В. В. Макух Заявление госсекретаря США кондолизы Райс о возобновлении полных дипломатических отношений с Ливией и исключении этого государства из списка государств спонсоров терроризма ознаменовало собой размор

Ливийско-американские отношения на современном этапе

В.В. Макух

Заявление госсекретаря США Кондолизы Райс о возобновлении полных дипломатических отношений с Ливией и исключении этого государства из списка государств — спонсоров терроризма ознаменовало собой размораживание конфронтации между Триполи и Вашингтоном, длившейся 25 лет.

Вместе с тем восстановление дипломатических связей и удаление Ливии из данного списка не стало особым сюрпризом. Сюрпризом стало то, что администрации Дж. Буша потребовалось достаточно много времени для того, чтобы сделать решающий шаг к полной нормализации отношений с этой арабской страной. И если американская администрация и стремилась уладить четвертьвековой спор с Ливией, то она испытывала сопротивление и неоднозначную реакцию со стороны конгресса США и других американских политических структур.

Впрочем, если Ливия нуждалась в полной нормализации отношений с США с целью ускорения интеграции с мировым сообществом, то Вашингтон нуждался в Триполи еще больше. В ситуации, когда нефть становится в мире дорогим и даже дефицитным конкурентным товаром, Вашингтон больше не мог игнорировать Ливию. В США прекрасно понимали, что нефтяные компании стран Европы, Австралии, Китая, Японии и других государств были заинтересованы в улучшении своих позиций на ливийском рынке.

Американская внешняя политика всегда характеризовалась особым прагматизмом. Вашингтон стремится уменьшить свою зависимость от ближневосточной нефти, переключившись на североафриканское сырье. В настоящее время африканские государства Нигерия и Ангола являются партнерами США, и отношения с ними последующие годы будут активно развиваться. Кроме того, сейчас официальный Вашингтон, как никогда ранее, нуждается в демонстрации прогресса на международном дипломатическом фронте, принимая в расчет непростую предвыборную ситуацию в США.

Внешняя политика Ливии претерпела кардинальные изменения с начала 1990-х гг., когда она отказалась от поддержки террора. В частности, после выхода резолюции СБ ООН № 731 в 1992 г. было обнародовано заявление министерства иностранных дел Ливии, в котором указывалось, что:

1. Ливия разрывает свои отношения со всеми объединениями и организациями, причастными к международному террору во всех формах.

2. В Ливии отсутствуют лагеря для подготовки и укрытия террористов. Ливия призывает комиссию СБ ООН или какую-либо другую структуру ООН удостовериться в этом.

3. Ливия не позволит использовать свою территорию и своих граждан для террористической деятельности непосредственным или опосредованным образом и наложит санкции на того, кто будет замешан в подобной деятельности.

4. Ливия обязуется уважать национальные выборы и строит свои отношения на основе взаимного уважения и невмешательства во внутренние дела какого-либо государства.

Можно предположить, что сближение между Ливией и США было неизбежным. В статье, опубликованной в Великобритании после событий 11 сентября 2001 г., Сейф Ислам Каддафи процитировал высказывание своего отца, лидера ливийской революции М. Каддафи: «Какими бы ни были разногласия с США, человеческим долгом является сочувствие жертвам (трагедии. — Авт.), и мы будем с ними в этом сокрушительном трагическом происшествии». По его словам, «Ливия никогда не сочувствовала исламским экстремистам, в том числе ливийцам, преследуемым за границей». Отношения с США заметно улучшились после того, как в 2002 г. официальный Триполи принял решение выплатить компенсацию в размере около 2,7 млрд. долларов родственникам жертв трагедии около шотландского предместья Локкерби (около 10 млн долларов семьям каждой жертвы). Руководство Ливии также заявило о намерении свернуть национальные программы создания оружия массового уничтожения и предпринять меры, направленные на нормализацию отношений с Западом.

Официально двусторонние американо-ливийские дипломатические связи были восстановлены 28 июня 2004 г. Однако на первых порах США и Джамахирия обменялись лишь миссиями связи. Возможно, по этой причине настоящее восстановление дипломатических отношений можно охарактеризовать как юридическое оформление дипломатического сближения де-факто.

В 2004 г. США сняли экономическое эмбарго в отношении Ливии, после чего по меньшей мере шесть американских нефтяных компаний возобновили работы по нефтеразведке и нефтедобыче на ливийской территории. В том же году Ливия присоединилась к соглашению об уничтожении химического оружия и подписала дополнительный протокол к соглашению о запрещении распространения ядерного оружия, что позволило провести международную инспекцию в стране в марте 2004 г. В августе 2005 г. президент США Дж. Буш уполномочил сенатора-республиканца Ричарда Лугара посетить Ливию с целью отслеживания усилий по нормализации отношений между двумя странами. Восстановлению престижа Ливии на международной арене способствовали встречи ливийского лидера М. Каддафи с премьер-министром Великобритании Тони Блэром и премьер-министром Канады Полом Мартином.

Свои шаги к возобновлению полноценных дипломатических отношений с Ливией К. Райс аргументировала «признанием необходимости Ливии отказаться от терроризма и сотрудничества с США и другими членами международного сообщества в противодействии угрозам современному миру после 11 сентября 2001 г.». В своем заявлении, распространенном Госдепартаментом США, представители данного ведомства отметили, что они видят «заметные результаты, которые связаны с историческими решениями, принятыми руководством Ливии в 2003 г. относительно отказа от терроризма и программы по созданию оружия массового поражения».

По мнению представителя Госдепартамента США Брюса Джентлесона, «прямые переговоры стали решающим фактором в побуждении Ливии изменить свою политику, так как М. Каддафи был убежден, что вследствие изменений в ливийской политике США не станут настаивать на смене режима в этой североафриканской стране». Он подчеркнул, что США не спешили принимать решение о возобновлении полных дипломатических отношений с Ливией вплоть до того момента, пока ливийский лидер М. Каддафи не достиг прогресса в проведении ряда преобразований в своей стране. По мнению эксперта Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне Джона Олтермана, восстановление дипломатических отношений с Ливией в полном объеме позволит укрепить уверенность других режимов в том, что на помощь США можно рассчитывать. Вместе с тем он отметил, что достичь подобного прогресса в отношениях с Ираном США будет довольно сложно.

В настоящее время, несмотря на жесткую конкуренцию со стороны европейских компаний, ряд нефтяных компаний США («Коноко Филипс», «Маратон Ойл» и «Амерада Хесс Корп.») активно продвигаются на ливийский рынок, в основном благодаря наличию современной технологии, позволяющей увеличить добычу нефти. Продвижение США на африканском рынке нефти соответствует американской экономической политике, так как, по словам президента Дж. Буша, в настоящее время африканская нефть представляет «стратегический национальный интерес» для США. В соответствии со своими планами, американские компании до конца 2007 г. планируют содействовать увеличению ежедневной добычи нефти в Ливии до 2 млн баррелей в день, что в свою очередь позволит североафриканскому государству увеличить годовую прибыль от продажи нефти с 29 млрд долларов в 2005 г. до 35 млрд долларов в 2007 г.

Решение США возобновить в полной мере дипломатические отношения с Ливией получило положительный отклик среди ливийского населения. Большинство ливийцев расценивают это решение как исключительный случай для того, чтобы развить предпринимательскую деятельность и туристический бизнес, воспользоваться открытостью масштабных мировых рынков.

15 мая 2006 г. глава внешнеполитического Ливии Абдель Рахман Шалькам заявил о том, что отношения между двумя странами пойдут на пользу не только Ливии, но и США. По словам министра, «данный шаг не был односторонним, не был сюрпризом, а стал результатом контактов и переговоров, взаимных интересов, соглашений и взаимопонимания».

Как заявил генеральный секретарь по информационным делам Высшего народного комитета по внешним контактам и международному сотрудничеству Ливии, возобновление полных дипломатических отношений между Ливией и США — важный шаг в деле укрепления двусторонних отношений между странами и поддержания безопасности и мира на международной арене. Он отметил, что в основе диалога между двумя странами стоит взаимопонимание, которое основано на доверии, служении взаимным интересам и взаимоуважении, далеком от вмешательства во внутренние дела. Генеральный секретарь указал на отсутствие так называемых уступок в международных отношениях между двумя странами. По его словам, решение о возобновлении полных дипломатических отношений было принято после ряда встреч и контактов между представителями Ливии и США с целью нормализации отношений между ними, в частности, после подписания соглашения о восстановлении доверия и укреплении сотрудничества в интересах двух стран.

По мнению профессора университета «Аль-Фатах» (Триполи) Салеха Омрана, «восстановление ливийско-американских отношений в полном объеме — прекрасный выбор, хотя восстановление доверия между двумя странами не является легким и вряд ли установится за день или два».

Некоторые западные исследователи утверждают, что существенные преобразования в политике Ливии произошли на волне «потрясения и устрашения», которым подвергся арабский мир после падения Ирака. Но все же это убеждение необоснованно, так как контакты представителей Ливии с США получили развитие задолго до вторжения американских войск в Ирак.

На данный момент можно выдвинуть ряд версий, которые поясняют столь неожиданный прорыв в отношениях двух стран. На наш взгляд, в возобновлении полных дипломатических отношений между двумя странами прежде всего были заинтересованы представители ливийского частного сектора и влиятельные инвесторы из стран Запада, осуществляющие капиталовложения в экономику Ливии. Кроме того, «холодная война» между Ливией и США продолжалась около трех десятилетий. За это время в отношениях между двумя государствами накопилось огромное количество проблем как политического, так и экономического характера, требовавших безотлагательного решения.

Основным толчком развитию и улучшению ливийско-американских отношений послужил отказ Ливии от разработки оружия массового поражения, однако эта причина не является полностью убедительной, так как Ливия вовсе не была готова производить подобное оружие, а только начинала вести исследовательские работы в данном направлении. Вполне возможно, что налаживание отношений с Ливией было своеобразным намеком американской администрации другим странам Востока на то, что в случае их отказа от программ создания оружия массового поражения США будут готовы сотрудничать с ними, невзирая на то, что происходит внутри данных стран. Похоже, что американская администрация пытается сделать Ливию образцом для подражания «пороговых» государств мира.

Одним из ключевых факторов активизации американо-ливийских отношений стали экономические реформы, проведенные Ливией в последние годы, в частности, открытие ливийского рынка перед иностранным капиталом. Ведь США в настоящее время делают ставку на развитие «предпринимательского» слоя в Ливии, который в последующем должен сыграть «либеральную роль». Вместе с тем, несмотря на определенные рекомендации консультативных бюро США ливийским властям, программа финансирования и открытия местных рынков в Ливии реализуется неспешно, с осторожностью.

Нормализации ливийско-американских отношений содействовало освобождение ливийцами группы политических заключенных, а также компенсация ливийскими властями отдельным физическим лицам имущества, экспроприированного в процессе далеких революционных событий. Кроме того, в рамках сотрудничества по борьбе с терроризмом Ливия передала США членов группировки «Джамаа Мукатиля Либийя» (со своей стороны, официальный Вашингтон передал Ливии одного из руководителей «Аль-Каиды», Ибн Шейха Аль-Либи, который удерживался в Гуантанамо, а также ливийцев, задержанных в Афганистане).

Каковы же основные положительные итоги возобновления полноценных дипломатических отношений между двумя странами, помимо уже перечисленных? Во-первых, решение американской администрации было принято в период попыток США поддержать отношения с главными производителями нефти в связи с сокращением поставок и ростом цен на сырье. Ливия, как известно, имеет значительные запасы нефти. Благодаря нормализации дипломатических отношений между Вашингтоном и Триполи американские нефтяные компании, которые имели проблемы в ведении бизнеса с латиноамериканскими странами, могут переориентироваться на ливийский рынок.

Во-вторых, тот факт, что Ливия исключена из списка государств, поддерживающих терроризм, означает, что данная страна и компании, которые действуют на ее территории, теперь могут свободно ввозить продукцию, теоретически имеющую двойное назначение (например, взрывчатые вещества, которые используются в процессе бурения скважин).

Можно с уверенностью предположить, что укрепление ливийско-американских отношений в перспективе будет зависеть от возможностей Ливии принимать участие в урегулировании африканских конфликтов, которые прямо или косвенно угрожают американским интересам, а также от результатов реализации совместных проектов в экономической сфере.

  1. Первый канал, новости, 15. 12. 2005, Крискевич Вячеслав, 12: 00, 15: 00 24

    Документ
    1 . 005, Мирошникова Татьяна, 13:05 9 ТВЦ, ДЕЛОВАЯ МОСКВА, 15.1 . 005, Мирошникова Татьяна, 13:05 33 Радио 34 МАЯК, НОВОСТИ, 15.1 . 005, Гарин Петр, 15:00 34 РАДИО РОССИИ, ЭТОТ ДЕНЬ: СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ.

Другие похожие документы..