«Сознание и бессознательное»

2 СТРУКТУРА БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО

Бессознательное не аморфно. Оно имеет структуру, элементы которой связаны между собой, так и с сознанием и действием, оказывая влияние на них и в свою очередь испытывая их влияние на себе.

Ощущения – структурный компонент бессознательного. Мы ощущаем все, что воздействует на нас. Но далеко не все при этом становится фактом сознания. Существуют подсознательные ощущения. Так, в некоторых зарубежных кинотеатрах во время сеанса художественного фильма показывали специальные кадры, рекламирующие какой-либо товар. Эти кадры появлялись на экране на время, которое не воспринимает человеческий глаз (т. е. менее 0,05 с) и не мешали просмотру фильма. Зритель не видел так называемых сублимарных кадров, но они воспринимались подсознательно и затем воздействовали на поведение этих людей после сеанса. Спрос на рекламируемые товары у людей, подвергшихся такому внушению, повышался почти в два раза по сравнению с обычным.[1, cтр.166]

К сфере бессознательного относятся и инстинкты, от которых человек как биологическое существо не свободен. Инстинкты могут порождать и порождают у человека подсознательные желания, эмоции, волевые импульсы, которые позже могут попадать в сферу сознания. Отрицать роль полового и пищевого инстинктов в психической и даже сознательной жизни было бы ошибочно.

Так называемые автоматизмы и интуиция могут зарождаться с помощью сознания, но потом погружаться в сферу бессознательного. Интуиция – это способность постижения явления путем ее прямого усмотрения, без обоснования с помощью доказательства. Интуиция – это проявление мышления на бессознательном уровне. Интуиция - это эмоциональное понимание сути проблемы, когда человек врастает в проблему и сливается с ней до такой степени, что и во сне она преследует его.[4, cтр. 376] Автоматизмы – достаточно сложные действия человека, первоначально действуя под контролем сознания, в результате длительной тренировки и многократного повторения приобретают бессознательный характер, выходят из-под контроля: спортивное плавание, езда на велосипеде, рутинные трудовые операции и т. д. Такие автоматизмы пронизывают всю нашу жизнь.[1, cтр.166 ]

В жизни у человека формируются сложные привычки, навыки и умения, в которых сознание одновременно и присутствует и отсутствует, оставаясь как бы нейтральным. Любое автоматизированное действие носит неосознанный характер, хотя не всякое неосознанное действие является автоматизированным.

Сознательная деятельность индивида возможна лишь при условии, когда максимальное число ее элементов осуществляется автоматически. Для того чтобы творчески исполнять музыку, надо иметь хорошие навыки игры на музыкальных инструментах. Изучение различных видов автоматизма показало, что он далек от простой машиннообразности. Поскольку ему присуща способность перестраиваться «на ходу». Вместе с тем в психической деятельности имеются уровни, непереводимые в область автоматизма. Например, нельзя свести к автоматизму весь процесс игры на каком-либо музыкальном инструменте.[2, cтр. 187]

Механизмы психической автоматизации избавляют сознание от постоянного наблюдения и ненужного контроля над каждым фрагментом действия. На примерах автоматизмов хорошо видна охранительная функция бессознательного (подсознательного, куда включаются психические явления, связанные с переходом с уровня сознания на уровень автоматизма). Благодаря включению бессознательного уменьшается нагрузка на сознание и увеличиваются творческие возможности человека.

Привычка распространяется на все виды деятельности. В том числе и на мышление. В бессознательных действиях наше сознание присутствует. Но оно не проявляет пристальности своего внимания за всеми деталями действия, а следит лишь за общей картиной. Вместе с тем сознание, осуществляя как бы суммарное самонаблюдение, в любое мгновение может взять под контроль автоматизированное действие, остановить его, ускорить или замедлить. Но гипертрофированный самоконтроль может привести к дезорганизации нормального хода деятельности, к психостеническим сомнениям, страхам, мучительной нерешительности, нарушению гладкости речи и пр. Опережающее опасение, например, не подведет ли память на экзамене, может привести к забыванию нужного материала. Недоверие к своим возможностям может помешать их реализации.[2, cтр.188]

Кардинальной формой проявления бессознательного является установка – психический феномен, направляющий течение мыслей и чувств личности. Установка представляет собой целостное состояние человека, выражающее динамическую определенность психической жизни, направленность личности на активность в каком-либо виде деятельности, общее предрасположение к действию, устойчивую ориентацию по отношению к определенным объектам. Устойчивая ориентация к объекту сохраняется, поскольку ожидания оправдываются. Человек, очевидно, перестал бы опасаться волка, если бы при встрече с ним волк ласково вилял хвостом у его ног. Иногда установка принимает негибкий, чрезвычайно устойчивый, болезненно навязчивый характер, именуемый фиксацией. Человек может испытывать непреодолимый страх перед мышью, осознавая всю нелепость этого чувства.[2, cтр.190]

Бессознательное проявляется и в так называемых импульсных действиях, когда человек не отдает себе отчета в последствиях своих поступков.

Бессознательное находит свое проявление и в информации, которая накапливается в течение всей жизни в качестве опыта и оседает в памяти. Из всей суммы имеющихся знаний в каждый данный момент в фокусе сознания светится лишь небольшая их доля. О некоторых хранящихся в мозгу сведениях люди даже и не подозревают. В регулировании поведения человека играют немаловажную роль многие впечатления, полученные в раннем детстве и прочно осевшие в глубинах неосознанной психики.[2, cтр.189]

Богатейшей сферой бессознательной душевной жизни является иллюзорный мир сновидений, в котором картины реальности, как правило, разорваны, не сцеплены звеньями логики. С философско-психологической точки зрения сон выступает как временная потеря человеком чувства своего собственного бытия в мире. Сон есть то состояние, когда человек не осознает входящее в его духовный мир содержание, когда он ничего не знает о внешнем мире: он уходит от мира и как бы отстраняет от себя его раздражения. Психологической целью сна является отдых. Некоторые люди обладают способностью обучаться во сне, эту способность можно и развить путем самовнушения и внушения в состоянии бодрствования, а также с помощью гипнотического внушения. Эта форма обучения называется гипнопедией. Применяется при обучении иностранным языкам. [2, стр. 190]

3 БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ И ФРЕЙДИЗМ

На необходимость исследования сферы бессознательного, его места и роли в поведении человека, особенно в протекании различного рода душевных заболеваний, пожалуй, больше всех настаивал австрийский психиатр

З.Фрейд (1856-1939 гг.).[2, cтр.175]

Зигмунд Фрейд родился 6 мая 1856 г в небольшом моравском городе Фрейнбург (ныне Пришбор) в семье небогатого торговца шерстью. В 1860 г семья переехала в Вену, где будущий знаменитый ученый прожил около 80 лет. В небольшой семье было 8 детей, но только Зигмунд выделялся своими исключительными способностями, удивительно острым умом и страстью к чтению. В 17 лет он с отличием окончил гимназию и поступил в знаменитый Венский университет.

Особый интерес для Фрейда представляли естественные науки, достижения которых произвели в середине прошлого века настоящую революцию в умах, заложив фундамент современного знания об организме, о живой природе. В великих открытиях этой эпохи – законе сохранения энергии, установленном Дарвином законе эволюции органического мира – черпал Фрейд убеждение в том, что научное знание есть знание причин явлений под строгим контролем опыта. На оба закона опирался Фрейд, когда перешел впоследствии к изучению человеческого поведения. [5, стр. 6]

Фрейд полагал, что душевная жизнь – это последовательный непрерывный процесс. Закон сохранения энергии применим к ней так же, как и ко всем другим процессам. Каждая мысль, чувство или действие имеют свою причину, вызываются сознательным и бессознательным намерениями и определяются предшествующим событием. Некоторые проявления душевной жизни «кажутся» возникшими беспричинно, спонтанно. Этого быть не может. В этих случаях Фрейд начинает искать и находит скрытые связи, которые соединяют одно сознательное проявление душевной жизни с другим.

Он не ограничивался описанием явлений, а искал их причины и законы (такой подход известен под именем детерменизма, и во всем последующем творчестве Фрейд являлся детерменистом) [5, стр.7]. Он верил в то, что все происходящее в организме включено в «железную» цепь причин и следствий и стоит под необратимыми законами природы. Его наблюдения за случаями, когда длительное лечение истерии благодаря применению гипноза давало положительный эффект, указывали, что источник страдания скрыт в сфере, неведомой ни физиологии, ни психологии.[5, стр.12]

В душевной жизни Фрейд выделил три уровня: сознание, предсознание и подсознание (бессознательное). Все психические процессы связаны между собой по горизонтали и вертикали. Если мысль или чувство кажутся не связанными с предшествующими мыслью или чувством, то эти связи нужно искать в бессознательном.

Обыденная человеческая жизнь полна конфликтов различной степени напряженности, достигающей порой истинного драматизма. Наше сознание – не простой созерцатель этой драмы, безучастный к ее исходу. Оно ее активное “действующее” лицо, которое вынуждено выбирать и накладывать вето, защищать от влечений и мыслей, способных (как, например, при тяжелом заболевании или душевном конфликте) сделать жизнь несносной и даже погубить личность.

Его учение прославилось прежде всего тем, что проникло в тайники бессознательного, или, как иногда говорил Фрейд, “преисподнюю” психики. Однако если ограничиться этой оценкой, то можно упустить из виду другой важный аспект: открытие Фрейдом сложных конфликтных отношений между сознанием и неосознаваемыми психическими процессами, бурлящими за поверхностью сознания, по которой скользит при самонаблюдении взор субъекта. Сам человек, полагал Фрейд, не имеет перед собой прозрачной, ясной картины сложного устройства собственного внутреннего мира со всеми его подводными течениями, бурями, взрывами. И здесь на помощь призван прийти психоанализ – направление психологии, создателем которого считается З. Фрейд. [5, стр.17]

“Определение нарушения наших психических функций или неправильности в действиях, которые кажутся нам немотивированными, - писал Фрейд, - оказываются вполне мотивированными, если их подвергнуть психоаналитическому исследованию”. Бессознательное и предсознательное отделено от сознательного особой психической инстанцией – “цензурой”. Цензура выполняет две функции: во-первых, вытесняет в область бессознательного неприемлемые и осуждаемые личностью собственные чувства, мысли и понятия; во-вторых, оказывает сопротивление активному бессознательному, которое стремится проявиться в сознании.

К бессознательному относятся многие инстинкты вообще недоступные сознанию, а также мысли и чувства, подвергнутые “цензуре”. Эти мысли и чувства не утеряны, но не допускаются к воспоминанию, а поэтому проявляются в сознании не прямо, а опосредовано, окольными путями – в обмолвках, описках, ошибках памяти, сновидениях, несчастных случаях, неврозах. Происходит также сублимация бессознательного – замещение запретных влечений социально приемлемыми действиями. Бессознательное обладает большой жизнеспособностью и неподвластно времени. Мысли и желания, вытесненные в свое время в бессознательное и вновь допущенные в сознание даже через несколько десятилетий, не теряют своего эмоционального заряда и действуют на сознание с прежней силой.

То, что мы привыкли называть сознанием, представляет собой, образно говоря, айсберг, большую часть которого занимает бессознательное. В этой нижней части находятся основные запасы психической энергии, побуждения и инстинкты. Предсознание – та часть бессознательного, которая может стать сознанием. Оно расположено между бессознательным и сознанием. Предсознание подобно большому складу памяти, в котором сознание нуждается при выполнении своей повседневной работы.

Осуществляя психиатрическую практику, Фрейд с самого начала был поражен некоторыми гипнотическими опытами, которые показывали. Как человек в состоянии транса способен уверовать в реальность совершенно нереального[2,стр.177]. Опираясь на ряд экспериментов, З. Фрейд пришел к выводу о существенно важной, порой даже решающей роли бессознательного. Те или иные «комплексы», которые складываются под влиянием разных факторов в жизни человека (комплекс «Эдипа», комплекс «Электры», «комплекс вины» и др.), вытесняются из сознания в бессознательное и могут затем выступать причиной психических болезней. [1, стр.167] Одной из излюбленных версий Фрейда есть Эдипов комплекс, как известная формула отношений мальчика к родителям. В греческом мифе о царе Эдипе, убившем своего отца и женившемся на матери, скрыт, по мнению Фрейда, ключ к тяготеющему над каждым мужчиной сексуальному комплексу: мальчик испытывает влечение к матери, воспринимая отца (с коим он себя идентифицирует) как соперника, который вызывает и ненависть, и страх. Под этот древнегреческий миф Фрейд стремился подвести как можно большее количество клинических случаев и фактов истории.[5,стр. 20] Необходимо найти средства определения конкретного комплекса, обнаружить этот комплекс, довести его до осознания пациентом и тогда болезнь будет излечена. Разработанный З. Фрейдом метод обнаружения комплексов, метод терапевтического лечения больных был назван психоаналитическим. Составными элементами фрейдовского психоанализа были представление о сексуальном (по преимуществу) характере вытесненного, а также методика свободных ассоциаций и толкование снов как средства обнаружения конкретных структур бессознательного, вызвавших болезнь. И надо признать, что для первой четверти ХХ в., когда был разработан психоанализ, да и на протяжении последующих десятилетий, это был значительный успех: диагностические и терапевтические приемы психоанализа давали, по признанию многих теоретиков и практиков медицины, неплохие результаты, а в отдельных случаях – несколько больший эффект, чем традиционные методы.

На основе выработанных представлений о бессознательном З. Фрейд сформировал свое специфическое миропонимание, а также свой взгляд на психику человека, на соотношение сознания (Я) и бессознательного

(Оно). [1,стр. 167]

Психика человека, как считал З. Фрейд, имеет тир сферы: Оно, Я, Сверх-Я. Под Оно (ид) понималась наиболее примитивная инстанция, которая охватывает все прирожденное, генетически первичное, подчиненное принципу удовольствия и ничего не знающее ни о реальности, ни об обществе. Она изначально иррациональна и аморальна. Ее требованиям должна удовлетворять инстанция Я (эго). Оно – это первоначальная, основная, центральная и вместе с тем наиболее архаичная часть личности. Оно, считает Фрейд, - “содержит все уникальное, все, что есть при рождении, что заложено в конструкции – кроме всего прочего, следовательно, те инстинкты, которые возникают в соматической организации и которые в Оно находят первое психическое выражение в форме, нам неизвестной”. Оно служит источником энергии для всей личности, и вместе с тем Оно – целиком бессознательно. Мысли или чувства, вытесненные из сознания в бессознательное Оно, по-прежнему способны влиять на психическую жизнь человека, при этом со временем сила этого влияния не уменьшается. Оно можно сравнивать со слепым и глухим диктатором, власть которого неограничена, но властвовать он может только через посредников.

Я (эго) следует принципу реальности, вырабатывая ряд механизмов, позволяющих адаптироваться к среде, справляться с ее требованиями. Я – посредник между стимулами, идущими как из этой среды, так и из глубин организма, с одной стороны, и ответными двигательными реакциями - с другой. К функциям Я относится самосохранение организма, запечатление опыта внешних воздействий в памяти, избегание угрожающих влияний, контроль над требованиями инстинктов (исходящих от ид).[5, стр. 23]

Оно развивается из Я и в отличие от последнего находится в постоянном контакте с внешним миром. Я защищает Оно, как кора дерево, но при этом питается энергией Оно. Посредством накапливания опыта (в памяти) Я избегает опасных раздражителей, адаптируется к умеренным и, главное, осознавая мир, посредством активной деятельности способно перестраивать его себе на пользу. Развиваясь, Я постепенно обретает контроль над требованием Оно, решая: будет ли инстинктивная потребность реализована сиюминутно или ее удовлетворение будет отложено до более благоприятных обстоятельств. Таким образом, Оно реагирует на потребности, Я – на возможности. Я находится под поcтоянным воздействием внешних (среда) и внутренних (Оно) импульсов. Нарастание этих импульсов сопровождается напряжением, чувством “неудовольствия”, уменьшение – релаксацией, чувством “удовольствия”. “Я, - считает Фрейд, - стремится к удовольствию и старается избежать неудовольствия”.

Особое значение придавалось сверх-Я (супер-эго), которое служит источником моральных и религиозных чувств, контролирующим и наказующим агентом. Если Оно предопределено генетически, а Я – продукт индивидуального опыта, то супер-эго – продукт влияний, исходящих от других людей. Оно возникает в раннем детстве (связано, согласно Фрейду, с комплексом Эдипа) и остается практически неизменным в последующие годы. Сверх-Я образуется благодаря механизму идентификации ребенка с отцом, который служит для него моделью. Если Я примет решение или совершит действие в угоду Оно, но в противовес сверх-Я, то Оно испытывает наказание в виде укоров совести, чувства вины. Поскольку сверх-Я черпает энергию от Оно, постольку сверх-Я часто действует жестоко, даже садистки. [5, стр. 23]

Фрейд указывает на три функции сверх-Я: совесть, самонаблюдение, формирование идеалов. В качестве совести сверх-Я судит, ограничивает, запрещает или разрешает сознательную деятельность. Самонаблюдение возникает из способности сверх-Я (независимо от Оно и Я) оценивать деятельность, направленную на удовлетворение потребности. Формирование идеалов связано с развитием самого сверх-Я. Иногда неправильно отождествляют сверх-Я с поведением одного из родителей. “Сверх-Я ребенка, - подчеркивает Фрейд, - в действительности конструируется не по модели его родителей, а по модели сверх-Я его родителей “.

Основная цель взаимодействия всех трех систем: Оно, Я, сверх-Я – поддерживать или (при нарушении) восстанавливать оптимальный уровень динамического развития душевной жизни, увеличивая удовольствие и сводя до минимума неудовольствие.

Трехкомпонентная модель личности позволяла разграничить понятие об Я и о сознании, истолковать Я как самобытную психическую реальность и тем самым как фактор, играющий собственную роль в организации поведения. Правда, вводя этот фактор и ориентируясь на него как на главную опору в психотерапевтической процедуре избавления субъекта от невроза, Фрейд не отступал от своего давнего сравнения отношения Я к Оно с отношением всадника к своей лошади.[5, стр. 24] Наездник должен обуздать превосходящую силу лошади, с той только разницей, что всадник пытается совершить это собственными силами, Я же – силами заимствованными. Как всаднику, если он не хочет расстаться с лошадью, часто остается вести ее туда, куда ей хочется, так и Я превращает обыкновенную волю Оно в действие, как будто бы это было его собственной волей. З. Фрейд преувеличил значение Оно по отношению к Я. Такое преувеличение касалось не столько гносеологического аспекта соотношения бессознательного и сознательного, сколько их психологического аспекта, вопроса мотиваций поведения человека. Но и этот момент характеризует мировоззрение З.Фрейда как содержащие внутри себя тенденцию к преувеличению бессознательного начала (в данном случае – в системе психических структур). Еще более противоречащим основным взглядам З. Фрейда является утверждение, будто «все душевные процессы по существу бессознательны» (Фрейд З. “Лекции по введению в психоанализ”. М.; П., 1923. С.28. В новом издании лекций по психоанализу перевод соответствующего текста такой: “Психические процессы сами по себе бессознательны” (“Введение в психоанализ. Лекции”. М., 1989. С. 11). Однако это изменение перевода не меняет существа дела.

Редукция сознания к бессознательному, встречающаяся в работах З. Фрейда, говорит о гносеологической непоследовательности его позиции по проблеме соотношения психического и физиологического. Кроме того, хотя Фрейд и затронул вопрос о социальной стороне сознания, он не раскрыл важной роли социального фактора в формировании и развитии сознания и психики человека вообще. Данный вопрос сложен, между прочим, и для современной психологии, которая еще только подошла к проблеме выявления конкретных форм социализации психологического.

Несмотря на то, что мировоззренческие позиции З. Фрейда в ряде проблем, особенно социологических, не соответствовал уровню научно-материалистических, все же они оставались в пределах естественнонаучного материализма (и в этом отношении ошибочно зачисление его в число идеалистов).

З. Фрейд нанес серьезный удар по концепциям, сводившим психическое к сознанию; он подверг критике точку зрения, согласно которой бессознательное есть низшая форма психической деятельности, свойственная животным, “снимаемая” с возникновением сознания и затем растворяемая в сознании, всецело определяемая им в своем существовании и функционировании.

Концепция З. Фрейда лежит скорее в русле той сложившейся в философии традиции, которая делает акцент на бессознательном (Шопенгауэр, Гартман, Бергсон и др.). З. Фрейд впервые фундаментально, на базе экспериментальных и клинических данных обосновал важное место, занимаемое бессознательным в психике человека. И эту сторону фрейдовской концепции научная философия не может отвергать. [1,стр.168-169]

В заключение отметим, что сознание являлось в конечном счете главным рычагом терапии, главной опорой доктора Фрейда, имя которого в истории культуры навсегда поглотило понятие о бессознательном. Рациональный анализ иррациональных побуждений и, тем самым, избавление от них - таково было его кредо. Но разве возможен иной рациональный анализ, кроме осознанного? И не случайно в одной из своих завершающих публикаций Фрейд признал, что прежде, из-за ненадежности критерия сознательности он недооценивал его. “Здесь, - отмечал он, - дело обстоит так же, как с нашей жизнью, - она немного стоит, но это все, что у нас есть. Без света этого качества сознательности мы бы затерялись в потемках глубинной психологии”. Ему долго пришлось блуждать в этих потемках, прежде чем поставить знак равенства между ценностью сознания и ценностью нашей жизни.

Наука о человеке призвана рассказать ему больше, чем он о себе знает. Сперва она раскрыла механизмы его восприятия окружающего мира, работы его сознания. Ее следующим шагом было проникновение в глубины неосознаваемой душевной жизни. Фрейд первым отважился на этот шаг, и в этом историческое значение его психоанализа. Десятилетия погружаясь в ежедневное изучение психических недугов, он в работе по их исцелению обогатил знание о человеческой личности широким спектром различной ценности подходов, проблем и понятий. Не приемля умозрительные мифологические концепции Фрейда, современная научная психология и психотерапия усвоили его уроки, отбирая в них все будоражащее творческую мысль.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключении отметим, что бессознательное и сознательное являются двумя относительно самостоятельными единой психической реальности человека; между ними довольно часты противоречия, порой конфликты, но они взаимосвязаны, взаимодействуют между собой и способны достигать гармоничного единства. В бессознательном заключены богатые возможности для рационализации человеческой жизнедеятельности, в особенности это касается творческой деятельности субъекта. Сознание, “питая” и значительной мере формируя бессознательное, в целом способно его контролировать, а также определять общую стратегию поведения человека. И хотя поведение человека, особенно социальное его поведение, определяются сознанием, осознанное поведение не исчерпывает всех поведенческих актов, в нем остается место и бессознательному.

В генезисе психики человека бессознательное выступает первым, а сознательное вторым этапом ее формирования и развития. Но с возникновением сознания бессознательное не растворяется в нем, оно становится уровнем человеческой психики, начиная активно взаимодействовать с уровнем сознания. Более того, под влиянием эволюции сознания бессознательное развивается, изменяется и обогащается по своей структуре, функциям и содержанию.

ПЕРЕЧЕНЬ ИСТОЧНИКОВ

  1. Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учебник. Издание второе, переработанное и дополненное. – М.: Проспект, 1998. – 568 с.

  2. Спиркин А.Г. Сознание и самосознание. – М.: Политиздат, 1972. – 303 с.

  3. Спиркин А.Г. Философия: Учебник. – М.: Гардарики, 1999. – 816 с.

  4. Невлева И.М. Философия: Учебное пособие. – М.: Русская деловая литература, 1999. – 448 с.

  5. Фрейд З. Психология бессознательного: Сб. произведений / Сост. научн. ред., авт. вступ. ст. М.Г. Ярошевский. – М.: Просвещение, 1989. – 448 с.

  1. Сознание и бессознательное в структуре познания

    Диссертация
    Защита диссертации состоится 19 октября 2011 года в 15.00 на заседании Диссертационного совета Д 501.001.37 по философским наукам при Московском государственном университете имени М.
  2. Первая мифологические стадии эволюции сознания (1)

    Реферат
    Нижеследующая попытка обрисовать архетипические стадии развития сознания основана на современной глубинной психологии. Это — практическое приложение аналитической психологии К.
  3. Первая мифологические стадии эволюции сознания (2)

    Реферат
    В отличие от других возможных и необходимых методов исследования, рассматривающих развитие сознания в его связи с окружающими внешними факторами, наше исследование в большей степени связано с внутренними, психическими и архетипическими
  4. Каждая новая ступень в развитии куль­туры психологически представляет со­бой расширение сознания, нарастание осознаваиия, которое возможно лишь через установлен

    Документ
    Каждая новая ступень в развитии куль­туры психологически представляет со­бой расширение сознания, нарастание осознаваиия, которое возможно лишь через установления различий.
  5. Доклад по философии на тему : "Сознательное и бессознательное"

    Доклад
    Сознание человека возникло и развивалось в общественный период его существования, и история становления сознания не выходит, вероятно, за рамки тех нескольких десятков тысяч лет, которые мы относим к истории человеческого общества.
  6. Реферат по дисциплине “Схемотехника эвм” “ Сознание и бессознание в психике и поведении человека”

    Реферат
    Существенное отличие человека от животных состоит в его способности рассуждать и мыслить абстрактно, размышлять о своем прошлом, критически оценивать его, и думать о будущем, разрабатывая и реализуя планы и программы.
  7. А. В. Иванов Монография доктора философских наук А. В. Иванова посвящена задаче построения философско-теоретической систематически развернутой модели сознания, синтезирующей результаты и методы его изучения, получен

    Монография
    Выражаю сердечную признательность доктору философских наук, академику РАЕН Юниру Абдулловичу Урманцеву, доктору философских наук, профессору Сергею Александровичу Лебедеву и доктору философских наук, профессору Анатолию Эммануиловичу
  8. Целительные возможности необычных состояний сознания

    Документ
    Данные, о которых рассказывается в книге «Надличностное видение», берут начало в исследовательской области, которую академическая психиатрия именует «измененными» или «необычными» состояниями сознания».
  9. Козлов В. В. К 59 психотехнологии измененных состояний сознания. 2-е изд., испр и доп

    Книга
    Книга адресована психологам, психотерапевтам, психиатрам, исполь­зующим в работе с клиентами трансовые психотехники, гипноз и другие виды измененных состояний сознания, а также студентам, аспирантам, преподавателям вузов и всем, кто

Другие похожие документы..