«Мемориал»

ПРАВОЗАЩИТНЫЙЦЕНТР "МЕМОРИАЛ"

MEMORIAL HUMAN RIGHTS CENTER

127051, Россия, Москва, Малый Каретный пер., д. 12
Тел. +7 (495) 225-3118

Факс +7 (495) 624-2025

                                   E-mail: memhrc@
                                  Web-site: /

Бюллетень Правозащитного центра «Мемориал»

Ситуация в зоне конфликта на Северном Кавказе: оценка правозащитников

Лето 2010 г.

 

Правозащитный центр «Мемориал» продолжает работу на Северном Кавказе. Мы предлагаем вашему вниманию очередной бюллетень – краткое описание основных событий трех летних месяцев 2010 г., некоторые обобщения и тенденции развития ситуации. При подготовке бюллетеня использованы материалы, собранные сотрудниками ПЦ «Мемориал» на Северном Кавказе и опубликованные на сайте «Мемориала», и сообщения средств массовой информации.

Резолюция ПАСЕ по ситуации с соблюдением прав человека на Северном Кавказе 2

Последствия встречи президента РФ с правозащитниками 19 мая 2010 г.: ожидания и разочарования 4

Рамзан Кадыров угрожает «Мемориалу» 6

Годовщина убийства Натальи Эстемировой: преступление не раскрыто 7

Официальная правозащита в Чечне сегодня 9

Вооруженное сопротивление: полный разгром или новый виток войны? 11

Дагестанское подполье 15

Борьба с экстремизмом: новые эксперименты 17

Дагестан в тупике 20

Разгул репрессий в Дагестане 22

«Шахидофобия» в Дагестане 27

Прокурор РИ Ю. Турыгин: «Фактов незаконного задержания не зафиксировано» 31

Новые дела по Северному Кавказу в Европейском суде по делам человека 36

Резолюция ПАСЕ по ситуации с соблюдением прав человека на Северном Кавказе

22 июня Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) приняла жесткую резолюцию по вопросу о соблюдении прав человека на Северном Кавказе. Резолюция была составлена по итогам поездки докладчика ПАСЕ по проблеме эффективности правовых механизмов на Северном Кавказе Дика Марти, побывавшего в Чечне, Ингушетии и Дагестане22 – 27 марта 2010 г.

На протяжении долгого времени, пока Дик Марти готовился к поездке в Россию для подготовки доклада (его больше года не пускали сюда), «Мемориал» сотрудничал с ним, постоянно направляя ему свои материалы о ситуации с правами человека на Северном Кавказе. Во время своей поездки докладчик ПАСЕ посетил представительства «Мемориала» в Назрани (Ингушетия) и в Грозном (Чечня), где ему организовали встречи с жертвами и свидетелями незаконного насилия, людьми, признанными потерпевшими по ряду уголовных дел, адвокатами. Также он встречался с представителями других правозащитных организаций, в частности в Чечне — с членами сводных мобильных групп (СМГ) правозащитных организаций (Подробно о СМГ: /2010/04/01/0104101.htm#).

В конце мая проект резолюции и приложенный к нему доклад (объяснительный меморандум) были одобрены Комиссией по правам человека ПАСЕ и обнародованы. В проекте резолюции говорилось, в частности, что в Чеченской Республике, несмотря на бесспорные успехи в восстановлении и заметное улучшение инфраструктуры региона, власти продолжают поддерживать климат всеобщего страха. Ситуация в области прав человека, в том числе функционирование системы правосудия и демократических институтов, вызывает крайнюю озабоченность: систематические исчезновения представителей оппозиции и правозащитников зачастую остаются безнаказанными и не расследуются с должным усердием, предпринимаются карательные меры против семей лиц, подозреваемых в причастности к незаконным вооруженным формированиям (их дома поджигаются, подозреваемые и их близкие становятся жертвами похищений или объектами серьезных угроз), царит климат постоянного запугивания гражданского общества и средств массовой информации, а органы правосудия проявляют очевидную инертность по отношению к бесчинствам, совершаемым правоохранительными органами. Аналогичные тенденции наблюдаются в Ингушетии и в Дагестане. При этом в качестве позитивного факта отмечалось стремление руководства Республики Ингушетия идти навстречу гражданскому обществу, готовность вести диалог с противостоящими власти силами. Хотя все же и здесь силовой способ решения проблем превалирует. Относительно Чеченской Республики подчеркивалось, что там ситуация развивается «в атмосфере персонализации власти, которая в силу своей чрезмерности выглядит шокирующей для демократии».

В докладе были затронуты и крайне щекотливые для чеченских властей убийства за границей лиц, обвинявших президента ЧР Р. Кадырова в терроре, похищениях и пытках (/2010/06/29/2906101.htm).

К удивлению многих депутатов ПАСЕ и наблюдателей, проект резолюции был без возражений одобрен и членами российской делегации, которые в предыдущие годы всегда бурно протестовали против «вмешательства европейских депутатов во внутренние дела России». На этот раз замечание заместителя главы российской делегации Леонида Слуцкого вызвали лишь слова о культе личности Кадырова. В результате в резолюции они были заменены на вышеприведенную фразу о «персонализации власти». Впрочем, в приложенном к резолюции докладе аналогичная фраза осталась без изменений: «Что действительно удивляет и даже шокирует внешнего наблюдателя, это культ личности, который навязывается в Чечне, в отличие от двух других республик»(/2010/06/30/3006101.htm, Кавказский узел, 22.6.2010).

22 июня на сессии ПАСЕ все члены официальной российской делегации говорили, что доклад объективный, хороший, хотя и не без некоторых ошибок. При этом они или голосовали за, или воздерживались. Никто не проголосовал против.

Неизбежно возник вопрос: «Что это означает? Чем можно объяснить столь неожиданное поведение российской делегации?» Высказывались самые разные соображения. Очевидно, что без четкого указания из Кремля такое голосование едва ли состоялось. Возможно, российские власти наконец действительно осознали, что без соблюдения прав человека невозможно добиться стабильности на Северном Кавказе; в высших эшелонах российской власти зреет понимание, что в политику, осуществляемую на Северном Кавказе, необходимо внести существенные коррективы. Такому развитию ситуации можно было бы только радоваться.

Однако прошедшие с той сессии ПАСЕ три месяца не принесли каких-либо внятных изменений в политике Кремля на Северном Кавказе. Поэтому более вероятен другой вариант – российские власти, как они часто делают в последнее время, просто создают президенту Медведеву имидж либерального политика, и больше ничего.

Отметим, что накануне заседания ПАСЕ, 17 июля, в Москве сотрудники «Мемориала» Олег Орлов, Александр Черкасов и Светлана Ганнушкина на пресс-конференции представили доклад ПЦ «Мемориал» «Механизмы безнаказанности на Северном Кавказе (2009-2010 годы) – как они работают?» В докладе (полный текст см.: /2010/06/18/1806103.htm) содержится описание многочисленных фактов нарушений прав человека в ходе проведения контртеррористических мероприятий, а также анализ системы саботажа государственных органов, в чьи должностные обязанности входит пресечение и расследование этих преступлений. Доклад ПЦ «Мемориал» подтверждает выводы Дика Марти, положенные в основу резолюции ПАСЕ. Практика государственного террора (похищения, насильственные исчезновения) продолжается и стала распространяться на другие регионы России. Главное негативное следствие такой практики – она провоцирует дальнейшую эскалацию конфликта, заставляя молодых людей уходить в «лес» (/2010/06/21/2106103.htm).


Последствия встречи президента РФ с правозащитниками 19 мая 2010 г.: ожидания и разочарования

В предыдущем бюллетене (/2010/07/23/2307101.htm) мы отмечали, что в ходе встречи 19 мая 2010 г. в Кремле президента РФ Дмитрия Медведева с представителями правозащитного сообщества, работающими на Северном Кавказе, до руководителя государства удалось донести самые острые проблемы жизни региона. На встрече речь шла о продолжающейся практике похищений, пыток, бессудных расправ над людьми со стороны представителей правоохранительных органов, о разложении судебной системы, о тотальной коррупции, о неэффективности казенных кампаний по духовно-нравственному воспитанию молодежи и т.д. Говорилось, в частности, и о безнаказанности преступлений «силовиков» в Чечне и о всеобщей атмосфере страха, которая насаждается в республике. Судя по реакции Д. Медведева, некоторые факты стали для него неожиданной и неприятной новостью. В этом – важное достижение встречи (подробный отчет о ней см.: /2010/05/19/1905102.htm).

Уже сама готовность Президента РФ выслушивать все это вселила робкую надежду на поворот власти в сторону реальных шагов для решения актуальных проблем региона. Однако вскоре, 30 июля, инициатор майской встречи, председатель Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Элла Памфилова, подала в отставку. Причиной отставки, по ее собственному признанию, стало осознание неэффективности своей деятельности в условиях жесткого противодействия любой инициативе Совета со стороны чиновничества. В интервью американскому журналу «Newsweek», данному после своей отставки, Э. Памфилова назвала ситуацию с защитой прав человека в России «совершенно безнадежной» (Newsweek.com, 9.8.2010). К решению об отставке Памфилову в значительной мере подтолкнула кампания травли ее и Совета, развернутая представителями партии «Единая Россия» и связанными с ней молодежными движениями. К кампании охотно подключился ряд региональных уполномоченных по правам человека, в том числе чиновный правозащитник из Чечни Н. Нухажиев, объявивший, что «отдельные организации», представленные в Совете, защитой прав граждан и развитием гражданских институтов не занимаются, и вообще, Совет надо реорганизовать, заменив нынешних его членов некими молодыми правозащитниками из регионов (ИА Грозный-Информ, 27.7.2010).

Но «главное разочарование» Эллы Памфиловой – в том, что президент РФ Дмитрий Медведев «тонет в полном безразличии, демонстрируемом по отношению к нему его людьми, стоящими у власти». Корреспонденту «Newsweek»Памфилова сказала: «... Даже в тех случаях, когда наш Совет находил общий язык с президентом Медведевым, его система подводила его и мы не видели результатов его действий... Система не работает - кто-то не хочет выполнять приказы президента» (Newsweek.com, 9.8.2010). Это, в частности, означает, что последствия встречи президента РФ с независимыми правозащитниками, несмотря на ее уникальный формат, скорее всего, будут ничтожными. Не последовало никаких конкретных указаний президента или его полномочного представителя в СКФО А. Хлопонина, по которым можно было бы судить, что изложенные Д. Медведеву факты использованы для выработки практических решений. (Данные Президентом РФ пять поручений, исполнение которых назначено на октябрь 2010 г. непосредственно к правозащите прямого отношения не имеют). Даже если предположить, что Д. Медведев заинтересовался услышанным от правозащитников в Кремле 19 мая, общая политика государства в области соблюдения прав человека все последующие летние месяцы 2010 г. оставалась неизменной. Предпринятые главой государства этим летом шаги (президентские поправки к закону о ФСБ, расширяющие ее полномочия, сам факт принятия отставки Э. Памфиловой президентом и последующее фактическое прекращение работы Совета, необъяснимо стремительная проверка нескольких десятков неправительственных организаций в сентябре, походившая на акцию устрашения), так же, как и продолжающиеся нарушения прав человека в ходе проведения спецопераций, свидетельствуют об этом.


Рамзан Кадыров угрожает «Мемориалу»

3 июля, через полтора месяца после приема в Кремле Президентом РФ Д. Медведевым правозащитников, среди которых было пять сотрудников «Мемориала», в интервью телеканалу «Грозный» Рамзан Кадыров изложил свое мнение о «мемориальцах». Он назвал людей, причастных к «Мемориалу», «врагами народа, врагами закона, врагами государства» (ТК Грозный, передача «Интервью с президентом», 3.7.2010). К тому же он заявил, что главная задача «Мемориала» - писать в интернете «всякие гадости и ерунду» о Чечне, за что его сотрудники якобы получают огромные деньги с Запада.

ПЦ «Мемориал», учитывая современную ситуацию в Чечне, расценил такое публичное заявление президента ЧР как прямую и явную угрозу своим сотрудникам. Республиканские чиновники и сотрудники чеченских правоохранительных органов могут воспринять слова Кадырова как указание действовать против «Мемориала» и его сотрудников со всеми вытекающими отсюда последствиями. Ситуация с угрозами в адрес «Мемориала» очень напоминала прошлогоднюю, предшествовавшую убийству Натальи Эстемировой (/2010/07/08/0807101.htm).

Многие представители российской и зарубежной общественности серьезно отнеслись к угрозам Кадырова и постарались донести свою обеспокоенность до российских властей. Так, докладчик ПАСЕ о положении с правами человека на Северном Кавказе Дик Марти заявил, что считает слова президента Чечни «недопустимыми и недостойными» (/hr/hotpoints/caucas1/msg/2010/07/m212947.htm). Члены Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека (всего 13 чел.) 20 июля 2010 г. обратились к Дмитрию Медведеву, попросив его «вмешаться в сложившуюся опасную ситуацию и сделать все возможное для того, чтобы оградить правозащитников, работающих в Чеченской Республике, - в том числе и «мемориальцев», - от угроз и шельмования со стороны должностных лиц, обеспечить им возможность нормальной работы, исключить возможность по отношению к ним незаконного насилия со стороны представителей государственных органов».

Очевидно, какая-то реакция «сверху» последовала. Во всяком случае, через несколько дней Кадыров демонстративно смягчил тон своих высказываний о правозащитниках и даже выразил недоумение по поводу шумихи вокруг его слов «о якобы существующей в Чечне угрозе жизни правозащитников». «Никто в Чечне им не угрожал и не угрожает», - заверил он. Говоря о «Мемориале», он подчеркнул, что «никому в республике в голову не приходило мешать его деятельности». Еще президент ЧР заявил, что «нет в республике закрытых тем, проблем. Нет вопросов, которые кому-либо возбраняется поднимать и обсуждать…». И, наконец, Кадыров сказал: «Мы никому не позволим чинить препятствия в деятельности правозащитников» (ИА Интерфакс, 11.7.2010). Официальный правозащитник Чечни Н. Нухажиев, в свою очередь, добавил, что «в словах Рамзана Кадырова не было ни угрозы, ни давления». По мнению Нухажиева, «даже будучи официальным лицом, он, как и всякий человек, имеет право выразить свое личное мнение» (ИА Грозный-Информ, 21.7.2010). Нельзя не вспомнить, что выразивший свое личное мнение относительно Кадырова председатель Совета ПЦ «Мемориал» Олег Орлов в связи с этим уже год находится под уголовным преследованием.

  1. «Мемориал» (9)

    Документ
    утверждение прав личности в государственной и общественной жизни с целью построения в России демократического правового государства и развитого гражданского общества путем направленного воздействия на общественное сознание.
  2. «Мемориал» (11)

    Доклад
    восстановление исторической правды и увековечение памяти жертв политических репрессий; содействие полной и гласной моральной и юридической реабилитации лиц,
  3. «Мемориал» (1)

    Доклад
    Рязанский «Мемориал» работает в сфере защиты прав человека, изучения репрессивной политики государства, правового просветительства и благотворительной деятельности с 1989 года.
  4. «Мемориал» (6)

    Бюллетень
    Правозащитный центр «Мемориал» продолжает работу на Северном Кавказе. Мы предлагаем вашему вниманию очередной бюллетень – краткое описание основных событий трех летних месяцев 2010 г.
  5. «Мемориал» (4)

    Бюллетень
    Правозащитный центр "Мемориал" продолжает работу на Северном Кавказе. Мы предлагаем вашему вниманию очередной бюллетень, - краткое описание основных событий трёх летних месяцев 2008 г.
  6. «Мемориал» (8)

    Бюллетень
    Начавшаяся 7 августа полномасштабная война России с Грузией отодвинула далеко на задний план все прочие новости, приходящие с Кавказа. Не считая необходимым здесь комментировать причины и ход начавшейся на Кавказе новой драмы, должны
  7. «Мемориал» (12)

    Бюллетень
    ПРАВОЗАЩИТНЫЙ ЦЕНТР "МЕМОРИАЛ"MEMORIAL HUMAN RIGHTS CENTER127051, Россия, Москва, Малый Каретный пер., д. 12Тел. +7 (495) 225-3118Факс +7 (495) 624-2025E-mail: memhrc@Web-site:
  8. «Мемориал» (2)

    Доклад
    При этом с российской стороны конкурируют (или сосуществуют) две картинки. Согласно одной, армия принесла благодарному чеченскому народу освобождение от бандитского режима, быстрыми темпами идет налаживание мирной жизни, но разрозненные,
  9. «Мемориал» (7)

    Доклад
    Статья 31 Конституции РФ гарантирует право граждан и общественных объединений на проведение собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования.

Другие похожие документы..