Автореферат разослан октября 2010 г

Основное содержание работы

Во Введении обоснованы актуальность, новизна и практическая значимость исследования, определяется его предмет и хронологические рамки, формулируется цель и задачи работы, рассматривается историография проблемы, поясняется ее методологическая основа и источниковая база.

Первая глава – «Формирование и деятельность эсеровских организаций в Нижегородской губернии накануне и во время первой русской революции 1905–1907 гг.» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе – «Характеристика эсеровских организаций Нижегородской губернии накануне и во время первой русской революции» выявляются и исследуются эсеровские организации в Нижегородской губернии в 1895–первой половине 1907 гг. и делаются следующие выводы:

1. Первый эсеровский кружок в Нижегородской губернии появился еще в 1895 году. Источники дают возможность проследить преемственность между этим кружком и сформировавшимся в 1904 году Нижегородским комитетом ПСР и на основании этого вести отсчет истории Нижегородской организации ПСР с 1895 года. С начала XX века на территории губернии стали находить листовки и брошюры социал-революционного направления, появляются отдельные эсеровские кружки и активисты. Но первые массовые организации были сформированы во время революции 1905–1907 гг.

2. Построение эсеровских организаций и групп в Нижегородской губернии происходило как на территориальной, так и на профессионально-сословной основе. Это разделение было достаточно условным: члены местных территориальных эсеровских организаций принимали участие в работе профессиональных и сословных объединений и наоборот. Особенно активно формирование эсеровских организаций шло в самом Нижнем Новгороде, где находился губернский комитет. Последний наиболее плотно контактировал с теми организациями и группами эсеров, которые или размещались в самом городе, или базировались в непосредственной близости от него (на территории Нижегородского и Балахнинского уездов).

3. Нижегородские эсеры в своей прессе описывали достаточно серьезную организованность партийных структур в губернии. Однако данные НГЖУ и НОО такой широкий размах работы эсеров не подтверждают. Эсеры в 1905 –первой половине 1907 гг. проявили себя в той или иной мере во всех уездах Нижегородской губернии, создавая крестьянские кружки и братства, а также рабочие группы (Сормовская организация, Кулебакская группа и др.), действуя наиболее активно в Нижегородском, Балахнинском, Горбатовском, Ардатовском и Сергачском уездах. Однако структура построения эсеровской организации в губернии имела во многом федеративный характер.

Во втором параграфе«Вопрос о сословно-профессиональном составе и численности нижегородских эсеров» анализируется сословно-профессиональный состав Нижегородской губернской организации ПСР в 1905–первой половине 1907 гг., определяется ее численность и делаются следующие выводы:

1. Анализ источников выявил серьезные расхождения в данных об общем количестве нижегородских эсеров. Сами эсеры оценили свою численность на I губернском съезде в декабре 1906 года в 2200 человек42. Извлеченные нами из фондов НГЖУ и НОО данные о количестве эсеров в Нижегородской губернии (432 человека), эту цифру не подтверждают.

2. Противоречия в источниках объясняются тем, что эсеры рассматривали как членов партии не только тех, кто занимался активной политической работой, но и людей, сочувствующих ПСР. Сведения же, отложившиеся в фондах охранно-розыскных органов, позволяют определить лишь партийный актив эсеров в губернии, который составлял менее 1/5 от ее состава.

3. Источники дают возможность в 60 % случаев восстановить сословное и профессиональное положение эсеровского актива в Нижегородской губернии. Как правило, это были люди крестьянского (гораздо реже мещанского) происхождения, которые были представителями интеллигентских или рабочих профессий. Они оказывали воздействие на людей, сочувствующих ПСР. Под эту категорию попадали крестьяне-общинники, чаще всего не проявляющие партийную активность, но принимающие программу ПСР.

В третьем параграфе – «Тактика и методы борьбы за массы нижегородских эсеров в 1902–первой половине 1907 гг.» рассматривается тактическая линия и деятельность нижегородских эсеров в указанный период и делаются следующие выводы:

1. Нижегородские эсеры достаточно эффективно проявили себя в деле пропаганды и агитации. Первые эсеровские листовки стали появляться в Нижегородской губернии еще с 1901 года. Широкого размаха письменная пропаганда и агитация достигла к началу первой русской революции. Местные организации ПСР организовывали типографии и печатали там свои листовки и газеты, в губернию доставлялась в больших количествах и литература из центра. Но наиболее продуктивным методом привлечения в партию новых членов была устная агитация. Распространение эсеровских идей шло из города в деревню. Большую роль в этом играли рабочие, связанные с деревней, а также интеллигенты крестьянского происхождения (сельские учителя, врачи и др.).

2. С 1905 года в тактике нижегородских эсеров стали использоваться новые методы борьбы – террор и экспроприации. В целом, практика террора и экспроприаций имела спонтанный и обособленный от центра характер, имелись случаи нарушения предписаний ЦК партии по этому поводу. Убийство начальника Нижегородского охранного отделения ротмистра А.В.Грешнера было единственным крупным удавшимся террористическим актом в Нижегородской губернии.

3. Эффективность эсеровской работы в губернии дают возможность оценить выборы во II Государственную думу, куда из 9 делегатов от губернии прошло два эсера и один сочувствующий ПСР крестьянин. Причем эсер М.С. Фокеев был избран в Думу от крестьянской курии, что иллюстрирует отношение крестьян к эсерам в губернии. Однако крестьянство, принимая эсеровскую программу социализации земли, часто оставалось пассивным на практике. Крестьянское движение в губернии было во многом стихийным, конкретное руководство им эсерами по источникам не просматривается.

Вторая глава – «Упадок эсеровских организаций на территории Нижегородской губернии в межреволюционный период (вторая половина 1907– февраль 1917 гг.)» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе – «Характеристика эсеровских организаций Нижнего Новгорода и губернии (вторая половина 1907–февраль 1917 гг.)» анализируется состояние эсеровских организаций в Нижегородской губернии в этот период и делаются следующие выводы:

1. Партия социалистов-революционеров в период между первой русской революцией и Февральской революцией 1917 года находилась в состоянии глубокого кризиса: организационного, идейного, финансового, морального. Особенностью Нижегородской губернской организации было то, что этот кризис проявился не сразу. Пиком ее активности стали 1907–1908 гг.43. В это время сохраняются эсеровские организации революционного периода, появляются новые. Это объясняется, с одной стороны, революционной инерцией, а, с другой, – тем обстоятельством, что в губернии не было сильного крестьянского движения, и деятельность карательных отрядов, разрушавших и эсеровские организации, была не так значительна как в других губерниях.

2. Общепартийные кризисные явления в деятельности Нижегородской губернской организации ПСР по-настоящему стали проявляться с 1910 года. Особо сильный урон нижегородским эсерам нанесла деятельность полиции: массовые аресты, слежка за оставшимися на свободе эсерами.

3. В 1910–1914 гг. происходит уменьшение количества эсеровских организаций и групп в Нижегородской губернии, понижается общая численность нижегородских эсеров. Для функционирующих организаций этого периода была характерна утрата межпартийных связей и замыкание деятельности на уровне местных организаций и отдельных партийцев. С 1915 по февраль 1917 гг. нижегородские эсеры практически не проявляли никакой активности44, а организация ПСР сохранилась только на Сормовском заводе.

Во втором параграфе – «Численность и сословно-профессиональный состав нижегородских социалистов-революционеров во второй половине 1907–феврале 1917 гг.» дается анализ сословно-профессионального состава и численности Нижегородской губернской организации ПСР в указанный период, который позволяет сделать следующие выводы:

1. Особенностью данного временного этапа является отсутствие обобщающей информации самих нижегородских эсеров о численности своих рядов. По нашему мнению, это было следствием усиленной конспирации со стороны эсеров в связи с репрессиями властей, а также невозможности произвести подсчет в виду недостатка ресурсов и связей между организациями.

2. Данные охранно-розыскных органов дают сделать вывод, что во второй половине 1907–1909 гг. общая численность партийного эсеровского актива в губернии не только не уменьшается, но и немного увеличивается (на 7 %). Сословно-профессиональные характеристики эсеровских активистов фактически не меняются по сравнению с предыдущим периодом. В 1910–1914 гг. численность зафиксированных НГЖУ и НОО эсеров снижается более, чем в 2,5 раза (до 176 человек). Причем на данном этапе в основном речь идет уже о стоящих на учете, бездействующих членах ПСР.

3. К 1915 году в губернии остаются только отдельные, не связанные друг с другом члены партии. Отсутствие в местных документах годных для серьезной статистической обработки сведений не позволяет нам провести полноценный анализ социального состава и численности нижегородских эсеров после 1914 года.

В третьем параграфе – «Тактика и методы борьбы эсеров в Нижегородской губернии (вторая половина 1907–февраль 1917 гг.)» рассматривается тактика и деятельность нижегородских эсеров на данном этапе и делаются следующие выводы:

1. Под влиянием политических условий изменилась тактика нижегородских эсеров. Отказ от немедленного вооруженного восстания был вызван политической ситуацией и пассивностью народных масс. Прекращение практики террора и экспроприаций было следствием несоответствия этих методов борьбы историческому моменту, отрицательного отношения к ним в обществе и в самой партии, их неэффективности, невозможности их контроля.

2. Во второй половине 1907–1908 гг. уровень эсеровской письменной и устной пропаганды в губернии был достаточно широкий. Но с 1908 года заметно сократилось количество центральных эсеровских изданий, распространяемых в губернии, преобладали местные листовки и брошюры. С этого времени развить активную пропаганду и агитацию мешал недостаток денежных и людских ресурсов, аресты полиции.

3. Влияние нижегородских эсеров на крестьян во второй половине 1907–1917 гг. оставалось опосредованным. Источники не дают возможности выявить степень участия эсеров в организации противодействия крестьян столыпинской аграрной реформе. Провал реформы, как на общероссийском, так и на нижегородском уровне был вызван по большей степени ее непринятием самими крестьянами, что говорит лишь о совпадении требований крестьян и эсеров.

Третья глава – «Нижегородские эсеры от февраля к октябрю 1917 года» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе – «Характеристика организаций социалистов-революционеров в Нижегородской губернии в марте–октябре 1917 года» анализируется состояние эсеровских организаций в Нижегородской губернии в указанный временной отрезок и делаются следующие выводы.

1. После февраля 1917 года начинается процесс быстрого роста и организационного оформления эсеров в Нижегородской губернии. За весну – лето 1917 года количество нижегородских эсеров выросло как минимум до 11,7 тысяч человек, прежде всего, за счет крестьян – общинников, рабочих и солдат крестьянского происхождения. В Нижегородской губернии ПСР значительно превзошла по численности остальные партии; местная организация была одной из самых крупных в России.

2. Слишком быстрый приток низовых членов весной – летом 1917 года не обеспечивался достаточным количеством опытных партийных работников. Эсеровские лидеры и активисты создавали организации на местах, но не имели сил и времени контролировать их функциональность – агитационную деятельность они совмещали с участием в губернских и уездных органах власти. Вследствие этого большая часть из вновь образованных эсеровских организаций, в особенности сельских, была в малой степени дееспособна и представляла собой неустойчивые группы с тенденциями к дезинтеграции.

3. В итоге произошел разрыв между партийным активом (эсерами, входящими во властные структуры), организациями, территориально находящимися в Нижнем Новгороде, с одной стороны, и партийными единицами в уездах, с другой. В результате этого, а также под влиянием недовольства низовых членов партии общеполитической линией ПСР осенью 1917 года эти организации начинают выходить из-под эсеровского влияния и распадаться.

Во втором параграфе – «Участие социалистов-революционеров в органах власти Нижегородской губернии (февраль-октябрь 1917 года)» рассматривается вопрос о степени влияния нижегородских эсеров во властных структурах губернии в указанный период, что дает возможность сделать следующие выводы:

1. Эсеры Нижегородской губернии исходили из общепартийной линии поддержки Временного правительства и активно участвовали в работе его органов на местах. Они входили в состав губернского исполнительного комитета, имея в нем к лету 1917 года около ¼ мест. С апреля Арзамасский и Лукояновский уездные комиссары были эсерами, последний из них – М.И. Сумгин в августе стал губернским комиссаром. В июле начальником Нижегородского гарнизона был назначен эсер прапорщик Б.И. Змиев. В этом же месяце эсеры выиграли выборы в Городскую Думу Нижнего Новгорода.

2. Нижегородские эсеры внесли свой вклад в создание Советов в губернии. Они не рассматривали Советы как орган власти, считая их связующим звеном между массами и партиями, сводили их функции к контролю над Временным правительством. С марта 1917 до января 1918 гг. эсеры контролировали губернский крестьянский Совет. С марта 1917 года были второй по численности фракцией в губернском Совете рабочих и солдатских депутатов, а в августе после перевыборов заняли в нем лидирующие позиции45.

3. Нижегородские эсеры к августу 1917 года смогли взять почти всю полноту власти в губернии в свои руки. Они имели реальные рычаги управления и возможность решать конкретные назревшие общественные проблемы в нижегородском регионе, привлекая на свою сторону представителей различных социальных слоев.

В третьем параграфе – «Политика эсеров в Нижегородской губернии в феврале–октябре 1917 года)» характеризуется политика эсеров как партии власти в Нижегородской губернии в данный период времени и делаются следующие выводы:

1. Нижегородские эсеры обеспечили рост своих рядов весной – летом 1917 года, прежде всего, за счет людей крестьянского происхождения, для которых одним из наиболее важных жизненных вопросов был земельный. Основной тактикой нижегородских эсеров, как и ПСР в общероссийском масштабе, в решении земельного вопроса была тактика сдерживания крестьянства. К осени уставшие ждать крестьяне начинают выходить из-под контроля эсеров, в губернии разворачиваются крестьянские восстания.

2. Нижегородские эсеры смогли завоевать симпатии части солдат, прежде всего, крестьянского происхождения. К концу весны в эсеровской военной организации состояло как минимум 4 тыс. человек. Но убедить солдат в необходимости наступления летом 1917 года и продолжения войны эсеры не смогли. В начале июля солдаты подняли восстание, протестуя против их отправки на фронт. Нижегородские социалисты-революционеры заняли в этой ситуации нейтральную позицию, не поддержав солдат, и сделали все возможное для ликвидации их волнения46. Протесты против ведения войны продолжались и в дальнейшем. Позиция эсеров в этом вопросе привела в конце октября к тому, что Нижегородский гарнизон поддержал большевиков.

  1. Автореферат разослан октября 2010 г (2)

    Автореферат диссертации
    Защита диссертации состоится 17 ноября 2010 г. в 1200 часов на заседании диссертационного совета Д 311.011.01 при Волгоградской государственной академии физической культуры по адресу: 4 5, г.
  2. Автореферат разослан сентября 2010 г

    Автореферат диссертации
    Защита диссертации состоится 05 октября 2010 г. в 1 часов на заседании диссертационного совета Д 311.011.01 при Волгоградской государственной академии физической культуры по адресу: 4 5, г.
  3. Автореферат разослан мая 2010 г

    Автореферат диссертации
    Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высше­го профессионального образования «Волгоградский государственный медицинский уни­верситет» Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию РФ.
  4. Автореферат разослан ноября 2010 г

    Автореферат диссертации
    Защита состоится 20 декабря 2010 г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.162.05 при ГОУ ВПО «Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет» по адресу: 603022, Нижний Новгород, ул.
  5. Автореферат разослан января 2012 года

    Автореферат диссертации
    Защита состоится 29 февраля 2012 г. в 1030 на заседании диссертационного совета Д.311.011.01 при Волгоградской государственной академии физической культуры по адресу: 4 5, г.
  6. Автореферат разослан февраля 2012 года

    Автореферат диссертации
    Защита состоится «22» марта 2012 года в 15 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.162.06 при ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет» по адресу: 603950, г.
  7. Автореферат разослан 12 сентября 2011 г

    Автореферат диссертации
    Диссертационная работа выполнена на кафедре физического воспитания и спорта ГОУВПО «Воронежский государственный архитектурно-строительный университет».
  8. Автореферат разослан 13 октября 2004 г

    Автореферат диссертации
    Защита состоится 19 ноября 2004 г. в 14 ч. 30 мин. на заседании диссертационного совета Д.003.001.02 при Институте экономики и организации промышленного производства СО РАН по адресу: 630090, Новосибирск, проспект Академика Лаврентьева 17, конференц-зал.
  9. Автореферат разослан 15 октября 2010 г

    Автореферат диссертации
    Защита состоится 16 ноября 2010 года в 9 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 003.052.01 при Иркутском институте химии им.

Другие похожие документы..