Учебно - методический комплекс по дисциплине «история русского языка» для студентов 3 курса

Значение прошедшего времени передавалось 4 формами: 2 простыми (аористом, имперфектом), 2 сложными (перфектом и плюсквамперфектом).

Аорист был наиболее распространенным в древнерусском языке. По значению он приближался к глаголам совершенного вида и обозначал завершенное, единое, не расчлененное на составляющие части прошедшее действие, иногда мгновенное. Аорист образовывался от основ, ставших впоследствии глаголами совершенного вида, но мог образовываться и от основ несовершенного вида, например: «Ольга собра вои… храбры и иде на деревьску землю» («Повесть временных лет» под 6454 г.), «и придохомъ в нẽмци… а красоты не видẽхомъ» (там же под 6495г.). При развитии совершенного и несовершенного вида аорист усвоил значение совершенного вида.

Аорист образовывался от основ инфинитива различным способом в зависимости от конечного звука основы. Если основа инфинитива оканчивалась на гласный, то личное окончание 1л. ед.ч. -хъ присоединялось непосредственно к основе инфинитива, во 2-3л. ед.ч. чистая основа: писа-хъ, проси-хъ, да-хъ, прия-хъ, бы-хъ; писа, проси, да, прия, бы. Если основа инфинитива оканчивалась на согласный, то личное окончание 1л. ед.ч. -хъ присоединялось к основе инфинитива при посредстве соединительного гласного О, а в 2-3л. при посредстве соединительного гласного Е: несохъ, ведохъ, могохъ, пекохъ; несе, веде, може, пече.

Во множественном числе аорист имел окончания: 1л. -омъ, 2л. -те, 3л. -ша: несохомъ, несосте, несоша; писахомъ, писасте, писаша.

В двойственном числе аорист имел окончания: 1л. -ховẽ, 2-3л. -ста: несоховẽ, несоста; писаховẽ, писаста.

Имперфект по значению приближался к глаголам несовершенного вида и обозначал прошедшее незавершенное, длительное, не законченное во времени, иногда повторяющееся действие. Например, в I Новгородской летописи по Синодальному списку рассказывается о голоде в Новгородской области в 1215 году: «кадъ ржи коупляхуть по ·д· (10) гр(иве)нъ» (людям приходилось очень дорого платить за рожь, но они все-таки покупали, а многие из них по нескольку раз).

Имперфект образовывался от основ несовершенного вида, хотя мог образовываться от основ, ставших потом глаголами совершенного вида. К основе инфинитива присоединялся суффикс -а- (-’а-) и личное окончание: нес-я-хъ, вид-я-хъ, им-я-хъ, нош-а-хъ, купл-я-хъ, ид-я-хъ.

С развитием совершенного и несовершенного вида имперфект усвоил значение несовершенного вида. Обе простые формы прошедшего времени – аорист и имперфект – утратились в разговорной речи к XIII веку, хотя в книжно-литературном языке аорист существовал вплоть до XIV века. Его находим в «Слове о полку Игореве», сочинениях Владимира Мономаха, житиях, летописях.

Остатками аориста являются частица сослагательного наклонения бы и частица чу. Древние формы аориста встречаются в пословицах: одним махом семерых убивахом, а также в художественной литературе для исторической и речевой стилизации эпохи: И царь Иван умре. На бренных сих листах не дописах поспешно или переписах. (А.К. Толстой) К древним формам аориста относятся глаголы мгновенного действия, или глагольные междометия скок, прыг, хлоп, бряк, шмыг, хвать; глаголы, имеющие форму повелительного наклонения, но обозначающие прошедшее действие типа она возьми да убеги.

Сложные формы прошедшего времени образовывались от особых несклоняемых кратких действительных причастий прошедшего времени на -л (неслъ, -а, -о; пеклъ, -а, -о; писалъ, -а, -о; просилъ, -а, -о) и спрягаемой формы вспомогательного глагола быти. Причастия на -л могли употреблять и в полной форме, их остатками являются отглагольные прилагательные типа бывалый, кислый, обветшалый, запоздалый, устарелый, усталый, блёклый, пришлый, прошлый, спелый.

Перфект обозначал такое прошедшее действие, результат которого имеется в настоящем, в момент высказывания. Для этого использовалось причастие прошедшего времени в сочетании с формой настоящего времени вспомогательного глагола. Например, в грамоте Мстислава около 1130 г. говорится: «се азъ повелẽлъ есмь»; в «Слове о полку Игореве» Ярославна плачет: «О, Днепре, Словотицю, ты пробилъ еси каменныя горы… ты лелẽялъеси на себẽ святославли носады…».

Древние причастия на -л образовывались от основы инфинитива прибавлением суффикса -л- и родовых окончаний -ъ, -а, -о: кололъ, колола, кололо; просилъ, просила, просила.

В образовании причастий на -л наблюдаются особенности, связанные с историческими изменениями:

– в глаголах на -сти (вести, плести), где с из сочетаний тт, дт причастие образовывалось от первичной основы: вед+л+ъ;плет+л+ъ, но в результате упрощения групп согласных дл, тл→л: велъ, -а, -о; плелъ, -а, -о;

– в глаголах на -чи, где ч из сочетаний гт’, кт’, причастия образовывались от первичной основы: тек+л+ъ, -а, -о, но после утраты редуцированных произошло упрощение групп согласных путем утраты суффикса -л-: тек, стерег, нес, пас, но текла, стерегла, несла, пасла.

К причастию на -л присоединялась форма настоящем временивспомогательного глагола быти (есмь, еси, есть, есмъ, есте, суть): 1л. ед.ч. любилъ, -а, -о есмь; 2л. ед.ч. любилъ, -а, -о еси; 3л. ед.ч. любилъ, -а, -о есть; 1л. мн.ч. любили, -ы, -а есмъ; 2л. мн.ч. любили, -ы, -а есте, 3л. мн.ч. любили, -ы, -а суть.

По своему значению перфект сначала заметно отличался и от аориста, и от имперфекта. Однако момент указания на лицо, совершившее известное действие, играл большую роль, и эта роль возросла, когда вспомогательный глагол стал опускаться. Первоначальное значение перфекта стало утрачиваться. Всё чаще его начинают употреблять вместо аориста и имперфекта. На это повлияло и то, что формы 2-3л. ед.ч. в перфекте различались, а в аористе и имперфекте совпадали, к тому же перфект образовывался от глаголов совершенного и несовершенного вида, что способствовало расширению значения перфекта и вытеснению им аориста и имперфекта. Перфект с помощью форм вида с течением времени получил способность передавать самые разнообразные оттенки значения прошедшего действия.

В связи с расширением значения перфекта и утратой им значения результативности действия, вспомогательный глагол-связка стал не нужен, и его начали опускать. Так из сложной формы перфект превратился в простую форму. Уже в надписи 1068 г.на Тмутаранском камне наблюдается отсутствие связки в 3л. ед.ч.: «Глẽбъ князь мẽрилъ море» (вместо мẽрилъ есть).

Таким образом, в современном русском языке сохранился только перфект, утративший вспомогательный глагол, а также изменение по лицам. От перфекта сохранилось причастие на -л, в котором исчезли родовые различия во множественном числе и закрепилась форма мужского рода во множественном числе. Причастия на -л, став единой всеобщей формой, выражающей значение прошедшего времени, перешло в разряд глаголов. Современные формы прошедшего времени изменяются по родам и числам, но не изменяются по лицам, что объясняется их происхождением.

Плюсквамперфект (давнопрошедшее время) обозначал такое прошедшее действие, которое происходило раньше другого прошедшего действия. В состав плюсквамперфекта входило причастие на -л и спрягаемые формы глагола бытии в аористе, имперфекте и перфекте. Плюсквамперфект утратился вместе с аористом и имперфектом, с помощью которых он образовывался. Его пережитком принято считать обороты с начавшимся, но незавершенным действием (пошел было, но остановился), а также сказочный зачин жили-были. Значение плюсквамперфекта было сохранено формами глагола на -л с суффиксами -а-, -ыва-, -ива- (сиживал, писывал, пивал, живал), которые были широко распространены еще в XIX веке. В настоящее время их употребление сужено, а значение плюсквамперфекта передается в большей степени с помощью наречий.

Развитие категории вида обусловило изменение в формах будущего времени. Вместо трех форм сохранилось две формы будущего времени. Будущее сложное второе утратилось.

Простое будущее время возникло уже к XI веку и ничем не отличалось от форм настоящего времени. Оно могло образовываться от глаголов, ставшим впоследствии глаголами совершенного и несовершенного вида. Лишь с развитием видовой корреляции будущее простое закрепилось за глаголами совершенного вида. Как отмечает В.И. Собинникова, современное значение будущее простое время получило к XVII веку, четко отделившись от форм настоящего времени.

Будущее сложное первое время в древнерусском языке состояло из вспомогательного глагола начьну, хочу, почьну, иму, изменявшегося по лицам и числам, и инфинитива спрягаемого глагола (начьну писати; хочу говорити; почьну просити; иму любити). Глагол быти в качестве вспомогательного глагола употреблялся редко, его употребление отмечается с XV века и к XVII веку он окончательно закрепился в качестве вспомогательного глагола, вытеснив другие. Закрепление этого глагола в будущем сложном первом времени объясняется тем, что из всех вспомогательных глаголов формы буду, будетъ… являются наиболее формальными и абстрактными по значению. С развитием категории совершенного и несовершенного вида будущее сложное первое закрепляется за глаголами несовершенного вида и противопоставляется будущему простому совершенного вида.

Сложное будущее второе время в древнерусском языке употреблялось в условных придаточных предложениях и обозначало действие, происходящее после момента речи, но до другого действия, как бы предварительное будущее время. Будущее второе образовывалось из спрягаемых форм глагола быти в будущем времени и причастия на -л прошедшего времени (буду послалъ, будемъ послали). В связи с тем, что причастие на -л стало глаголом прошедшего времени, утрачивается сложное будущее второе, в состав которого входило это причастие. Сложное будущее второе вышло из употребления к XVI веку.

Кроме изъявительного наклонения, в древнерусском языке было сослагательное и повелительное наклонение, которые выражали действие ирреальное – возможное или желательное.

Сослагательное наклонение имело сложные формы и состояло из глагола бытии в аористе и причастия на -л спрягаемого глагола:

Ед.ч. быхъ, бы, бы зналъ, -а, -о

Мн.ч. быхомъ, бысте, быша знали, -ы, -а

Дв.ч. быховẽ, быста, быста знала, -ẽ, -ẽ

От спрягаемых форм в современном русском языке сохранилась только форма 2-3-го лица ед.ч. (знал, -а, -о бы), где бы стала частицей, а причастие на -л совпало с формой прошедшего времени глагола, однако прошедшего времени не выражает. Первые примеры закрепления бы как частицы зафиксированы в памятниках XIII века, например в «Слове о полку Игореве»: «а бы ты сiа плъкы ущекоталъ»; «аще бы ты былъ, то была бы чага по ногате». Частица бы является частью союза чтобы, дабы при наличии формы глагола на -л сослагательного наклонения.

Повелительное наклонение пережило значительные изменения в своем составе. Оно имело не только единственное и множественное, но и двойственное число; во множественном и двойственном числе повелительное наклонение имело две личные формы: 1-го и 2-го лица.

При образовании повелительного наклонения в древнерусском языке использовалась основа настоящего времени. В единственном числе все глаголы оканчивались на -и: неси, вези, посылаи, читаи, знаи, постави. Во множественном числе различалось два суффикса: -- в глаголах 1 спряжения твердого варианта (везẽмъ, везẽте), -и- в глаголах 1 спряжения мягкого варианта и глаголах 2 спряжения (читаимъ, читаите; поставимъ, поставите).

Повелительное наклонение от нетематических глаголов имело свои особенности в образовании форм:

Ед.ч. 2л. дажь, 3л. дажь

Мн.ч. 1л. дадимъ, 2л. дадите

Дв.ч. 1л. дадивẽ, 2л. дадита

В образовании форм повелительного наклонения произошли следующие изменения:

1) исчезла форма 3-го лица ед.ч., заменившись аналитической формой с частицей пусть, пускай при форме глагола 3-го лица настоящего времени: пусть читает, пускай говорит;

2) утратились формы двойственного числа;

3) суффикс повелительного наклонения -и- сохранился без изменения под ударением: плети, неси, вези, веди, сиди, иди. В безударном положении произошло сокращение суффикса -и- в звук [й], а также в редуцированный -ь, который затем утратился: сядь, подготовь, читай, знай, поступай. Во 2л. мн.ч. произошло выравнивание гласного в суффиксе: в результате обобщения основ во множественном числе повелительное наклонение стало образовываться при помощи суффикса -и-: ведите, сидите. Суффикс -- утратился, он был вытеснен суффиксом -и- глаголов мягкого варианта. Закрепление суффикса -и- поддерживалось его употреблением во 2л. ед.ч. В безударном положении наблюдается влияние единственного числа: читай – читайте; встань – встаньте;

4) формы 1л. мн.ч. стали совпадать с формами изъявительного наклонения уже в XII веке. Этому способствовало изменение []в гласный [е] и редукция в изъявительном наклонении. В русском языке образовалась новая форма повелительного наклонения в результате контаминации (соединения) 1л. наст. вр. и суффикса -те- (2л. мн.ч.): идем+те → идемте, несем +те → несемте.

5) утратилось чередование звуков, связанное с явлением II палатализации заднеязычных согласных: помози → помоги; пьци → пеки.

Таким образом, основные изменения в системе глагольных форм обусловливались развитием грамматической категории совершенного и несовершенного вида. В результате стало возможным изменением одной основы передавать различные оттенки значений, которые раньше выражались временными формами (такое явление сохранилось в германских языках). Все это повлекло за собой утрату разветвленной системы временных форм и сохранение только одной формы прошедшего времени – перфекта, так как он образовывался от глаголов совершенного и несовершенного вида.

С развитием категории совершенного и несовершенного вида оформляются формы настоящего и будущего времени. Изменение форм настоящего и простого будущего времени совпало, так как они отличаются только видовой принадлежностью. Формы будущего сложного от глаголов несовершенного вида образуются при помощи форм одного вспомогательного глагола быть, поскольку у него нет никаких оттенков значения, кроме значения будущего времени.

В 3-м лице единственного и множественного числа с XIV века наблюдается отвердение конечного звука [т], что обусловлено действием закона омонимического отталкивания от инфинитива: пишет, пишут из пишеть, пишуть.

К XIX веку утрачивается спряжение глаголов в условном наклонении. От вспомогательного глагола сохранилась форма 2-3-го лица единственного числа, превратившаяся в частицу – показатель условного наклонения.

Причастие существовало в глубокой древности, в общеславянском языке-основе. В древнерусском языке причастия были действительного и страдательного залога, настоящего и прошедшего времени, краткой и полной формы.

Краткие действительные причастия настоящего времени образовывались от основ глаголов настоящего времени при помощи суффиксов -уч-; -’уч-; -’ач-, например: в им.п. ед.ч. жен. р. везучи, читаючи, пилячи, несучи, колючи, пишучи, слышачи. Нетематические глаголы имели разные суффиксы, но в процессе исторического развития усвоили суффикс -уч-, например: в им.п. ед.ч. жен. р. будучи, дадучи, ẽдучи.

Одновременно с русскими причастиями употреблялись старославянские причастия с суффиксами -ущ-, -ащ-. В суффиксах русских и старославянских причастий гласный [у] восходит к О носовому; гласный [а] – к Е носовому; согласные [ч], [щ] являются вторичными образованиями из сочетания тj, которое изменилось в русском языке в звук [ч], а в старославянском – в звук [щ].

Суффиксы действительных причастий настоящего времени восходят к индоевропейским суффиксам -ent-, -ont-, сохранившимся в германских языках (президент, претендент).

В мужском и среднем роде в им.п. ед.ч. указанные выше суффиксы отсутствовали и окончание -а (-’а) присоединялось к согласному основы, в результате чего возникали формы неса, веда, пека, мога; коля, пиша, прося, видя.

Краткие причастия изменялись по родам, числам, падежам и согласовывались с существительным, например в «Повести временных лет»: «И вышедше изъ града изъ Коръстеня деревляне убиша Игоря и дружину его, бо бе ихъ мало». Краткое причастие вышедше согласуется с существительным деревляне в муж.р. ед.ч. им.п. Однако уже к XIII веку употребление причастий в качестве определения в письменной речи почти отсутствовало. Обычно они употреблялись в форме им.п. в роли второстепенного сказуемого. Первые случаи нарушения согласования относятся к XII веку, особенно много их в летописях, например: «помоливъши ся епископъ рече» – причастие помоливъши употреблено в форме жен.р. при существительном муж.р. епископ.

С течением времени краткие причастия действительного залога настоящего времени перестали изменяться по родам, числам, падежам и окончательно превратились в деепричастия. При этом в качестве общей формы деепричастия в литературном языке установилось употребление формы на -а (-я) от глаголов несовершенного вида: неся, коля, прося. В живой разговорной речи наравне с указанной употреблялась форма на -учи (-ючи) и -ячи, восходящая к форме именительного падежа единственного числа женского рода: идучи, играючи, сидючи, глядючи, смеючись. Форма на -учи является обязательной при образовании деепричастия будучи от глагола быть.

В художественной литературе XVIII – XIX века формы на -учи (-ючи) употребляются для стилизации под народную речь, например: По тесовым кровелькам играючи, тучки серые разгоняючи, заря алая поднимается. (Лермонтов, «Песня про купца Калашникова»)

Краткие действительные причастия прошедшего времени образовывались от основы инфинитива и прошедшего времени при помощи суффиксов:

-ъш-, если основа оканчивалась на согласный, например в ж.р. ед.ч. им.п.: несъши, ведъши, пекъши, шедъши, възьмъши;

-в-ъш-, если основа оканчивалась на гласный например в ж.р. ед.ч. им.п.: писавъши, просивъши, видẽвъши, давъши.

В м. и ср.р. ед.ч. им.п. звук [ш] отпадал и наблюдались формы несъ, ведъ, писавъ, просивъ, шьдъ.

Причастия прошедшего времени также утратили свое склонение и синтаксическую функцию, превратившись в деепричастия. Они образовывались от глаголов совершенного вида, причем сохранили только одну форму именительного падежа ед.ч.

– мужского и среднего рода: взявъ, написавъ, купивъ, попросивъ;

– женского рода: взявши, написавши, купивши, попросивши.

Форма женского рода у невозвратных глаголов в настоящее время стилистически ограничена просторечием, тогда как возвратные глаголы требуют обязательного суффикса -вши-, ср.: умывшись, встретившись, закрывшись, одевшись, собравшись. Однако еще в XIX веке форму на -вши- можно найти у невозвратных глаголов, например: «Скрестивши могучие руки, главу опустивши на грудь, идет и к рулю он садится и быстро пускается в путь». (Лермонтов, «Воздушный корабль»)

Таким образом, краткие действительные причастия настоящего и прошедшего времени в древнерусском языке обладали большой предикативной силой и совмещали в себе значение современных причастий и деепричастий. В процессе исторического развития они утратили способность изменяться по родам, числам, падежам и перестали употребляться в роли определения. Превратившись к XIV веку в неизменяемую форму, они примкнули к глаголу, к которому издавна тяготели, и образовали новую грамматическую категорию – категорию деепричастий.

В роли деепричастий несовершенного вида закрепились формы им.п. ед.ч. м. и ср.р. настоящего времени. Причем для их образования используется суффикс -я-: гуляя, наблюдая, отвечая, видя. В роли деепричастий совершенного вида закрепилась форма им.п. ед.ч. м. и ср.р. прошедшего времени: прогуляв, ответив, увидев, а в возвратных деепричастиях – форма им.п. ед.ч. жен.р. прошедшего времени: возвратившись, отметившись, наговорившись.

Происхождение деепричастий из кратких действительных причастий в современном русском языке проявляется в том, что они всегда относят действие к подлежащему, определением которого они в прошлом являлись. Например: предложение «Совершив мою молитву, я испытал чувство ярости» грамматически правильное построено, но нельзя употреблять его так, как оно встречается у А.Н. Радищева в «Путешествии из Петербурга в Москву»: «Совершив мою молитву, ярость вступила в мое сердце».

Полные действительные причастия настоящего и прошедшего времени образовывались путем прибавления к кратким формам соответствующих форм местоимений и, я, е. В им.п. под влиянием полных прилагательных установились формы настоящего времени – несучий, несучая, несучее; колючий, колючая, колючее; просячий, просячая, просячее; прошедшего времени – несший, несшая, несшее; коловший, коловшая, коловшее; просивший, просившая, просившее.

Утратив признаки глагола, полные действительные причастия настоящего времени перешли в прилагательные: летучий, жгучий, горючий, горячий, бродячий, лежачий, стоячий, висячий.орючий, в прилагательные: летучий, жгучий, горячий, бродячий, лежачий, стоячий, осившее. колючая, ключеем формам соответствующи

В современном русском языке сохранились причастия со старославянскими суффиксами -ущ- (-ющ-), -ащ- (-ящ-): летящий, жгущий, горящий, бродящий, лежащий, стоящий, висящий.

Краткие страдательные причастия настоящего времени образовывались при помощи суффикса -м- и родовых окончаний от основы настоящего времени, которая оканчивалась на -о, -е, -и в зависимости от класса глагола: несомъ, -а, -о; ведомъ, -а, -о; знаемъ, -а, -о; просимъ, -а, -о.

Краткие страдательные причастия прошедшего времени образовывались от основы инфинитива и прошедшего времени с помощью суффиксов:

– -т-, если основа оканчивалась гласными звуками и,ẽ, у, ы, я (из Е носового): начатъ, -а, -о; възятъ, -а, -о; битъ, -а, -о; обутъ, -а, -о; крытъ, -а, -о;

– -н-, если основа оканчивалась гласным или суффиксальным : узнан, -а, -о; видẽнъ, -а, -о; писанъ, -а, -о;

– -ен-, если основа оканчивалась согласным звуком или суффиксальным -и-: принесенъ, -а, -о; прошенъ, -а, -о.

Полные страдательные причастия настоящего и прошедшего времени также образовывались путем прибавления к кратким формам соответствующих форм местоимений и, я, е. В им.п. под влиянием полных прилагательных установились формы настоящего времени – ведомый, -ая, -ое; знаемый, -ая, -ое; просимый, -ая, -ое; прошедшего времени – начатый, -ая, -ое; взятый, -ая, -ое; битый, -ая, -ое; писанный, -ая, -ое; принесенный, -ая, -ое. Как видим, причастия с суффиксом -н- употребляются только с удвоенным н: занесенный, принесенный, унесенный. Второе н появилось у причастий под воздействием отглагольных прилагательных: указьная книга – указаньные земли. После падения редуцированных гласных образовался суффикс -нн-: прочитанный, написанный, увиденный.

Часть причастий с суффиксом -н- перешла в прилагательные: жареная картошка, соленые грибы, копченый окорок, вареное мясо, тушеная капуста. Но при появлении зависимого слова эти слова становятся вновь причастиями с сохранением -нн-, ср.: жаренная в сковороде картошка, соленные бабушкой грибы, копченный на огне окорок, недавно варенное мясо, тушенная в соусе капуста.

Страдательные причастия настоящего времени сохранились в современном русском языке, но употребляются очень редко. Расширяя качественное значение, многие из них переходят в прилагательные: несгораемый шкаф, непобедимая Россия, мнимая болезнь, весомый вклад, неразрешимые противоречия.

Краткие страдательные причастия могут употребляться с нулевой связкой или при связке быть в прошедшем и настоящем времени, например: Вопрос решен. Вопрос был решен. Вопрос будут решен. Употребляясь с нулевой связкой, краткие причастия указывают на состояние в момент речи, являющееся результатом действия, происходившего до момента речи, то есть выступают в значении перфекта – действие совершено до момента речи, но результат сохраняется в настоящем (ср.: Телеграмма отправлена).

Полные причастия выступают в предложении в роли согласованного определения, например: Мы выходим на лед, покрытый уже исслеженным снегом, ступаем на берег. (И.Соколов-Микитов) В качестве именной части составного именного сказуемого используются только причастия, перешедшие в прилагательные (Мама была радостная и растроганная) или причастия, употребляющиеся одновременно при глаголах движения в сложном сказуемом (Мы вернулись возбужденные).

Таким образом, изменения в системе глагольных форм связаны прежде всего с развитием категории совершенного и несовершенного вида, изменением синтаксической функции кратких причастий и явлением грамматической аналогии.

  1. Учебно-методический комплекс по дисциплине «Современный русский язык» для студентов 3 курса очного отделения филологического факультета по специальности 050301 Русский язык и литература (1)

    Учебно-методический комплекс
    Современный русский язык – дисциплина, которая теоретически и практически готовит студентов к профессиональной деятельности учителя русского языка и литературы.
  2. Учебно-методический комплекс по дисциплине «Современный русский язык» для студентов 3 курса очного отделения филологического факультета по специальности 050301 Русский язык и литература (2)

    Учебно-методический комплекс
    1) последовательно соблюдается принцип совмещения традиционной и современной интерпретации языковых явлений. Вопросы, не получившие в науке однозначного решения,
  3. Учебно-методический комплекс по дисциплине «Филологический анализ текста» для студентов 4 курса заочного отделения филологического факультета

    Учебно-методический комплекс
    Текст как объект филологического анализа. Текст как структурно-семантическое образование. Основные признаки текста. Текстовые категории. Текстообразующие возможности языковых единиц разных уровней.
  4. Учебно-методический комплекс по дисциплине «Кабардино-черкесский» язык Для студентов, обучающихся по специальности 03 12 00

    Учебно-методический комплекс
    Учебно-методический комплекс (УМКД) по дисциплине «Кабардино-черкесский язык» как часть образовательной программы является совокупностью учебно-методических материалов, способствующих эффективному усвоению студентами учебной дисциплины.
  5. Учебно-методический комплекс по дисциплине «история русской литературы» для специальностей: 05030101 Русский язык и литература

    Учебно-методический комплекс
    Русская литература рубежа XIX – ХХ вв. Основные направления, поиски в области художественной формы (проза, драматургия, поэзия). Феномен русского декаданса и его вклад в историю русского искусства.
  6. Методический комплекс по дисциплине «история бухгалтерского учета» для студентов, обучающихся по специальности 080109 «Бухгалтерский учет, анализ и аудит»

    Документ
    Бухгалтерский учет развивался с древнейших времен. Древний учет нельзя считать примитивным. Изучение древних документов позволяет проследить эволюцию учета.
  7. Учебно-методический комплекс по дисциплине «История мирового искусства» Для студентов, обучающихся по специальности 350400 «Связи с общественностью»

    Учебно-методический комплекс
    Восприятие художественного произведения Основные принципы художественного творчества. Проблемы интерпретации. 1 3 неделя Искусство как общественное явление.
  8. Учебно-Методический комплекс по дисциплине «История мировых религий» для специальностей «История» 050114 «Международные отношения» 050202

    Учебно-методический комплекс
    УМК по дисциплине «История мировых религий предназначен для студентов специальности «История» и «Международные отношения». Включает в себя учебную программу (Syllabus), учебно-методические материалы по дисциплине: краткий конспект
  9. Учебно-методический комплекс по дисциплине «История русской литературы XIX века Iполовина» для студентов 2 курсов бр до учебно-методический комплекс Составитель: к ф. н (1)

    Учебно-методический комплекс
    Актуальность дисциплины: Русская литература ХIХ века представляет собой важнейший период в русском литературном процессе, можно утверждать, кульминацию в развитии русской литературы в целом.

Другие похожие документы..