Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2009 год

Безусловно, самой болезненной формой нарушения прав работника является его незаконное увольнение. В отчетном году больше всего таких жалоб пришлось на увольнения, связанные с сокращением численности или штата работников. Такая форма прекращения трудовых отношений по инициативе работодателя законна. Разумеется, при том условии, что работодатель выполняет все предусмотренные законом процедуры: за два месяца до увольнения вручает работнику письменное уведомление об этом, выплачивает выходное пособие в установленном размере и т.д. Нерадивые работодатели всегда считали такие процедуры чересчур обременительными и накладными. В условиях кризиса попытки уклониться от их выполнения, побудив или принудив работника уволиться по "собственному желанию", получили весьма широкое распространение.

В этих целях намеченного к увольнению работника подвергают порой жесткому психологическому давлению, ему создают невыносимые условия для работы, предлагают заведомо невыполнимые производственные задания, под любыми предлогами объявляют выговоры. Оказавшись под таким прессом, выдержит его далеко не каждый. Результат - увольнение по "собственному желанию" без какой-либо компенсации.

В июле отчетного года к Уполномоченному обратилась гражданка Е., проживающая в Свердловской области. Она сообщила о том, что находится в отпуске по уходу за ребенком до 1,5 лет. Работодатель сообщил ей о ликвидации предприятия и вынудил написать заявление об увольнении по собственному желанию. По мнению Е., работодатель намеренно ввел ее в заблуждение: "ликвидированное" предприятие продолжало функционировать.

По ходатайству Уполномоченного прокуратура Свердловской области провела проверку по жалобе Е. Проверка установила, что предприятие было не ликвидировано, а просто переименовано. А работодатель вынудил Е. уволиться по собственному желанию, чтобы не выплачивать ей задолженность по зарплате.

После вмешательства Уполномоченного в отношении руководителя предприятия прокурором было вынесено постановление о возбуждении дела об административном правонарушении, а также взыскана вся задолженность по заработной плате.

В ноябре 2009 года к Уполномоченному обратилась проживающая в Курской области гражданка З. в защиту прав своей беременной дочери, которую ее работодатель пытался побудить к увольнению по собственному желанию, со ссылкой на невозможность обеспечить иной работой в соответствии с ограничениями по состоянию здоровья.

Для разрешения жалобы Уполномоченный обратился в областную Государственную инспекцию труда, которая оперативно взяла вопрос на контроль и добилась восстановления прав работника.

В сентябре отчетного года к Уполномоченному обратились жительницы Приморского края гражданки Б., К. и Х., сообщившие о своем незаконном увольнении по сокращению штата в ЗАО "ЛУТЭК".

До обращения к Уполномоченному заявительницы не обжаловали решение о своем увольнении в судебном либо административном порядке. Кроме того, к их жалобе не были приложены копии документов, касающихся увольнения. С учетом этих обстоятельств Уполномоченный был вынужден ограничиться разъяснением заявителям их права на обращение в суд.

Как уже отмечалось выше, небольшое количество обращений поступает к Уполномоченному в связи с отказом в трудоустройстве. Чаще всего в них содержатся просьбы помочь с трудоустройством с учетом особых обстоятельств. Уполномоченный откликается на такие просьбы, руководствуясь справедливостью и голосом совести, как это предусмотрено его присягой.

В июне 2009 года к Уполномоченному обратилась жительница г. Костромы С. с просьбой помочь в трудоустройстве ее дочери, инвалида по зрению. Изучив обращение С., Уполномоченный направил в Департамент государственной службы занятости населения Костромской области письмо с просьбой оказать содействие заявителю, рассмотрев все имеющиеся возможности трудоустройства ее дочери.

Просьба Уполномоченного была удовлетворена: дочери заявителя предложили работу в одном из медицинских учреждений г. Костромы.

Ни самое лучшее правительство, ни самый добросовестный работодатель не смогут в полной мере обеспечить права наемных работников, не имея оппонента в лице добровольных объединений самих работников - их профессиональных союзов. Дело при этом отнюдь не в том, что профсоюзы по определению умнее и совестливее любого правительства или работодателя. Просто у каждого из них свои приоритеты. Правительство, прежде всего, отвечает за макроэкономику, работодатель - за эффективность, а следовательно, прибыльность собственного производства, а профсоюзы - за права своих членов. Нельзя также забывать и о том, что в конфликте между работодателем и наемным работником силы заведомо не равны. К услугам работодателя - весь аппарат управления с его знаниями и опытом, квалифицированные адвокаты и другие союзники. Наемный же работник зачастую может рассчитывать только на самого себя. Именно в такой ситуации и нужен профсоюз, всегда готовый прийти на помощь работнику, дать ему совет, а если потребуется, и выступить в защиту его нарушенных прав.

Такая модель, в рамках которой работодатель и профсоюз оппонируют друг другу, а государство выступает в роли арбитра, неплохо работает во всех развитых демократических странах. У нас такая трехсторонняя система единства в многообразии пока что не сложилась. К Уполномоченному в отчетном году поступило около 2,5 тыс. жалоб на нарушение трудовых прав граждан. В подавляющем большинстве из них речь идет о невыплатах зарплаты, изменении условий труда, незаконных увольнениях. Ни в одной из этих жалоб нет ни малейшего намека на участие профсоюза в трудовом споре на стороне наемного работника. При этом, правда, около двух десятков жалоб пришло от первичных профсоюзных организаций. Во всех таких жалобах содержались просьбы о вмешательстве Уполномоченного. Ни в одной из них не сообщалось о том, как сами профсоюзные организации воспользовались своими законными полномочиями для защиты прав работников.

Столь удивительная пассивность и неэффективность деятельности профсоюзов в защите прав работников имеет, как представляется, несколько объяснений. Обращает на себя внимание, в частности, то, что в некоторых важных вопросах действующее российское законодательство предоставляет профсоюзам меньше прав, чем старое советское. Так, например, в соответствии со ст. 35 утратившего силу Кодекса законов о труде Российской Федерации (утвержденного еще в 1971 году), увольнение работника было возможно не иначе как с согласия соответствующего выборного профсоюзного органа. Напротив, ст. 82 действующего Трудового кодекса Российской Федерации предусматривает, что увольнение работника производится с учетом мотивированного мнения выборного профсоюзного органа. Если это мнение отрицательное, решение вопроса о законности увольнения передается, в конечном счете, в Государственную инспекцию труда. Многие советские законы работали только на бумаге, а профсоюзы были в сущности частью вертикали власти. И все же никуда не уйти от констатации того факта, что в данном конкретном случае они хотя бы потенциально были более эффективным инструментом защиты прав наемных работников.

Сказанное выше - не призыв к возвращению в советское прошлое.

Во многом как следствие неэффективности нынешних профсоюзов, унаследовавших стереотипы работы старых советских времен, на предприятиях и в отраслях возникают альтернативные им новые профсоюзы. Однако зачастую органы власти на местах демонстрируют настороженность и плохо скрываемую неприязнь к новым профсоюзам. Их организаторы и активисты время от времени подвергаются нападениям "неустановленных" лиц, другие "неустановленные" лица угрожают их семьям. Уполномоченный не располагает сведениями о причастности работодателей к таким противоправным действиям. Однако о случаях выявления и наказания виновных в их совершении лиц Уполномоченному также не известно. Равно как и о выступлениях Федерации независимых профсоюзов России в защиту права граждан нашей страны на создание новых профсоюзов.

В таких условиях деятельность новых профсоюзов неизбежно приобретает тенденцию к радикализации, зачастую выходя за установленные законом рамки. Тем более что сами эти рамки таковы, что позволяют квалифицировать едва ли не любое начинание профсоюза как незаконное. Речь, в частности, идет о порядке реализации работниками своего конституционного права на забастовку. Согласно ст. 413 Трудового кодекса Российской Федерации забастовки не допускаются в организациях и на предприятиях, непосредственно связанных с обеспечением жизнедеятельности населения, а также в случаях, когда они создают угрозу для безопасности государства, обороны страны, для жизни и здоровья людей. Такие ограничения разумны и не вызывают возражений. Сомнения возникают при изучении процедуры объявления забастовки, предусмотренной ст. 410 Трудового кодекса. Неукоснительно выполнить все требования этой процедуры практически нереально. А малейшее нарушение любого из них делает забастовку незаконной. Как это, например, случилось на предприятиях "Североуралбокситруд", "Форд Мотор Компани", "Фестальпине Аркада Профиль" и др.

Казуистика, к которой при благосклонном отношении судов прибегают в таких случаях представители работодателя, заслуживает особого внимания. Здесь же достаточно отметить, что количество проводимых в нашей стране за год законных забастовок можно сосчитать на пальцах одной руки. В то время как количество забастовок, признанных незаконными, статистикой просто не учитывается, а острые трудовые споры происходят систематически. Отнюдь не призывая сограждан к забастовкам (это, разумеется, крайняя мера), Уполномоченный считает нужным подчеркнуть, что столь явное несоответствие практически нулевой забастовочной статистики с реалиями нашей жизни свидетельствует о явно неоправданном ограничении в нынешнем законодательстве конституционного права на забастовку.

3. Право на социальное обеспечение и медицинскую помощь

Вопреки ожиданиям многих экспертов в отчетном году общее количество поступивших к Уполномоченному жалоб по различным вопросам социального обеспечения и медицинского обслуживания не возросло. В той мере, в которой этот статистический факт отражает положение вещей в целом, можно, видимо, предположить, что экономический кризис мало сказался на жизни социально уязвимых групп населения. Впрочем, обольщаться не приходится. Во-первых, жалобы указанной категории по-прежнему составляют не менее одной трети от всех жалоб, посвященных соблюдению социальных прав, что очень много. Во-вторых, жалобы на нарушение социальных прав в большинстве случаев сигнализируют не только и даже не столько об индивидуальных, сколько о системных проблемах, затрагивающих права и интересы больших социальных групп.

Немало таких проблем традиционно порождает действующая система пенсионного обеспечения. Однако нельзя не обратить внимания на тот факт, что, по данным Росстата, по состоянию на 1 октября 2009 года средний размер трудовой пенсии по старости в России превысил 5800 рублей при том, что величина прожиточного минимума пенсионера составила в первом полугодии 4086 рублей. В принципе это неплохой результат, позволяющий отметить целенаправленную работу государства, сумевшего изыскать резервы для повышения пенсий в условиях кризиса. Проблема, однако, в том, что даже после последнего повышения трудовых пенсий коэффициент пенсионного замещения заработной платы остается крайне низким. В среднем по стране коэффициент пенсионного замещения по-прежнему не превышает 28%. Между тем согласно Конвенции N 102 Международной организации труда "О минимальных нормах социального обеспечения" (Российская Федерация в Конвенции до сих пор не участвует), пенсия после 30 лет стажа не должна составлять меньше 40% от заработной платы квалифицированного рабочего. Стандарт Европейской Социальной Хартии, которую Россия подписала в 2000 году, еще выше. Считается, что коэффициент замещения после 35-40 лет страхового (трудового) стажа должен составлять не менее 50-60% от размера заработной платы. В России уровень пенсий, по оценке экспертов, в два-три раза ниже указанных стандартов. Уполномоченный не раз обращал внимание на это положение в своих предыдущих докладах. Следует также упомянуть, что Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года говорит о создании условий для достижения искомого 40% коэффициента замещения трудовой пенсии по старости. Пока же размер трудовой пенсии по старости сопоставляется с прожиточным минимумом пенсионера. Согласно указанной Концепции к 2010 году средний размер трудовой пенсии по старости достигнет 1,47 прожиточного минимума пенсионера, а средний размер социальной пенсии - указанного прожиточного минимума.

Экономический кризис вынуждает работодателей думать о сокращении расходов на заработную плату, побуждая работников, достигших предпенсионного и пенсионного возраста выходить на пенсию. Как это, однако, сделать, если пенсия настолько уступает заработной плате, а новую работу в условиях кризиса найти особенно трудно.

В целом приходится с сожалением констатировать, что годы финансового преуспевания оказались по большому счету потерянными для решения главной задачи в сфере пенсионного обеспечения - разработки его философии и стратегии. Вни мание государства было поглощено решением текущих задач - повышения размеров пенсий, оптимизации схем финансирования и т.д. О том, чтобы хотя бы в качестве стратегического ориентира реформы пенсионного обеспечения установить "привязку" трудовой пенсии к заработной плате, а не к явно заниженному прожиточному минимуму пенсионера, этот вопрос в повестку дня поставлен не был. До сих пор не предложен россиянам и простой, понятный каждому способ определения размера пенсии по старости.

Сделать это, однако, не поздно и сегодня. Для решения задачи зарабатывания достойной пенсии требуется определить общественно признанные критерии определения этой пенсии для работников с различной по размеру заработной платой.

Во всех промышленных развитых странах размер страховой пенсии определяется на основе характерного для данного работника среднего заработка. Он подсчитывается за достаточно длительный период, который устанавливается национальным законодательством. Эти правила рекомендованы Конвенцией N 102 МОТ, они учитывались ранее и в пенсионном законодательстве СССР и Российской Федерации.

Так как диапазон заработков в России слишком велик, необходимо законодательно установить как минимальный, так и максимальный размер пенсии по старости.

Понятно, что переход к предложенной системе расчета трудовых пенсий потребовал бы времени, возможно, немалого. Продолжительность такого "переходного" периода можно было бы также предусмотреть в соответствующей норме закона. Социальные же пенсии необходимо бы уже сейчас законодательно привязать к прожиточному минимуму. Оговорив также возможности их дальнейшего повышения.

К проявлениям проблемы концептуальной непроработанности многих аспектов социального обеспечения можно отнести, например, и крайне низкий уровень компенсационных выплат неработающим трудоспособным лицам, осуществляющим уход за инвалидом или престарелым. В 2009 году эти выплаты составляли 1200 рублей в месяц. На основании каких идей и расчетов была получена эта сумма, понять невозможно. Ясно зато, что она в разы меньше установленного прожиточного минимума. Нельзя также не обратить внимание на то, что, согласно Правилам осуществления ежемесячных компенсационных выплат неработающим трудоспособным лицам, осуществляющим уход за нетрудоспособными гражданами (утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 04.06.2007 г. N 343), эту ничтожную сумму выплачивать прекращают при назначении лицу, осуществляющему уход, пособия по безработице, максимальная величина которого составляла в отчетном году 4900 рублей. Больше того, если объект ухода - нетрудоспособный гражданин - найдет себе посильную оплачиваемую работу, то лицо, осуществляющее за ним уход, согласно тем же Правилам, компенсации в 1200 рублей лишится.

  1. Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2009 год (3)

    Доклад
    В соответствии с частью 1 статьи 33 Федерального конституционного закона «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» представляю Президенту Российской Федерации, в Совет Федерации и Государственную Думу Федерального
  2. Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2009 год (1)

    Доклад
    Главный фактор, определяющий содержание доклада Уполномоченного, – динамика развития правозащитной ситуации в стране. Не отклоняясь от своей основной – правозащитной – деятельности, обусловленной требованиями Федерального конституционного
  3. Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2009 год (4)

    Доклад
    стране. Не отклоняясь от своей основной - правозащитной - деятельности, обусловленной требованиями Федерального конституционного закона, Уполномоченный одновременно изучает положение с правами человека в стране через призму конкретных
  4. О докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2009 год

    Доклад
    Принять за основу проект заключения Комиссии по Докладу Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2009 год (прилагается). Членам Комиссии внести предложения и замечания по проекту заключения Комиссии до 12 июля 2010 года.
  5. Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2008 год

    Доклад
    В соответствии с частью 1 статьи 33 Федерального конституционного закона "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" представляю Президенту Российской Федерации, в Совет Федерации и Государственную Думу
  6. Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2006 год

    Доклад
    В соответствии с пунктом 1 статьи 33 Федерального конституционного закона "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" представляю Президенту Российской Федерации, в Совет Федерации и Государственную Думу
  7. Доклад Уполномоченного по правам человека в Забайкальском крае за 2010 год (1)

    Доклад
    Должность Уполномоченного по правам человека в Забайкальском крае учреждена Законом Забайкальского края 25 декабря 2009 года в соответствии с рекомендацией Федерального конституционного закона от 26 февраля 1997 года «Об Уполномоченном
  8. Доклад Уполномоченного по правам человека в Забайкальском крае за 2010 год (2)

    Доклад
    Должность Уполномоченного по правам человека в Забайкальском крае учреждена Законом Забайкальского края 25 декабря 2009 года № -ЗЗК в соответствии с рекомендацией Федерального конституционного закона от 26 февраля 1997 года "Об
  9. Доклад Уполномоченного по правам человека в Забайкальском крае за 2010 год (3)

    Доклад
    Должность Уполномоченного по правам человека в Забайкальском крае учреждена Законом Забайкальского края 25 декабря 2009 года в соответствии с рекомендацией Федерального конституционного закона от 26 февраля 1997 года «Об Уполномоченном

Другие похожие документы..