Психоделическая утопия

Плоды от Древа Познания Добра и Зла, как известно, - палка о двух концах: с одной стороны, психоделические переживания открывают единую суть вещей - смысл происходящего. С другой стороны, эти прозрения не облегчают человеку выбор путей для достижения открывшихся целей: мистический экстаз шамана нуждался в опоре на исторический опыт и традицию- Изобретение алфавита изменило мышление людей. Слово стало вечным, и Нравственный Закон закрепился в заповедях. С появлением письменности - хранительницы знаний, общечеловеческой Памяти - отпала необходимость периодически впадать в тране для поисков ответа на жизненно важные вопросы.

Что означал отказ от эзотерической мудрости шаманизма в пользу внешне регламентируемой морали монотеистических религий? Отказ от непосредственного, физиологически гарантированного, мистического переживания вырвал архаичного человека из полуживотного экстаза - выгнал из Эдема, где он пребывал в райских восторгах первого пробуждения от инстинктов. Так возникла наша экзистенциальная неполнота, отраженная в мифе об утрате Рая. Чем плоха традиционная позиция отказа от интуитивных прозрений, стимулированных природными психоделическими средствами? Прежде всего, этот запрет превратил людей в одержимых, жестоких невротиков, не осознающих себя. Исключение галлюциногенов из рациона человека повлекло изменение качества его мыслительных процессов. Скорость мышления, ассоциативность, глубина самоанализа, а значит - и умение владеть собой, своими привычками и настроением, понимание подлинных мотивов собственного и ЧУЖОГО поведения, все это претерпело значительные изменения, как только человек лишился таких мощных инструментов самоисследования, как растительные галлюциногены. Когда мы говорим о скорости мыслительных процессов, следует учесть, что речь идет о бытие субъекта в его собственной, неповторимой реальности: время изменяет свой бег для человека, если он меняет качество восприятия и внутреннего поиска. Стали недоступны мифологические пласты сознания - без отчетливого переживания связи с архетипическими сущностями человеческого рода (Бог, Добро и Зло, Женское и Мужское начала и др.) законы общественного развития долгое время оставались (и остаются) непонятными для большинства. Обострился межличностный конфликт, углубилось непонимание между полами, расами, нациями, культурами. Наконец, без этого опыта основная масса людей перестает верить в сверхъестественное. Когда представление о внепространственном и вневременном измерении человеческого бытия долгое время не подкрепляется чувственным контактом с миром предков и с архетипическими сущностями коллективного бессознательного, страх перед смертью пожирает веру. Сложнее отказываться от личных амбиций, расцветает эгоцентризм и лицемерие, за молитвами прячутся подлые сомнения... История развития цивилизации - это не только озарение Словом и очищение от первородного греха. Это еще история раскола целостного сознания: утраты бытийной целостности и возникновения вытесненного опыта - так называемого, бессознательного, которое описали, 3. Фрейд, О. Ранк, К. Г. Юнг и другие исследователи.

Посмею предположить, что забвение традиций группового психоделического ритуала (недоступность опыта личностной трансценденции) приучило людей видеть друг в друге врагов, выбирать кровавые пути развития... Пройденная история - это бесконечная война человека с самим собой, это в большей степени путь борьбы, чем творчества, путь страдания, а не радости, страха, но не любви, потому что за нашей формальной, догматичной верой всегда скрывалось недоверие, выращенное культурным запретом на эзотерическую практику.

В течении многих тысячелетий врожденный мистицизм человека облекался в самые разные мифологические образы и системы представлений, чтобы, освобождаясь от них, создавать новые доктрины вокруг все того же чувства сопричастности человека Божественной Игре. Но диалектические противоположности всегда служат Единому Созидательному Процессу, и когда в нем происходят заметные эволюционные перемены, сторонники черно-белого понимания жизни буквально сходят с ума. Недоверие к природной сущности человека определяет маниакальное стремление нашей культуры искоренить растения, изменяющие сознание. Этим недоверием оправдывается уклонение от внутренней работы, от решения задач личностного роста, и, конечно, контроль над психоактивной пищей. Вульгарный материализм, ныне процветающий в массовом сознании, - опасное заблуждение, особенно, сейчас - в эпоху экологических катастроф и ядерной технологии. Действительность гораздо шире, чем мы привыкли ее переживать. Затянувшаяся попытка скрыть эту истину от людей все больше и больше травмирует общество, умножая и без того внушительное число людей, страдающих расстройствами личности, в том числе, алкоголиков, наркоманов и других жертв современного стереотипа мышления. Существо проблемы, которая прячется за темой наркотиков, - это наш неосознанный духовный голод, именно он делает одержимыми людей, не готовых размышлять о Вечном.

Возможно ли, чтобы какие-то травки и грибочки корректировали мировоззрение современных людей? В это готовы поверить только самые "зеленые" сторонники восстановления союза человека с Природой. Естественно, традиционная культура не уступает идеала "независимого" взгляда на жизнь. Соответственно, сохраняется строго негативное отношение к психоделикам, гораздо более категоричное, чем к алкоголю и даже наркотикам, потому что эти зелья, при всей своей пагубности, не нарушают сложившихся философских представлений, а галлюциногены возвращают людей к мистическому мироощущению и традициям ритуального использования средств, изменяющих сознание человека.

Если учесть, что эти химические соединения в 20 веке, благодаря развитию технологии, стали общедоступны, нетрудно представить ужас обывателя, и решимость государственной системы бороться с подобными тенденциями. Запрет научных исследований и криминализация конопли - идеальный метод избавиться от "еретиков". Курильщики марихуаны в обстановке культурной изоляции и правовой травли, быстро скатываются на героин, репутация которого хорошо известна. Если государство хочет быть последовательным в такой политике "борьбы с наркотиками", почему бы не открыть в районных поликлиниках платные "опийные" кабинеты (или бесплатные "метадоновые")?

Здравомыслящий читатель возразит наверное так:

- Почему бы не попытаться расширить свои способности без каких-либо веществ? Зачем возвращаться в "джунгли", когда есть культурные средства изменения сознания?

Мы очень крепко спим, и не следует полагаться на будильник культуры, созданной нами во сне. Лучше воспользоваться древними рецептами Мамы - Природы, чтобы не проспать все на спето, и в пылу кошмара, который одолевает нас вот уже несколько тысяч лет, не натворить беды. Ведь людям по-прежнему неймется создавать оружие против самих себя, растрачивать последние природные ресурсы ради сиюминутных прибылей, видеть друг в друге врагов, воспитывать кулаками своих детей... У нас нет в запасе достаточного времени, чтобы дремучее население само очнулось от алкогольного угара и задумалось о Вечном.

Чтобы устранить опасный культурный раскол, вернуть людям их право на личный духовный поиск, мы вынуждены пересматривать древнейшее табу, на котором выросла вся современная цивилизация, - запрет на использование растительных галлюциногенов. Забытая нами история начинается с психоделического транса, в котором рождались мифы архаичного шаманизма, и едва ли можно вновь спрятать лазейки в "измерение Иного" (по выражению Т. Маккенны), когда любая химическая лаборатория способна произвести миллионы доз ЛСД популярного (но не равноценного) заменителя псилоцибиновых грибов. Разбужены глубинные силы нашей эволюции. Внушительный слом нравственных ценностей свидетельствует о культурном расколе невиданного масштаба, и важно сделать его как можно менее болезненным для людей.

Необходимо срочно прийти в себя, а для этого нам надо научиться жить с правильно выбранными психоактивными веществами. Конечно, не забывая о том, что настоящий "кайф" - это внутренний рост, победа над собственной слабостью, а психоделики - лишь инструмент для изучения механизмов психики, важный помощник в ответственном деле пробуждения планетарного сообщества от опасных иллюзий. Большинство исследователей считают 60-е годы очагом появления контркультуры. Если бы не химики и психологи, если бы не новые скорости распространения информации, возможно, Тимоти Лири и его коллеги остались безызвестными "сумасшедшими", а популярные музыканты не пропагандировали бы психоделическую религию.

Неужели поводом для раскола послужили какие-то вещества?

Ни успокаивающие, ни стимулирующие препараты не смогли пошатнуть традиционных представлений о том, что всякие опьяняющие зелья - пагубный путь. Но психоделики, словно детонатор спящего сознания, угрожают пошатнуть древнейшее табу. Прежде всего тем, wrn они лечат тяжелейшие виды пристрастия - алкоголизм и опийную наркоманию. Лечат не на физиологическом уровне, а на личностном. открывая человеку важность и радость внутреннего роста.

В 60-х годах, когда информация о воздействии тогда еще легальных галлюциногенов стала общеизвестной, холистические идеи сработали в массах. Холизм подразумевает сверхъестественный характер эволюционного процесса развития планетарной жизни, но главная крамола (с традиционной точки зрения) в доверии мистическому опыту, стимулированному физиологически с помощью природных химических соединений.

Если подобные средства существуют, значит они важны для человека, желающего жить в ладу с Природой, - рассуждают сторонники холистического мировоззрения, - значит, не всякие опьяняющие зелья - пагубный путь? Но куда ведет этот Путь?

Психоделики не дают ответов на вечные вопросы нашего бытия, но озаряют душу пониманием сверхъестественного характера происходящего. Этот Путь приносит освобождение от иллюзий, но его преодоление требует выдержки и веры. Такой веры, которая вовсе не отменяет нравственные ценности, созданные мировыми религиями, а наполняет их весьма актуальным смыслом для современного человека. В руках психологов галлюциногены лечат серьезнейшие психические заболевания, но поверхностное, безответственное отношение к экспериментам с этими веществами может закончиться нервным расстройством. Не такой уж он и развратный, этот Путь...

Я прошу прощения у православных и призываю всех к здравомыслию и терпимости: огромное число достойных людей, выброшенных за борт общественного корабля безграмотной политикой "войны с наркотиками", могут быть спасены, если мы откажемся от гибельного курса на запрещение растительных галлюциногенов. Постепенная реабилитация Природы - это наша единственная надежда на счастливое будущее, и я вижу вполне приемлемые пути решения проблем наркомании и алкоголизма через снятие запрета на использование психоделиков в рамках наркологической практики.

Например так: под руководством психологов заинтересованные пациенты проходят курсы психоделической терапии с использованием ЛСД, псилоцибина или ибогаина (по методикам X. Осмонда, А. Хоффера, С. Грофа и др.). При этом в наркологических стационарах разрешается (и входит в стоимость лечения) употребление продуктов конопли. После выписки бывшие пациенты имеют возможность там же (у врачей) регулярно приобретать ограниченное количество марихуаны для личного использования, и при желании проходить дополнительные сеансы психоделической терапии. Данная модель обладает следующими преимуществами:

1. Дает реальные шансы на излечение алкоголиков и наркоманов от пристрастия к опасным зельям и позволяет тщательно изучить терапевтическую ценность психоделических переживаний;

2. Позволяет заинтересованным людям использовать лечебные свойства психоделиков изолированно от невовлеченных в наркотизм граждан и не обращаясь к наркодельцам.

3. Государственная казна получает средства, которые по самым скромным подсчетам с лихвой окупят весь бюджет медицинского ведомства.

Для того, чтобы проверить действенность этой модели, необходимо решить проблемы законодательного характера (увеличение объема конопли, разрешенного к хранению и транспортировке), а также подготовил" специалистов в области психоделической терапии. Иными словами, в течении нескольких месяцев может быть создана вся необходимая база для быстрой и эффективной помощи заинтересованным людям.

По-видимому, основной вопрос действительно заключается в том, сколько еще пройдет времени, прежде чем политики позволят психологам и психиатрам вернуть галлюциногены в легальную лечебную и исследовательскую практику, и сколько еще судеб искалечит "охрана здоровья граждан", не желающая признавать коноплю в качестве, законной культурной традиции, как наиболее безопасное опьяняющее средство, от которого еще никто и никогда не умер...

Идея человека, свободного от всякой органической, вещественной (природной) зависимости, долгое время оставалась господствующим мифом, ради которого мы соглашались страдать и наказывали других за то, что они выбирают иной путь. Собственное тело нас учили воспринимать как что-то греховное, доставшееся человеку в наследство от животных. Каждое плотское желание подвергалось цензуре, поскольку изначально считалось порочным. Итогом такой политики явилось отчуждение нашего сознания от Сознания Природы.

Убедив себя в случайности своего происхождения и развития, человек перестал соответствовать собственной сущности, а ведь ему еще предстоит большая эволюционная работа по сюжету развития планетарной Жизни. Вместо этого атеисты возомнили себя творцами собственной судьбы и ушли так далеко, что стали похожи на вирус, убивающий планету. В каком-то смысле, запрещенные растения - это кляп во рту одушевленной Природы, пытающейся докричаться до человечества:

"Люди родились и выросли в неразрывной связи с этими веществами: благодаря галлюциногенам, люди впервые осознали себя и создали первую религию... Надо пользоваться психоделическими травами и грибами, чтобы приобретать в мудрости, а не деградировать от бессмысленного пьянства или наркомании". Но мы упорно продолжаем противопоставлять наши культурные установки природным наклонностям человека, вместо того, чтобы тончайшим образом гармонизировать их и шагнуть в новую эпоху, восстанавливающую архаичную связь психики человека с Мировым Разумом.

ВВЕДЕНИЕ

Принято считать, что пристрастие к алкоголю и наркотикам обусловлено химическими процессами, связанными с адаптацией организма к тем или иным психоактивным веществам. Пристрастию предшествует склонность личности к переживанию опьянения. Подобная привычка возникает отчасти из-за неблагоприятной социальной среды, где рос человек, отчасти из-за тяжелой внутриличностной конфронтации, которую хочется любой ценой преодолеть, отчасти - не понятно из-за чего. Вроде все есть у человека - и талант, и успех в придачу, а он все туда же... Попробуем присмотреться к этой странной человеческой нужде, чтобы прояснить вопрос, который интересует и наркологов и культурологов: насколько глубоко присуща нам эта склонность? Ведь подавляющее большинство полноценных людей время от времени остро ощущает в себе странную потребность опьянеть, на время забыть о социальной обусловленности, нарушить ход мыслей или, выражаясь научно, изменить состояние сознания.

Дело в том, что изменение свойств сознания помогает нам почувствовать себя в ином качестве: освободиться от стереотипных психических реакций, стать непосредственнее в общении и выражении своих чувств. Словно исчезает пропасть, разделяющая внутренний мир индивида и социум: невротические привычки отступают, мышление становится яснее и образнее, восприятие - глубже и чувственнее, подобно детскому мироощущению. Вот как описывает свой юношеский опыт алкогольного опьянения австрийский психиатр К.Г.Юнг:

Не было больше разделения на внешнее и внутреннее, не было больше "я" и "они", "номер 1" и "номер 2" больше не существовали. Осторожность и робость исчезли, земля и небо, вселенная и все в ней, что ползет, летает, вращается, падает и взлетает, - все слилось и все было едино. Я был постыдно, чудесно и увлекательно пьян {3, с. 84}

Возможность преодоления стереотипов мышления интересна каждому, а для тех, кто подвержен депрессиям и не видит путей решения внутриличностных конфликтов, психоактивные вещества становятся своеобразным "окном" в мир внутренней гармонии и согласия с окружающими; и никакие предупреждения об опасности подобного образа жизни не действуют. Дальнейшая судьба человека, ступившего на этот путь, во многом будет зависеть от особенностей его мировоззрения и выбора опьяняющих снадобий.

  1. Психоделическая утопия источники цитат

    Утопия
    Дорогой читатель! Устраивайся поудобнее, чтобы отправиться в мир опасных идей вместе с безумным писателем, который отведал запретных зелий и сошел с ума У тебя есть возможность получить почти полное представление о том, как это происходит,
  2. Утопия, антиутопия и пиратские утопии

    Утопия
    15/Тринадцатое предложение и Интернет: как финансы властей штатов и местных властей становятся жертвой наезда на информационной магистрали НАТАН НЬЮМАН34
  3. Задумайтесь на мгновение и представьте себе двадцатое столетие как симфонию, гармоническое сочетание фуги крещендо, сплетение мелодий, одна из которых с неясно

    Документ
    Задумайтесь на мгновение и представьте себе двадцатое столетие как симфонию, гармоническое сочетание фуги крещендо, сплетение мелодий, одна из которых с неясно слышным, но навязчивым припевом, звучит так: мы обречены, если не обнаружим
  4. С. Р. Петросян Культура безумия

    Документ
    Устраивайся поудобнее, чтобы отправиться в мир опасных идей вместе с безумным писателем, который отведал запретных зелий и сошел с ума У тебя есть возможность получить почти полное представление о том, как это происходит, не обращаясь
  5. Литература и наука в творчестве олдоса хаксли

    Литература
    В 1925 г. Олдос Хаксли (1894 – 1963) сделал неожиданное для литератора признание: «Если бы я мог родиться заново и выбрать, кем стать, я бы пожелал стать ученым – и стать им не по воле случая, а по природному предназначению.
  6. В. Ю. Ирхин, М. И. Кацнельсон

    Документ
    © В. Ю. Ирхин, М. И. Кацнельсон, 2003 Крылья Феникса. Введение в квантовую мифофизику Екатеринбург, Издательство Уральского университета, 2003 264 с. Тираж 1500.
  7. Дэвис Эрик. Техногнозис: миф, магия и мистицизм в информационную эпоху

    Документ
    Если проанализировать параллельно историю техники и историю мистики, то мы сможем обнаружить мистические озарения и апокалиптические ожидания, которые пронизывают историю человечества и его взаимоотношении с природой.
  8. Дэвис, Э. Техногнозис: миф, магия и мистицизм в информационную эпоху / Э. Дэвис; пер с англ. С. Кормильцсва, Е. Бачининой, В. Харитонова. Екатеринбург: Ультра

    Документ
    Дэвис, Э. Техногнозис: миф, магия и мистицизм в информационную эпоху / Э. Дэвис; пер. с англ. С. Кормильцсва, Е.Бачининой, В.Харитонова. — Екатеринбург: Ультра.
  9. В. В. Новиков доктор философских наук, профессор (1)

    Книга
    Печатается по решению редакционно-издательского Совета Международной Академии психологических наук и Ученого Совета факультета психологии Ярославского государственного университета им.

Другие похожие документы..