Возражения касательно докт ринальных принципов православия

Евангельские возражения православному вероисповеданию.

Гололоб Г.А.

СОДЕРЖАНИЕ:

От автора.

Введение

1. Проблема разделений в христианстве.

2. Феномен отечественного протестантизма.

3. Контакты между евангельскими христианами и православными верующими.

4. Особенности полемики между православными и евангельскими христианами.

Глава 1. Возражения касательно доктринальных принципов православия

    1. Авторитетность Священного Писания.

1.2. Значение Церковного Предания.

1.3. Необходимость фиксации Апостольского Предания.

1.4. Характер апостольской преемственности.

1.5. Учение о Церкви.

1.6. Учение о греховности человеческой природы.

1.7. Учение о спасении.

1.8. Учение об освящении или обожении.

Глава 2. Возражения касательно богослужебной практики

2.1. Духовное значение богослужения.

2.2. Иконопочитание.

2.3. Почитание Девы Марии и святых.

2.4. Молитва к умершим и об умерших.

2.5. Институт священства и статус священной утвари.

2.6. Таинство крещения.

2.7. Таинство причастия.

2.8. Православные чудеса.

Глава 3. Возражения по вопросу отношения Православной Церкви к государству

3.1. Евангельский принцип отделения Церкви от государства.

3.2. Проблема подхалимства православия по отношению к государству.

3.3. Тенденция сращивания православия с государством.

Глава 4. Необходимость реформирования православия

4.1. Расколы в Православной Церкви.

4.2. Попытки реформирования православия изнутри.

Заключение.

Библиография.

От автора.

Приступить к писанию данной работы, откровенно говоря, мне не хотелось – в основном по причине наличия многих друзей среди православных священников, портить отношения с которыми мне никак не хотелось. Обычно я относился снисходительно к различным погрешностям православного вероисповедания, поскольку всем нам смертным свойственно злоупотреблять своими правами. Кроме того, своей первостепенной задачей я всегда видел скорее поиск конструктивного диалога с православными христианами, чем разжигание конфронтации, так часто сопровождающее наши дискуссии. Я даже предпринял написание статьи о путях сближения между православием и евангельским протестантизмом, выдержанной в богословском ключе. Между тем некоторые из моих друзей призывали меня написать критическую статью в адрес православного исповедания, обращая внимание на активность православной интеллигенции в Интернете. Я долгое время отмахивался, считая, что фанатиков и среди протестантов немало.

Тем не менее, применимо к данной теме, я то тут, то там встречал новые апологетические «выпады» православных богословов, с которыми я не был знаком со времени изучения православия в Донецком Христианском Университете. В протестантской литературе, посвященной вопросу отношения к православию, я также не встречал обсуждения этих аргументов. Я пришел к выводу, что необходима очередная публикация на эту тему, которая бы могла учитывать современный уровень состояния православной апологетики. Собирая по сети новые противосектантские издания, я поинтересовался положением дела на ведущих протестантских сайтах и обнаружил крайнюю неудовлетворенность состоянием евангельской апологетики. Опасение моих друзей, причем друг с другом не связанных, оправдалось. Нужна была статья, учитывающая новизну полемических аргументов с православной стороны.

Однако последним поводом к написанию данной работы стало появление агрессивной тенденции в православной апологетике, особенно на российском пространстве. Многие православные авторы пытались высмеять евангельские устои веры, прибегая среди прочего к самым нечистоплотным методам ведения полемики. Но самое печальное было то, что сращенная с государством Русская Православная Церковь начала применять к протестантам административные меры.

Печальным примером такого «торжества» православия над российским протестантизмом явился запрет на строительство Российско-Американского Христианского института (РАХИ) в Москве, санкционированный арбитражным апелляционным судом в марте 2007 года. И это попирающее элементарные принципы демократии решение было принято по отношению к баптизму – одной из распространенных в мире протестантских конфессий, явно отличающихся от «деструктивных религиозных культов»! Примечательна мотивировка такого шага, озвученная в статье Павла Захарова «РАХИТизации москвичей поставлен заслон» (интернет-публикация на КМ.RU от 22.03.07): «Таким образом, в деле РАХИ российская судебная система и власть в конечном итоге все же прислушались к голосам московской общественности, которые призывали прекратить экспансию на нашей земле таких образовательных учреждений, существующих на деньги непонятных американских спонсоров и ставящих перед собой цели насаждения в нашей стране неких "общехристианских ценностей". Прививать эти "ценности" они пытаются путем преподавания нашей молодежи гуманитарных предметов по американской учебной программе. Понятно, что подобная программа может насадить в умах нашей легко внушаемой молодежи только выгодный американской стороне взгляд на мир, который они затем начнут активно распространять, после того как, не дай Бог, займут лидерские должности в российском бизнесе и госструктурах". Причетно ли к этой акции православие? Бесспорно, о чем говорит название основного ее инициатора – православная общественная организация «Народный собор».

Случай с РАХИ не эпизодичен. Власти недвусмысленно притесняют российских пятидесятников, в частности в московскую церковь «Эммануил». Не обошлось и без актов анонимного террора. 26 марта 2007 года был совершен поджог здания московской пятидесятнической общины, принадлежащей Российской Ассамблее Бога. Поджог был совершен профессионально, направленным взрывом горючей смеси, и по этой причине может квалифицироваться как заказной. В связи с данным происшествием, руководитель Ассамблеи Бога, Александр Пуршага, заявил, что на протяжении уже 5 лет московские власти всячески препятствуют оформлению земельно-правовых отношений участка под зданием, являющимся собственностью церкви, тем самым, попирая Конституцию и законы РФ. За то время, пока чиновники затягивают оформление земли, церковь перенесла уже третий поджог. Это событие вполне вписывается в общую картину гонений, развязанных против церкви "Эммануил". Не имея другого выхода, эта церковь уже почти два года проводит митинги протеста и пикеты напротив здания мэрии Москвы и на Пушкинской площади.

Трудно рассматривать случившееся как заурядную проделку коммерческой конкуренции. По запоздалым реакциям появления пожарных служб и освещения в прессе можно судить, что правительство закрывает глаза на подобные акты вандализма. По словам пастора, приехавшие на место пожара бригады пожарных, не спешили тушить пожар: из 10 приехавших машин работало две. Сразу же пожарные обвинили представителей церкви в халатности и в том, что пожар произошел в результате неисправности электропроводки. И лишь позже, в процессе обследования места происшествия пожарные убедились в том, что здание даже не было подключено к электросети. Пастор Пуршага пожарных в таком отношении к церкви даже не винил, так как был убежден в том, что они действовали под давлением сверху. Митинги пятидесятнической церкви «Эммануил» (Российская Ассамблея Бога), которые проходят в центре Москвы с весны 2005 года, задержание членов церкви, разгоны пикетов привлекли внимание общественности и чиновников мэрии. Несмотря на это, как заметил в интервью пресс-службе Славянского правового центра пастор Александр Пуршага, ничего из того, что мэр Москвы Юрий Лужков и его заместители обещали церкви, выполнено не было: «чиновники лишь тянут время, а в это время христианскую церковь жгут».

Данный инцидент привлек к себе внимание Славянского правового центра, руководители которого квалифицируют его прямым следствием «антисектантской истерии, нагнетаемой в последнее время в целом ряде СМИ». По мнению адвокатов Владимира Ряховского и Анатолия Пчелинцева, «эта истерия заключается в том, что всех верующих, кроме православных, многие журналисты целенаправленно называют не иначе как "сектантами", показывая всевозможные фильмы и сюжеты-страшилки об их вере и их деятельности. Представители СМИ часто намеренно создают образ "врагов русского народа" в лице неких "злобных сектантов", порой обезличенных, неизвестно к какой религиозной организации принадлежащих».

Все это привело меня к пересмотру моего отношения к православию, несмотря на то, что большинство священников и простых верующих нельзя уличить в религиозной нетерпимости. По этой причине, предваряя выход своего труда в общее пользование, я приношу извинения тем православным моим друзьям, к которым определенная часть моей критики не относится. Я говорю это с тем, чтобы не оттолкнуть тех из них, кто относится к протестантизму великодушно и уважительно. Тех же, кто подвергнет и мою книгу уничижающей критике, я попросил бы по возможности быть таким же толерантным, каким старался быть и я на страницах данного издания.

Своих православных читателей я просил бы быть терпимыми к выбранной мною терминологии, к мнению о многосоставности Христианской Церкви, о попытках увидеть в православии элементы протестантизма и о многом другом. Я думаю, что христианин любого вероисповедания, призывающий свою Церковь к реформам или выражающий протест против ее злоупотреблений, является протестантом. И, напротив, любая форма степенной ортодоксии, присутствующая в каждой из христианских конфессий, по своей сути православна. Разница между православием и протестантизмом в строгом смысле слова должна быть сведена лишь к различиям в их доктринах. Во всем остальном между этими терминами не существовует четко обозначенной и оправданной библейски границы.

Многие из поднятых мною проблем, существующих в православии, присущи и протестантам, некоторые даже не в меньшей степени. От обсуждения некоторых я отказался умышленно, считая их второстепенными или неактуальными в настоящее время. Наиболее важные претензии к православному вероисповеданию и анализ основных аргументов его апологетики я изложил в общей части моего исследования. Выбранный мною подход в вопросе осуществления данного намерения отличается от уже существующих на эту тему полемических работ тем, что в основу критического анализа православного вероисповедания я положил богословие евангельских христиан постсоветских стран. Терминология, используемая в книге, упрощена насколько это могло позволить, по крайней мере, цитирование источников. Я надеюсь, что данная публикация познакомит евангельских христиан евразийского региона с православием и наоборот, а также обозначит сферы и характер их продуктивного диалога.

Геннадий Гололоб,

г. Черкассы, апрель 2007 года.

Введение.

1. Проблема разделений в христианстве.

Христианскому вероучению уже почти две тысячи лет. До наших дней оно дошло отнюдь не монолитным, и все по единственной причине – претензии на исключительность. Если бы христиане согласились хотя бы с тем, что они знают не «все на свете», расколов в Церкви было бы значительно меньше. Возложив же на себя почетную обязанность создавать догмы на всяком месте и по любому поводу (иногда лишь с целью осудить своих политических противников), они стали на путь крайней нетерпимости к малейшему разномыслию.

Вся история христианства – это история споров – богословских, организационных, богослужебных, зачастую заканчивавшихся анафемами, а в худшем случае виселицей или сожжением. Одна за другой различные христианские конфессии сегодня высказывают свое сожаление по этому поводу, а некоторые набрались мужества попросить за это прощение у далеких потомков незаслуженно преследовавшихся некогда христиан. Вина христиан той поры еще лежит на тех христианских конфессиях, которые не проявляют желания порвать преступный союз с государством.

Сам факт признания многих ошибок в истории христианства разбивает миф о практической непогрешимости Церкви, по крайней мере, в вопросе о правомочности применения христианами насилия – прямого или косвенного. На пути к этому признанию, конечно, Церкви пришлось сделать много уступок справедливым критикам христианства, за что последним, конечно же, низкий поклон. Следующим вынужденным признанием христиан является несогласие с пониманием Христианской Церкви как незыблемого монолита в организационных и богослужебных сферах ее служения. Далее же простирается неприступная граница церковной территории, за которую приходится воевать, разумеется, лишь словом. Внешним критикам делать здесь нечего и христиане вынуждены с ними распрощаться.

Итак, несмотря на то, что мир всегда провоцировал Церковь к разделениям по различных недуховным вопросам, важно было собственное мнение христиан по вопросу оправданности и условий раскола. Первые христиане сохраняли между собой единство до тех пор, пока сами претерпевали гонения. Сумев же защитить себя от государственных претензий и устояв в борьбе с гностицизмом, Христианская Церковь вступила в период беззаботного существования при Константине. Не прошло много лет, как христианство стало доминирующей силой в политике, подмяв под себя все стороны общественной жизни. Когда образ врага исчез, а воевать с кем-то все равно надо, «воины» Христа приступили к внутренним чисткам, начав преследовать за то, в чем люди хотели быть подвластными только своей совести и Богу. Вслед за чистыми язычниками, вне закона были поставлены полуязычники, потом полухристиане и, наконец, не достаточно верные христиане. Ну, точно как при сталинизме!

Поскольку в богословии были сильны лишь знатоки, еретиков среди простых христиан, право, обнаружить было нетрудно. Скоро полетели шапки с голов самих иерархов, в богословии которых было выгодно найти хоть какую-то зацепку для того, чтобы сместить их с занимаемых постов. Все это преподносилось в качестве необходимых мер борьбы за чистоту апостольского учения. Когда римский епископ возомнил себя наследником Христа на земле, константинопольский захотел отобрать у него это право. Так через тысячу лет не столько духовного, сколько скрепленного жесткими административными мерами единства в христианстве произошел первый организационный раскол. Образовались Католическая (Западная) и Православная (Восточная) Церкви.

Эти две Церкви-Сестрицы, по выражению библейского пророка, Огола и Оголива, стали жить порознь, создав собственную организационную структуру и форму богослужения, пока Западную Церковь не всколыхнул очередной раскол, сразу после которого Восточная Церковь оказалась заложником у иноверных мусульман. Протестуя против множества злоупотреблений высших иерархов (особенно против непосильных «священных» поборов в пользу римской курии), от католичества откололась небольшая группа верующих, решившая освободиться от бремени господства церковной иерархии над паствой и создать более упрощенный вариант Церкви. Новая Церковь получила название протестантизма и возложила на себя миссию очистить старую Церковь от человеческих добавлений к Священному Писанию – Библии. Из протестантов мало кто думал в то время о том, что может переусердствовать в отвержении церковных традиций. Все думали только о том, как бы не согрешить, остановившись на полдороги в деле реформирования старой Церкви. В итоге сам протестантизм разбился на большое множество мелких групп, претендующих на обладание полнотой истины, не соглашаясь смириться с более скромным желанием в большей степени приблизиться к Первоапостольскому образцу.

  1. Жильсон Этьен Философия в средние века

    Документ
    Первое издание этой книги вышло в 1922 г. Предлагая по прошествии более чем 20 лет ее значительно расширенный вариант, мы сохранили первоначальный характер книги.
  2. Жильсон Э. Философия в средние века: От истоков патристики до конца XIV века / Этьен Жильсон

    Документ
    Жильсон Э. Философия в средние века: От истоков патристики до конца XIV века / Этьен Жильсон. – М.: Республика, 2004. – 678 с. (ТАМ: Гл. 1. Греческие отцы и философия.
  3. Апостолы

    Документ
    Новая книга А.Владимирова, исследователя древней духов­ной культуры Востока и Запада, посвящена теме раннего христи­анства. А.Владимиров, обнаружив новые факты, сумел осветить раннее христианство под новым углом зрения, по-иному осмыс­лить

Другие похожие документы..