Ракетно-космические катастрофы и аварии

Глава 12 Ракетно-космические катастрофы и аварии

12.1 Первая ракетная катастрофа 20 века

# 24 октября 1960 г. на 41 стартовой площадке ракетного полигона Тюра-Там во время подготовки к первому пуску новой боевой баллистической межконтинентальной ракеты Р-16 произошла катастрофа, тяжелее которой не было в нашей истории испытаний ракет. Погибло более ста человек.

Замечаний во время предстартовых испытаний ракеты было выявлено так много, что трое суток подряд стартовый расчет подготовки и пуска работал по устранению замечаний с минимальным отдыхом, поспав в сутки час – другой, где придется. Председатель Госкомиссии маршал артиллерии Митрофан Неделин предлагает на ее заседании работать так, чтобы сделать подарок стране к 43 годовщине Октября. Так тогда было принято и это было нормой поведения почти всех граждан СССР. Техническая незавершенность, спешка, нарушение правил и мер безопасности во время проведения особо опасных работ на стартовой позиции, когда даже Главком ракетных войск М. Неделин сидел на стуле неподалеку от заправленной ракеты, на которой проводились доработки, не могли не привести к катастрофе. Она, к сожалению и произошла.

&& Ракетный треугольник: С. Королев-М. Янгель -В. Глушко.

К 1960г. на главной арене ракетно-космической отрасли в СССР действовали выдающиеся Главные конструкторы ракетно-космических систем, стоящих во главе своих школ: С. Королев, М. Янгель, В. Макеев( ракеты морского базирования). Королев, кроме чисто космических программ, вел и большую конструкторскую работу по созданию боевых межконтинентальных баллистических ракет. И, если в космических программах равных ему не было, а, следовательно, не было и конкуренции, то в создании боевых межконтинентальных ракет соперник в конкурентной борьбе обозначился уже несколько лет назад, когда в1954 г М. Янгель становится Главным конструктором боевых ракет в Днепропетровске. Макеев успешно занимался разработкой ракет морского базирования, продолжая начатое Королевым дело создания морских ракет. Подводные лодки, на которых он размещал ракетные системы, имели две отличительные черты от наземных стартовых комплексов, которые делали их по сути неуязвимыми: скрытность передвижения под водой Мирового океана и возможность произвести запуск боевой ракеты из-под воды. У Макеева и Королева и у Макеева с Янгелем интересы не пересекались. Они не были конкурентами.

В жизни хуже не бывает ситуации, когда твой бывший подчиненный начинает быстрый карьерный рост и становится твоим начальником. Так случилось в начале 60-х, когда М. Янгель из заместителей Королева становится его начальником – Директором НИИ-88, в состав которого в качестве структурного подразделения входило СКБ (специализированное) Королева. Уже тогда они не могли определиться в отношениях между собой: НИИ-88 создано для ОКБ-1 или наоборот. Янгель требовал от Королева безоговорочного подчинения, как в личном плане, так и в выполнении программ НИИ-88. В жизни нет идеальных подчиненных, равно как и идеальных начальников. Любой начальник любит поучать и учить, каким бы он скромным и умным не был. Раньше Королев поучал Янгеля, когда тот начинал работу у Королева в качестве начальника отдела. Теперь Янгель в силу занимаемой должности поучал Королева. Вот тогда-то между двумя выдающимися личностями, Королевым и Янгелем пробежала маленькая черная ракетная кошка, которая имела устойчивую тенденцию к росту до размеров до тигра. С 1954 г. они вроде бы на равных: оба главные конструкторы ракетных КБ. Но у Янгеля тогда не было возможности включиться в конкурентную борьбу с Королевым за государственный заказ: все время у него уходит на развертывание производства королевских ракет от Р-1 до Р-5 включительно. Из-за дефицита времени собственной конструкции ракеты у Янгеля еще не было. Необходимо учесть, что Янгель уехал из Москвы вовсе не затем, чтобы делать в Днепропетровске ракеты Королева, а не свои собственные. И В. Глушко был начальником Королева в течение длительного времени по работе в «шарашке» в Казани, где оба отбывали срок наказания.

Их обоих освобождают из тюрьмы по ходатайству генерала Льва Гайдукова. Гайдуков по указанию своего непосредственного начальника Георгия Маленкова делает все возможное, чтобы убедить министра вооружений Дмитрия Устинова в необходимости изучения опыта немецких ракетных специалистов, заполучить образцы немецких «ФАУ» и, самое главное, завладеть немецкой технической документацией для их производства. А для этого необходимы специалисты-ракетчики, которые в это время сидели в специальных тюрьмах (в народе им присвоили имя - «шаражки»). Королев начал в предвоенные годы путь заключенного с череды пересыльных тюрем, пока не добрался до золотых приисков Колымы в 1938 г. Глушко срок наказания отбывал в «шаражках». Оба они, как и сотни других первоклассных специалистов в различных технических областях, связанные по работе так или иначе с деятельностью Тухачевского, оказались в спецтюрьмах и лагерях, в основном в далекой Сибири. В начале войны Л. Берия осенило: хотя это и чуждые элементы, но пусть они трудятся там, где могут принести больше пользы. Вот и оказался и Королев, и Глушко в Туполевском КБ в Казани, превращенного в тюрьму. Л. Гайдуков рискует, обращаясь напрямую к И. Сталину с письмом, минуя Л. Берия, в котором просит об освобождении талантливых заключенных. Вождь быстро вник в суть просьбы, и ставит разрешительную визу об их освобождении. Мало того, Сталин разрешает их направить их в командировку в Германию для изучения ракетной техники, сбора ее образцов и технической документации. После возвращения из длительной командировки Сталин принимает не Глушко, а Королева и после длительной личной беседы останавливает свой выбор на нем, как на человеке, способного создать ракеты собственной конструкции. Главным конструктором ракетно-космических систем становится С. Королев, чьи выдающиеся организаторские способности вскоре блестяще проявятся в деле.

Глушко был выдающимся специалистом по проектированию ракетных двигателей, пожалуй, одним из главных среди них, но только в качестве одного из многих смежников, которых было много. Он проектирует мощный двигатель на высококипящих компонентах ракетного топлива для Янгеля, постепенно отходя от Королева все дальше и дальше. Даже всесильный тогда Н. Хрущев не смог их примирить, настолько между ними легла пропасть неприятия друг друга: он только смог развести руками после неудачной попытки их примирения. Академиков такого класса, как Королев и Глушко, не только в СССР, в мире было наперечет, и их надо было беречь во чтобы - то ни стало. Вот и берег их Хрущев. Янгель постепенно набрал силу, создав к 1959 г. основу Ракетных войск стратегического назначения – боевую ракету средней дальности Р-12 и форсировал создание боевой межконтинентальной ракеты Р-16. Вопрос выбора боевой межконтинентальной ракеты стоял тогда остро. И Хрущеву, с учетом мнения МО СССР Родиона Малиновского, предстояло решить какую же из межконтинентальных ракет принять на вооружение: Янгеля или Королева. Это обстоятельство чрезвычайно обостряло отношение между ними. Ведь выболр твоей ракеты означал состоявшийся факт нахождения в обойме лиц, ставших соратником Хрущева и первых лиц государства. Это почет и слава, награды для них и материальные блага для их подчиненных, развитие научно-материальной базы. Вот почему создание янгелевской ракеты Р-16 шло под лозунгом « Во чтобы ни стало обогнать Королева»! Отсюда ураганный темп работы и неизбежная при этом спешка, которая, как известно, до добра не довела еще никого. Какие уж тут добрые отношения внутри этого треугольника! Это был фон, на котором проходили летно-конструкторские испытания Р-16, без которого невозможно понять глубинные причины катастрофы и ту спешку с ее пуском именно к 43 годовщине Октября. И люди, входящие в школы наших двух выдающихся конструкторов, равно, как и боевые расчеты по подготовке и пуску ракеты Янегеля Р-16 и ракеты Королевы Р-9, волей – неволей были втянуты в эту ракетно-гражданскую войну.

Даже до сих пор между представителями этих школ пробегает ракетная кошка под именем: наши ракеты были лучше ваших. А королевская Р-9 выйдет на первый пуск только 9 апреля 1961г. из-за неготовности двигателя для первой ступени конструкции Глушко.

&& &Стартовая горячка.

Ракету Р-16 вывезли на стартовую позицию в конце октября 1960 и установили на пусковой стол. Дошла очередь до электрических испытаний и подготовка ракеты к заправке. Никогда ни на одном пуске все благополучно не бывает. Все шло на 41 стартовой площадке к проведению пусковых операций. Баки горючего и окислителя двух ступеней ракеты заправлены высококипящими самовоспламеняющимися компонентами топлива: несимметричным диметилгидразином и азотным тетраксидом. Оба компонента токсичны и могут вызвать отек легких, если не работать с ними в специальных ракетных комплектах и противогазах. При проведении очередного подготовительного цикла к запуску двигателей - подрыву мембран в магистрали окислителя (они перекрывали путь истечения компонентов топлива в камеру сгорания), оказалось, что вместо мембран второй ступени были подорваны мембраны первой ступени. А вслед за ними самопроизвольно подорвались пиропатроны отсечных клапанов первой ступени. В этом случае отсечные клапаны закрываются. Как выяснилось в ходе разбирательства, наземный пульт оказался неисправным и работал по известной только ему логике. Это было для разработчиков пульта и испытателей сильным шоком и свидетельствовало о конструктивных недоработках и производственных дефектах пульта подрыва мембран.

Этот вечер и ночь 23 октября закончились многочасовым схемным анализом, чтобы понять: что происходит с электрической схемой системы управления ракеты. К утру разобрались и наметили план работ на день 24 октября. Решение принимается такое: веры пульту нет, подрыв мембран будет осуществляться по автономным цепям от индивидуальных источников питания. А в такой ситуации, как мне кажется, Королев заставил бы всех, невзирая на чины, прекратить работы на стартовой позиции, компоненты топлива слить, ракету немедленно убрать со стартовой позиции. И в спокойной обстановке дать возможность руководству пуска разобраться во всех деталях. И только после этого далее действовать по принятому решению. Это был его стиль, изменить который никто не мог ни при каких обстоятельствах. Конечно, легко рассуждать после событий, а не до них. Но эта трагическая страница в истории испытаний 24 октября 1960г. на 41 испытательной площадки боевых баллистических межконтинентальных ракет конструкции М. Янгеля должна быть прочитана до конца. Хотя бы для того, чтобы таких трагедий не было больше.

Катастрофа.

Настал вечер трагического дня 24 октября. Боевой расчет после трехсуточной, почти непрерывной работы на стартовой позиции не только смертельно устал, отдыхая урывками, он потерял обостренное у испытателей чувство опасности. Взамен этого появилось чувство, близкое к безразличию. При испытаниях, длившимися несколько суток кряду, так и бывает по жизни. К сожалению, это хуже всего. Техническое руководство, возглавляемое М. Янгелем со стороны представителей промышленности и военное руководство, представляемое лично Главнокомандующим Ракетными войсками стратегического назначения главным маршалом артиллерии М. Неделиным и начальником полигона Тюра-Там полковником Константином Герчиком в целом обстановкой владели, получая к тому же и полную информацию от своих подчиненных, кроме возможного прогноза

Все они находились на стартовой 41 площадке, старательно вникая в ход подготовкиракеты к пуску. М. Неделин сидел на стуле, который был поставлен прямо на стартовой позиции в непосредственной близости от заправленной ракеты: ему было так удобно отслеживать ход предстартовых операций. И он был действующим Главкомом ракетных войск, какими были Главкомы ВМФ и ВВС в смысле профессионализма. И, будучи профессионалом, он не мог не понимать, что подобный ход подготовки уже заправленной ракеты к пуску, когда выявленные серьезнейшие замечания, в корне меняя технологию пуска, могли привести к непредсказуемым последствиям. А вот какими трагическими они стали, он, конечно, не мог и даже мысленно представить себе. Чувство тревоги заставляло его не покидать стартовой площадки. А ведь Неделин имел вокруг себя многочисленную свиту из военных, которая все время вилась вокруг него, мешая не только ему, но и боевому расчету, у которого невольно рассеивалось внимание. По существующим правилам и мерам безопасности на стартовой позиции должны были находиться лишь те номера боевого расчета, которые непосредственно выполняли действия согласно графику подготовки и пуска именно в отведенное им время. Проводить всякого рода эксперименты без тщательного схемного анализа на заправленной компонентами топлива ракете, было категорически нельзя ни под каким благовидным предлогом! Все словно были загипнотизированы необычайно важным делом: во чтобы бы то ни стало устранить недостатки, мешающие запуску Р-16.

А в такой обстановке и случилось то, случилось: в пультовой номер боевого расчета(он так и остался неизвестным лицом), очевидно, заметив, что программный бортовой токораспределитель (программный механизм) находится не в исходном состоянии. И запустил его, для того, чтобы привести его в исходное состояние. Конструкторская разработка по запуску двигателя второй ступени была выполнена технически так, что повышалась надежность запуска двигателя путем введения дублирующей цепи запуска двигателя автоматически от работы программного токораспределителя. В этом случае команда на запуск двигателя второй ступени проходит еще и от ламели токораспределителя. Так это и произошло, и цепь запуска двигателя второй ступени замкнулась. Но это должно было происходить только в полете ракеты, после того, как закончит работу ракетный двигатель первой ступени и в том случае, если не сработает штатная схема запуска двигателя второй ступени». А на стартовой позиции, в ходе технического эксперимента вынужденно сняли все блокировки цепей запуска ракетных двигателей обеих ступеней.

Цепи запуска двигателя второй ступени остались незащищенными от образования случайных цепей запусков двигателя. Ракетчики обязательно страхуются, вводя так называемую поправку на «дурака », кроме всех обычно действующих блокировок. Программный токораспределитель по пути прихода в нулевое положение и образовал цепь запуска двигателя второй ступени. Двигатель запустился, и огромное хвосты раскаленных газов мгновенно сожгли множественное количество человеческих тел, облепивших мачты обслуживания, примыкающих мостками к ракете. Через секунды заполыхал первый ракетный блок, который загорелся и почти тут же взорвался. Взрыв оглушающей силы расплескал компоненты топлива по всей стартовой площадке и дальше ее на многие десятки метров, сжигая все и всех, кто оказался на пути огненного потока. Я видел кадры документального кинофильма, который снимала наша полигонная фотолаборатория. Это так называемое документирование процесса подготовки и пуска, проводящееся из разных точек, где в бетонных укрытиях располагаются кинокамеры. Меня тогда потряс кадр: бегут, пытаясь убежать от огненного вала два солдата срочной службы в защитных костюмах ракетчика КР-2, держа каждый одной руке приспособление, которое они так и не бросили, хотя оба горели, как два факела, несмотря на то, что пожарный поливал их пеной. А почему это были солдаты, а не офицеры следует из того, что офицеры не переносили, как правило, приспособлений. Смотреть этот фильм было невыносимо страшно и больно, потому что эту ситуацию, даже много лет спустя, мы, офицеры-заправщики примериваем на себя -в течение трех лет я был начальником испытательной группы заправки космических кораблей. Я сам носил такой костюм при тренировках или при работе в заправочном зале с компонентами ракетного топлива, аналогичных компонентам топлива, применяемых на Р-16, когда я был начальником испытательной группы заправки компонентами топлива и сжатыми газами космических корабле. И мы работали с теми же компонентами топлива--тетраксидом азота и нессиметричным демитилгидразином. Их вредность я знаю на практике. А тогда, в октябре 1960 г. я был молодым лейтенантом и служил на второй площадке, где Главным Конструктором был С. Королев. От нас по прямой до 41 стартовой площадки было примерно 17 - 20 км. В конце октября 1960 г. было уже прохладно. Мы не знали точного времени пуска янгелевской ракеты Р-16, которого так ожидал весь полигон. И мы заранее, часа за полтора до предполагаемого времени пуска вышли из офицерского общежития, чтобы посмотреть на пуск Р-16, чтобы успеть, не торопясь, выйти за пределы строений жилой 2 площадки, где в открытой степи можно было посмотреть пуск ракеты. Проходя мимо пожарного депо площадки №2, расположенного рядом с нашим офицерским общежитием, мы увидели как с работающими сиренами по направлению к развилке дорог, ведущей на 41 площадку, из него выехали две пожарные машины. Расспросить дежурного по пожарной команде о причине экстренного вызова не составило труда. Со всех площадок (их было всего несколько на тот период) туда были переброшены все пожарные машины полигона.

  1. Ракетно-космический комплекс украина и Таиланд будут сотрудничать в космической сфере

    Документ
    КИЕВ. Президент Украины Виктор Ющенко назначил Игоря Дрижчаного заместителем Секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины. Соответствующий указ подписан 30 ноября, сообщает Укринформ.
  2. Проблемы освоения космоса Воздействие ракетно-космической техники и воздушных судов гражданской авиации

    Анализ
    Районы падения отделяющихся частей ракет-носителей. Основными факторами негативного воздействия ракетно-космической деятельности на окружающую природную среду в районах падения отделяющихся частей ракет-носителей являются:
  3. Космические путешествия: наука, образование, практика материалы Международной научно-практической конференции

    Документ
    Космические путешествия: наука, образование, практика. Материалы Международной научно-практической конференции 2 декабря 2010 года. – К.: КУТЭП, 2010.
  4. П. А. Вертинский геоэкологические проблем современной ракетно космической деятельности (избранные статьи и письма) 2008, 180 с

    Документ
    В настоящем тематическом сборнике помещены статьи автора, обобщающие публикации в течение последних четырёх - пяти лет в различных, включая и ИНТЕРНЕТ - изданиях (см.
  5. По материалам книги В. В. Порошкова Ракетно-космический подвиг Байконура

    Документ
    Космодром Байконур родился в ходе холодной войны и гонки вооружений, когда правительство СССР лихорадочно искало противовес ядерной угрозе Соединенных Штатов Америки, исходящей с их территории и с их многочисленных баз, окружающих
  6. Администрация сельского поселения Фруктовское

    Документ
    Об утверждении Плана основных мероприятий по предупреждению заноса, ликвидации и недопущению распространения заболевания свиней африканской чумой на территории сельского поселения Фруктовское Луховицкого муниципального района Московской
  7. Космическое оружие: дилемма безопасности. Авторы- а. Г. Арбатов, А. А. Васильев, Е. П. Велихов Москва, Мир, 1986

    Документ
    Советские ученые, равно как и целый ряд их коллег из других стран, в том числе из США, еще до известной речи президента Р.Рейгана о «звездных войнах» от 23 марта 1983 г.
  8. Положение о порядке сбора, обработки и обмена информацией в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций (приложение 1)

    Документ
    В соответствии с Федеральным законом №131 ФЗ от 06.10.2003 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» и в связи с изменением системы управления в области защиты населения от чрезвычайных ситуаций,
  9. Возможности ракетно-космических и ядерных технологий для предотвращения глобальных угроз

    Документ

Другие похожие документы..