В. А. Шнирельман «чистильщики московских улиц»

Впрочем, в начале 1999 г. партия пережила кризис. Тогда по решению суда была закрыта газета «Я – русский», а Иванов (Сухаревский) был приговорен судом к полутора годам тюремного заключения за «разжигание межнациональной розни». После этого В. Попов и Ю. Беляев с ним рассорились, и ряды его последователей заметно поредели. В начале 2000-х гг. Иванов (Сухаревский) окончательно сделал ставку на скинхедов, создал организацию «Скинхед» и стал у них культовой фигурой. Но 3 октября 2003 г. он получил многочисленные травмы и потерял один глаз после того, как у него в руках разорвалось самодельное взрывное устройство. После этого его активность резко снизилась.

Другой примечательной фигурой является бывший милиционер Ю. А. Беляев, входивший в первой половине 1990-х гг. в руководство Национально-республиканской партии России (НРПР) и после раскола, произошедшего в 1994 г., возглавивший ее организации в Санкт-Петербурге. Тогда Беляев был близок с В. Н. Безверхим – основателем первого в Петербурге неоязыческого объединения «Союз венедов», исповедовавшего нацистскую идеологию. Беляев даже предлагал тому взять на себя роль одного из аналитических центров НРПР для выработки «идеологических и методологических основ русского национального движения»35. Но позднее он стремился всячески дистанцироваться от «дедушки русского фашизма», связь с которым могла бы его скомпрометировать36. После размолвки с Ивановым (Сухаревским) его группа с 2001 г. существовала автономно как «Партия свободы».

Беляев – человек дела и сторонник решительных действий. Проработав десять лет в отделе уголовного розыска ленинградской милиции, в конце 1991 г. он стал одним из создателей «Русского национального легиона» при уже известной нам НРПР. В легион принимались лишь «славяне, ...имеющие твердые национальные и государственные (имперские) убеждения». Члены этой полувоенной организации принимали участие в боевых действиях в Сербии, Приднестровье, Южной Осетии и Абхазии и, по словам Беляева, всегда готовы были поддержать того, кто попытается установить в стране «твердый порядок»37. В середине 1990-х гг. Беляев был замечен в тесных контактах с петербургским отрядом ставропольского казачества, известным своим шовинизмом и связями с криминальными структурами38. Именно Беляев был одним из организаторов первых праворадикальных рок-концертов в Петербурге39 и создателем идеологии для местного скин-движения40. Начиная с 1996 г., Беляев несколько раз привлекался к ответственности за «разжигание национальной розни». Что же касается религии, то, разделяя основные положения «хазарского мифа», Беляев объявляет себя сторонником русского язычества41.

Скинхедов пытался организовать и использовать главный редактор московского журнала «Русский хозяин» юрист А. Червяков, одно время помогавший Иванову (Сухаревскому) финансами. Когда-то он подумывал о создании из скинхедов и футбольных фанатов общественного движения «Русский хозяин». В частности, он поддерживал контакты с бандой «Кровь и честь», отличившейся на погроме в Ясенево весной 2001 г.42 А в Орле шефство над бритоголовыми взял на себя филиал шовинистической «Русской партии»43. Накануне парламентских выборов 2003 г. среди радикалов, привлеченных в партию «Народная воля» С. Бабурина, оказался и скинхед С. Токмаков44. Кроме того, в начале 2000-х гг. скинхедов стал собирать вокруг себя расистский журнал «Атеней», основанный В. Авдеевым, А. Ивановым и П. Тулаевым. Поэтому вице-премьер правительства Москвы В. Шанцев был недалеко от истины, когда, пытаясь объяснить погром в Царицыно, сказал, что бритоголовые «кем-то используются» и предложил искать «кукловодов»45. Однако, специально искать их не требовалось, ибо к тому времени они уже были хорошо известны46.

Действительно, в течение последнего десятилетия скинхедов собирал вокруг себя неонацистский «Славянский Союз» (СС) Д.Демушкина, начавшего свою карьеру в 1995 г. в одной из первых московских скингрупп «Белый бульдог». Затем в течение ряда лет он занимал руководящие должности в РНЕ, пока в 1999 г. не дозрел до организации своего собственного движения47. Фактически СС был одним из осколков распавшегося в 2000-2001 гг. РНЕ. Эта малочисленная организация так и осталась бы одной из маргинальных групп правых радикалов, если бы Демушкин не познакомился с тогдашним депутатом Госдумы от ЛДПР Н. Курьяновичем. Тот взял его своим помощником на общественных началах, что открыло Демушкину двери в Госдуму и позволило познакомиться с рядом ее депутатов48. При этом до 2005 г. Демушкин держал у себя молодежное отделение «Скинс легион», состоящее из скинхедов, отличавшихся ультраправыми взглядами. Но, если кто-либо из них совершал убийство и оказывался в поле зрения правоохранительных органов, он с легкостью от него отрекался49.

Глава 3. Культ насилия и его создатели

Считается, что в России первые скинхеды появились в самом начале 1990-х гг., однако, переломным в их истории стал 1994 г. По словам признанного эксперта по движению скинхедов А. Тарасова, побудительными мотивами для этого стали расстрел парламента осенью 1993 г. и начало войны в Чечне, создавшие культ насилия, густо сдобренный патриотической риторикой и направленный против «кавказцев». Более глубокими причинами он считает экономический кризис, распад прежней системы образования и отказ властей от какой-либо работы с молодежью50. К этому следует добавить утрату привлекательных для молодежи общественных идеалов, не нашедших в постсоветской России адекватной замены. Зато место советской социальности заступила этничность, очерчивающая группу «своих», где молодежь рассчитывала найти защиту и опору. Такая установка позволяла также с легкостью находить «врага», который оказывался человеком «чужой крови»51.

По мнению московских юристов, изучавших молодежную преступность 1990-х гг., ее причины следует искать в социальной и семейной сферах. Первый блок причин включает массовое обнищание и безработицу, недоверие людей к власти, ухудшение положения в социальной сфере (образование, здравоохранение и пр.) и психический дискомфорт в условиях мегаполисов. Ко второй категории причин относятся недостатки семейного воспитания и неблагоприятная обстановка в семьях, что создавало у подростков психологический стресс и стремление преодолеть его в компании себе подобных52. Все это подтверждает С. Беликов, озвучивающий настроения, популярные среди скинхедов: «У нас в России огромное количество молодых людей, не вошедших в число тех, кто преуспевает, с ужасом осознают, что они обречены на прозябание, никому не нужны, что они будут жить гораздо хуже родителей. Они понимают, что неопределенность ситуации будет длиться еще неизвестно сколько, а значит, перед ними нет будущего». Это и придает привлекательность скинхедской контркультуре53.

Как показывают московские специалисты по подростковой психологии, дело усугубляется особенностями переходного возраста, для которого характерно острое чувство неуверенности и неопределенности. У значительной части подростков это ведет к тем или иным формам девиантного поведения, связанного со стремлением к самоутверждению. Московские специалисты обнаруживают тесную связь между степенью участия в подростковых драках, с одной стороны, и курением, потреблением горячительных напитков и использованием наркотиков, с другой. По имеющимся данным, последнее повышает вероятность участия в драках у юношей на треть, а у девушек – в два с половиной раза54. Такое стремление к самоутверждению, принимающее форму агрессии, становится социально опасным, если не находит возможностей позитивной самореализации. Тогда из созидательной силы оно превращается в разрушительную, и не случайно основу многих радикальных социальных движений составляла неопытная молодежь.

Наконец, следует учитывать и общее ухудшение социально-демографической ситуации в России. Демографы говорят об общей духовной, психической и физической деградации населения, выражающейся в ухудшении его качественных характеристик. Более всего это отражается на молодежи: падает ее образовательный уровень, и немало молодых людей так или иначе вовлекаются в криминальные структуры. По подсчетам специалистов, к середине первого десятилетия XXI в. в стране насчитывалось более 4 млн беспризорников. Общая численность наркоманов достигала 6 млн чел., причем молодежь страдала этим в 2,5 раз чаще, чем взрослые. В итоге ученые констатировали процесс «дебилизации» молодежи. И именно это, а отнюдь не «нелегальная миграция», составляло одну из основных угроз национальной безопасности страны55.

Как правило, первое поколение скинхедов состояло из молодежи из депрессивных районов и с городских окраин с неразвитой инфраструктурой56. Но со временем среди скинхедов стали встречаться не только дети из бедных неблагополучных семей и учащиеся ПТУ, но и студенты вузов, имевшие состоятельных и даже высокопоставленных родителей. Поэтому неверно думать, как это еще встречается, что скинхеды – это исключительно примитивные, малообразованные подростки57. По данным отдела по борьбе с экстремизмом среди несовершеннолетних ГУВД Москвы, основную массу скинхедов составляют дети, во-первых, бывшего советского среднего класса (квалифицированных рабочих, инженеров, работников НИИ), чье благосостояние в 1990-е гг. резко ухудшилось58, а во-вторых, представителей мелкого и среднего бизнеса59.

Социологический опрос скинхедов показал, что 80% из них относились к первой категории. При этом у 58% подростков родители были заняты в торговле и ресторанном бизнесе, у 22% – имели собственное дело, у 21% – отцы служили в охранных структурах, а у 8% – были офицерами вооруженных сил и правоохранительных органов. Любопытно, что в 20% уголовных дел, заведенных на скинхедов, подсудимые оказались детьми сотрудников милиции, работников прокуратуры или военных60. Обследование, проведенное сотрудниками правоохранительных органов в начале 2000-х гг., показало, что 64% привлеченных к ответственности подростков были выходцами из небогатых семей, где официальный совокупный месячный доход составлял 2-5 тыс. руб., хотя реальный доход мог быть и выше. В любом случае такие семьи трудно было назвать благополучными. Правда, неблагополучие далеко не всегда было связано с материальным фактором: подросткам явно не хватало внимания родителей61.

Любопытно, что, по наблюдениям московских ученых, степень участия подростков в драках не обнаруживает связи ни с уровнем образования родителей, ни с материальным достатком семьи. Зато социально-экономический статус семьи прямо влияет на мотивацию. Подростки из малообеспеченных семей чаще всего вступают в драки, защищая групповые ценности, тогда как подростки из зажиточных семей прежде всего защищают свое личное достоинство или же стремятся продемонстрировать свое превосходство62. При этом подростки из более образованных и обеспеченных семей проявляют больше нетерпимости к «маргиналам», т. е. алкоголикам, бомжам, геям, чем подростки из семей более низкого социального статуса63. Очевидно, это распространяется и на «чужаков», представленных мигрантами. Вот почему не стоит удивляться тому, что немало «идейных» скинхедов происходят из, на первый взгляд, вполне благополучных семей. Группой «риска» оказываются 16-17-летние подростки, ибо именно среди них отмечается наивысшая доля тех, кто в той или иной степени соприкасается с экстремистскими организациями, а также тех, кто видит в скинхедах и прочих экстремистах «истинных патриотов»64.

Сходное разнообразие трактовок социального положения и мотиваций деятельности скинхедов имеется и в современной немецкой литературе. Исследования, проведенные в Германии, показывают, что, во-первых, лишь меньшая часть подростков сочувствуют экстремистам или участвуют в их деятельности, во-вторых, в своих насильственных действиях скинхеды видят воплощение на практике того, о чем говорят некоторые политики, в-третьих, не обнаруживается зависимости между антииммигрантскими настроениями молодежи и ее социально-экономическим статусом. Правда, похоже, что в Восточной Германии праворадикальная деятельность молодежи была связана с чувством маргинализации и попытками ее преодоления. А в Западной Германии в этом следует видеть защиту своего привилегированного статуса.

В немецких СМИ наиболее популярным является социобиологическое объяснение, отдающее пальму первенства якобы заложенной в генах агрессии, просыпающейся в обстановке социальной атомизации, где происходит борьба за существование. Ученые это объяснение отвергают. Некоторые из них делают акцент на отчуждении поколений и разрыве с культурной традицией, происходящими в обстановке быстрых изменений. Резкий рост индивидуализма ведет к утрате молодежью прежнего опыта и дезориентации. Другие специалисты, напротив, делают упор на преемственности традиции, которая в европейских условиях несет живые черты колониализма и фашизма, культивировавших представление о культурной иерархии, что имеет прямое отношение к расизму. В этом контексте основополагающее значение для местной молодежи приобретает причастность к «высокоразвитой культуре» или «культуре доминирования», что заставляет с презрением смотреть на «чужаков» как представителей «отсталых культур». Ряд авторов обнаруживает связь между участием в движении скинхедов и авторитарным воспитанием в семье. По этой модели, пытаясь найти свое место в обществе, такие молодые люди неизбежно обращаются к этноцентризму. Наконец, некоторые исследователи отмечают особенности самих молодежных субкультур, где групповое сплочение иной раз достигается за счет агрессивного отношения к «чужакам». В любом случае поведение скинхедов рассматривается как девиантное, находящееся за рамками общепринятых норм, а сами они представляются маргиналами, неспособными интегрироваться в окружающееся общество. Однако некоторым авторам все эти гипотезы кажутся чересчур генерализированными, и они указывают на необходимость индивидуального подхода, учитывающего индивидуальные стратегии поиска своего места в жизни65.

В случае с Россией следует уделить внимание совпадению и наложению друг на друга следующих факторов: во-первых, движение скинхедов оформилось тогда, когда в него стали приходить подростки, сформировавшиеся в годы «дикого капитализма» и вовсе не имевшие опыта советского интернационализма; во-вторых, именно в годы их школьного обучения в образовательные программы стали входить идеологемы постсоветского патриотизма, нагруженного заметной ксенофобией, особенно связанной с цивилизационным подходом и антизападническими настроениями; в-третьих, взлет активности скинхедов приходился на тот момент, когда главным видом иммиграции стала трудовая и в России появилось много гастарбайтеров с Кавказа и из Центральной Азии, ставших главной мишенью для достигшей запредельного накала ксенофобии; в-четвертых, в начале 2000-х гг. резко изменилась структура занятости иммигрантов – многие из них оказались связанными с высококонфликтной сферой розничной и мелкооптовой торговли, затрагивающей интересы массового покупателя; в-пятых, с начала 2000-х гг. проблемы миграции попали в сферу ответственности правоохранительных органов, где ее рассматривали исключительно с точки зрения национальной безопасности. Представление о миграции как прежде всего угрозе общественному порядку навязывалось гражданам России через СМИ и, безусловно, влияло на молодежь, часть которой увидела в борьбе с нелегальной миграцией свой патриотический долг. Наконец, именно в эти годы в России происходил сдвиг в осознании своей национальности: критерии языка и культуры стали сменяться акцентом на «принцип крови». В этом контексте необычайное распространение получили идеи нового расизма, широко озвучивавшиеся как СМИ, художественной литературой и кинофильмами, так и известными политиками, видными интеллектуалами и действующими чиновниками.

Опросы, проведенные Центром социологии образования Российской академии образования в Москве в 2002 и 2005 гг. показали, что за этот период, во-первых, значительно уменьшилось число подростков, безразлично относившихся к проблеме миграции, а, во-вторых, приверженность лозунгу «Москва для москвичей» еще больше усилилась: если в 2002 г. его разделял каждый пятый подросток, то в 2005 г. – уже каждый четвертый. Наконец, в-третьих, негативное отношение к иммигрантам, наряду с мальчиками, стали разделять и девочки. При этом, как показали опросы, этот лозунг направлен не столько против российских мигрантов, как против иммигрантов, в особенности, из ближнего зарубежья. Такое отношение выявляет отчетливые двойные стандарты: если в отношении к иммигрантам превалируют опасения за культуру и бюджет города, то в отношении российских мигрантов признаются их гражданские права, включая право на выбор местожительства66.

Опросы, проведенные теми же исследователями в конце 2005 – начале 2006 гг., показали высокий уровень ксенофобии у старшеклассников московского региона. Каждый пятый видел в чужой (неправославной) религии фактор, «загрязняющий истинно русскую культуру», – именно такие настроения характерны для культурного расизма. Каждый четвертый подросток с одобрением относился к проявлениям экстремизма, а каждый пятый был знаком с теми или иными представителями экстремистских организаций. Каждый десятый из опрошенных в той или иной мере проявил негативное отношение к представителям других национальностей67.

Социологический опрос, проведенный в начале 2007 г. в 39 московских школах, выявил еще более высокий уровень ксенофобии у подростков самых разных национальностей. Недовольство каким-либо другим народом выказали примерно каждый третий среди армян, азербайджанцев, грузин и татар и каждый второй среди русских школьников. В то же время случай испытать к себе неприязнь из-за своей национальности имели практически каждый второй армянин, грузин или еврей. Среди корейских школьников этот показатель достигал даже 81,3%! В гораздо меньшей степени неприязнь к себе испытывали русские подростки – лишь 13,8%68. Это лишний раз говорит о том, что у русских подростков ксенофобские установки – а их сегодня демонстрирует практически каждый четвертый – формируются на основании не собственного опыта, а информации, полученной извне – от взрослых или из СМИ. И, напротив, негативный опыт общения вовсе не порождает ксенофобию автоматически – это демонстрируют многие нерусские подростки.

Журналисты ищут более конкретные ситуационные объяснения. Так, А. Богомолов указывает на широкую популярность расходившегося в видеокассетах австралийского фильма Джеффри Райта «Бритоголовые», показывавшего борьбу скинхедов с «азиатами» в Мельбурне. После этого в моду у молодежи вошла стрижка «под ноль» по образу и подобию главного героя фильма, блестяще сыгранного Расселом Кроу69. В свою очередь, по мнению другого журналиста Г. Нехорошева, толчком к резкой популярности скинхедов среди подростков стало появление музыкальных групп, играющих российский вариант музыки «Ой». Среди них обычно называются «Русское гетто» (с 1997 г. «Коловрат»),70 «Штурм», «Вандал», «Див», «Ультра», «Белые бульдоги», «Радегаст», «Ультиматум» и др. в Москве, Totenkopf в Санкт-Петербурге и Totenkopf, позднее переименованная в Terror National Front (T. N. F.), в Ярославле71. В этой среде большим спросом пользуются песни на стихи популярного в этой среде поэта-расиста С. Яшина, прославляющие белую расу и арийскую идею.

В середине 1990-х гг. в Москве начали выходить предназначенные для скинхедов журналы «Под ноль» (1995-1998 гг.) и «Железный марш». Последний издавался «Корпорацией тяжелого рока» под руководством известного своей скандальной славой рок-музыканта С. Троицкого («Паук»), тесно связанного с рядом ультраправых организаций72. По словам журналистов, Паук одно время был неформальным лидером московских скинхедов и в 2001 г. пытался, хотя и неудачно, сколотить из них общественное движение «Русский проект – Великая Россия»73. Однако сегодня в этой среде он уважением не пользуется.

В 1996-1997 гг. вошли в моду рок-концерты, рассчитанные специально на ультраправых, включая скинхедов. В конце 1990-х гг. скинкультура популяризировалась в целом ряде журналов: «Русское сопротивление», «Бритоголовые идут», «Русская воля», «Сполохи» и др. В Орле скинхеды выпускали журнал «Тестостерон», а в Воронеже – «Арийское возрождение» и «Fair Power», в Ростове-на-Дону – «Д. О. Н.» и «Валькирию». Сегодня к услугам скинхедов предлагаются более двух десятков ультрарадикальных газет и около десятка разнообразных журналов, при этом многие из них неоязыческой направленности74. Например, на суде по делу скинхедской организации «Шульц-88», проходившем во второй половине 2005 г., фигурировали брошюра известного неоязычника Доброслава75 «Язычество как духовно-нравственная основа русского национал-социализма» и журнал «Гнев Перуна». Кроме того, к услугам скинхедов предлагается немало сайтов в Интернете, знакомящих их с расистской и неонацистской литературой.

Такие газеты, журналы и сайты создавали культ насилия. Например, «Железный марш» рекламировал песни с такими красноречивыми названиями как «Кровавый дождь», «Рожденный умереть», «Скрытое безумие», «Звездная месть». Там же публиковались призывы к «национал-патриотизму» и «войне против евреев и черной расы», воспевались «арийцы» и рекламировалась книга Муссолини «Доктрина фашизма». В начале 2002 г. Паук выпустил диск с названием «Бей черных – спасай Россию»76. Он прекрасно понимает провокационность своих концертов, но объясняет это так: «Всем известно, что кавказские торговцы арбузами продают наркотики и все такое прочее, и, соответственно, я не виноват, что после нашей акции “Долой наркотики” фэны уничтожили некоторое количество арбузной массы». Он же изобрел термин «цунареф» для «иммигрантов из южных республик» и вместе со своим ансамблем исполнял песню «Убей цунарефа». Паук неравнодушен к расовой идее и иногда выражает свои чувства вполне откровенно: «Когда мы поехали на гастроли, то в каждой гостинице встречали только несколько людей с белым цветом кожи, все остальные были цунарефы»77.

Рок-группа «Коловрат» призывает «арийцев» к расовой войне, и само ее название напоминает нам о «русской свастике», столь полюбившейся отечественным неонацистам и неоязычникам78. Аналогичные группы имеются и в провинции – «Вантит» в Воронеже, «Фатерланд» в Самаре, «Хорст Вессель» и NS FRONT в Волгограде, «Гитлер» в Архангельске. Некоторые из них сознательно придерживаются «арийского стиля в музыке»79. Все эти ансамбли сыграли ключевую роль в становлении и развитии движения скинхедов, которых способны увлечь не столько сложные идеологические построения, сколько высоко эмоциональные ритмы с их незамысловатыми воинственными текстами. Кроме того, такие концерты, происходящие в Москве и Петербурге почти ежемесячно, дают скинхедам возможность общаться, обмениваться новостями, завязывать знакомства80.

Правда, по свидетельству С. Беликова, «сегодня для многих бритоголовых при определении их групповой принадлежности внешний вид и музыкальные пристрастия имеют гораздо меньшее значение, чем политические взгляды»81. Действительно, к середине 1990-х гг. агрессивные подростки уже имели опытных наставников, учивших их представлениям об «арийском человеке» и тому, как обращаться с теми, кто этому образу не соответствует. Так, по словам журналиста, во Владивостоке деятельность скинхедов во время митинга радикалов координировал молодой юрист, представитель славянской правозащитной организации «Велесов Блок»82.

Со временем все большую роль среди таких наставников стали играть «старые скинхеды» (20-30-летнего возраста), имевшие непрерывный стаж пребывания в скин-движении в течение не менее 3-5 лет и известные своим опытом и лояльностью его принципам (скины «по жизни»)83. Побывав в скинхедах, такие убежденные бойцы, взрослея, находят себе место в одной из радикальных партий84. Например, многие из причастных к взрывам в Москве в 2006-2007 гг., судя по собранным журналистами данным, в той или иной степени были связаны с «Русским общенациональным союзом» И. Артемова85.

Глава 4. Скинкультура и ее развитие

В середине 1990-х гг. скинхеды иной раз рассматривались как нечто весьма экзотическое и преходящее. Тогда их в Москве насчитывалось не более 150, и некоторым казалось, что это – молодежная мода, которая быстро пройдет86. Однако все обернулось иначе. Во второй половине 1990-х гг. главной ареной деятельности московских скинхедов стал район известного Российского университета дружбы народов (РУДН), где еще с советского времени традиционно учились студенты из Африки, Азии и Латинской Америки. Именно там скинхеды оттачивали свое ремесло, нападая прежде всего на африканских студентов87. Тогда же они провели демонстративные марши перед общежитиями студентов РУДН: один – в декабре 1997 г., а второй – в день рождения Гитлера 21 апреля 1998 г.88 Правда, иной раз они встречали неожиданный отпор, как это было осенью 1997 г., когда латиноамериканские студенты в ответ на избиения поймали нескольких скинхедов и основательно их побили89.

В 1996-1997 гг. скинхеды, которых тогда было 40-70 чел., начали нападать на африканских студентов, получавших образование в Воронеже. В связи с этим иностранных студентов там даже стали снабжать инструкцией о том, где и как ходить, как одеваться и как себя вести, чтобы не стать жертвами скинхедов90. Однако в отношении молодых радикалов власти вели себя вяло, и в 2002 г. в Воронеже насчитывалось уже до 150 активных скинхедов, среди которых было немало детей военнослужащих и сотрудников частных охранных предприятий. Многие из них были связаны с группами футбольных фанатов.

В начале 2000-х гг. одной из главных мишеней скинхедов Петербурга стали учащиеся Первого медицинского института, приехавшие на учебу из стран Азии и Африки. Однако все просьбы студентов о защите, адресованные властям города, долгие годы встречались лишь с безответственными обещаниями, неспособными переломить ситуацию. Администрация городских вузов ограничилась изданием памятки для иностранных студентов, знакомящей их с правилами осторожности на улице и включающей рекомендации о том, как вести себя в случае нападения. Иными словами, забота о своей защите от ничем не спровоцированных нападений была возложена на самих студентов. Иностранные студенты Петербурга несколько раз устраивали митинги протеста против разгула насилия, но ситуацию это не улучшило. В итоге к середине первого десятилетия XXI в. иностранные студенты начали массами покидать Россию91. А те, кто остались учиться в России, стараются держаться вместе и поодиночке никуда не ходить, чтобы не угодить в лапы скинхедов. Но самой главной своей бедой они называют бюрократию, а после нее – милицию92.

По данным Тарасова, одними местными наставниками дело не ограничивается, и после 1997 г. российские скинхеды получают регулярную поддержку от своих европейских и американских собратьев. Он упоминает неонацистов и расистов (членов Ку-клукс-клана) из США, а также немецких ультраправых – представителей Германского народного союза, Национального народного фронта, Союза правых, а также «Молодых викингов» и «Железного шлема» (две последние организации запрещены в ФРГ). Они приезжали не только для передачи опыта, но снабжали российских скинхедов неонацистской литературой, аудиокассетами и униформой93. Сегодня это дает скинхедам основания говорить о «белом интернационализме» – сплочении белой расы против иммигрантов афро-азиатского происхождения94.

Поэтому неудивительно, что, подобно западным собратьям, у российских скинхедов большое распространение получили национал-социализм и языческие мотивы, включая языческую и нацистскую символику (свастика, рунические знаки, римский салют). По имеющимся данным, неоязычество как в его кельто-германском, так и в славянизированном обличии находит благодатную почву у «интеллектуальной» части скинхедов95.

Во второй половине 1990-х гг. скинхеды все больше пополняли ряды некоторых карликовых партий радикального направления – Русского национального союза (Русская национальная социалистическая партия с 1998 г.)96 Константина Касимовского97, Национального фронта (ПНФ) Ильи Лазаренко, Народной национальной партии А. Иванова (Сухаревского). Скинхедская группа «Солнцеворот»98 Артема Талакина (Лютый) являлась молодежным крылом петербургского неоязыческого «Союза венедов», а он сам одно время мечтал стать признанным вождем скинхедов и даже обучил до 300 подростков. Но его честолюбивым планам сбыться было не суждено. В середине 1990-х гг. при «Союзе венедов» действовала и скинхедская группа «Волоты», нападавшая на гастарбайтеров. Со скинхедами, как мы знаем, работает и Ю. Беляев99. Кроме того, скинхедов к своей деятельности привлекает неоязыческий «Союз славянских общин славянской родной веры», штаб-квартира которого располагается в Калуге. Не случайно среди акций скинхедов встречаются надписи «Долой христианство», сопровождающиеся свастикой, которые наносятся на стены монастырей100. Кое-где скинхеды имели влиятельных покровителей, как это было в Пскове, где им оказывал поддержку заместитель председателя Псковского областного собрания депутатов А. Н. Христофоров, состоявший в ЛДПР. Разделяя их идеологию, он как-то в своем телеинтервью представил Россию «арийской страной» и, отождествив с «арийцами» только славян и европейцев, назвал всех остальных «цветными»101. В Ижевске скинхеды из организации «Народная воля» использовались местной властью для борьбы с политическими оппонентами102.

Вскоре после того, как 30 октября 2001 г. скинхеды устроили погром на Царицынском рынке, Иванов (Сухаревский) заявил о том, что якобы началась третья мировая война против «массового нашествия людей с Востока». Бойцами в этой войне он называл подростков, «объединившихся по голосу крови», которыми он необычайно гордился. Он пророчил, что «через год-другой уже вся Москва поднимется на борьбу и их всех (иммигрантов. – В.Ш.) просто перебьют»103.

Впрочем, в целом скинхеды не составляют какой-то организованной структуры и с недоверием относятся к каким бы то ни было формальным организациям. Это – скорее сетевое слабо оформленное движение, члены которого столь же быстро собираются в стаи для одномоментного действия, как и распадаются. Скинхеды подчеркивают, что в отличие от германских нацистов, которые были партией, сами они представляют собой «субкультуру»104. Между тем, в одиночку скинхеды существовать не могут. Они обычно действуют небольшими группами, величина которых зависит от характера акций. Последние подразделяются на «патрулирование» (поиск и избиение людей «неславянской» внешности, в котором участвуют 3-10 чел.), погром (нападение 15-30 чел. на рынки, кафе, школы), рейд (нападение на места проживания «чужаков»), махач (драки с футбольными фанатами, рэпперами и пр.)105. Изучение уголовных дел показывает, что такие нападения заранее планируются, для чего, например, производится предварительная разведка для изучения места будущего побоища и путей отхода. Поэтому в группе всегда есть лидер, отличающийся авторитаризмом и единолично принимающий решения. В его руках находится сбор информации, выработка стратегии, организация акции и руководство «боем», а также формулирование морально-ценностных установок, поддержание дисциплины и введение санкций против ее нарушителей106.

В ряде больших городов известны крупные и достаточно организованные группы скинхедов. Из них в столице первыми были группировки «Московский скинлегион» и «Кровь и честь», насчитывавшие до 200-250 чел. каждая. «Московский скинлегион» был тесно связан с РНС Касимовского, но после суда над тем прекратил свое существование. Зато с 1998 г. стала действовать новая группа «Объединенная бригада 88» (ОБ-88), возникшая из слияния «Белых бульдогов» с «Лефортовским Фронтом». Еще позднее появилась Hammerskins-Russia. Считается, что «Кровь и честь» и Hammerskins-Russiaбыли тесно связаны с одноименными скин-группами на Западе107. «Объединенная бригада 88» после Царицынского погрома объявила о самороспуске, но, по словам Тарасова, ее ядро просто ушло в подполье. Зато в начале 2000-х гг. к уже имеющимся группам добавились «Русская цель», «Русская атака», «25-й час», «Формат-18» и др.108

Среди скинхедов все чаще встречаются девушки. В Москве имеются и женские организации «Стальные магнолии», «Русские девушки», но первая женская группа «Волчицы» сформировалась еще в 1997 г. в Ярославле109. Недавно в Челябинске была обнаружена группа «Валькирия», состоящая из студенток, активно участвующих в «уличных боях»110. А в январе 2009 г. в Свердловской области были выявлены две группы скинхедов, возглавлявшиеся девушками.

В Петербурге действовали скинхедские группы «Русский кулак» (400 чел.), Totenkopf (150 поклонников рок-группы Totenkopf) и «Солнцеворот», в Нижнем Новгороде – «Север» (300 чел.), в Иванове – «Бритоголовое братство», в Ярославле – White Bears, в Орле – «Белые волки», в Ижевске – «Народная воля», в Новосибирске – «Братство скинов» («Белое братство»), в Тюмени – «Северный альянс»111. В Пскове под руководством «арийца Гоши» (Г. Павлова) действовала группа из 200 скинхедов, считавшаяся филиалом «Партии Свободы». Даже в Йошкар-Оле (Марий Эл) заявили о себе скинхеды (группа БС-12), мечтавшие при попустительстве властей очистить город от кавказцев112. В Сургуте первые скинхеды появились в 1999 г., а к 2005 г. их в округе было уже около 120 чел. В 2002 г. за ними уже числились убийства кавказцев и таджиков.113 В Самаре в 2001 г. насчитывалось до 200 скинхедов, а в Воронеже – до 150.

При этом нападения скинхедов на иностранных студентов особенно участились в Воронеже в 2005 г., где тогда действовала такая группировка как «Белый патруль», которая иной раз привлекала членов спортивного клуба «Витязь»114. В Челябинске в начале 2000-х гг. действовала группа «Камелот», которую в 2004 г. сменили «Викинги» – обе занимались разбоями на рынках Южного Урала. В Карелии имеется «Общество скинхедов республики Карелия». В Ухте недоброй славой пользуется группа «Питбуль». В Ростове-на-Дону и Ростовской области сотрудники правоохранительных органов насчитали в 2005 г. от 200 до 500 скинхедов115. Кроме того, в начале 2000-х гг. скинхеды действовали уже в Брянске, Калининграде, Вологде, Череповце, Костроме, Саратове, Волгограде, Екатеринбурге, Нижнем Тагиле, Иркутске и ряде других городов116.

В последние годы число называющих себя «чистильщиками» скинхедов быстро росло. В 1992 г. в Москве их насчитывалось едва ли больше десятка, а в 1993-1994 гг. это число увеличилось в 15-20 раз. Если в 1996 г. во всей России насчитывалось не более 7-8 тысяч скинхедов и они представлялись еще чем-то экзотическим117, то десять лет спустя в одной лишь Москве их численность доходила до 5,0-5,5 тыс. чел. Правда, в 1998-2000 гг., когда чересчур активная противоправная деятельность скинхедов обратила на себя внимание не только СМИ, но и милиции, численность скинхедов временно сократилась, и, как утверждает С. Беликов, они стали освобождаться от случайных людей118. Но вскоре движение снова ожило. В 2001 г., по прикидкам некоторых экспертов, их в России было уже до 10-20 тыс. человек119. Через два года, по данным А. Тарасова, их численность достигла в России 40 тыс. человек, а еще через год – 50 тыс. человек, тогда как, по сведениям американской Анти-диффамационной Лиги, на весь остальной мир приходится 70 тыс. скинхедов. По словам экспертов, сегодня в России насчитывается до 60-65 тыс. скинхедов и их можно встретить уже в 85 городах120.

Статистика, которой оперирует МВД, отличается иными цифрами. По этим данным, в 2003 г. во всей России было 15-20 тыс. скинхедов. Из них в Москве и Московской области насчитывалось 5 тыс., а в Петербурге – 3 тыс. скинхедов121. В своем выступлении в Госдуме 17 мая 2006 г. министр внутренних дел Р. Нургалиев признал, что на учете в милиции тогда находились 6 тыс. радикально настроенных подростков122. Но спустя год он называл уже совершенно другие цифры: правоохранительным органам были известны 98 тыс. подростков, входящих в группы антиобщественного и экстремистского порядка, и на учете стояли около 150 неформальных молодежных объединений, склонных к радикальным действиям123. А в 2009 г. власти Петербурга насчитали среди подростков чуть более 1000 скинхедов и около 500 футбольных фанатов124.

Максимальные цифры, приводимые правозащитниками и представителями правоохранительных органов, вызывают определенный скептицизм, если сопоставить их с числом нападений скинхедов и их жертв, которые, как мы увидим ниже, исчисляются сотнями. Такие расхождения могут вызываться рядом факторов: либо статистика преступлений скинхедов страдает разительной неполнотой (и есть определенные основания так думать), либо большинство скинхедов проявляют интерес лишь к скинкультуре (одежда, стиль поведения, музыка и пр.), но избегают участия в насильственных действиях, либо эффективность нападений скинхедов в целом крайне низка, либо приводимая численность скинхедов сильно завышена. Скорее всего все эти факторы искажают реальную картину. Действительно, по признанию правозащитников, точного числа скинхедов сегодня никто не знает125. Тем более без специального исследования сложно отделить идейных скинхедов от «скинхедов-хулиганов», участвующих в драках за вознаграждение или просто из интереса126.

Определенную роль в росте численности скинхедов сыграли СМИ, которые в апреле 2002 г., опасаясь новых акций скинхедов ко дню рождения Гитлера, многократно обсуждали идеологию скинхедов и даже брали интервью у Иванова (Сухаревского) и Токмакова. Тем самым, последние получили долгожданную площадку для пропаганды своих неонацистских, расистских и антисемитских взглядов127. Сегодня уже не секрет, что широкое освещение журналистами деятельности скинхедов привлекало в их ряды новые отряды молодежи, особенно, провинциальной. Тарасов даже полагает, что само появление первых скинхедов в России было связано с принесенными СМИ знаниями о западных скинхедах128. Поэтому журналистам следовало бы прислушаться к рекомендации В. А. Тишкова и лишить радикальных политиков возможности широко рекламировать свои взгляды и действия в СМИ129.

Глава 5. Скинхеды и их благожелатели

В постсоветской России наблюдался резкий рост подростковой преступности. По словам министра внутренних дел России Р. Нургалиева, в начале 2000-х гг. ежегодно в милицию попадали более 1 млн. юных правонарушителей. Только в 2005 г. с ними были связаны 1200 убийств, 3200 разбойных нападения и 18 тыс. грабежей. Каждый год к уголовной ответственности привлекались 150 тыс. подростков, причем среди них все чаще встречались и девушки: например, только в 2005 г. последние совершили 13 тыс. преступлений. Радикалы-скинхеды составляли лишь малую часть таких нарушителей. Однако их деятельность представляла особую опасность, так как способствовала распространению в России расизма с присущими ему презрением и ненавистью к людям иного физического облика вплоть до издевательств над ними и избиений как «низших существ»130.

Как подчеркивает Тарасов, во второй половине 1990-х гг. бедным подросткам было не по карману то обмундирование, которое требовалось скинхеду. Он полагает, что в крупных городах речь должна была идти главным образом о выходцах из среднего класса, чьи родители занимались мелким и средним бизнесом. Поэтому их агрессия против «чужеземцев» и «инородцев» могла, по его мнению, объясняться страхом конкуренции131. Действительно, период реформ привел не только к росту атомизации и индивидуализма в российском обществе, но поставил россиян перед лицом жесткой конкуренции. Более всего это сказалось на молодежи (до 26 лет), привив ей повышенную агрессивность и готовность бороться за место под солнцем, не считаясь ни с какими моральными принципами. При этом, как показывают социологические опросы, многие не надеялись на свои силы и хотели бы опираться на поддержку государства, причем у молодежи в начале 2000-х гг. даже наблюдался рост таких настроений132. Не находя ожидаемой поддержки, определенная часть молодежи стремится решить проблему, как умеет, т. е. не столько заботясь о повышении своей конкурентоспособности, сколько прибегая к нелегитимным силовым методам.

Задумываясь о причинах кризиса, в котором оказалась страна и который привел к понижению уровня жизни их семей, подростки жадно ищут причину этого. Любопытно, что виновных они готовы искать, прежде всего, среди этнических «чужаков», приезжих иной национальности или расы. Они полагают, что корень зла следует искать в доминировании «инородцев» и что положение может спасти только построение «чисто национального государства». Некоторые эксперты считают такие рассуждения закономерными и естественными133. Однако возникает вопрос, почему поиск врагов ведется в иной этнической, а не социальной среде. Иными словами, почему в таких обстоятельствах возникает этнорасовая, а не классовая ненависть?

Разумеется, большую роль в этом сыграли дискредитация марксизма и отказ от социально-классового подхода как объяснительной парадигмы, сопутствовавшие падению коммунистического режима. Их место заступил миф об этносе и нации как «естественных общностях», основанных едва ли не на единстве крови. В этом сказалась неистребимость наследия обществоведения последних советских десятилетий, которое не только не было преодолено, но при содействии немалого числа российских ученых было подхвачено и вульгаризировано как системой образования, так и политиками и журналистами. Кроме того, в этом были заинтересованы бывшие советские и комсомольские работники, которые, сохранив в новых условиях бразды правления и неожиданно получив доступ к несметным богатствам, стремились отвести от себя гнев народа, недовольного методами и результатами приватизации бывшей общегосударственной собственности. Именно при их поддержке в российской системе образования необычайную популярность получил цивилизационный подход, создающий благоприятную атмосферу для расцвета ксенофобии и расизма, для поиска виновных среди «чужаков»134.

Особую роль в развитии движения скинхедов играют их идейные наставники. Ведь как свидетельствует один из скинхедов, «большинство скинхедов – это очень молодые люди, которые не знают, куда себя девать. Они хватаются за эту идею (идею «арийской идентичности» – В.Ш.), она обращена именно к ним. Им важно идентифицировать себя с группой сверстников. Так проще жить». По его словам, высокая доля подростков среди скинхедов – а, как правило, речь идет о парнях в возрасте до 17-18 лет – определяется тем, что они по закону не подлежат судебному преследованию135. Более взрослые приверженцы «арийской идеологии» избегают прямого участия в нападениях на «инородцев», ибо вовсе не стремятся оказаться за решеткой. Между тем, именно они направляют энергию скинхедов в нужное русло136. Но в самое последнее время возникла новая тенденция: среди скинхедов появляется все больше двадцатилетних юношей, которые не спешат оставлять свои прежние занятия. При этом немалое их число уже имеют тюремный опыт137. Как мы увидим ниже, этому соответствует и переход к методам терроризма – устройствам взрывов в людных местах.

К середине первого десятилетия XXI в., по наблюдениям Тарасова, скинкультура расслоилась и стала гораздо более многообразной. Во-первых, произошла смена поколений; во-вторых, эволюции скин-движения в крупных городах соответствовало его расползание по провинции, причем, если в крупных центрах среди скинхедов сегодня преобладают представители среднего класса, то в провинциальных городах, куда эта мода пришла позднее, скины по-прежнему рекрутируются из беднейших слоев населения; в-третьих, движение скинов в крупных городах политизировалось, и на смену аморфным сетевым организациям пришли более структурированные и дисциплинированные группы (типа «Русской цели» в Москве и «Шульц-88» в Петербурге), объединенные расовой идеологией; в-четвертых, часть скинхедов пополнили неполитизированные криминальные молодежные группы, чего нет на Западе и что составляет специфику России138. Как полагает Тарасов, «современное состояние неполитизированной молодежной среды таково, что расизм и ксенофобия уже не воспринимаются ею как что-то чуждое». Кроме того, если в 1990-х гг. скинхеды выступали оппозицией власти, которая воспринималась как «чужеродная»139, то затем они проявили склонность к ее поддержке140, в особенности, если речь шла об ужесточении миграционной политики. Наконец, в ответ на более активные действия милиции по борьбе с криминалитетом скинхеды начали отказываться от характерной ранее внешней атрибутики, что затрудняет их выявление141.

Стимулом, вдохновляющим провинциальных скинхедов, нередко служат телерепортажи о деятельности бритоголовых в федеральном центре. Например, именно так в 2002 г. и появилась на свет группа «скинов-арийцев» в Новосибирске. Свою задачу они видели в борьбе за превосходство «белой расы». Полагая, что местные русские испытывали угнетение со стороны «оккупантов», т.е. торговцев из Центральной Азии, они нападали на таджиков и узбеков, требуя, чтобы те «убирались к себе на родину»142. Новосибирские скинхеды были арестованы в 2002 г., но через два года аналогичная группа сформировалась в г. Бердске Новосибирской области, где она, похоже, работала не столько по идейным соображениям, сколько на заказ143.

Сегодня у скинхедов имеются и свои писатели, всеми силами пытающиеся представить это движение в самом выгодном для него свете. Например, в вышедшей недавно повести ее автор показывает скинхедов благородными рыцарями, патриотами и идеалистами, защищающими слабых. При этом преступность и жестокие убийства приписываются, прежде всего, кавказцам и цыганам. Если же скинхеды и нападают на них, то это объясняется «благородной местью» за насилия над русскими. Но в целом автор отводит от них такого рода обвинения, доказывая, что речь идет о чудовищной провокации, организованной некими иностранными спецслужбами144. Правда, хорошо осведомленному автору не удается утаить расистские настроения, господствующие в описанной им среде. Выясняется, что скинхеды хорошо знают расистские тексты (Ганса Гюнтера, Владимира Авдеева и др.), размещенные на веб-сайтах. Кроме того, они разделяют идеи «культурного расизма» и заявляют, что при всем уважении к «ниггерской культуре» они хотят, чтобы африканцы жили в Африке, ибо в противном случае «ниггерская культура губит нашу»145. Показательно, что книга заканчивается словами православного священника, разделяющего идеи, изложенные автором: «Русский народ просыпается. И я уверен в нашей победе. Потому что с нами Бог»146. Все это должно вдохновить скинхедов, показав им, что их деятельности обеспечена массовая поддержка со стороны общества, включая священников и милицию.

Действительно, агрессивной деятельности скинхедов способствует окружающая их благожелательная среда. Исследование московских и челябинских специалистов показало, что большинство скинхедов (соответственно 56% и 86%) ощущали терпимое отношение окружающих к своей радикальной деятельности147. По словам одного скинхеда, «другие нас поддерживают. Бабули косятся, но говорят: “Правильно делаете, от черных жизни не стало”». Не одобряя его поступков, его собственная бабушка вполне разделяет его идеологию: «Черные себя сами плохо ведут. У нас много мальчиков во дворе, которые головы бреют – а черные на них нападают. Не знаю, сами или после того, как их ребята задирать начнут – таких тонкостей я не знаю; но нападают. Вообще наглые они»148. А вот, какие идеи обуревают 37-летнего московского бизнесмена: «Я считаю, что черные (кавказцы, африканцы, индусы – не важно) либо должны сидеть в своих странах, либо, если уж приезжают сюда или куда-то еще, должны подчиняться законам и традициям той страны, в которую они приехали, а не насаждать собственный порядок. Посмотрите на США, чего они добились со своей демократией, или на Францию после того, как Миттеран позволил черным понаехать. Они теперь не могут расхлебать ситуацию с преступностью… В России, в частности в Москве, такая же ситуация». В свою очередь, по словам 34-летнего московского врача, «если так пойдет, сюда будут приезжать кавказцы в таких количествах, а с востока будут наступать китайцы в еще больших масштабах, от нас как от русской нации уже через пятнадцать лет ничего не останется. В обществе нет национальной идеи, у нас даже выражать опасение за судьбы нации считается национализмом. А попробуйте сходить на рынок и поспорить с черными по поводу их нации – они налетят вместе и вас побьют. У них-то как раз национальное самосознание намного сильнее развито, чем у русских». По словам проводившей опрос журналистки, у этих людей доминирует идея о том, что «черные приезжают сюда и привносят в нашу культуру элементы своей, чуждой нам, тем самым ее разлагая»149.

Такие настроения рождают подозрительность и недоброжелательность в отношении людей с темной кожей или вообще «чужаков». Достаточно лишь небольшого повода для того, чтобы они дали взрыв ксенофобии. Например, когда в начале 1998 г. в прессе появилась информация об аресте группы нигерийцев, занимавшихся наркоторговлей, обыватель перенес это на всех африканцев, что позволило скинхедам получить дополнительную общественную поддержку и укрепило их уверенность в справедливости своих действий150.

  1. В. А. Шнирельман «Чистильщики московских улиц» (1)

    Документ
    Работа выполнена по проекту «Анализ распространенных стереотипов в молодежной среде, выработка и реализация мер по преодолению влияния их негативного аспекта» в рамках среднесрочной городской целевой программы «Москва многонациональная:
  2. В. А. Шнирельман «Чистильщики московских улиц» (2)

    Документ
    Работа выполнена по проекту «Анализ распространенных стереотипов в молодежной среде, выработка и реализация мер по преодолению влияния их негативного аспекта» в рамках среднесрочной городской целевой программы «Москва многонациональная:
  3. В. А. Шнирельман «чистильщики моско вских улиц»

    Книга
    Работа выполнена по проекту «Анализ распространенных стереотипов в молодежной среде, выработка и реализация мер по преодолению влияния их негативного аспекта» в рамках среднесрочной городской целевой программы «Москва многонациональная:
  4. Сергей Беликов

    Документ
    НАЦИ-боевики. Участие молодёжи в деятельности боевых террористических организаций как дестабилизирующий фактор межнациональных отношений в современной России.
  5. Бюллетень новых поступлений в Фундаментальную библиотеку январь 2008 г

    Бюллетень
    В бюллетень вошла учебная, учебно-методическая, научная и художественная литература, поступившая в Фундаментальную библиотеку в январе 2008 г. Материал расположен в систематическом порядке по отраслям знаний, внутри разделов – в алфавитно-хронологическом.
  6. Похоже, что в социальных и гуманитарных науках спрос на идеи есть всегда, и всегда есть неудовлетворенность их современным арсеналом. Вэтнологии и социально-кул

    Документ
    Похоже, что в социальных и гуманитарных науках спрос на идеи есть всегда, и всегда есть неудовлетворенность их современным арсеналом. В этнологии и социально-культурной антропологии за 20 лет с лишним лет моего руководства институтом
  7. Современный политический экстремизм: понятие, истоки, причины, идеология, организация, практика, профилактика и противодействие. Рук авт колл. Дибиров А. Н. З., Сафаралиев Г. К. Махачкала. 2009. С

    Реферат
    Дибиров А.-Н.З., Сафаралиев Г.К., Пронский Л.М., Ханбабаев К.М., Яхьяев М.Я., Баранов М.В., Барис В.В., Барис Е.В., Билалов Б.А., Бобков А.Н., Дибиров З.
  8. Слово о «голом (или не вполне голом) короле»

    Документ
    Цивилизационный подход рассматривается критически с точки зрения как научной методологии, так и его социальной значимости. Автор показывает, что этот подход не только не отвечает научным требованиям и страдает очевидной декларативностью,
  9. Этнологические и антропологические исследования в академической науке (1)

    Документ
    В 2003 г. Институт этнологии и антропологии РАН (ИЭА РАН) отметил 70-летие. К этой дате в журнале «Новая и новейшая история» была опубликована статья В.

Другие похожие документы..