«Мемориал»

Доклад о соблюдении прав человека в Российской Федерации в 2004 году

Доклад о соблюдении прав человека в Российской Федерации в 2004 году

© Московская Хельсинкская группа, 2005

Свобода мирных собраний и создания объединений

А. Басова, А. Соколов, правозащитный центр «Мемориал»

Статья 31 Конституции РФ гарантирует право граждан и общественных объединений на проведение собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования.

До 2004 г. порядок осуществления права на собрания регулировался на федеральном уровне Указом Президиума Верховного Совета СССР «О порядке организации и проведения собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций в СССР» от 28 июля 1988 г. № 9306-XI; Указом Президента РФ «О порядке организации и проведения митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования» от 25 мая 1992 г. № 524 и нормативными актами субъектов Российской Федерации.

18 апреля 2003 г. правительство РФ внесло проект федерального закона № 320661-3 «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях». После появления законопроекта партия «Яблоко» обратилась к депутатам Государственной думы с требованием отклонить этот законопроект в первом чтении. В заявлении партии «Яблоко» отмечается, что: «Законопроект направлен на ликвидацию права граждан, закрепленного в ст. 31 Конституции РФ, на проведение мирных собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований. Свобода собраний — важнейшее завоевание российской демократии. Правительственный законопроект — еще одно свидетельство того, что бюрократия развернула фронтальное наступление на гражданские права и свободы. Складывается впечатление, что авторы закона выполняли политический заказ силовых структур, которые оказывают все большее давление на гражданское общество, мечтая о возвращении к временам Андропова»1.

Однако 31 марта 2004 г. законопроект был принят Государственной думой в первом чтении и вызвал бурное негодование у демократической части общества и политической оппозиции. По их мнению, законопроект о митингах (тут же названный законопроектом «против митингов») противоречит основам конституционного строя и фактически отменяет базовые политические права граждан.

Наибольшие возражения вызвали следующие нормы законопроекта. В первую очередь, это запрет на проведение публичных собраний на территориях, непосредственно прилегающих к резиденциям Президента РФ, зданиям, занимаемым федеральными и региональными органами государственной власти и органами местного самоуправления, а также дипломатическими представительствами. Такой запрет лишает публичные собрания какой-либо политической роли и делает их практически бессмысленными.

Законопроект обязывает организатора публичного мероприятия обеспечивать общественный порядок и безопасность граждан при его проведении. Но обеспечивать общественный порядок и безопасность должна милиция, которая наделена для этого соответствующими полномочиями, которыми не обладают организаторы массового мероприятия.

Хотя в законопроекте подчеркивается, что принцип проведения мероприятия будет иметь уведомительный, а не разрешительный характер, тем не менее в случае непринятия уведомления чиновником общественное мероприятие проводить нельзя. Таким образом, чиновник может запретить любое мероприятие. В соответствии с законопроектом чиновники обязаны присутствовать на всех общественных собраниях, т. е. устроители собрания обязаны допускать на них представителей власти. Чиновники наделяются исключительными правами регулировать ход публичного мероприятия или прекращать его.

Законопроект опирается на ряд весьма расплывчатых понятий, не давая их четкого определения, что обеспечивает возможность чиновничьего произвола. Так, совершенно непонятно, кто будет определять границы «территорий, непосредственно прилегающих к зданиям и объектам», возле которых запрещено проводить публичные мероприятия; кто и как будет оценивать «территории, здания и сооружения, не обеспечивающие безопасности граждан при проведении публичного мероприятия».

Согласно законопроекту, уведомление может быть не принято, «если цели мероприятия и формы его проведения противоречат положениям Конституции Российской Федерации, общепринятым нормам общественной морали и нравственности». Крайняя расплывчатость и субъективность понятия «общепринятые нормы общественной морали и нравственности» наделяет чиновника широкими возможностями для ограничения права массовых собраний2. В своем заявлении по поводу принятия нового закона «Гринпис России» отмечает, что «Депутаты посчитали, что общественные мероприятия могут и должны быть запрещены, если они противоречат „общепринятым нормам общественной морали и нравственности“. Трактовать, что такое „нормы морали“, станет тот же орган власти, который будет рассматривать заявку на публичное мероприятие. Поскольку „общепринятые нормы морали и нормы нравственности“ не поддаются формализации и юридической оценке, любой пикет или демонстрация могут быть запрещены, если они не угодны отдельному чиновнику, рассматривающему уведомление»3.

Эти и другие нормы законопроекта вызвали большое возмущение в обществе. Лидеры ряда политических партий и многие депутаты Госдумы восприняли его крайне отрицательно. Недовольство законопроектом выразила Международная Хельсинкская федерация по правам человека (МХФ). «Этот законопроект является грубой попыткой подавить общественное инакомыслие, — заявил доктор Аарон Роудс, исполнительный директор МХФ. — В случае принятия он представлял бы для России серьезный шаг назад с точки зрения ее обязанностей и обязательств по соблюдению прав человека в рамках международного права». В МХФ отметили, что Россия ратифицировала такие международные соглашения, как Международный пакт о гражданских и политических правах и Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, которые гарантируют свободу собраний. Согласно международному праву, ограничения свободы собраний допустимы только в тех пределах, которые «необходимы в демократическом обществе». МХФ считает, что ограничения, предусматриваемые законопроектом, являются очевидным нарушением этого принципа4.

Партия «Яблоко», совместно с рядом правозащитных и экологических организаций, инициировала общественную кампанию «Гражданское общество против полицейского государства». Первой акцией этой кампании стал несанкционированный пикет протеста у здания Госдумы 31 марта 2004 г. В пикете участвовали около 30 человек, организаторами выступили РДП «Яблоко», движение «Гражданское сопротивление» совместно с представителями КПРФ, экологическими организациями «Гринпис России», «Экозащита» и «Хранители радуги». Участники протестовали против принятия законопроекта, ограничивающего, по их мнению, права граждан на проведение митингов, шествий, пикетов и демонстраций. Акция протеста проходила под лозунгами: «Дума, одумайся!», «Уважайте Конституцию!», «Нет полицейскому государству!» и т. д. Акция продолжалась около 20 минут. Она не была санкционирована столичными властями, однако заместитель председателя партии «Яблоко» С. Митрохин заявил, что проведение пикета не противоречит Конституции. «Наше разрешение — это Конституция РФ», — сказал он. Митрохин и еще несколько активистов были задержаны милицией5.

Подобные акции прошли и в других городах России. Так, массовая акция демократических сил против принятия нового закона прошла в Санкт-Петербурге. В ней приняли участие политические партии «Яблоко» и «Демократическая Россия», общественные организации «Мемориал», «Солдатские матери», «Гражданский контроль», «Молодежное Яблоко», «Молодая Европа» и другие6.

В Калининграде у здания Калининградской областной думы. прошел пикет протеста против законопроекта, организованный экологической группой «Экозащита». Кроме экологов в ней приняли участие представители регионального отделения партии «Яблоко», профкома докеров Калининградского морского торгового порта и Союза калининградских анархистов. Пикетчики держали транспаранты «Свободу слову!», «Нет полицейскому государству!» и «Не дай умереть демократии!» Участники пикета потребовали от областной думы внести на повестку дня обсуждение вопроса о новом законе, а затем принять обращение к Государственной думе РФ7.

В процессе доработки законопроекта было предложено более 400 поправок, около половины из которых были. В результате произошла замена разрешительного принципа на проведение публичных мероприятий на уведомительный. Ранее чиновник мог решать, принимать ему уведомление о проведении мероприятия либо нет. Теперь организаторы мероприятий просто направляют уведомления в орган исполнительной власти в срок не ранее 15 и не позднее десяти дней до даты проведения мероприятия. При проведении пикетирования группой лиц уведомление может подаваться в срок не позднее трех дней до даты его проведения. Какими бы ни были цели публичного мероприятия, при соблюдении перечисленных условий орган власти или самоуправления не вправе отказать в принятии уведомления и проведении акции.

Из закона исчезли расплывчатые формулировки типа «общественная мораль», «общественная нравственность», «письменные обязательства по организации и проведению публичных мероприятий»8.

Наибольшие возражения вызывает лишь норма о регламентации «порядка направления уведомления» законом субъекта Федерации. По мнению правозащитника Л. Левинсона, «делегирование субъектам Федерации права устанавливать порядок направления уведомления, даже при условии сохранения его уведомительного характера, способно привести к возникновению дополнительных и трудно исполнимых условий подачи уведомления, например, требований личной явки в орган власти всех организаторов, нотариального заверения подписей и т. п. Кроме того, неясно, как будет действовать Федеральный закон и, соответственно, каким образом реализовываться право мирных собраний в тех субъектах Федерации, где закон, регулирующий порядок направления, принят не будет»9.

Из законопроекта был исключен запрет на проведение массовых мероприятий перед зданиями федеральных органов исполнительной и законодательной власти, органов местного самоуправления, перед иностранными посольствами. Однако остался запрет на проведение мероприятий перед резиденцией Президента РФ, судами, СИЗО, возле предприятий с опасным производством и в пограничной зоне.

Ряд положений законопроекта по-прежнему вызывал сомнения экспертов, но в целом он представлялся приемлемым. Законопроект был окончательно принят Государственной думой РФ 4 июня 2004 г., а с 19 июня Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» вступил в силу.

После вступления закона в силу в различных регионах местными властями были приняты постановления, значительно усложняющие проведение массовых мероприятий. Например, губернатор Белгородской области 24 августа 2004 г. издал Постановление «Об утверждении Временного положения о порядке организации и проведения массовых культурно-просветительских <…> мероприятий на территории Белгородской области». В частности, в п. 3 Временного положения говорится о том, что о проведении массового мероприятия в зависимости от его значимости, уровня участников организатор обязан уведомлять правительство Белгородской области, УВД области или орган местного самоуправления и соответствующие органы внутренних дел не ранее 15 дней и не позднее 10 дней до даты проведения намечаемого массового мероприятия и представлять информацию о его названии, программе с указанием места, условиях организационного, финансового и иного обеспечения его проведения10.

При проведении массовых мероприятий в различных регионах участники нередко сталкиваются с противодействием со стороны местных чиновников. Так, во время проведения в г. Губкине Белгородской области голодовки чернобыльцами, в отношении которых не соблюдается закон о выделении им жилья, местные власти постоянно оказывали давление как на самих чернобольцев, так и на членов их семей. Городская администрация всячески препятствовала распространению информации о голодовке в СМИ, пыталась не допустить проведения пикета граждан в поддержку голодающих11.

При проведении всероссийской акции протеста 20 октября 2004 г. отдел образования Губкинского района запретил учителям принимать участие в пикете. «Педагоги побоялись потерять рабочие места», — объяснила поведение коллег-учителей губкинского училища Тамара Трифонова12.

Губернатор Белгородской области Е. Савченко на сессии областной думы выразил недовольство в связи с участием студентов Старооскольского технологического института в экологических митингах, проходивших в Старом Осколе в октябре 2004 г. По мнению губернатора, директор вуза академик В. Крахт должен был остановить акции протеста и не допустить участия в них студентов. После выступления губернатора депутаты приняли решение не награждать медалью «За заслуги перед землей Белгородской» директора Старооскольского института Крахта13.

В Кемеровской области местные чиновники часто препятствуют проведению любых общественных мероприятий. По словам лидера СПС Дмитрия Шагиахметова: «Каждая, даже самая государственная акция, дается нам путем долгой и вязкой борьбы со всевозможными разрешительными структурами. На каждое движение — по восемь рогаток»14. Так, 22 августа 2004 г. региональное отделение СПС решило отметить День государственного флага России автопробегом по улицам города и возложением цветов к монументу героям-кузбассов­цам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. О своем желании региональное отделение уведомило администрацию г. Ке­мерова. Однако в проведении такого мероприятия им было отказано, отнеся его к разряду «зрелищных мероприятий». Автопробег, тем не менее, был беспрепятственно проведен. Участники акции раздавали гражданам воздушные шарики с изображением российского флага и листовки-поздравления. Сотрудники милиции стали останавливать граждан с шариками и принуждать их написать заявления, что «листовки им вручены по принуждению». 4 сентября 2004 г. к лидеру РО СПС в редакцию газеты «Наша газета» Шагиахметову пришли два майора милиции и потребовали дать объяснение о насильственном вручении цветных шариков15.

12 ноября 2004 г. Общественная палата Кемеровской области решила отметить свое десятилетие. Для проведения мероприятия был арендован актовый зал в 1-й музыкальной школе г. Кемерово. Через несколько дней директор школы сообщил председателю Общественной палаты В. А. Лебедеву, что администрация города под угрозой наказания и даже увольнения запретила предоставлять помещение Палате. Не удалось арендовать и другие помещения в центре города. Мероприятие было проведено в зале ДК «Пионер», расположенном на выезде из города. Торжественное заседание снимали операторы телевидения. Однако ни одна телевизионная компания не осмелилась показать сюжет по телевидению. За показ заседания «круглого стола», проведенного Общественной палатой за месяц до юбилея, руководителю компании NTSC угрожали увольнением16.

10 июня 2004 г. скауты Республики Коми проводили пикет возле здания администрации г. Сыктывкара. К руководителю пикета подошел подполковник милиции и потребовал прекратить мероприятие как запрещенное. Руководитель акции С. Таскаев представил все документы, подтверждающие, что он не нарушает закона и никто не может запретить ему проводить данный пикет. В ответ подполковник предъявил письмо городской администрации в УВД г. Сыктывкара, где было написано о том, что С. Таскаеву проведение пикета запрещено. С. Таскаев указал, что администрация муниципального образования не запрещала пикет, а рекомендовала его провести в другом месте. Мэр Сыктывкара С. Катунин заявил, что никакого письма в УВД не подписывал и обещал провести расследование, результаты которого так и остались неизвестными17.

В Псковской области 20 октября 2004 г. распоряжением главы администрации В. Шураева работникам просвещения было запрещено участвовать в митинге работников бюджетной сферы, требующих повышения заработной платы. В результате только сотрудники Тямшанской гимназии участвовали в акции. Работникам образования власть угрожала задержкой в выплате заработной платы и отказом в выделении средств на ремонт учебных заведений. Председатель Псковского областного профсоюза работников образования Андреев направил соответствующее заявление в прокуратуру Псковского района18.

  1. «Мемориал» (9)

    Документ
    утверждение прав личности в государственной и общественной жизни с целью построения в России демократического правового государства и развитого гражданского общества путем направленного воздействия на общественное сознание.
  2. «Мемориал» (11)

    Доклад
    восстановление исторической правды и увековечение памяти жертв политических репрессий; содействие полной и гласной моральной и юридической реабилитации лиц,
  3. «Мемориал» (1)

    Доклад
    Рязанский «Мемориал» работает в сфере защиты прав человека, изучения репрессивной политики государства, правового просветительства и благотворительной деятельности с 1989 года.
  4. «Мемориал» (6)

    Бюллетень
    Правозащитный центр «Мемориал» продолжает работу на Северном Кавказе. Мы предлагаем вашему вниманию очередной бюллетень – краткое описание основных событий трех летних месяцев 2010 г.
  5. «Мемориал» (10)

    Бюллетень
    22 июня Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) приняла жесткую резолюцию по вопросу о соблюдении прав человека на Северном Кавказе. Резолюция была составлена по итогам поездки докладчика ПАСЕ по проблеме эффективности правовых
  6. «Мемориал» (4)

    Бюллетень
    Правозащитный центр "Мемориал" продолжает работу на Северном Кавказе. Мы предлагаем вашему вниманию очередной бюллетень, - краткое описание основных событий трёх летних месяцев 2008 г.
  7. «Мемориал» (8)

    Бюллетень
    Начавшаяся 7 августа полномасштабная война России с Грузией отодвинула далеко на задний план все прочие новости, приходящие с Кавказа. Не считая необходимым здесь комментировать причины и ход начавшейся на Кавказе новой драмы, должны
  8. «Мемориал» (12)

    Бюллетень
    ПРАВОЗАЩИТНЫЙ ЦЕНТР "МЕМОРИАЛ"MEMORIAL HUMAN RIGHTS CENTER127051, Россия, Москва, Малый Каретный пер., д. 12Тел. +7 (495) 225-3118Факс +7 (495) 624-2025E-mail: memhrc@Web-site:
  9. «Мемориал» (2)

    Доклад
    При этом с российской стороны конкурируют (или сосуществуют) две картинки. Согласно одной, армия принесла благодарному чеченскому народу освобождение от бандитского режима, быстрыми темпами идет налаживание мирной жизни, но разрозненные,

Другие похожие документы..