Психоделическая утопия

Было бы ошибкой утверждать, что эти дети демонстрируют психические отклонения. Психологические тесты "нюхачей" подтверждают, что они ничем не отличаются от своих ровесников, хотя, конечно, и среди них могут встречаться дети с невротической патологией и с нарушениями психики,.. Эти дети в период, предшествующий болезни, как правило более здоровы психически, чем те люди, которые становятся наркоманами в более зрелом возрасте {9, с. 100},

Эти дети поступают инстинктивно, не успевая понять правил культуры, которая до сих пор так и не намерена позаботиться об информированности населения и безопасных способах удовлетворения "неестественной", как она считает, для нормального человека потребности (переживании измененных состояний сознания). Если "детские" наркотики уже невозможно убрать с прилавков хозяйственных магазинов, как мы смеем по-прежнему делать вид, что ничего не происходит? Может быть, пример "нюхачей" еще раз послужит напоминанием о том, что назрела острая необходимость решения проблемы популярности опьяняющих веществ.

Известный американский исследователь, консультант по вопросам социальной психологии, Питер Рассел в одной из своих работ пишет:

Коренная причина проблемы не в доступности наркотиков или в социальных условиях, которые могут стать причиной их употребления, а в отсутствии альтернативных средств повышения уровня сознания. Вместо того, чтобы бесплодно пытаться устранить наркотики как таковые, правительствам следовало бы обеспечить людям наиболее приемлемые и безвредные способы удовлетворения своих потребностей {11, с. 168}.

Нетрудно заметить, что количество психоактивных химических соединений, достаточно велико и явно будет расти за счет изобретения или открытия новых препаратов. Поэтом государству необходимо учить людей правильно относиться к измененным состояниям сознания. Как мы увидим в дальнейшем, труднее всего это сделать в системе традиционных вульгарно-материалистических представлений о действительности.

НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ГАЛЛЮЦИНОГЕНОВ

Современный период изучения психоделических препаратов начинается с конца XIX века. когда германский фармаколог Льюис Левин после путешествия по Америке привез в Берлин бутоны мексиканского кактуса пейот {пейотль). Артур Хефтер в 1897 голу впервые синтезировал и испытал на себе чистый мескалин (алкалоид пейота). А в 1927 году доктор Курт Берингер, ученик Левина (знакомый с Г.Гессе и К.Г.Юнгом), опубликовал первый в истории отчет о результатах использования мескалина в психотерапевтической работе с людьми. Тогда же этими исследованиями заинтересовались немецкие нацисты.

Фашизм (как и диктатура коммунистов) - безумие исторического масштаба. В то время, когда наука только начинала открывать механизмы работы психики, и труды 3. Фрейда горели на кострах нацистов, в обстановке социального экстремизма, вызванного отказом от многотысячелетних духовных ценностей западноевропейской культуры, эксперименты с мескалином едва ли могли вразумить людей, одержимых идеей мирового господства. Тем не менее, тот факт, что Гитлер был хорошо знаком с действием пейота, до сих пор считается веским аргументом противников возобновления психоделических исследований.

Таким образом, к началу Второй Мировой войны некоторые галлюциногены уже были хорошо известны, но их воздействие на человека оставалось неясным. Планы фашистов по созданию психотропного оружия терпели провал, зато психофармакология открывала целебные свойства психоделических препаратов. Они оставались вне поля зрения широкой общественности до того момента, пока ряд психологов и психиатров не занялись вплотную изучением воздействия амидов лизергиновой кислоты, синтезированных в 1938 году швейцарской фирмой "Сандоз".

Открытое Альбертом Хофманом вещество первоначально предполагалось использовать в акушерстве и гинекологии как средство для сокращения мышечных тканей, а также для лечения мигрени. После лабораторных испытаний на животных ЛСД сочли неперспективным препаратом, и лишь в апреле 1943 года А. Хофман обнаружил галлюциногенные свойства этого соединения, получив высокую дозу при случайном контакте с веществом. Эффект ошеломил исследователя, и он поделился своими впечатлениями с коллегой. После собственного яркого психоделического опыта А.Столл организовал первое научное изучение ЛСД с добровольцами и пациентами в Цюрихской психиатрической клинике, а в 1947 году опубликовал подробный отчет. С этого момента галлюциногены стали предметом пристального внимания огромного числа специалистов из самых разных областей знания - от физиков и врачей до философов и деятелей искусства.

С историей развития психофармакологии и этномикологии (науки, изучающей традиции употребления грибов) связаны имена Гордон и Валентины Уоссон. Им принадлежит открытие современных шаманских грибных культов в горах Мексики. В 50-х годах Г.Уоссон передал образцы Stropharia (Psilocybe) Cubensis А.Хофману (создателю ЛСД), который в 1957 году прославился еще раз, выделив из этих грибов псилоцибин - индольный галлюциноген, родственный ЛСД.

Примерно в это же время ученый-ботаник Ричард Шульц работал в бассейне Амазонки, собирая сведения о шаманских растениях, используемых в ритуальных и лечебных целях, В 1954 году он опубликовал работу, в которой впервые описал традиции потребления ДМТ- содержащих растений коренными жителями Верхней Амазонки. Последующие десятилетия Р.Шульц возглавлял исследования в Гарварде, где в то время уже работал Тимоти Лири, в дальнейшем главный проповедник контр культуры.

У исследователей складывалось понимание того, что за пристрастием людей к необычным состояниям сознания кроется неосознаваемый духовный голод, нереализованный потенциал психики человека, который превращается в невроз и одержимость в условиях культуры, репрессивно настроенной к природным средствам изменения сознания.

В 60-х годах ЛСД-25 легально производился несколькими фармакологическими компаниями в США и Европе, был доступен квалифицированному персоналу и числился в списке экспериментальных лекарств как психотерапевтическое средства. В Чехословакии, где также проводились активные исследования, любой заинтересованный человек имел возможность при поддержке профессионала испытать на себе действие ЛСД в условиях, гарантирующих полноту и безопасность психоделических переживаний. В США к середине б0-х сложилась совсем иная обстановка: галлюциногены стали вызывать всеобщий интерес. Черный рынок обеспечивал их широкое распространение, и эксперименты на себе носили массовый характер, особенно в студенческих городках и крупных культурных центрах страны, где вокруг ЛСД не стихала общественная шумиха.

Нельзя не остановиться подробнее на судьбе Тимоти Лири (1920- 1996) - американского психолога (ирландского происхождения). Этот человек, принимавший активное участие в успешных научных проектам (автор известных тестов поведенческой адаптации), добился разрешения на самостоятельные исследования "психоделических наркотиков" в Гарвардском университете. Вместе с Франком Барроном они давали псилоцибин добровольцам, лицам, осужденным к тюремному заключению, а также студентам и теологам, пожелавшим лично оценить сакральную ценность знаменитых священных грибов. Организовывались групповые сеансы, и желающих заплатить две сотни долларов за месячный курс (4-8 психоделических сеансов) становилось все больше.

Волна непрофессионального интереса, поднявшаяся навстречу идеям Лири, не на шутку перепугала власти и была подавлена в 1966 году (после запрещения ЛСД). Самого Лири, продолжавшего нелегальные исследования с добровольцами, как известно, неоднократно пытались привлечь к суду. Поводом для этого неизменно служил арест за хранение марихуаны. После обыска в 1965 году Лири говорили к 30 годам тюрьмы и 30 тысячам долларов штрафа. Как пишут в журналах - это был самый суровый приговор, когда-либо вынесенный за "травку". Исполнение приговора отложили, но на Рождество 1968 года снова был обыск, и история с марихуаной повторилась. На этот раз Лири оказался в тюрьме.

Побег, странствия, повторная поимка и заключение - все это подробно описано в книгах по истории психоделического движения. В 1976 году Лири был освобожден и обосновался в собственном небольшом коттедже в Лос-Анджелесе. До глубокой старости он вел шумный образ жизни, экспериментировал с различными препаратами и занимался проектами компьютерных сетей. Здесь же он и умер (от рака простаты) 6 июня 1996 года, превратив собственные похороны в своеобразный "День рождения".

Написанные Т. Лири и его коллегами работы до сих пор являются уникальным руководством для организации путешествий во внутренних пространствах. В то же время, многие упрекают этого ученого в поспешной популяризации галлюциногенов, опасной для неподготовленного общества.

Другой исследователь ЛСД Джон Лилли в начале 70-х пишет книгу "Центр Циклона", где, в частности, предупреждает об опасности самостоятельных психоделических экспериментов, приводя примеры собственного неосторожного обращения с ЛСД и драмы своих коллег- единомышленников: "Кроме осознания себя, дополнительно существуют и другие скрытые системы организма, которые могут программировать процесс мышления, процесс чувствования, процесс действия, направленные к разрушению этого же самого организма. И ЛСД может привести в действие эти программы, может усилить их, может ослабить сознание, направленное к самосохранению, до такой степени, когда появляется опасность самоубийства или действий, направленных на саморазрушение... {36, с. 39}

Один наш общий друг потерял из-за ЛСД сына. Его нашли мертвым под балконом соседнего коттеджа. Анализы крови показали ЛСД в крови... Родители настолько погружены в национальную программу противодействия ЛСД, что не видят, какова реальность, лежащая за этим законодательством. Тем временем молодежь страны с энтузиазмом принимает ЛСД и обращает в веру своих друзей {36, с. 99).

Трагедии 60-70-х годов, связанные с самодеятельными экспериментами, создали вокруг психоделиков атмосферу истерии, весьма удобную для того, чтобы отнять у специалистов эти важные инструменты изучения и лечения психики, пополнив тем самым бюджет подпольной торговли. Несчастных случаев не стало меньше, но заинтересованные люди потеряли возможность обратиться к профессионалам для безопасного и полноценного опыта психоделической самоактуализации.

В США после запрещения открытых исследовательских программ еще некоторое время процветало повальное увлечение молодежи ЛСД и другими галлюциногенами. Известно, что на таких массовых фестивалях, как Вудсток и Палм-Спрингс, не было практически ни одного "непосвященного" человека, и фраза "Did you have a trip?" ("Путешествовал ли ты?") была своеобразным эквивалентом традиционного приветствия "Как поживаете?" По меньшей мере, несколько миллионов американцев отведали мескалин, псилоцибин или ЛСД в то десятилетие, когда их кумиры (Джон Леннон, Джоан Баэз, Боб Дилан, Кен Кизи и др.) пропагандировали эти средства.

К середине 70-х в обстановке строжайших преследований психоделическая самодеятельность постепенно затихла. Самые последовательные активисты побывали в тюрьмах, и галлюциногены, требующие от потребителя культурного доверия, комфорта и самодисциплины, уступили место традиционным героину, кокаину и алкоголю.

Наиболее радикальными выразителями отступничества от общепринятых ценностей стали хиппи - "дети-цветы". Космополитизм хиппи и их в высшей степени образцовая терпимость к индивидуальному самовыражению вполне понятны в контексте активного употребления марихуаны и сильных галлюциногенов. Это те ценности, которые выкристаллизовываются в представлениях каждого человека, когда он преодолевает внутриличностную конфронтацию. Uhooh поддерживали открытые, партнерские взаимоотношения, не делая исключений и для сексуальных радостей: "свободная любовь" и "открытый брак" вошли в мировую культуру вместе с опытом необычных состояний сознания.

Конечно, в большинстве своем "дети-цветы" не были столь образованы, как их последователи, оповестившие мир о развитии новой научной парадигмы, но и те, и другие признали объективный Нравственный Закон в Мире и в сознании каждого человека независимо от его вероисповедания и цвета кожи. Удовлетворяя растущий спрос на жизнеспособную и демократичную религию, на Запад хлынул поток восточных школ эзотерического направления. Многие звезды западной культуры 60-х в дальнейшем побывали в роли учеников индийских гуру (в частности, Джон Леннон пытался учиться у Махариши Махеш Йоги, Джордж Харрисон - у основателя движения "Харе Кришна" Свами Бхактиведанта) {17}.

ПСИХОДЕЛИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Изучая мнения различных специалистов относительно психоактивных веществ, можно заметить, как научный мир поделился на сторонников и противников использования психоделических Препаратов. Отведавшие запретного зелья исследователи иногда поразительным образом меняют свое мировоззрение, что крайне настораживает "девственных" ученых и дает им повод заподозрить коллег в наркомании или пошатнувшемся рассудке. Тем не менее, число представителей нового мировоззрения, которые, помимо интереса к галлюциногенам, проповедуют мистицизм, неуклонно растет. Новая научная парадигма, пополняясь специалистами из самых разных областей общественной жизни, образует своеобразную субкультуру, представленную многочисленными группами единомышленников, чем-то напоминающими коммуны образованных и хорошо воспитанных хиппи.

Представители академической науки недоверчиво относятся к познавательным возможностям использования необычных состояний сознания. Любой мистический опыт эти ученые расценивают как результат психических отклонений, тем более, если он связан сприемом психоактивных веществ. Религиозное чувство возникло, возможноно, в опьяненном сознании первобытных людей, рассуждают эти исследователи - но если психоделики и были в их диете, то свою скромную роль они уже выполнили и современному человеку не нужны. Согласно такому мнению, люди выросли из "религиозных предрассудков" и все, что возвращает их к мистическому мироощущению, неуместно в научно-познаваемом мире, где нужна ясная голова и точный расчет.

Представители противоположного лагеря твердят в один голос о том, что за природной материальностью стоит Разум, некое информационное поле, команды которого люди воспринимают в виде естественных природных законов и смыслов собственного существования. Галлюциногены, позволяют изменять свойства сознания таким образом, что всеобщая смысловая обусловленность явлений действительности становится более очевидной и познаваемой. Поэтому в глубоко и древности вокруг использования галлюциногенных растений и грибов складывались религиозные культы и обряды (это подтверждают археологические раскопки древнейших культурных слоев и памятники цивилизаций, не так давно истребленных европейцами).

Изменения в сознании, происходящие после знакомства с психоделическими переживаниями, по мнению представителей контр- культуры, ведут к формированию более устойчивого типа мышления, ориентирующего людей на решение задач личностного роста и гуманистические ценности в целом. Это происходит за счет разрядки негативных психических комплексов, накапливающихся у человека с момента родовой травмы (дородовой период развития эмбриона также влияет на особенности его будущей психики). Психологические кризисы, возникающие у некоторых людей в период употребления галлюциногенов, следует понимать как важные этапы личностного роста, связанные с последовательным отреагированием биографических (и добиографических) моментов травмировавших переживаний, с реорганизацией ранее неосознаваемых психических структур. По мере освобождения от их эмоциональной напряженности человек все отчетливее ощущает трансцендентное, надличностное измерение собственного опыта, подчиняет интересы эго общечеловеческим смыслам существования, осваивает духовное отношение к окружающей действительности.

Переживание личного, интимного контакта с образом одушевленного Мира, отчетливое понимание значимости символа Бога, и подобные психические феномены людей, находящихся под воздействием психоделиков, сторонники новой научной парадигмы предлагают считать важным познавательным опытом, обладающим огромным потенциалом для самоактуалиэации человека. Конечно, каждая конкретная личность оформляет психоделические откровения в самобытные образы, обусловленные "установкой" и "обстановкой", но, в то же время, практически все исследователи этой области приходят к согласию относительно определенной фундаментальной системы представлений, которая говорит об экзистенциальном присутствии человека в гораздо более широком информационном поле, чем созданная им культура. Изменения в личности людей, знакомых с психоделическими переживаниями, связано в первую очередь с открытием этой смысловой структуры и считается важным этапом внутреннего роста в системе новых психологических представлений. Измененные состояния сознания, до сих пор считавшиеся признаком болезненных психических нарушений, становятся мостом в будущее, где, возможно, разовьются новые способы и свойства человеческого мышления. Как известно, к помощи растительных галлюциногенных снадобий прибегали шаманы, знахари, и колдуны всех времен и народов. Теоретически, нет оснований сомневаться в возможности нарушения пространственно-временных границ, если речь идет об информационном взаимодействии. Видимо, этим объявляются многочисленные парапсихологические феномены: примеры ясновидения, телепатия, магии, целительства и другие чудеса.

  1. Психоделическая утопия источники цитат

    Утопия
    Дорогой читатель! Устраивайся поудобнее, чтобы отправиться в мир опасных идей вместе с безумным писателем, который отведал запретных зелий и сошел с ума У тебя есть возможность получить почти полное представление о том, как это происходит,
  2. Утопия, антиутопия и пиратские утопии

    Утопия
    15/Тринадцатое предложение и Интернет: как финансы властей штатов и местных властей становятся жертвой наезда на информационной магистрали НАТАН НЬЮМАН34
  3. Задумайтесь на мгновение и представьте себе двадцатое столетие как симфонию, гармоническое сочетание фуги крещендо, сплетение мелодий, одна из которых с неясно

    Документ
    Задумайтесь на мгновение и представьте себе двадцатое столетие как симфонию, гармоническое сочетание фуги крещендо, сплетение мелодий, одна из которых с неясно слышным, но навязчивым припевом, звучит так: мы обречены, если не обнаружим
  4. С. Р. Петросян Культура безумия

    Документ
    Устраивайся поудобнее, чтобы отправиться в мир опасных идей вместе с безумным писателем, который отведал запретных зелий и сошел с ума У тебя есть возможность получить почти полное представление о том, как это происходит, не обращаясь
  5. Литература и наука в творчестве олдоса хаксли

    Литература
    В 1925 г. Олдос Хаксли (1894 – 1963) сделал неожиданное для литератора признание: «Если бы я мог родиться заново и выбрать, кем стать, я бы пожелал стать ученым – и стать им не по воле случая, а по природному предназначению.
  6. В. Ю. Ирхин, М. И. Кацнельсон

    Документ
    © В. Ю. Ирхин, М. И. Кацнельсон, 2003 Крылья Феникса. Введение в квантовую мифофизику Екатеринбург, Издательство Уральского университета, 2003 264 с. Тираж 1500.
  7. Дэвис Эрик. Техногнозис: миф, магия и мистицизм в информационную эпоху

    Документ
    Если проанализировать параллельно историю техники и историю мистики, то мы сможем обнаружить мистические озарения и апокалиптические ожидания, которые пронизывают историю человечества и его взаимоотношении с природой.
  8. Дэвис, Э. Техногнозис: миф, магия и мистицизм в информационную эпоху / Э. Дэвис; пер с англ. С. Кормильцсва, Е. Бачининой, В. Харитонова. Екатеринбург: Ультра

    Документ
    Дэвис, Э. Техногнозис: миф, магия и мистицизм в информационную эпоху / Э. Дэвис; пер. с англ. С. Кормильцсва, Е.Бачининой, В.Харитонова. — Екатеринбург: Ультра.
  9. В. В. Новиков доктор философских наук, профессор (1)

    Книга
    Печатается по решению редакционно-издательского Совета Международной Академии психологических наук и Ученого Совета факультета психологии Ярославского государственного университета им.

Другие похожие документы..