Мое близкое знакомство со многими представителями крупных социальных групп, общностей, среди которых ведущие политические деятели советского и современного росс

Христианская этика распространялась в русском народе тысячу лет. Поскольку он был представлен крестьянством, то к началу эпохи революционных перемен в ХХ веке, она приняла вид деревенской этики. В дворянской среде господствовал атеизм, городская мелкобуржуазная среда выдавала свой суррогат – последствие «петровских реформ» – этику городского мещанства.

Относительно распространения христианской этической пропаганды на Руси в Х-XVII веках посредством священной и религиозной литературы следует отметить, что она отражала в большинстве взгляды, занятия образ жизни вел. князей, бояр, воевод, купечества, посадского населения, лиц духовного звания и крестьянства (от слова «крест», т.е. символ христианства) и отличалась точной регламентацией и серьезностью тона. Петровские реформы разорвали спаянность власти и народа (что и есть суть самодержавия) и создали между ними социальную пропасть отчуждения. Крестьянство по-прежнему оставалось в лоне христианской этики, которая трансформировалась постепенно и к началу периода русских революцией приняло форму деревенской этики, пропитанной идеями городского мещанства. Аристократия Петербургского периода была атеистична, практиковала мистико-политическое вольнолюбие – масонство, а в качестве мировоззрения – аполитический космополизм: «там отечество, где больше платят».

Превращение Петром I РПЦ в департамент российского правительства (правящий Сенат) и упразднение им патриаршества на Руси в 1700 г. поставили обеспечение нравственности в стране на самотек.

Священнослужители превратились в государственных служащих, не обремененных особым внешним принуждением и отсутствием внутренних позывов к попечению порядка, нравственности, постепенно опускались в своих правах, предаваясь порочным и низменным склонностям вопреки письменной присяге государю и внутренней клятве Богу при рукоположении.

К 1917 году этическое сознание крестьянских масс, большинства населения России, стало пассивным, что открыло возможность социально-политической агитации и пропаганде в самых широких слоях населения. Города, т.е. городское мещанство, с присущей этой социальной среде пассивно-негативной этикой, встали на сторону сил революционного переворота существующего порядка.

Особое значение имело в этой трансформации общественного мнения этика мещанства. Дворянская этика касалась регулирования около одного миллиона человек в дореволюционной России, т.е. менее 0,7% всего населения.

Городское население, включавшее мещан и пролетариат, насчитывало к рубежу веков около 10% населения. Мещанская мораль соответствовала этическому миросозерцанию западных джентри или буржуа. В России мещанство было неоднородно по своим социальным корням: в него входили разорившиеся купцы и дворяне, также предприимчивые перебравшиеся в город крестьяне. Идеалы и ценности мещанства в России в последней четверти XIX века превосходно описал в романе «Обломов» великий русский писатель А.И. Гончаров. Мещанство в России сложилось вследствие реформ Петра I и отличалось от такового в Западной Европе, где городское население с раннего средневековья слагалось из членов ремесленных объединений и их семей. В промышленную эпоху оно раскололось на мелкую и крупную буржуазию, имевшую различные этические кодексы в этих своих частях. Именно в среде мелкой буржуазии проросли и развились ростки Реформации и последующее за ней развитие протестантских церквей и их этик.

В царствование Екатерины II губернская реформа 1775 года определила сословие мелких собственников – горожан как мещанство. В сословие входили городские жители с годовым доходом менее 500 рублей, занимавшееся различными видами деятельности на основе личной собственности, например, собственного дома, земельного участка, запасов сырья или набора инструментов для определенного вида труда. В городах они селились по окраинам и назывались «посадскими людьми». Так же как и крестьяне мещане, в отличие от дворянства и купечества были ограничены в свободе передвижения.

Промежуточное положение мещанства, между высшим и низшим классами, обусловило двойственную психологию его представителей и их моральное сознание: «быть не хуже людей», но и еще помнить – есть люди, «которым еще хуже». В XIX веке в России удельный вес мещанства среди городских жителей неуклонно возрастал: от 35% в 1811 г. до 45% в 1897 г. В результате реформ 1861-1867 гг. мещане получили доступ на государственную службу, среди них появились представители «свободных профессий»: врачи, адвокаты, журналисты, служащие коммерческих организаций и др. На основе последних развился т.н. слой мещанской интеллигенции («русская интеллигенция»), отличавшийся отсутствием духовных потребностей. А.И.Герцен указывал, что для российской интеллигенции свойственно отсутствие стремления к познанию, которое уступает место поиску лишь чувственных наслаждений. На этой основе формируется тупая, сухая серьезность, составляющая стержень городского интеллигента. Претензии его тщеславия состоят в том, чтобы чином, влиянием, властью превзойти других, которые будут его за это уважать. Свое уважение или почтение к людям он соизмеряет только с чином, богатством и влиятельностью, которыми сам хотел бы обладать.

Вещизм и приобретательство как доминанты сознания делают мещанина конформистом, а замкнутость на собственном благополучии и ограниченности в средствах – эгоистом. Мещанство основано на безусловном принятии собственности, и его этика и мировидение сотканы из противоречий. Добродетели доморощенного и зарубежного мещанства по сути своей совпадают, поскольку во главу угла своих практических реализаций они ставят мелочную расчетливость. В отличие от экономически активных людей (крупная буржуазия и предприниматели), для которых «время есть деньги», для мещанина и интеллигенции время измеряется вещами. По этой причине мещанской интеллигенции как оседлому и бережливому слою населения не свойственны вандализм и хулиганство. Творчество ее не увлекает, а отношение к труду как естественному и необходимому условию существования порождает добросовестность и ответственность за «свой» участок работы.

Одним из пороков мещанина является зависть, которую он испытывает повсеместно и постоянно по самым различным поводам: он завидует богатству, предприимчивости, таланту, интеллектуальности, положению в обществе. Главная цель жизни мещанина – «вывести в люди» своих детей, дав им образование и возможность заниматься «чистым» трудом.

Мещанство многолико и может прививаться в различных слоях общества, а его психологическая нестабильность ведет к быстрой смене ориентации и настроений, «сегодня и сейчас» определяют отношение к окружающему миру и его событиям. Мещанство сыграло «выдающуюся роль» во всех российских судьбоносных событиях: в революциях 1905-1907 и 1917 годов, государственных переворотах 1991 и 1993 годов, в которых оно сначала служило верным орудием пролетариата и его коммунистических вождей, а затем выступило в качестве народной толпы, используемой этнопартократами, чтобы легитимно получить в свое личное распоряжение (на правах частной собственности) то, что ранее именовалось как «общенародная собственность», и, разумеется политическую власть в обществе.

С развитием социалистического движения в России после реформ 60-х годов XIX века, понятие мещанства стало нарицательным, поскольку не связывается уже с социальным статусом человека. В идейно-нравственном смысле оно используется для обозначения бездуховности, мировоззренческой отрешенности, аполитичности, конформизма, обывательства. И международный коммунизм и ксенофобствующие фашизм и нацизм использовали мещанство для взятия в свои руки государственной власти в Европе и ее управления. Этим орудием агрессии мещанство и его интеллигенция стали благодаря своей бездуховности, если под духовностью понимать классическое определение этики как бескорыстное и добровольное служение идеалам добра, которые трансцендентны (т.е. знание о них не исходит из анализа наличного опыта). В мещанстве моральность, напротив, принимает форму чистой, формальной легальности, обосновывающей себя в приземленности (прагматизме) интересов и взглядов.

Мещанин, мелкий предприниматель или интеллигент, в подавляющем большинстве суть имитатор, т.е. для него важнее «казаться» или «иметь», нежели «быть». Мещанин не верит в аскетизм во имя служения идее, науке, искусству; для него работа суть то, за что платят деньги или награждают моральными (ордена) или вещественными (премии и лауреатство) отличиями. Разбогатев, мещанствующий интеллигент становится ненасытным в удовлетворении своего животного, не общественного, эгоизма. Все это привело нашу страну к революции 1917 года и все это сегодня характерно для т.н. «олигархов».

Современное понятие общества массового потребления, которое изучалось выдающимися представителями человечества в XX веке – О. Шпенглером, Х. Ортега-и-Гассетом, Н. Бердяевым, Т. Парсонсом, А.И. Солженицыным, отражает видоизменения мещанского сознания и его распространение на другие общности современного общества.

Сосредоточение больших человеческих масс, рекрутированных со всего мира, в мегаполисах, внедрение в быт достижений НТР, стандартизация жизни его жителя, разнообразие деятельности сфер его инфраструктуры и СМИ подвергает личность усреднению. Мегаполис становится источником негативного влияния на интеллектуально-этическую деятельность новых городских мещан, которых отождествляют со «средним классом» передовых стран мира.

Городская культура переходного от индустриального к информационному общества включает в себя отмеченные выше особенности мещанской морали и сознания. Вместе с тем мещанская этика испытывает дробление, тяготеет к специфическим занятиям и мерам поведения. Общим остается зависимость от информационного поля мегаполиса. Так сознание обыденного человека в кризисные периоды испытывает панический страх, распространяющийся на все слои городского населения. Современный человек мегаполиса обладает избирательным отношением и высшим духовным ценностям, и его этические идеалы приспосабливаются к ментально-экологической обстановке города – возникают множественные моральные сознания и плюралистические этики города.

Таким образом, мещанская этика в России подготовила этические сознание миллионов крестьян к восприятию к жизни в городе, особенно, когда в стране начался процесс промышленной модернизации в 30-х годах прошлого века. Деревенская этика также утрачивала свою моральную власть в связи с борьбой коммунистической власти против «старой», христианской морали.

Переселение крестьянства в города в качестве рабочей силы для проведения индустриализации искусственно создало в них ситуацию скученности. Жилье строилось меньшими темпами, чем проходило промышленное строительство. В этой среде основным моральным сознанием стало искаженное мещанское сознание, которое деформировалось в худшую сторону, утратив такое свои черты, как гостеприимство, христианское милосердие, национальную терпимость, трудолюбие, и приобретя негативные – воинствующее стяжательство, моральный релятивизм и агрессивность ко всему иному.

Государство поощряло воинствующее мещанство посредством организации очередей на получение жилья, выделения определенным категориям граждан повышенных норм квартирной площади (писатели, ученые, художники, партработники, профсоюзные и комсомольские деятели). Население городов в надежде увеличить метраж жилья прибегало ко всякого рода аморальным уловкам (фиктивные браки и разводы, прописка на своей жилплощади под разными видами дальних родственников), а также прибегая к различным махинациям, коррупции, взяткам, использованию личных и сексуальных связей. Борьба за квадратные метры в городах окончательно сломало деревенскую этику, глубоко изменила мещанскую, выдвинув на первый план доминирование низких моральных принципов и подлых средств их исполнения. Кроме того, введение в 1931 году в УК РСФСР статьи и санкций о гомосексуализме поставили эту тему под государственный контроль, в т.ч. использование ее в качестве орудия внедрения единомыслия, пусть внешнего, через создание атмосферы конформизма среди активно несогласных с режимом. В остальной части общества, признавшей режим, создается отношение нетерпимости к гомосексуалистам, как врагам народа и вообще как категории «опущенных» граждан. В политических процессах 30-х годов XX века в Москве многим обвинявшимся, бывших высокопоставленных партийных и военных деятелей, предъявлялись доказательства в гомосексуализме и растлении несовершеннолетних детей одного с ними пола.

Гомосексуализм стал орудием приобщения необходимых людей к своей социальной группировке для одних, либо жупелом страха для других. Все эти отношения тиражировались в массовом порядке, имея в виду социальную мобильность советских людей эпохи индустриализации по мере осуществления поголовной паспортизации населения. Многим колхозникам паспорта не выдавались, чтобы сохранить работников в сельском хозяйстве. Вместе с тем ущербность морального сознания проникала и в деревню, имея в виду, что миллионы ее жителей прошли исправительно-трудовые лагеря и поселения, где непосредственно сталкивались с гомосексуальным опытом уголовников и других деклассированных элементов. После окончания Гражданской войны в России компартия стала очищаться от разных «чуждых» ей элементов в своей среде. Особое внимание уделялось удалению из ее рядов масонов, что стало актуальной проблемой во внутрипартийной работе. Вместе с тем существование гомосексуалов в компартии не рассматривалось темой, актуальной для цели упрочнения ее рядов. Введение соответствующей статьи в уголовное законодательство России в 1931 году стало инструментом классовой борьбы, поскольку, как учили партия и ее вожди, укрепление социализма в стране парадоксальным образом усиливало и ожесточало классовую борьбу. Соответственно, в массовом сознании гомосексуализм стал рассматриваться как инструмент вражеского влияния, свидетельство упаднических нравов и низкого тайного порока, а также как характеристика полностью асоциальной личности, враждебный делу социализма и счастью советских людей.

Весьма интересно то, что статья УК против гомосексуализма появилась на исходе I-ой пятилетки советского промстроительства. В это время обозначились определенные успехи в индустриализации страны, а также негативные последствия, связанные со скученным проживанием людей, недостатком жилья. В 1929-1931 гг. прошли первые политические процессы в стране, в ходе которых обвиняемым предъявлялись доказательства в техническом и экономическом саботаже против государства. В своем громадном большинстве подсудимые были выдающимися учеными, инженерами и конструкторами, специалистами по технической модернизации экономики страны. Были также суды над высокопоставленными военным, которым ставилась в вину организация подпольных военных организаций, имеющих в своем составе бывших царских гвардейских офицеров.

Эти политические условия жизни страны с социальными условиями, когда в коммунальных квартирах и бараках приходилось селить несколько семей по количеству в них комнат, как нельзя лучше соответствовали якобы осуществлению заговоров. Если в одной из комнат «коммуналки» собираются на ночь несколько мужчин (или женщин), то соседям, в отсутствии санкций против гомосексуалов, можно было сказать, что здесь люди собираются в личных целях полового общения, что законами страны не запрещено. В действительности, например, они занимались не гомосексуальными связями по ночам, в свободное от работы время, а готовили заговор против существующей власти. Все это могло беспокоить людей из ОГПУ, поскольку важная сфера социальных отношений могла быть использована в противогосударственной деятельности. Поэтому Вацлав Менжинский, глава этого силового ведомства, попросил ликвидировать правовую лакуну в законодательстве страны, представлявшей если не прямую угрозу госбезопасности, то косвенную. Гомосексуальная связь вошла в противоречие с обеспечением высшего блага – устойчивости советского государства и попала под правовой и социально-нравственный запрет.

  1. Социальная работа с молодежью

    Реферат
    Социальная работа с молодежью Введение Современный этап экономического и социального развития, те изменения, которые переживает в настоящее время Россия, влекут за собой многоплановые изменения нормативно - ценностных систем всех социальных
  2. Социально-культурная программа как средство решения “отраслевыХ” проблем 107 тематика практических занятий 122

    Программа
    Одной из основополагающих характеристик “человека культурного” является его способность к проективной деятельности, т.е. продуктивному воображению, творческому и свободному преобразованию реальности на основе “модели потребного будущего”.
  3. Сборник представляет собой пособие по курсу Социология политических процессов, его проблематика относится преимущественно к сфере политической социологии, а не традиционной политологии

    Документ
    Политическая действительность - это субстанция, "плоть" политики. Она образуется деятельностью людей, связанной с реализацией властных интересов и целедостижением. В процессе деятельности индивиды, группы, организации, институты,
  4. Социальная психология (6)

    Документ
    Как вместо серебра и золота ходят бумажные деньги, так вместо истинного уважения и настоящей дружбы в свете обращаются наружные их доказательства и как можно естественнее подделанные мимические гримасы и телодвижения… Во всяком случае
  5. Политическая психология: Учебное пособие для вузов / Под общей ред. А. А. Деркача, В. И. Жукова, Л. Г. Лаптева. М.: Академический проект, Екатеринбург: Деловая книга, 2001. 858 с Оглавление Предисловие Глава Введение в политическую психологию

    Учебное пособие
    Политическая психология: Учебное пособие для вузов / Под общей ред. А.А. Деркача, В.И. Жукова, Л.Г. Лаптева. - М.: Академический проект, Екатеринбург: Деловая книга, 2001.
  6. Культурно-языковое многообразие Приднестровья в зеркале этноязыковых процессов современности

    Документ
    к.ф.н А.Г. Хропотинский, к.п.н. О.В. Щукина, к.ф.н. Дружинец М.Л., ст. преподаватель Беляева Ж.Д., ст. преподаватель Г.Г. Аземко, ст. преподаватель Б.
  7. А. И. Кравченко Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений

    Книга
    Книга дает общую картину развития общества, раскрывает ключевые социологические понятия, логично увязанные в единую систему. Приводятся описание предмета и методов социологии, сведения о социальной структуре, социальных группах и поведении и т.
  8. А. А. Парпара высказал обеспокоенность некорректными выпадами и клеветой в адрес библиотеки со стороны отдельных сми и интернетных борзописцев-недоброжелателей, которые сублимируют личные обиды и комплексы в распро

    Документ
    Он проявил заинтересованность состоянием дел в Библиотеке, которая, на его взгляд, занимает важное место в ознакомлении россиян с культурой, историей, изящной словесностью Украины и служит реальным, одним из немногих сегодня, каналом
  9. Социальная психология лапчинская И. В. Вопросы к зачету

    Документ
    Природа общественных отношений. Социальная психология как наука. Предмет и объект социальной психологии. Теоретические и прикладные задачи социальной психологии на современном этапе: задачи, связанные с экономической реформой и социальными

Другие похожие документы..