Сказка о девочке с золотыми волосами

Сказка о девочке с золотыми волосами

Через два или три года после того, как лорд Алан и леди Дью поселились в замке Шенли, у них родилась дочь. В честь этого события фейри, населявшие замок, устроили грандиозный праздник. Торжествами командовала, разумеется, дрейда Марген.
        Утром того дня, когда появилась на свет девочка, брауни, закончив свои ночные хлопоты, вместо того, чтобы улечься спать, были отправлены в Коль-дель-Е к волшебнице Младе. Из ее оранжерей (лучших в Волшебной Стране) трудолюбивые малыши забрали два миллиона роз, десять тысяч горшков с фиалками и огромную орхидею – персональный подарок волшебницы. Утащить на собственном горбу всю эту гору цветов было, конечно же, физически невозможно, поэтому дрейда распорядилась отправить на помощь брауни четырех пурпурных драконов и взвод темных эльфов в качестве погонщиков. А теперь представьте себе картину: раннее утро, на заливных лугах еще лежит туман, мычат коровы, щебечут птахи, и вдруг, на проселочной дороге, ведущей от Коль-дель-Е к отрогам Вилсайдских гор появляется доселе невиданная в этих местах процессия. Впереди окутанный сиреневым туманом, сжимая Жезл Молний, на черном скакуне с мерцающей звездой во лбу движется, недоверчиво осматривая мир смертных, сам Властитель Темных Эльфов – Герцог Витас. За ним, как послушные буйволы, бредут ужасные драконы, каждый вышиной с трехэтажный дом, навьюченные ароматно пахнущими тюками. По бокам каравана вышагивают темные эльфы, грозно сверкающие глазами и не выпускающие из рук смертоносные луки. И тут же, между лапами драконов, едва поспевая, суетятся и верещат коротконогие брауни, присматривая за тем, насколько хорошо закреплена поклажа. Представили? Теперь Вам понятно, почему были так ошарашены окрестные крестьяне? Но это еще что! Гвардейцы, охранявшие Шенли, буквально остолбенели, когда процессия вышла из леса на каменную пустошь, окружавшую замок. Бравые вояки минуту-другую раздумывали, а потом бросились врассыпную. Самому неторопливому с особым удовольствием помог (легким пинком под пятую точку) Герцог Витас, всегда презиравший людей, которые, по его мнению, настоящей магии не знали и воевать толком не умели.
        Цветы доставили вовремя – леди Дью как раз собралась выйти из своих покоев во двор замка. Теперь наступила очередь фей. Крылатые малышки спешно развязывали привезенные тюки, ворча на мельтешивших вокруг брауни. И в тот момент, когда леди Дью вышла к рукоплещущей толпе придворных и нежно поцеловала растроганного мужа, феи осыпали лордов Шенли дождем из розовых лепестков. Чтобы придать сцене особенную торжественность, дрейда Марген рассадила по окружавшим двор крышам саламандр, добавивших к цветочному дождю блёстки разноцветных искр. Получилось нечто настолько фантастическое, что люди, засмотревшись, чуть не пропустили того момента, когда вслед за леди Дью на широкую лестницу вышла главная фрейлина с новорожденной на руках. Собравшиеся встретили появление маленькой девочки бурной овацией и долго не стихавшими радостными криками.
        Пожилому герольду насилу удалось успокоить толпу. Наконец, придворные затихли, а герольд, соблюдая древнюю традицию, откашлявшись, развернул пергаментный свиток и торжественно начал зачитывать приветствие дочери лорда Шенли. Воздав благодарности древним богам Волшебной Страны, поздравив молодую мать и перечислив все титулы новорожденной, герольд внезапно запнулся:
        - Приветствуем, … э-э-э-э, - он начал беспомощно огладываться по сторонам, словно забывший урок ученик.
        - Как назвали малышку? – зашептал на ухо лорду Алану конюшенный, быстрее всех сообразивший в чем причина заминки.
        Лорд Алан густо покраснел.
        - Честно говоря, мы с Дью еще не решили, какое имя будет у девочки, - зашептал он в ответ.
        Пауза затягивалась. Тут внезапно лучик солнца, появившегося из-за облака, коснулся головки новорожденной, и все увидели, что у девочки – чудесные длинные золотые волосы.
        - Злата, - авторитетно заявила стоявшая поблизости дрейда Марген. – Как еще можно назвать девочку с золотыми волосами?
        - Приветствуем Злату. И пусть она будет счастлива во славу Короля, Лордов Шенли и всех жителей Волшебной Страны, - закончил приветствие радостно вздохнувший герольд.
        Так у дочери лорда Алана и леди Дью появилось имя. А торжества, тем временем, продолжились своим чередом.
        Прибывшие гости начали преподносить подарки. Первой, по старшинству, от имени всех Вина Ши, дрейда Марген надела на шею новорожденной амулет, охранявший от любой нежити. Сделав столь ценный подарок, дрейда поспешила ретироваться – ведь надо было проследить за приготовлением торжественного обеда. Следующим, опять таки, по старшинству, но теперь уже от имени людей, подарок новорожденной – золотой обруч с бриллиантами - преподнес посланник Короля Волшебной Страны. Третьим был магистр магии Алек Алеф. Знаменитый волшебник обожал изобретать необычные игрушки для детей. В этот раз он придумал деревянные кубики с картинками. Если правильно сложить кубики, то они начинали слегка позвякивать серебряными колокольчиками. Дальше строгой очередности поздравлявших не было. Лесные эльфы преподнесли волшебную колыбель из тиса. Колыбелька могла сама укачивать ребенка и мурлыкать колыбельную песенку. Король Воздушных Шариков подарил Злате пять разноцветных воздушных шаров, которые никогда не сдувались и никогда не лопались. Феи Лазоревых Холмов и Мастер Снов Вальтер – воздушный балдахин, который умел рассказывать чудесные сказки. Волшебник Ларс – чудесную микстуру, одной ложечки было достаточно, чтобы излечить любую детскую болезнь. Тролли – коричневые башмачки, не совсем изящные (что Вы хотели от троллей?), но такие, что были любому ребенку по размеру и никогда не промокали. Интерина прислала вечно сухие подгузники, а Маг из Невидимого Замка – шапку невидимку (абсолютно незаменимую вещь для игры в волшебные прятки). Поведать обо всех подарках – просто невозможно: их было так много, что если даже просто перечислять, можно не успеть рассказать эту сказку.
        В это время фэйри под присмотром дрейды Марген готовили торжественный обед. Снеди было хоть отбавляй, но хотелось не просто так навалить еду на стол, а приготовить что-то необычное. Над составленным дрейдой меню трудились пятьдесят поваров. На закуску гостям было решено подать баклажанные рулетики в ореховом соусе, печеночный паштет с голубым сыром, салат из рябины, маринованную морскую змею и канапе с финтифлюшками. Далее шел суп-пюре из летучей моркови и подземных грибов. На второе гостей ждали фаршированная радуга, воздушный омлет с музыкальным виноградом и, конечно же, запеченные по особому эльфийскому рецепту червячки с малиной, перцем и взбитыми сливками. Десерты описывать бесполезно – половина из них просто не имела названий, а трудиться над ними решил сам знаменитый Дэс Эрт.
        Фиалки, привезенные брауни из оранжерий волшебницы Млады, разместили в рыцарском зале, где и накрыли стол. Все было готово, и гости уже потянулись к обеду, как вдруг возникла неожиданная заминка: вино, привезенное хоббитами, оказалось прокисшим – пожадничали остроухие малыши. Дрейда Марген, не тратя лишних слов, превратила провинившихся в лягушек (чтобы потом с ними как следует разобраться) и начала изо всех сил соображать, что делать. Можно, конечно, было превратить простую воду в вино (для сидов – конечно, пустяк), но это заняло бы слишком много времени. Тут Марген принюхалась – воздух в рыцарском зале был напоен ароматами фиалок и земляники, которую прислали повелители лепреконов Хвостарик и Мохи. Дрейда властным жестом призвала сильфид (жителей воздушной стихии) и велела им немедля начать вдувать воздух в вино. Прокисшее вино наполнилось благоуханием цветов и ягод. Гости были просто в восторге – ничего столь восхитительного им доселе пробовать не приходилось. Ну, а о других кушаньях и, в особенности, десертах и говорить нечего.
        Торжества продолжались до самой ночи. Напоследок саламандры устроили огненный фейерверк: красно-белые шары, в честь лордов Шенли, взрывались букетами золотых огней, в честь цвета волос новорожденной. Праздник удался на славу.
        На следующий день Марген всерьез задумалась над тем, кто будет воспитывать Злату. Спору нет, и лорд Алан, и леди Дью могли стать замечательными родителями, но доверять людям будущее малышки, к которой Вина Ши искренне привязалась, было, по мнению дрейды недопустимо. После недолгих раздумий Марген остановила свой выбор на эльфе Аррениусе. Старик, в совершенстве знавший древнюю магию, с радостью согласился, так как уже много лет скучал от безделья под Серебряным Вязом в Священной Роще. Благодаря известности Аррениуса, как могущественного мага и в прошлом великого воина, никто бы и так не посмел тронуть его подопечную. Но дрейда Марген, на всякий случай, отрядила в охрану девочки двух единорогов, с которыми Злата, едва научившись говорить, быстро подружилась. Аррениуса малышка побаивалась, но искренне уважала, а старый эльф души в ребенке не чаял и зачастую прощал воспитаннице разные шалости. Ну, лешего заснувшего из леса за уши притащит, или, делая вид, что венок примеряет, русалок между собой за волосы свяжет. Мелочи, в общем. Маленький народец относился к шалостям дочери лорда Шенли довольно спокойно. А уж после того, как Злата гномам помогла…
        В один погожий летний денек после обеда Аррениус и Злата отправились на прогулку в долину Трамен-Трамен. Старого эльфа разморило на солнце, и он присел подремать в тени деревьев, строго-настрого указав единорогам присматривать за юной леди, а Злате предложил собрать полевые цветы для гербария. Девочка стояла рядом и послушно кивала, хотя в ее зеленых глазах так и бегали задорные чертики, едва взглянув на которых, каждому должно было стать понятно, что материал для гербария – это последнее, что интересует маленькую проказницу в цветущей долине. Дождавшись момента, когда Аррениус умиротворенно захрапел, Злата быстро уговорила единорогов вместо скучных (по ее мнению) занятий ботаникой поиграть в пятнашки, а еще лучше – побегать наперегонки. Забыв о предостережении мудрого учителя, Злата, сломя голову, понеслась к холмам, окружавшим долину. Единороги переглянулись, встряхнули длинными шеями и потрусили за девочкой. Будь волшебные звери чуть расторопнее, они бы сразу догнали Злату, и, может быть, этой истории не было. А так, не успев пробежать и ста шагов, Злата вскрикнула, взмахнула ручками и исчезла посреди долины на глазах опешивших единорогов. Поспешив к месту, где пропала девочка, единороги увидели глубокую нору, из которой тянуло сыростью и пахло мокрицами. Пролезть внутрь им было не под силу. Пристыженные охранники быстро вернулись назад, растолкали Аррениуса и, как могли, объяснили, что случилось. Старый эльф ахнул, вскочил и быстро-быстро захромал к обнаружившейся посреди поля норе, попутно ворча на единорогов. Те шли сзади, понурив головы и опустив глаза.
        Тем временем, Злата, провалившись в нору и слегка ударив при падении коленку, пришла в себя, поднялась, отряхнулась и огляделась. Где-то высоко-высоко светилось окошечко голубого неба, а кругом было темным-темно. Постепенно глаза привыкли к сумраку, и Злате стало понятно, что она находится в пещере, слабо освещаемой зеленоватыми мотыльками, сидящими на уступах стен. Под ногами девочки была подгнившая солома (вот почему она всего лишь ударилась, но не разбилась, упав с такой высоты), слева – журчал подземный ручей, а направо – тянулся какой-то коридор. Поняв, что без лестницы выбраться из норы невозможно, а замерзнуть, стоя на одном месте, проще простого (в пещере было довольно сыро и прохладно), Злата вздохнула и двинулась по направлению к коридору. Может быть, так удастся выбраться на поверхность? Но только лишь отважная девочка сделала первый шаг, как вдруг где-то поблизости раздалось приглушенное покашливание. Приглядевшись, Злата увидела стоявшего поблизости маленького человечка с крючковатым носом и заостренными мохнатыми ушами. Карлик носил коричневую курточку, темно-зеленую, расшитую золотыми нитями рубашку и смешные остроносые сапоги с большими отворотами. Потрепанные рукавицы были заткнуты за пояс с массивной золотой пряжкой, а голову украшал полосатый колпак, тоже расшитый золотыми нитями. «Гном!», - догадалась Злата. «Ну, конечно, гном. Ведь Вилсайдские горы неподалеку, а маленький народец давно облюбовал заброшенные там рудники».
        - Так, - прогнусавил гном. – Человеческий детеныш. Маленький, глупенький и излишне любопытный.
        - Добрый день, господин гном, - сделав книксен, поздоровалась Злата. Стараниями родителей и Аррениуса она была очень хорошо воспитана и всегда старалась быть предельно вежливой и обходительной.
        - Для кого – добрый, для кого – обычный, - пожал плечам гном. Нельзя сказать, чтобы подземный житель был особо приветлив – он так до сих пор и не поздоровался с собеседницей.
        - Меня зовут Злата, я - дочь лорда Алана Шенли, - представилась девочка. – Не сердитесь, господин гном - не хотела Вас обеспокоить. Я попала в Ваши владения совершенно случайно, гуляя по долине Трамен-Трамен, и провалившись в нору.
        - Шенли? – насторожился гном. – Не врешь? Амулет покажи.
        Злата недовольно хмыкнула. Она никогда и никого не обманывала, и одно лишь подозрение, что дочь лорда Шенли может соврать, было для нее оскорбительным. Тем не менее, спорить ей было не к чему, она полезла за лиф своего платья и извлекла оттуда висевший на серебряной цепочке волшебный амулет, подаренный по случаю ее рождения дрейдой Марген. Рассерженная Злата предъявила недоверчивому карлику вырезанную из дуба звезду в окружении кленовых листьев.
        - Маленькая Шенли, - благоговейно прошептал гном. – Извините, госпожа, что сразу не узнал Вас. Темно здесь, да и стар я стал – глаза все хуже видят. Меня зовут Белхут Дантхал Робсверн; можно просто – Белхут, или Роби – как Вам удобнее. Прошу любить и жаловать.
        Выяснив, что его гостья – наследница обожаемой всем маленьким народцем династии Шенли, гном изменился в мгновение ока: стал обходителен, вежлив, услужлив.
        - Подождите-подождите, мигом-мигом. Что же это мы в темноте стоим? Сейчас посветлее будет.
        Белхут раскопал в своем рюкзаке старый фонарь, открыл стеклянную дверцу, чиркнул огнивом, поджег фитиль. Фонарь начал ужасно чадить, однако в пещере стало заметно светлее. Теперь Злата смогла получше рассмотреть своего нового знакомого. Гном, и в самом деле, был довольно стар. Пушок на ушах заметно поседел, подслеповатые глаза слезились, мозолистые руки слегка дрожали. Рядом, однако, стояла огромная блестящая секира – такую и не всякому юноше по силам поднять. Крепкий народ гномы!
        - Надо бы, госпожа, Вам отсюда на солнечный свет выбираться. Нам в пещерах уютно, а вот Вам должно быть сыро и зябко. Да и дома волноваться начнут.
        - Да уж, - согласилась Злата, представив, как сейчас переживает Аррениус, и лишний раз постыдившись своего необдуманного поступка. – Может быть, у Вас лестница найдется? Я бы быстренько по ней обратно вскарабкалась. Вы не смотрите, что я маленькая – я о-го-го какая шустрая.
        Гном покачал головой.
        - Такой длинной лестницы у нас и в помине нет. Придется нам, госпожа, вон по тому коридору через рубиновую анфиладу пройти в Зал Гнилых Сталагмитов, потом, мимо Вонючего Озера в пещеру Плюющейся Улитки. А уж оттуда можно на лифте подняться прямо к замку Вашего уважаемого батюшки. Ближе пути нет.
        Названия мест (за исключением рубиновой анфилады) звучали отталкивающе, но, полностью доверившись Белхуту, Злата кивнула, и они двинулись в путь.
        Идти было тяжеловато – приходилось постоянно следить за трещинами в полу (а то можно и ногу сломать), обходить зловонные лужи, пригибаться в низких арках, чтобы головой не удариться. Гному, привычному к пещерам, всё было нипочем – он, несмотря на преклонный возраст, довольно ловко перепрыгивал через любые препятствия и, ужасно гордясь тем, что может помочь лордам Шенли, мурлыкал под нос веселую песенку. При этом Белхут умудрялся, ничуть не напрягаясь, тащить за собой массивную секиру.
        - Господин гном, - наконец решилась спросить Злата. – А зачем Вам такой страшный топор? Вроде бы гномы – мирный народ? Ну, кирка или лопата – это я еще поняла бы…
        - Ах, госпожа, - тяжело вздохнул Белхут. – Не всё так мирно в наших тихих пещерах. Опасно… Ой, как же я забыл! Голова моя дубовая, глупая, не новая.
        Провожатый Златы внезапно остановился, так что девочка едва на него не налетела, и, ругая самого себя последними словами, начал рыться в рюкзаке. Через минуту он извлек оттуда большой грязноватый темно-зеленый плед, на котором золотыми нитями было вышиты диковинные цветы.
        - Вот, госпожа, - протянул гном плед Злате. – Завернитесь в него, пожалуйста, так надежнее будет.
        - Но я совсем не замерзла, - начала протестовать Злата. На самом деле, ей было довольно зябко, но плед выглядел настолько грязным, что девочка боялась перепачкать свое нарядное розовое платье с кружевным воротничком.
        - Замерзла – не замерзла. Какая разница? - продолжал настаивать Белхут. – Видите эти золотые нити? Манданское золото. Лучше всего защищает от черных змей.
        - Черных змей?
        - Ну, да. Проклятие наших пещер. Заворачивайтесь побыстрее, здесь стоять опасно, по дороге расскажу.
        Злата завернулась в плед (он и на самом деле был невозможно грязен), и они потопали дальше. Идти стало еще более неудобно: теперь приходилось делать малюсенькие шажки, да и бахрома постоянно цеплялась за камни.
        - Жили мы, жили, ни о чем не тужили, - начал рассказывать гном. – Камни в рудниках добывали, кинжалы ковали, детей растили. Все чин по чину. Как вдруг появились в наших пещерах черные змеи. Раньше эти твари обитали в Забытых Пещерах, да только гарпии их оттуда выжили. Такой вони, как от гарпий, никто вынести не мог. Вот змеи сюда и переползли. Понравилось им здесь. Начали безобразничать. Сначала по мелочи: пирожок со стола стащат или бурдюк с пивом опустошат. А потом… Начали змеи на нас охотиться: столько гномов погибло – ужас. Вот и приходится с собой оружие таскать, да еще манданское золото змей отпугивает. Видите, госпожа, всюду золотые нити вплетаем.
        С этими словами Белхут показал на свою рубашку и колпак. В темноте тускло блестели тоненькие золотые нити.
        - Только вот беда-то какая, - продолжал гном свой рассказ. – Манданское золото всегда было редкостью, а в последнее время совсем исчезло. Так, на старых запасах перебиваемся. Когда кончатся, так уж и не знаем, что делать будем. Уходить наверное отсюда надо. Да жалко обжитые места бросать. И уходить куда? Все пещеры в Волшебной Стране заняты. Разве что, кто из родственников потеснится?
        - Как же Вам помочь? – расстроилась Злата. Ей очень жалко стало таких симпатичных трудолюбивых фейри. – А что волшебники говорят?
        - А что волшебники? – фыркнул Белхут. – Все твердят одно и то же. Вычитали в Книге Предсказаний: «придет день, и с неба упадет девочка с золотыми волосами, она отдаст вам свои волосы, вы вплетете их в одежды вместо манданского золота, и змеи уйдут из ваших пещер». Как Вам, госпожа, такой бред?
        Тут гном осёкся, снова остановился, поднял повыше чадящий фонарь и начал пристально рассматривать Злату.
        - Девочка упала сверху, можно считать, что с неба, с золотыми волосами. Неужели пророчество сбудется? Ты поможешь нам?
        - О чём разговор? Конечно, - с готовностью закивала Злата. – Пойдем быстрее, обрадуем твоей народ.
        Они поспешили в Пещеру Собраний. Там, как всегда, собирались после рабочего дня все гномы Вилсайдских гор – пива попить, трубки покурить, о делах поболтать.
        - Эй, бездельники, - закричал Белхут прямо с порога. – Смотрите, кого я привёл!
        - Маленькую сопливую девочку, - прогнусавил один молодой прыщавый гном.
        Белхут отвесил звонкий подзатыльник невоспитанному нахалу.
        - Во-первых, - зарычал гном. – Это не просто девочка, а наследница Шенли, не будь я - Белхут Дантхал Робсверн. А, во-вторых, она согласилась помочь нам справиться с черными змеями. Смотрите на ее волосы.
        Злата встряхнула своей прекрасной головкой, и густые золотые кудри рассыпались тяжелым дождем по ее тоненьким плечикам. Гномы так и ахнули. Побросав свои трубки и кружки, они бросились к гостье, чтобы лично засвидетельствовать свое почтение.
        - Ну, ну, - начал успокаивать сородичей Белхут. – Ну, прекращайте в конце концов. Детский сад какой-то, право слово. У госпожи не так много времени, ее ждут обратно в замке.
        Слова старого гнома быстро успокоили восторженную толпу.
        - Только как же мы с волосами поступим? - задумалась одна из маленьких женщин. – Жалко такую красоту.
        - Об этом я как-то не подумал, - смутился Белхут.
        - А что здесь думать? - расхрабрилась Злата. – Давайте сюда ножницы! Ну, быстро-быстро.
        Ловко орудуя принесенным инструментом, маленькая девочка обрезала почти под корень свои чудные локоны. Гномы, радостно похлопывая себя по бокам, бросились разбирать сокровище, чтобы вплести в свои одежды. Не успели они закончить, как своды пещеры наполнились шуршанием, а сверху раздался голос дозорного, сидевшего в подвешенной под потолок корзине, чтобы наблюдать за входами в пещеру.
        - Ура! Получилось! Змеи уползают! Вон – по северному коридору целая стая ползет прочь. Да как спешат! И по западному тоже.
        Дальше уже ничего не было слышно, потому что все гномы одновременно радостно завопили.
        - Да здравствует Злата! Да здравствуют Шенли!
        Нечего и говорить, что девочке было очень приятно. Она изо всех сил старалась улыбаться, растрогано пожимала руки обступившим ее гномам, хотя в душе у нее, надо сказать честно, скребли кошки. Во-первых, уж слишком задержалась она – дома, наверное, сильно волнуются. А, во-вторых, как она объяснит, куда девались ее прекрасные длинные волосы, которыми всегда так гордились и папа, и мама, и строгая дрейда Марген?
        Сквозь толпу радостно копошившихся гномов, протолкался Белхут.
        - Госпожа, разреши мне представить свою супругу – Фриду Робсверн.
        - Очень приятно, - мило улыбаясь и пожимая руку маленькой гномке, произнесла Злата.
        - Э, да я вижу у тебя глаза на мокром месте, - склонив голову набок, задумчиво проговорила Фрида. – Поди не знаешь, как пропажу волос дома объяснить?
        Едва сдерживая слезы, Злата кивнула.
        - Ну, это горе – не беда. Всё поправимо, - Фрида покопалась под подолом своего платья и извлекла темно-коричневую склянку с хрустальной пробкой. – На, возьми, и голову помажь.
        Злата с осторожностью взяла пузырек.
        - Не бойся, дорогуша, - подбодрила девочку гномка. – Это вода из Волшебного ручья.
        - Не бойся, госпожа, - поддержал супругу Белхут. – Моя благоверная – лучшая целительница подземного царства.
        Успокоенная Злата решилась, выплеснула чуть-чуть прозрачной воды из пузырька на ладошку и энергично натерла голову. И, словно по мановению волшебной палочки, волосы Златы начали расти прямо на глазах. Окружавшие девочку гномы ахнуть не успели, а чудесная золотая шевелюра восстановилась так, как будто, ее и не касались ножницы.
        - Ну, вот, и с этой проблемой разобрались, - удовлетворенно кивнул Белхут. – Пора из пещер тебя выводить. Идемте, госпожа, я покажу дорогу.
        Тепло попрощавшись с гномами и обняв Фриду, Злата последовала за Белхутом. Идти теперь стало гораздо легче – не мешался плед, да и к узким дорожкам девочка успела привыкнуть – до замка удалось добраться довольно быстро.
        Там их уже поджидали встревоженные лорд Алан и леди Дью, а рядом стоял расстроенный тем, что не уследил за воспитанницей, эльф Аррениус. Злата рассчитывала на небольшую взбучку за непослушание, что было бы вполне заслуженно. Но когда, она рассказала о том, как помогла гномам избавиться от черных змей, то родители лишь слегка пожурили дочку, а в их глазах при этом сверкали искорки гордости за достойную наследницу древнего рода Шенли.
        Так счастливо закончилось первое приключение Златы в подземном царстве. С тех пор каждый год, в день чудесного избавления от напасти гномы приносили девочке какой-нибудь маленький подарок – то изумрудик, то агат, то фигурку из селенита.

  1. Сказка как лекарство (1)

    Сказка
    * Дорогим родителям, Марии и Йожефу, Мэри и Джозефу, с глубокой любовью (венг.) и всем тем, кого я люблю, кто продолжает исчезать (исп.). - Прим. ред.
  2. Сказка как лекарство (2)

    Сказка
    * В оригинале – Wild Woman. Как следует из концепции автора, это не только и не столько Дикая, сколько Первая, Первозданная, не искалеченная цивилизацией Женщина.
  3. Избранные сказки светланы Савицкой

    Документ
    Для небесной канцелярии денёк выдался жаркий. Светлые ангелы перелетали, словно пчелы, с одного рабочего стола на другой, заглядывая в души людей так глубоко, что те замирали на полуслове, не понимая почему.
  4. Сказка (ч. 1)

    Сказка
    В начале Сказки я немного рассказываю о себе, о своих друзьях, но это так вступление. А сама Сказка начинается с того, что у нас начались каникулы! Я просыпаюсь, одеваюсь, и иду завтракать.
  5. Тесты по чтению 1 класс Как зовут девочку с голубыми волосами?

    Тесты
    Если число увеличить в 9 раз, то получится 54 5 58 . Чему равен множитель, если 1 множитель равен 4, а произведение 3 ? 8 7 9 3.
  6. Сказка «Дом с Красным цветком»

    Сказка
    Нам предстоит войти в пространство, имеющее отношение к очень древним истокам нашей культуры. Руны – часть древней Традиции, система символов, кодирующих ведущие ценности наших предков, но, может быть, окажется, что эти ценности не
  7. Сказка "Дом с Красным цветком"

    Сказка
    Аннотация: Рунный круг - система древних символов в Северной Традиции. И еще это мифологема жизни и детства человека. Наше образное мышление продолжает оперировать древними архетипами, поэтому современному психологу пришлось заняться
  8. Сказка о молодильных яблоках и живой воде (2)

    Сказка
    - Подожди, братец, дойдем до колодца. Шли-шли - солнце высоко, колодец далеко, жар донимает, пот выступает. Стоит коровье копытце полно водицы. - Сестрица Аленушка, хлебну я из копытца! - Не пей, братец, теленочком станешь! Братец
  9. Сказка о молодильных яблоках и живой воде (3)

    Сказка
    - Подожди, братец, дойдем до колодца. Шли-шли - солнце высоко, колодец далеко, жар донимает, пот выступает. Стоит коровье копытце полно водицы. - Сестрица Аленушка, хлебну я из копытца! - Не пей, братец, теленочком станешь! Братец

Другие похожие документы..