Психоделическая утопия

В 70-х годах, когда ЛСД-25 уже было запрещено, изучением растительных галлюциногенов занимались в основном антропологи. Некоторые из них, очарованные психоделической магией колдунов Нового Света, оставили научные труды и проложили свои дороги в иную реальность. Некоторые не спешили покинуть русло традиции и обратились к истории западноевропейской цивилизации, чтобы найти общие глубинные корни подобных практик. Как выяснялось, почти во всех архаичных культурах ритуалы были тесно связаны с необычными состояниями сознания. Для прорицания, решения сложных жизненных вопросов, а также для лечения всевозможных болезней широко применялись галлюциногены, что представляет особенный интерес для современной нетрадиционной медицины, использующей терапевтический потенциал трансовых психических состояний.

В конце 80-х годов было впервые высказано предположение об участии психоделических растений - мощнейших стимуляторов ментальных процессов - в развитии сугубо человеческих свойств психики (воображение, абстрактное мышление или рефлексия) у древнейших антропоидных обезьян - гоминидов.

Все это заставляло исследователей вновь и вновь задумываться о многообразии форм природного эволюционизма и его возможной связи с общественным развитием посредством культурной традиции потребления определенных психоактивных веществ (Т. Маккенна. 1988, 1992; В. В. Налимов, 1989),

Что же происходит в состояниях глубокого экстатического опьянения растительными галлюциногенами? При чем тут телепатия, предвидение или религия? Почему авторитетные ученые мужи, рискуя репутацией и добрым именем, пытаются убедить нас в пользе психолелического опыта для современных людей, в необходимости возобновления открытых исследований и лечебных программ?

Известный российский психотерапевт, доктор медицинских наук Э.М. Каструбин пишет следующее:

Существует гипотеза, которая не противоречит законам фундаментальной науки. Из нее следует, что в мире существует "информационный континуум", содержащий огромный объем информации, полученный за время, превышающее возраст Вселенной. В этом хранилище разума и смыслов содержатся колоссальные по объему сведения о прошлом, настоящем и, в какой-то степени, будущем нашего мира. Это поле смысла непрерывно пополняется за счет течения и взаимодействия природных процессов и интеллектуальной деятельности разумных обитателей Вселенной... Не представляет сомнений, что трансовые состояния являются входом в "поле смысла" {8. с, 138}.

Когда представители традиционного мировоззрения говорят, что от психоделиков сходят с ума, они, видимо, имеют в виду тех, кто искренне поверил в существование этого "информационного континуума". Эксперименты с галлюциногенами самым непосредственным образом удостоверяют людей в реальности такого "поля смыслов", но не всем хватает мужества признаться себе в }rnl. И мне довелось пережить немало мучительных сомнений, прежде чем окончательно "сойти с ума" и поверить... Но продолжим анализ человеческой склонности к переживанию необычных состояний сознания.

Что же такое опьянение? Как измерить и охарактеризовать его глубину? Наблюдательные люди замечают характерные изменения. которые вызывают в сознании опьяняющие снадобья. Полный спектр подобных явлений включает в себя: а) факт осознания перемен. 6} эмоциональную оценку новых ощущений, в) приобретение опыта измененных состояний сознания - транс, экстаз, "пиковый" опыт и т. д.

На уровне смыслов во время глубокого экстатического опьянения происходит трансценденция эго - сознание человека получает иную степень свободы, позволяющую временно покидать привычные границы индивидуальных интересов. Личностная трансформация может быть закреплена в ментальном (умственном) опыте в виде аналитических выводов и новых мировоззренческих установок мы замечаем, что человек изменился. Эго зависит и от особенностей внутреннего мира индивида, и от выбора опьяняющих снадобий. Если речь идет о глубоко осознающем себя, психологически зрелом человеке, то и в измененных состояниях сознания происходят так называемые инсайты - внутренние озарения, интимные догадки, помогающие человеку переосмыслить привычные представления о себе. приобрести новый взгляд на мир. Но недостаточная глубина самоанализа не позволит переживающему экстаз сразу найти ключи к решению своих личных проблем. Возникнет потребность вновь погрузиться в транс, чтобы испытать это нечто, манящее неизвестно куда. Пережить его вновь даже ради одного предвкушения личностного перерождения, интуитивно ожидаемого от необычных состояний сознания.

Как было замечена, специфика действия тех или иных опьяняющих снадобий непосредственно связана с возможностью осознавания себя в состоянии транса. Алкогольное опьянение даст короткий всплеск ментальной активности, который быстро сменяется симптомами отравления организма, вплоть до помрачения сознания. Трансценденция эго в данном случае человеку не грозит, хотя необъяснимое вдохновение иногда посещает людей в процессе регулярного приема спиртных напитков на протяжении суток и более (запой). Обычно такая практика приводит к "белой горячке", то есть болезненной, дезорганизующей личностной трансформации с пугающими галлюцинациями.

Наркотический тране "опьянением" можно назвать лишь с оговорками. Подобные переживания вызывают значительные перемены в личности, которые начинаются, как правило, с первого опыта и могут затянуться на много лет, если человек пользуется опасными веществами (морфий, героин, метадон, кокаин и его разновидности, первитин и др.), вызывающими в большей степени эйфорию и пристрастие, чем инсайты, перестройку мышления и внутренний рост. Наркомания, в данном случае, - наиболее распространенное психическое расстройство.

Однако некоторые вещества при правильном употреблении обладают мощным целебным потенциалом, так как позволяют человеку nqngm`mmn структурировать черты своего характера и менять стратегии поведения. Они не вызывают пристрастие, более того - используются в лечении алкоголизма и наркомании. Исследования природных и синтезированных галлюциногенов (большие психоделики - псилоцибиновые грибы, мескалин, ибогаин, ЛСД и др.) доказывают, что эти вещества в условиях специально подготовленного сеанса позволяют обеспечить быстрое и безопасное внутреннее перерождение, добиться глубоких и стремительных перемен в личностном росте. При этом поддержка специалиста необходима: психоделическое "путешествие" может сильно испугать даже самого уверенного в себе человека, а у некоторых индивидов спровоцировать психотическое поведение.

Дело в том, что опыт, получаемый в необычных состояниях сознания, изменяет наше представление о реальности. Неосведомленные люди, склонные к употреблению психоактивной пищи, часто не подозревают о масштабах переживаний, связанных с психоделическим опытом. Они неосознанно ищут внутренних перемен, но не признают необходимость личностного роста. Употребляемые в подобных условиях галлюциногены часто вызывают негативные. эмоции, провоцируя опасения за собственный рассудок, а в отдельных случаях (при наличии расположенности к психическим отклонениям) могут вызвать своего рода временное "помешательство", Во второй части книги я буду сравнивать психологический кризис современных европейцев с подобными психическими феноменами некоторых туземцев Новой Гвинеи, которые едят псилоцибиновые грибы круглый год.

Как показывает наркологическая практика, кризис носит обратимый характер, и те перемены в личности, которые неизбежно происходят после возвращения в обыденное состояние сознания, могут быть расценены только как положительные. Тем не менее, самодеятельные эксперименты вряд ли кого-то заинтересуют, если у людей, нуждающихся во внутренних переменах, появится правдивая информация о галлюциногенах и возможность обратиться за помощью к специалистам, чтобы спокойно познакомиться с психоделическим опытом.

При соблюдении элементарных правил проведения сеанса психоделическое "безумие" превращается во второе рождение личности, позволяющее человеку выбрать новые, иногда очень отдаленные жизненные цели, способные сделать увлекательной и осмысленной всю оставшуюся жизнь человека. Едва ли что-то может быть ценнее подобного опыта. Поэтому психоделические переживания не следует исключать из жизни людей. Необходимо вернуть галлюциногены в практику психологов и психиатров, предварительно позаботившись о подготовке специалистов.

Идея о том, что потребление определенных психоактивных веществ может помочь решению как раз тех социальных проблем, которые в нашем сознании привычно ассоциируются с пьянством и наркотизмом, многим кажется нелепой. Тем не менее этот факт имеет место - галлюциногены показали самый высокий результат при лечении алкоголизма, тяжелых психических травм, суицидальных наклонностей, депрессий к неврозов, тяжелых форм наркомании, сексуальных извращений, криминальных и некоторых шизоидных расстройств личности. Эти препараты использовали в своей работе hgbeqrm{e врачи, психологи и психиатры: А.Столл, А.Хоффер, X.Осмонд, Ф.Прокслер, Б.Аронсон, С.Гроф, С.Криппнер, Р.Мецнер, А.Дейкман, А. Хастингс, Д.Хьюстон, Д.Халф, Л.Лешан, Д.Сингер, Т.Робертс, Ч.Тарт, Д.Фейдмен, Д.Гоулмен, Э.Эрриен, К.Наранхо, Ф.Воон, Р.Уолш и другие.

Зная о противоречивой специфике действия психоактивных веществ, мы вынуждены решать достаточно сложный вопрос: принять опыт измененных состояний сознания в нашу культуру как имеющий место факт, предварительно позаботившись об информированности населения и предоставлении ему безопасных способов удовлетворения существующего интереса, или же попытаться исключить эти снадобья из жизни граждан совсем, придерживаясь традиционных представлений о порочности употребления всяких опьяняющих зелий.

В последнем случае, неизбежным следствием репрессивной политики по отношению к психоактивным веществам является закономерное возникновение мощнейшей подпольной индустрии, обслуживающей производство и распространение наркотиков. Ее масштабы красноречиво свидетельствуют об огромном потребительском спросе, который официальная культура не желает удовлетворять. Уклоняясь от решения этой проблемы, государство передает ее в руки людей, меньше всего заинтересованных в здоровье граждан и их культурном поведении. Ведь именно вещества с высоким риском пристрастия являются самым выгодным товаром на черном рынке.

Те же, кто рискнул ознакомиться с действием запрещенных снадобий, обречены на двойственное полузаконное существование, сопряженное с тяжелым внутренним противостоянием. Даже курящий "травку" человек не избавляется от "вины наркомана", хотя дорожит приобретенным ощущением собственной полноценности и радости от жизни. То есть, культурное обвинение убеждает нарушителя табу в том, что он совершает что-то ужасное. Под словом "наркоман" здесь я подразумеваю тех, кто употребляет что-либо запрещенное (не тех, кто болен одержимостью). Забегая вперед, следует отметить, что "наркоман" принадлежит архетипу Изгнанного Язычника, а культурная изоляция губит человека независимо от того, опасно употребляемое им зелье или нет.

Что означает отказ от политики подавления общественного интереса к запрещенным снадобьям? Прежде всего - начало политики просвещения. Механизм формирования психологической зависимости к опьяняющим веществам подобен механизму возникновения любой привычки. Управлять им столь же свойственно человеку, как и пользоваться в кризисные моменты социальной адаптации. Поэтому борьба должна вестись в первую очередь с нашей одержимостью, а не с химическими соединениями, широко распространенными в природе и во многом полезными человеку.

Декларация потери свободной воли при использовании этих препаратов оправдывает репрессивные меры по отношению к любым проявлениям заинтересованности в них, что вполне соответствует сложившемуся тоталитарному подходу к решению данной проблемы.

Зато позволяет отложить изучение подлинных причин этого интереса, таких, как естественная потребность психики человека в переживании измененных состояний сознания, особенно остро дающая n себе знать в эпоху вульгарного материализма.

Свободная воля может быть сохранена и при наличии психоактивной пищи в нашем рационе. Признание этого факта является важным шагом на пути демократических перемен и делает культуру употребления правильно выбранных веществ своеобразным индикатором психологической зрелости, глубины нашего самосознания Мы же допускаем опасное для здоровья пристрастие к табаку и закрываем глаза на чудовищные последствия многолетнего пьянства, считая подобный образ жизни в первую очередь личным выбором человека, а не последствиями многократного приема вещества.

Культурная традиция потребления психоактивных снадобий подразумевает сохранение общепринятых ценностей. Нет смысла доказывать, что люди, свободные от каких-либо пищевых пристрастий, предпочтительнее людей, склонных периодически что-то принимать внутрь или курить для поддержания собственного психологического комфорта. Но это вовсе не должно обозначать категоричный отказ от употребления всякой психоактивной пищи. Устаревшее понятие о здоровье человека не может служить оправданием невежественного тоталитарного подхода к решению подобных проблем. Становится очевидным, что здоровье непосредственно связано с внутриличностным психическим напряжением, иногда неосознаваемым, но всегда влияющим на физиологические процессы. Изменение свойств сознания позволяет вырваться из стереотипов мышления, то есть добиться личностного перерождения, необходимого для восстановления душевного комфорта. Без него подлинное здоровье человека невозможно.

В то же время выбор опьяняющих снадобий определен государством таким образом, что наиболее подходящие для этих целей вещества исключены из нашей жизни даже для медицинского использования. Растительные галлюциногены - мощнейшие инструменты психотерапии и самоисследования, подаренные людям Природой, внесены в один список с синтетическими препаратами высокого риска пристрастия, а вместо древнейшего лекарственного каннабиса мы курим токсичный табак.

ПСИХОАКТИВНОЕ МЕНЮ

Согласно современным словарям и медицинским учебникам, наркотиком принято считать любое вещество растительного или синтетического происхождения, которое при введении в организм влияет на его функции, а вследствие многократного употребления может привести к возникновению психической или физиологической зависимости. Так как список психоактивных веществ давно перевалил за тысячу наименований и некоторые препараты проявляют смешанные свойства, чаще всего химические соединения классифицируют не по строению молекул, а по тому эффекту, который они оказывают на человека. Известный американский психиатр и психоаналитик Эрик Берн делит все препараты следующим образом:

а) наркотики - кокаин и опиаты;

б) "понижатели " - барбитураты, алкоголь;

в) "повышатели" - амфетамины (дексидрин, бензедрин, фенамин), leredphm и др.;

г) психоделики - марихуана, ЛСД, псилоцибин, мескалин, и др.;

В целом, такого деления придерживается большинство исследователей. На отечественных книжных лотках есть интересное энциклопедическое издание, где интересующей нас теме посвящен целый том "Наркотики и Яды". Эта книга содержит немало полезных сведений о психоактивных веществах, здесь приводится следующая классификация:

1) препараты, угнетающие центральную нервную систему, алкоголь, опиум и его производные - морфин, героин, метадон и др., а также барбитураты;

2) препараты, возбуждающие центральную нервную систему. эфедрин, амфетамины, метедрин, кокаин, его разновидности и др.;

3) препараты, обладающие галлюциногенными свойствами:

делирианты (токсичные клеи, летучие растворители, лаки и т. д.) и психоделики:

а) малые психоделики: марихуана (ТГК - тетра-гидро каннабинол), мускатный орех (элеминин), кожура банана (бананадин) и др.;

б) большие психоделики: ЛСД, мескалин, псилоцибин, ибогаин, ДМТ и др.

Стимуляторы гарантируют человеку необычайное воодушевление. работоспособность и чувство восхищения собой. В чистом растительном виде кока и эфедра - допустимые пищевые добавки в психоактивный рацион. Опасны они стали после того, как человек в очередной "раз "подкорректировал" Природу, синтезируя их чистые компоненты.

  1. Психоделическая утопия источники цитат

    Утопия
    Дорогой читатель! Устраивайся поудобнее, чтобы отправиться в мир опасных идей вместе с безумным писателем, который отведал запретных зелий и сошел с ума У тебя есть возможность получить почти полное представление о том, как это происходит,
  2. Утопия, антиутопия и пиратские утопии

    Утопия
    15/Тринадцатое предложение и Интернет: как финансы властей штатов и местных властей становятся жертвой наезда на информационной магистрали НАТАН НЬЮМАН34
  3. Задумайтесь на мгновение и представьте себе двадцатое столетие как симфонию, гармоническое сочетание фуги крещендо, сплетение мелодий, одна из которых с неясно

    Документ
    Задумайтесь на мгновение и представьте себе двадцатое столетие как симфонию, гармоническое сочетание фуги крещендо, сплетение мелодий, одна из которых с неясно слышным, но навязчивым припевом, звучит так: мы обречены, если не обнаружим
  4. С. Р. Петросян Культура безумия

    Документ
    Устраивайся поудобнее, чтобы отправиться в мир опасных идей вместе с безумным писателем, который отведал запретных зелий и сошел с ума У тебя есть возможность получить почти полное представление о том, как это происходит, не обращаясь
  5. Литература и наука в творчестве олдоса хаксли

    Литература
    В 1925 г. Олдос Хаксли (1894 – 1963) сделал неожиданное для литератора признание: «Если бы я мог родиться заново и выбрать, кем стать, я бы пожелал стать ученым – и стать им не по воле случая, а по природному предназначению.
  6. В. Ю. Ирхин, М. И. Кацнельсон

    Документ
    © В. Ю. Ирхин, М. И. Кацнельсон, 2003 Крылья Феникса. Введение в квантовую мифофизику Екатеринбург, Издательство Уральского университета, 2003 264 с. Тираж 1500.
  7. Дэвис Эрик. Техногнозис: миф, магия и мистицизм в информационную эпоху

    Документ
    Если проанализировать параллельно историю техники и историю мистики, то мы сможем обнаружить мистические озарения и апокалиптические ожидания, которые пронизывают историю человечества и его взаимоотношении с природой.
  8. Дэвис, Э. Техногнозис: миф, магия и мистицизм в информационную эпоху / Э. Дэвис; пер с англ. С. Кормильцсва, Е. Бачининой, В. Харитонова. Екатеринбург: Ультра

    Документ
    Дэвис, Э. Техногнозис: миф, магия и мистицизм в информационную эпоху / Э. Дэвис; пер. с англ. С. Кормильцсва, Е.Бачининой, В.Харитонова. — Екатеринбург: Ультра.
  9. В. В. Новиков доктор философских наук, профессор (1)

    Книга
    Печатается по решению редакционно-издательского Совета Международной Академии психологических наук и Ученого Совета факультета психологии Ярославского государственного университета им.

Другие похожие документы..