. В ООН он настоял на подготовке Регистра вооружений. Он доказал лидирующую роль США, созвав в 1992 году многостороннюю Мадридскую конференцию, которая придала конфликту на Ближнем Востоке мирную перспективу Осло. Буш создал респектабельную коалицию против иракской агрессии, прилагал усилия к тому, чтобы Совет Безопасности ООН выдал мандат на применение силы и возложил на себя ограничения в ходе военных действий, которые ввиду нынешней ситуации в Ираке нельзя расценивать иначе как мудрые. Республиканец Буш поставил в центр «нового миропорядка» Организацию Объединенных Наций, отведя в ней США ключевую роль. Это преуменьшало их превосходство в силовой политике, но в то же время подчеркивало их гегемониальный характер.

Его преемник Билл Клинтон также был верен этой линии, однако вскоре ощутил сильное противодействие Конгресса, где теперь доминировали республиканцы. В 1994 году в Палате представителей правые республиканцы под водительством Ньюта Гингрича взяли инициативу в свои руки. Их «Contract with America» проникнут мощным духом имперской политики из защищаемой системой противоракетной обороны крепости под названием Америка.

У Клинтона, как и у оказавшегося в свое время в похожем положенииГарри Трумэна, в качестве средства против давления правых республиканцев оставалось только бегство во внешнюю политику. Он должен был разменять предназначенное европейцам укрепление их права голоса в НАТО на расширение альянса на Восток, осуществить военное вмешательство в Боснии-Герцеговине, вести в 1999 году воздушную войну против Сербии – теперь уже в обход Совета Безопасности ООН, но по крайней мере с согласия партнеров по НАТО. В декабре 1998 года Клинтон многодневными ракетно-бомбовыми ударами по Ираку начал регулярные бомбардировки этой страны.

Но он сохранил стиль гегемониального руководства и его отмеченный Генрихом Трипелем символ - самоукрощение силы. Клинтон сохранял убежденность в том, что США располагают большим силовым потенциалом, но должны использовать его осторожно. Угрозу международного терроризма он – чему есть доказательства - воспринимал более серьезно, нежели его преемник. Ракетные удары по лагерю «Аль-Каиды» в Афганистане были, возможно, недостаточной реакцией на теракты против двух американских посольств в Африке, однако они заслуживают внимания как целенаправленные меры борьбы с террористическими потенциалами.

Когда Клинтон прилагал усилия к улаживанию региональных конфликтов, он прежде всего добирался до источников терроризма. В 1996 году он побуждал Северную Корею к отказу от производства ядерного оружия и ракет дальнего радиуса действия. В конце своего президентского срока он приблизил решение конфликта на Ближнем Востоке - одного из главных источников арабского терроризма, - решение, на которое отказался пойти именно Ясир Арафат.

Республиканец Джордж Герберт Буш и демократБилл Клинтон продемонстрировали, что основанные на кооперации многосторонние стратегии гегемонии вполне соответствуют однополюсной конфигурации власти в рамках международной системы. Через 12 лет после окончания «холодной войны» мир пребывал в относительно спокойной ситуации, ожидая лишь урегулирования некоторых региональных конфликтов.

Когда следующаяадминистрация Джорджа Буша обратилась к другой, имперской по своей сути мировой политике, то причиной этого было не относительное ослабление американской позиции с опорой на силу в мире, а совсем иные внешнеполитические цели этого президента. Он и ведущие участники его коалиции впредь ориентировались уже не на модель гегемонии, а на модель империи, доверяли не столько силе, сколько опирались на военную мощь. Они требовали от окружающего мира и своих союзников не только следовать за Америкой, но и проявлять покорность.

  1. А. Ю. Мельвиль доктор философских наук, профессор (4)

    Список учебников
    С незапамятных времен политика была и остается важнейшим источником и механизмом организации совместной жизни людей, мощным орудием целенаправленных преобразований как в отдельных странах, так и жизни человеческого сообщества в целом.
  2. Юзбашиева гюльшен влияние азербайджанского менталитета на экономическое развитие страны баку 2010

    Документ
    В монографии д.э.н. Юзбашиевой Г.З., посвященной структурным вопросам, исследуются объективные причины и условия реструктуризации промышленности. На основе обширного статистического материала проанализированы отраслевая и региональная

Другие похожие документы..