Ирусью Москва «вече»

ВИКИНГИ

МЕЖДУ СКАНДИНАВИЕЙ

И русью

Москва «ВЕЧЕ» 2009

ББК 63.3(0)4 В43

В43 Викинги. Между Скандинавией и Русью / Авт.-сост. А.А. Фетисов, А.С Щавелев. - М. : Вече, 2009. - 336 с. (Terra Historica).

ISBN 978-5-9533-2840-1

Хорошо ли мы знаем, кто такие викинги - эти великие и суро­вые воители Севера? Какую роль они сыграли в истории Руси? Уже написано немало книг о викингах, об их боевых походах и океан­ских странствиях — вплоть до Гренландии и Северной Америки. Но с каждой, неизвестной прежде сагой (а именно такая встреча ожидает читателя в этой книге!) мы открываем для себя заново за­бытый мир, в котором слагают свои песни седые скальды, и воины бестрепетно встречают смерть, зная, что им завещана светлая Вал­галла.

ББК 63.3(0)4

© Северянин А.С, Щавелев А.С, перевод на русский язык, 2009. © Щавелев А.С, Фетисов А.А., предисло­вие. 2009

© Щавелев А.С, комментарии, 2009 © Шинаков Е.А., Щавелев СП., Щавелев А.С, Литовских E.B., Фетисов А.А., Мура-шева B.B., приложения, 2009 © Фетисов А.А., Щавелев А.С, составление ISBN 978-5-9533-2840-1 и научное редактирование, 2009

© ООО «Издательский дом «Вече», 2009

L ПРЕДИСЛОВИЕ

1. «Сага о йомсвикингах» как литературный памятник и исторический источник

«Сага о йомсвикингах» была написана около 1200 г. (но не позднее 1230 г.) на древнеисландском языке1. Но в этой саге описываются события X в., происходившие в Англии, Скандинавии и на южном побережье Балтий­ского моря. Это произведение полностью до сих пор не переводилось на русский язык. Отрывки из этой саги были пересказаны в книге А.Ф. Гильфердинга «История балтийских славян»2, где представлена суммарная вер­сия политических событий на Балтике в эпоху викингов, включая историю легендарного города викингов Йомс-борга. Небольшой отрывок из этой саги помещен в книге Т.Н. Джаксон3, в отрывке фигурируют лишь географиче­ские термины, связанные с этим последним регионом.

Кроме собственно «Саги о йомсвикингах», те же легендарные воины упоминаются также в других про-

1 См. обзорную энциклопедическую статью: Halldorsson О. Jomsvikinga sage // Medieval Scandinavia. An Encyclopedia / Ed. P. Puisiano. New York, L., 1993. P. 343—344.

2 Гшъфердинг А.Ф. История балтийских славян // Гильфер-дингА.Ф. Собр. соч. Т. IV. СПб., 1874.

3 Джаксон Т.Н. Исландские королевские саги о Восточной Европе (с древнейших времен до 1000 г.). Тексты. Перевод. Ком­ментарий. М, 1993. («Древнейшие источники по истории народов Восточной Европы»). С. 15, 226—227, 237.

170

Викинги

изведениях древнескандинавской литературы — «Саге об Олаве, сыне Трюггви», входящей в «Круг Земной» Снорри Стурлусона1, «Пряди о Стюрбьерне, шведском герое»2, хронике Саксона Грамматика, своде саг «Кра­сивая кожа», «Саге о Кнютлингах», «Драпе о йомсви­кингах» оркнейского епископа Бьярни Кольбейнссона, исландских родовых сагах. Ряд самых развернутых упо­минаний связан с разными версиями «биографии» Ола-ва Трюггвасона. Возможно, все эти отрывки и версии истории йомсвикингов восходят к одному сказанию3. Источником для последнего стали, видимо, прозаиче­ская устная повествовательная традиция и скальдиче-ская поэзия.

Перевод с английского осуществлен по изданию: The Saga of the Yomsvikings / Ed. by N.F. Blake. London, 1962.

Жанровая разновидность саги является предметом дискуссий, сага может относиться как к «сагам о древ­них временах», так и к «королевским сагам», но ряд ис­следователей отмечает, что она достаточно специфична, и предлагает назвать ее «политической сагой». С нашей точки зрения, такое определение несколько абстрактно и тавтологично, поэтому мы обозначим «Сагу о йомсви­кингах» как «дружинную сагу».

Предлагаемый текст мы рассматривали как прекрас­ный повод познакомить читателя с миром дружин ран­него Средневековья и более ранней древности, причем не ограничиваться хрестоматийными примерами и ин­терпретациями (вроде описаний Корнелия Тацита), а рассмотреть нетривиальные, еще не вошедшие в акаде-

1 Снорри Стурлусон. Круг Земной. М., 1995. С. 119—125.

1 Джаксон Т.Н. Исландские королевские саги о Восточной Ев­ропе (с древнейших времен до 1000 г.). Тексты. Перевод. Коммен­тарий. М., 1993. С. 236—238.

3 Blake N.F. Introduction // The Saga of the Yomsvikings / Ed. by N.F Blake. London, 1962. Р. XV—XXI.

170

Предисловие

мический канон идеи, мнения, гипотезы и догадки. Часть из них, возможно, будет отброшена в ходе дальнейших исследований. Что касается собственно «Саги о йомс­викингах», то ее критическое издание и перевод ориги­нального исландского текста — дело будущего. Данная же публикация преследует исключительно художествен­ные и популяризаторские цели.

Вторую часть книги составили научные «кейс-стадиз» вопросов, связанных с проблематикой изучения дружин и дружинной культуры: имени черниговского князя скан­динавского происхождения, погребенного в знаменитом кургане Черная могила, специфических воинских аму­летах, изображающих змея/дракона, роли элитных во­инских формирований в становлении ранних государств, формулам клятв русско-византийских договоров, право­вой культуре древнеисландского общества, образах «вол­шебных зверей» в сагах, фигурках «божков» — редком типе амулетов воинов раннего Средневековья.

Авторы-составители благодарят Сергея Никольско­го, и особенно Елену Литовских, за советы и подсказки по прояснению реалий жизни древних скандинавов, переводу и транскрипции топонимов и прозвищ.

Идея перевести и прокомментировать сагу с угетом истории древнерусской дружины подсказана нам СЛ. Ща­велевым, ему авторы и посвящают эту книгу.

2. Событийная канва истории йомсвикингов

Сага отчетливо распадается на три части: предысто­рия появления Йомсборга, отражающая историю скла­дывания Датского государства; история складывания братства йомсвикингов; битва при Хьерунгаваге и ее итоги. Первый и последний разделы содержат ряд фан­тастических элементов (эпических и сказочных мотивов и «бродячих сюжетов»). Второй же раздел отличается

170

Викинги

исключительно реалистическими описаниями характе­ров вождей дружины и обстоятельств их приема в нее.

Начало саги описывает первые века Датской держа­вы, легендарное время, которое, с одной стороны, прак­тически не освещено источниками, с другой — отдельные моменты, известные по сагам и хроникам, находят свое подтверждение в археологическом материале и ино­странных свидетельствах1. Рассмотрение меры историч­ности и вымысла каждого такого сообщения требует спе­циального источниковедческого анализа.

Кульминацию и финал саги составляет описание сра­жения в заливе Хьерунгаваг. Точная датировка этой бит­вы остается невыясненной. Примерно дата сражения приходится на промежуток между 974 (в этом году Ха-ральд Синезубый и ярл Хакон выступают как союзники против Германии) и 983 или 995 гг. Некоторые исследо­ватели предлагают в качестве наиболее вероятной даты 994 г. В этой битве сошлись войска датчан и их союзни­ков вендов (в том числе и йомсвикингов) и норвежское войско ярл а Норвегии Хакона и его сына Эйрика. Битва произошла после ссоры конунга Харальда Синезубого с сыном Свейном и гибели Харальда. Именно в этой битве йомсвикинги впервые заявили о себе в качестве сильной боевой единицы. В этом столкновении вождь йомсвикин­гов Пальнатоки выступал на стороне Свейна Вилоборо-дого. Поскольку битва произошла после гибели конунга Харальда, можно предположить, что реальной причи­ной битвы при Хьерунгаваге стал очередной отказ ярла Норвегии Хакона выплачивать дань Дании, обусловлен­ный гибелью его «сюзерена». Впрочем, с политической подоплекой мотивов вполне согласуется веселая «кон-спирологическая» интерпретация, рассказанная в «Саге

1 См. одно из самых удачных популярных изложений древней­шей истории Скандинавии: Джонс Г. Викинги. Потомки Одина и Тора. М, 2005.

170

Предисловие

о йомсвикингах», кстати, похожую версию излагает и Снорри Стурлусон. Победа норвежцев сделала ярла Ха­кона вполне самостоятельным и уважаемым правителем. Его правление закончилось только после возвращения в Норвегию Олава Трюггвасона, который сумел захватить престол.

В следующей крупной битве за норвежский престол снова «проявил себя» герой «Саги о йомсвикингах» Сигвальди, бежавший с места сражения против Хакона и притворно присоединившийся к Олаву Трюггвасону перед его битвой с воинством конунгов Дании и Швеции Свейна и Олава Шетконунга, а также ярла Норвегии Эй-рика. Альянс трех правителей нанес поражение Олаву Трюггвасону, который прыгнул за борт и, судя по всему, погиб. Сигвальди же, обманув «своего» конунга, в битву так и не вступил и, видимо, перешел в итоге на сторону победителей. Эта битва «трех конунгов» датируется 999 или 1000 г.

В «Пряди о Стюрбьерне, шведском герое» рассказы­вается, что примерно в 990-е гг. (может быть, в конце 980-х гг.) власть в Йомсборге получил шведский викинг из королевского рода Стюрбьерн Сильный. После этого он во главе войска датчан и йомсвикингов пытался за­владеть шведским престолом, но был разбит своим дядей шведским конунгом Эйриком Победоносным на полях Фюри рядом с Уппсалой. В этой битве Стюрбьерн погиб. История гибели Стюрбьерна построена на основе мотива вмешательства Одина, которому Эйрик приносит жертвы и обещает спустя десять лет после битвы явиться в Валь-халлу лично, т.е. принести в жертву и себя. Опустоше­ние в рядах йомсвикингов производит «дождь из стрел Одина». Описание этой битвы во многом напоминает описание битвы при Хьерунгаваге. Видимо, в разных са­гах отражалось общее мнение, что йомсвикингов можно победить с помощью колдовства и вмешательства сверх­

170

Викинги

человеческих существ (троллей, колдунов, асов). Харак­терен и пассаж Снорри Стурлусона: «считалось большой поддержкой, если йомсвикинги присоединялись к пра­вителю». Здесь же явно подчеркнут и исключительно не­зависимый характер этого воинского объединения1.

Позже в Йомсборге «правил страной Вендов» Свейн, сын Кнута Могучего. Можно предположить, что к этому времени братства воинов-йомсвикингов в прежнем виде уже не существовало. Окончательно Йомсборг был раз­рушен конунгом Магнусом Добрым в ходе кампании по усмирению данников-вендов и борьбе с пиратами. Этот поход наверняка положил конец существованию леген­дарной дружины. В аналогичной кампании Олава Свя­того против «викингов, которые с большими дружинами постоянно прибывали в походах, называли себя конун­гами, хотя они и не правили землями», участвовал брат Сигвальди экс-йомсвикинг Торкель Высокий. Видимо, многие йомсвикинги перешли на службу к конунгам, часть, возможно, попала в войско Кнута Могучего и во­шла в состав его «хускерлов»2.

Степень историчности многих событий и реалий, упоминаемых в «Саге о йомсвикингах», вполне понятно, вызывает сомнения и споры исследователей. Хотя имен­но та часть произведения, что посвящена образу жизни йомсвикингов и их обычаям, была интерпретирована А.Я. Гуревичем как художественная типизация реальных отношений и порядков дружинных лагерей Дании3. Ис-

1 Снорри Стурлусон. Круг Земной. М., 1995. С. 158.

2 КоръевА.А. Наемная гвардия хускерлов короля Кнута Велико­го (к вопросу о структуре англосаксонской знати в первой полови­не XI в.) // Проблемы социальной структуры и идеологии средне­векового общества. Вып. 3. Л., 1980. С. 21—26.

3 Гуревич А.Я. Походы викингов // Гуревич А.Я. Избр. труды. Т. 1. Древние германцы. Викинги. М. — СПб., 1999. С. 116—121; См. последнее издание: Гуревич А.Я. Походы викингов / Под ред.

170

Предисловие

ходя из данной «архетипической модели», мы вправе предположить, что эта сага дает нам редкую возможность увидеть если и не сами порядки, в действительности ца­рившие в дружинных лагерях Скандинавии и Восточной Европы эпохи викингов, то, по крайней мере, тот идеал, к которому стремились тогда эти воины и их вожди.

Т.А. Пушкиной. М, 2005. С. 75—86. Он же. Военные лагеря // Словарь средневековой культуры. М., 2001. С. 76—77.

IL ФЕНОМЕН ДРУЖИНЫ

1. Род и дружина — единство и борьба противоположностей

Древнее традиционное общество изначально строи­лось на разных формах родового коллективизма, осно­ванного на строгом горизонтальном разделении социума на родственные кланы, фратрии, отдельные подгруппы. По социальной вертикали коллективы дробились на воз­растные классы и страты, в зависимости от опыта его членов, уровня личного влияния и степени вовлеченно­сти в престижную экономику. Сама по себе родовая си­стема отличалась редкой устойчивостью и способностью к регенерации после природных и военных катаклизмов. Даже после запуска механизмов политогенеза — процесса складывания государства, классового общества и консти-туирования систем господства — родовые структуры со­хранялись в качестве низовой ячейки самоорганизации людей и лишь отчасти трансформировались в общинные формы коллективизма.

Наиболее адекватным определением понятия «род» является его расширительная трактовка, предложенная выдающимся советским этнографом С.А. Токаревым: «Род — группа людей, соединенных кровным родством и ведущих свое происхождение от общих предков». Род создавался на основе единства родственных («кров­ных») уз и определенной территории («почвы»), кото­рые оформлялись символически с помощью мифов о

170

Феномен дружины

предках (могучих зверях и великих героях), инициации, обрядов перехода из одного возраста в другой. Повсед­невность родовой жизни была жестко регламентирована и подчинена единым циклическим ритмам, согласован­ным с природной средой.

Между тем внутри родового общества всегда суще­ствовал фактор дестабилизации, периодически возни­кали катаклизмы, ведущие к разрывам традиционных связей, провоцирующие отмену действующих норм и по­рядков. Практически с самых первобытных времен война (нападение на соседей, защита своей территории, опас­ные массовые охоты) и странствие (миграция племени, отселение молодых людей при перенаселении террито­рии, поиск новых угодий) становились причиной смены форм власти и основными двигателями социальной мо­бильности. «Зов дальних странствий» и «дух воинствен­ности» были ментальными разрушителями циклов жиз­ни рода и вносили стохастический момент в социальные системы. Эта диалектика «рода» и «воюющего отряда», комитата, наверное, одна из древнейших социокуль­турных оппозиций, восходящих к глубокой древности, и коренящихся в еще этологической разнице людских характеров и психотипов1. В германской мифологии такое противопоставление ярко проявляется в первона­чальной конкуренции хтонических и лунарных божеств ванов (покровителей культа предков, аграрных циклов и семейной солидарности) и солярных героических асов, отличающихся отвагой и сексуальной распущенностью2. Похожая дихотомия наблюдается в экзистенциальном выборе, предложенном великому герою греков Ахиллу, который мог прожить долгую жизнь «статусного» мужа

  1. Газета А. И. Герцена «Колокол», основные этапы развития (1857-1867)

    Документ
    Зарождение русской эмигрантской журналистики связано с основанием Александром Ивановичем Герценом в 1853 г. Вольной русской типографии в Лондоне. 21 февраля 1853 г.

Другие похожие документы..