В. Н. Иванов (зам директора Института социально-политических исследований Российской Академии Наук)

В каком же соотношении политическая социология находится с названными политическими науками, с одной стороны, и с социологией — с другой?

Что касается первого аспекта — соотношения с политологией, политическими науками, то объектом исследований последних является политическая жизнь во всех ее проявлениях — от сущности и природы власти до конкретных форм ее проявления и институционального воплощения.

Исследования отечественных ученых Г.А. Белова, Г.В. Голосова, Г.Х. Шахназарова, А.В. Дмитриева, К.С. Гаджиева, А.А. Дегтярева, А.С. Панарина, В.П. Пугачева, В.Ф. Халипова и других заложили основы политологии, которая и до сих пор развивается, тесно переплетаясь с философскими и социологическими проблемами политических отношений. Это привело к тому, что различия между смежными науками казались настолько незначительными, что их нередко рассматривали как единое целое.

Дальнейшее развитие политического знания показало, что политическая социология выражает существенные аспекты изучения власти, которые оказались вне поля зрения других политических наук, а именно анализ политических процессов с позиций их восприятия и отражения в сознании и поведении людей. Такой подход сразу придал политической социологии качественную определенность: что бы ни говорили о себе различные структуры власти, как бы они ни демонстрировали величие своих программ и действий, есть лишь один важный момент, который может подтвердить или опровергнуть все эти попытки: насколько глубоко, серьезно, основательно воспринимают люди политические процессы, как они относятся к ним и насколько намерены содействовать или противостоять им.

Другой аспект этой проблемы состоит в необходимости более обстоятельно разобраться с получившим определенное распространение термином — социология политики. Он обозначает область науки, изучающей взаимосвязь политической сферы и ее институтов с другими общественными институтами, а также политическую структуру общества, общественно-политические установки и ориентации индивидов и групп, место партий в системе власти и т.д. Однако данный термин представляется не самым удачным, он таит возможность чрезмерно расширительного толкования предмета и сферы исследований. Как указано выше, он применяется к чрезвычайно широкому кругу проблем, касающихся целенаправленных действий во всех сферах общественной жизни. Иначе говоря, при такой формулировке надо исследовать не только властные отношения, но и «ресурсосберегаюшую политику», «градостроительную политику», «финансовую политику» и т.п. Такое смещение акцентов происходит потому, что на самом деле политическое регулирование в той или другой мере имеет место во всех областях жизни, в том числе в не входящих непосредственно в политическую сферу как таковую. Конечно, при определенных обстоятельствах социальные явления (проблемы медицинского обслуживания, дефицит товаров и услуг, просчеты в материальном стимулировании труда и т.д.) могут оказаться в центре политической жизни, вызвать серьезные конфликты, повлечь отставку или смену исполнительной власти и другие следствия. Тем не менее источники этих явлений и механизмы их развития связаны с функционированием социальной, а не какой-то другой политики. Однако влияние на нее в определенной мере обеспечивается и с помощью научно-технической, экономической, социальной, аграрной, демографической, национальной, культурной и других разновидностей политики.

Есть еще одно принципиальное замечание. При формулировке «социология политики» политика для исследователя (как и для любого человека) выступает как что-то внешне от него отдельное, обособленное, во что он не включен и является лишь сторонним наблюдателем. Когда же мы употребляем понятие «политическая социология», то здесь чрезвычайно важна позиция человека как личности, как члена социальной группы или социальной организации, но не по всем проблемам, а только по тем, что касаются его взаимоотношений с властью, оценок действий властных структур, отношения к тем или иным политическим акциям. Иначе говоря, политическая социология сосредоточивает внимание только на проблемах политики в узком смысле этого слова через восприятие людей ее состояния, тенденций и проблем развития, а также через их участие в политической жизни.

1.2. ОБЪЕКТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ

Объект политической социологии не отличается от объекта социологии в целом, который трактуется как гражданское общество. Однако в социологической литературе на этот счет имеются различные точки зрения. Многие авторы не видят разницы между объектом и предметом социологической науки. При этом социология отождествляется нередко с социальной философией, когда ее объектом является общество, закономерности и тенденции его развития (B.C. Немчинов, 1967; В.Ж. Келле, 1966; Д.И. Чесноков, 1964). Рецидивы этой точки зрения встречаются и поныне (Г.П. Давидюк, 2001).

Конечно, такой подход, затруднявший выявление качественной определенности социологии как науки, долгие годы ставил под сомнение необходимость ее конституирования, ибо в самом деле, зачем введение новой науки, если она исследует уже изучаемое другой отраслью научного знания? Подобное отождествление содержания разных наук заставляло искать выход из создавшегося положения. В 1970-е годы такой выход виделся во введении понятия прикладная социология, что, с одной стороны, позволяло признать возможность осуществления социологических исследований, а с другой — низводило эту науку до чисто утилитарных, сугубо прагматических целей, полностью отказывая в возможности теоретического осмысления действительности особыми социологическими методами.

Одна из попыток решения возникшего противоречия воплотилась в трех-, четырехуровневой концепции строения социологической теории, когда наряду с теоретической основой — историческим материализмом выделялись специальные социологические теории и конкретные исследования (М.Н. Руткевич, Г.В. Осипов). Между тем необходимо было найти ту сторону (часть) общественной жизни, которая была бы прерогативой социологии. Ведь общество является объектом изучения всех социальных и гуманитарных наук.

Например, когда общество поворачивается к нам своей экономической гранью, объектом исследования становятся экономическое развитие и экономические отношения. Но очевидно, что этим занимаются экономические науки. Особое место в их системе принадлежит экономической теории и политической экономии, нацеленным на выявление сущности объективных экономических законов, определяющих деятельность властных структур всех общественно-политических образований.

Изучение поступательного развития общества относится к компетенции исторических наук. Историки видят общество как объект своего исследования также в определенном ракурсе: как историю всего человечества, отдельных стран и народов, отдельных сфер жизни людей (социальной, бытовой, производственной и т.п.). И наконец, если общество выступает перед нами своими правовыми отношениями, то, бесспорно, это относится к компетенции юридических наук.

Общество может характеризоваться и такими гранями, как эстетические, этические, религиозные отношения, такими институтами, как семья, учебная группа, воинское подразделение, такими процессами, как национально-этнические, расовые, классовые, групповые и т.д. И каждая группа является объектом изучения для определенной науки или научного направления — этнологии, этики, эстетики, религиоведения, конфликтологии и т.д.

Что же в таком случае может быть объектом социологии? Какая грань общества изучается с помощью ее методологии и методики?

Такой объект — гражданское общество, суть которого, по Гегелю, состоит в том, чтобы интересы государства и интересы личности признать равнозначными, однопорядковыми.

Гражданское общество начало складываться при переходе человечества к буржуазно-демократическим формам государственности, когда люди получили возможность действовать как самостоятельная общественная сила, возможности которой в значительной степени зависят от уровня сознательности и творчества участников исторического процесса. Именно в этот период ценность и самоценность человека стали реальными факторами многих общественных перемен, резко повысившими влияние индивида на решение государственных проблем.

Гражданское общество возникло как оппонент государству, породив многочисленные образования (партии, общественные организации, добровольные объединения, ситуативные или постоянные гражданские инициативы и т.д.), которые оспаривают, подвергают сомнению и выдвигают альтернативные способы peшения государственных проблем.

Все сказанное позволяет утверждать, что гражданское общество как контрпартнер государства — это совокупность определенным образом организованных исторически сложившихся форм и ценностей совместной жизнедеятельности, которые созданы и функционируют на основе свободного волеизъявления и которыми люди руководствуются во всех сферах общественной жизни экономической, социальной, политической и духовной.

Поэтому логично сделать вывод: политическая жизнь гражданского общества является объектом политической социологии. Политическая социология раскрывает отношение общества к государству и институтам распределения и формирования власти, которое проявляется прежде всего в направленности политического сознания и политического поведения людей. Политическая социология призвана ответить на вопрос, как осознаются индивидуумом, социальными группами и слоями, партиями и общественными организациями существующая политическая реальность, властные отношения, политические права и свободы. Это дает основание представить, как гражданское общество соотносится и взаимодействует с политическими институтами и структурами.

1.3. ПРЕДМЕТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ

Хотя объектом политической социологии, как и социологии в целом, является гражданское общество, это не означает, что предмет данной отрасли социологического знания полностью совпадает с представлениями о предмете всей социологической науки. В научной литературе имеются различные подходы к тому, что должно быть предметом политической социологии.

Иногда предмет политической социологии трактуют как анализ содержания политики, политической деятельности, политических интересов и соответствующих политических отношений, действий политических институтов и политических движений (Ю.Е. Волков, 1982; В.Н. Амелин, 1992). На наш взгляд, внимание политической социологии следует направить не столько на изучение разновидностей политики и политической сферы, сколько на изучение сущности власти, политических прав и свобод с позиций человека, социальных групп и слоев, общественных организаций и объединений. Иначе говоря, анализ политических процессов с точки зрения личности, людей как членов гражданского общества и составляет суть политической социологии.

Именно поэтому предметом политической социологии выступает политическое сознание и поведение личности как субъекта политической жизни. Являясь элементом (компонентом) группы, слоя или этнической общности, личность в то же время представляет собой самостоятельный феномен, который в зависимости от конкретных обстоятельств включается в политическую деятельность, олицетворяет ту или иную степень воплощения политической свободы данного общества. Необходимость такого подхода обусловлена тем, что каждый человек в современном обществе — субъект политических отношений. Любое отстранение людей от участия в политической жизни чревато серьезными последствиями. Попытки, встречающиеся в Новой и Новейшей истории, изолировать людей от политики ни к чему позитивному не приводили, хотя они предпринимаются и поныне.

Реальность такова, что политика давно стала уделом большинства. Понимание и реализация политических прав и свобод создали основу для участия всех людей в развитии и совершенствовании политических отношений. И как бы ни была значительна роль руководителя любого ранга или звена политической оргструктуры, сознание и поведение людей в сфере политики в конечном счете всегда остаются решающими. Процесс эмансипации человека К. Маркс справедливо связывал с осознанием каждым индивидом своей общественной силы как силы политической. И это осознание имеет постоянную тенденцию к возрастанию, что проявляется во все более широком участии людей в решении политических судеб своей страны, в международных политических событиях.

Стал реальным рост влияния личности на деятельность добровольных и инициативных организаций и объединений, участвующих в решении текущих и перспективных проблем общественного развития. На современном этапе развития человечества политическая жизнь во все большей мере характеризуется подъемом массовых общественных движений. Люди различной политической ориентации протестуют против милитаризации, расовой и национальной дискриминации, ущемления прав женщин, ухудшения положения молодого поколения, коррупции, хищнического отношения к использованию природных ресурсов и окружающей среде. Политические лидеры уже не могут не считаться с позициями общественных движений, которые нередко, хотя не всегда в явном виде, выражают определенные политические требования (например, движение «зеленых»).

Процесс постоянного возрастания участия личности в политической жизни проявляется в повышении ответственности партий, политических организаций, каждого их члена. В современном обществе роль партии в немалой степени зависит от того действительного положения, которое присуще каждому ее члену. Это, наконец, проявляется в постоянном росте активности ситуативных, кратковременных общественных организаций, в повышении их действенности в решении насущных вопросов, которые волнуют людей, в зависимости от обострения тех или иных актуальных проблем их повседневной жизни и трудовой деятельности.

Особо следует сказать о влиянии людей на локальном уровне, в условиях функционирования местного самоуправления. Именно на этом уровне возможно наиболее эффективное согласование интересов, установок и настроений людей и органов власти. Ведь большинству людей часто нет дела до того, что происходит на вершинах власти — на федеральном и региональном уровнях, они в лучшем случае могут иметь об этом некое отрывочное субъективное мнение. Вместе с тем люди вправе претендовать (и они претендуют) на участие в том, что происходит вокруг них там, где они работают и живут. Более того, можно утверждать, что до тех пор, пока на местном уровне не утвердится реальное участие людей в решении актуальных вопросов жизни, их влияние на более высокие уровни власти останется пустым звуком.

Важность именно такого подхода — при учете политического сознания и поведения людей — тем более значима, что политическая социология вправе претендовать на роль обратной связи при взаимодействии политических структур и населения. В этом, кстати, состоит одно из принципиальных различий между политической социологией и политологией (политическими науками). Если говорить о том, что объединяет политическую социологию с этой наукой (этими науками), то общим объектом их исследований выступает политическая жизнь во всех ее многообразных проявлениях — от сущности и природы власти до конкретных форм ее существования и институционального воплощения.

Однако если политические науки (политология) исследуют политические (властные) отношения как бы «сверху», с позиций государственных и партийных программ, заявлений, деклараций политических деятелей о текущих и перспективных процессах, то социология, учитывая вышеперечисленное, подходит к этим процессам как бы «снизу», со стороны человека, социальных групп и слоев, которые имеют собственные суждения, оценивают ситуации, свое положение и перспективы не так, как это делают официальные структуры, и даже более того, часто вопреки их установкам и рекомендациям, пропаганде и позиции.

Подход к политике через человека, социальные группы, их сознание и поведение придает политической социологии качественную определенность: что бы ни говорили о себе различные структуры власти, как бы ни демонстрировали величие или преимущества своих программ и действий, есть один важный момент, который может утвердить или отвергнуть все эти попытки: а насколько глубоко, серьезно и основательно воспринимают люди политические процессы, как они «переваривают» их, насколько намерены содействовать или сопротивляться им? Кроме того, политические ориентации и взгляды людей могут выражаться опосредованно, через деятельность политических и общественных организаций, гражданские инициативы. И наконец, политическое сознание и поведение проявляются с особой наглядностью во время политических акций и кампаний (выборы, референдумы и другие формы волеизъявления).

Все сказанное позволяет сделать вывод, что содержание политической социологии представляет исследование процессов реализации интересов людей, политических партий и объединений, классов, наций, социальных групп, добровольных организаций по сознательному использованию ими власти, удовлетворению их политических интересов. Политическая социология изучает властные отношения, которые всегда направлены на защиту определенных политических сил, закрепление и развитие достигнутых ими завоеваний, на создание новых предпосылок для дальнейшего упрочения их положения, достижения ими подчинения или консенсуса.

Именно при таком подходе политическая социология сосредоточивает свое внимание на изучении политической жизни различных структур, политических притязаний людей, классов, социальных групп, направляемых политическими партиями, а также политических отношений данной общественно-политической системы. Политическая социология анализирует процессы согласования политических интересов с объективными закономерностями общественного развития, формы и методы предотвращения коллизий, политических катастроф и конфронтации (вплоть до революции как способа решения противоречий).

Таким образом, предметом политической социологии выступают политическое сознание и политическое поведение людей, воплощающиеся в деятельности государственных и общественных институтов и организаций, а также в механизмах их воздействия на процесс функционирования власти в конкретных социально-исторических условиях.

  1. Исследование осуществлено при поддержке Американского университета (г. Вашингтон, сша) и Московского исследовательского Центра по проблемам транснациональной организованной преступности и коррупции при Институте государства и права Российской Академии наук (1)

    Исследование
    Исследование осуществлено при поддержке Американского университета (г. Вашингтон, США) и Московского исследовательского Центра по проблемам транснациональной организованной преступности и коррупции при Институте государства и права
  2. Исследование осуществлено при поддержке Американского университета (г. Вашингтон, сша) и Московского исследовательского Центра по проблемам транснациональной организованной преступности и коррупции при Институте государства и права Российской Академии наук (2)

    Исследование
    Исследование осуществлено при поддержке Американского университета (г. Вашингтон, США) и Московского исследовательского Центра по проблемам транснациональной организованной преступности и коррупции при Институте государства и права
  3. Федеральная целевая программа «интеграция» Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук Академия управления и предпринимательства (3)

    Программа
    ректор Уральского государственного экономического университета, профессор, д-р хим. наук Доклад Правительства Свердловской области. Доклад Института экономики Уральского отделения Российской академии наук Татаркин А.И., директор Института
  4. Федеральная целевая программа «интеграция» Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук Академия управления и предпринимательства (4)

    Программа
    Ковалева Г.А., первый заместитель председателя Правительства Свердловской области, министр экономики и труда Свердловской области, д-р экон.наук, профессор
  5. Федеральная целевая программа «интеграция» Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук Академия управления и предпринимательства (1)

    Программа
    Мальцев А.А., д-р экон.наук, профессор, зав.кафедрой международных экономических отношений Уральского государственного экономического университета (г.Екатеринбург)
  6. Федеральная целевая программа «интеграция» Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук Академия управления и предпринимательства (2)

    Программа
    Инновационный, образовательный и производственно-технологический потенциал региона–основа формирования конкурентных преимуществ малого предпринимательства
  7. С. В. Рязанцев, д э. н., зав отделом социальной демографии Института социально-политических исследований ран, профессор кафедры международных экономических отношений рудн

    Исследование
    Основой для обсуждения на конференции послужит масштабный исследовательский проект «Учебная миграция из стран СНГ и Балтии: состояние, потенциал и перспективы для России».
  8. Социология в россии под редакцией в. А. Ядова (1)

    Документ
    Раздел пятый. Исследования населения: демографические процессы, семья, быт, досуг и условия жизниГлава 20. Исследования демографических процессов и детерминации рождаемости (О.
  9. Социология в россии под редакцией в. А. Ядова (2)

    Литература
    Раздел пятый. Исследования населения: демографические процессы, семья, быт, досуг и условия жизни Глава 20. Исследования демографических процессов и детерминации рождаемости (О.

Другие похожие документы..