Учебник детской жизни

1.6. КОГДА ТЕБЕ НЕ ВЕРЯТ

Мама стояла в дверях с поднятой рукой, как статуя Свободы. В руке вместо факела американская пачка сигарет.

Сигареты папины, а тайком курит их мама, как будто она жена Колумба, который и открыл и Америку, и американские сигареты.

Мама постояла-постояла и давай громко обвинять, что ты расплохой и распреступный, украл папины сигареты из маминого пальто.

- Я не брал, - поначалу сонно говоришь ты, потому что ты не брал.

Но, оказывается, вчера вечером, когда родители пошли наконец погулять, отдохнуть, ты нахально залез в мамины вещи, нахально нашел блок сигарет на маминой полочке, открыл каждую пачку и взял по сигарете. А вечером, перед сном, нахально залез в мамино пальто и вытащил оттуда открытую пачку. Ты набрал сигарет, чтобы продать или обменяться, или даже самому курить и накуриться!

Ты кричишь, что это неправда, кричишь пословицы про непойманного вора, ты плачешь… А в ответ слышишь воспоминание о пропавшей без вести шоколадке, еще в прошлом году, хотя шоколадка никем не доказана.

Мама пошла все рассказать папе, и что она курит, и что ты вор.

Ты слышишь ехидный папин смех и понимаешь, что папа верит про вора /из-за той шоколадки/.

Ты рухнул обратно в постель – думать.

Вот твои мысли:

- С какой громкостью плакать?

- Как оправдаться?

- Все кончено! А ведь ты хотел прибраться, помыть голову, погулять, рассказать родителям политический анекдот…

- Что делать? Уйти из дому? Подарить нищим все накопленные деньги? Делать уроки? Смотреть телевизор? Мыть пол? Или не делать ничего? Объяснить маме, что ты не вор? Смотреть телевизор?

И тут ты слышишь, как в кухне начинают щелкать открывашкой и ложкой об зубы. Едят что-нибудь политическое, икру /про нее часто пишут в газетах/. Едят, спокойно ходят по дому, а ведь только что оклеветали человека, сказали ребенку, что он – вор и преступник. Едят и аппетитно обсуждают, как тебя наказать.

Хорошо, что недалеко от вашего дома протекает речка. Ты приходишь к ней, насаживаешь на крючок бедного, как ты, червяка, и ждешь, не попадется ли карасик или даже карасьмен? А лучше бы толстенькая карасиха, чтобы ты поел икры.

Но твой поплавок подпрыгивает от холода, а все карасики дома, на улице Ильиной. Интересно, если карасенок попробует покурить камышинку с фильтром – будет мама кричать и не звать ничего поесть?

Отпустив простывшего червяка на прибрежный лужок, холодный, ты идешь домой. Ты идешь, чтобы прибраться, угодить маме, не есть икру и джем, тихо ходить по дому.

На диване сидит теплый от дома папа. Он дает тебе хороший мужской бутерброд /где икра навалена, а не размазана/ м предлагает мужскую работу.

И вот идет мужская работа. Вы отпиливаете доску, отдираете подоконник, который струхлявился, выносите мусор.

И пока ты чешешь наждаком свой будущий подоконник, идет тихий мужской разговор.

Есть такое слово – репутация. Репутация – это твоя полезность или вредность, по мнению людей.

Помнишь, как соседка, бабушка со второго этажа, тащила по лестнице внука? Ты как раз бежал на Уолта Диснея, который шел уже две минуты двадцать две секунды. Ты уже слышал призывную песню утиных историй, но попалась эта бабушка – стоит, отпыхивается над ленивым, не умеющим даже ходить, внуком. Ты схватил этого малыша, прочипидейпил с ним мимо старушки на второй этаж, за три секунды открыл свою дверь и плюхнулся на вскрикнувший диван. Из подъезда кричала «спасибо» старушка и с тех пор здоровалась первая.

С тех пор у тебя была хорошая репутация.

Пока не случилась эта ерунда шоколадная.

Мама купила шоколадку, чтобы потолстеть. Шоколадка турецкая. Когда ее достают из сумочки, она хрустит в воздухе орехами. Когда ее прячут в шкафчик, она легко берется для игры в стамбульский ресторан.

И вот ты в ресторане. Ты сидишь на подоконнике, перед тобой пролив Босфор. Мимо плывут яхты, а на окне дымится черный турецкий кофе из нерастворимого ячменя. Ты щелкаешь пальцами /на ногах/, официант несется к тебе с заветной шоколадкой. Ты запиваешь ее турецким кофе, и с тех пор тебя считают почти уголовником и ушоколадником.

Дети думают, что всегда будут детьми. Что их всегда простят, погладят по чубчику и никогда не обвинят несправедливо. Что хорошее всегда превышает в них плохое.

Но ведь ты уже перерос маму и до твоего чубчика надо тянуться. Тебе не привыкать биться и драться.

Ты умеешь побороться с дружками за вместепойманного майского жука, за голубей, которые перелетели и стали жить у соседа, за кнопки от объявления.

Но это детские битвы, детские игры. Там неважно, кто победил, главное – повеселились.

Взрослые битвы – незаметные, с разжатыми кулаками. Эти битвы идут каждый день внутри человека. Заправить постель или оставить бабашке? Съесть сладкий кусочек или уступить другим? Садиться в автобусе или лучше не садиться, стоять, как все мужчины? Наступить на десятку, которую уронили в очереди или отдать?

Ты победишь или хитрость?

Ты – или жадность?

Однажды твой товарищ имел возможность получить много денег.

- Сколько? – спросили мы.

- А не знаю, сколько он хочет.

- Кто – он?

- Тот жадный, который во мне.

Во взрослой этой битве очень важно, кто победил. Каждый твой поступок учитывается людьми. Из поступков получается репутация.

Взрослому заменить свою репутацию невозможно. Разве что уехать далеко и сложить свою репутацию из новых поступков.

Но ты еще подросток. Ты еще можешь.

Если ты лжевиновный – не кричи, не плачь. Не убеждай словами – убеждай поступками. Чтобы про тебя сказали: «Этот не мог. Этот – не такой».

Если тебя обворавали, оклеветали – живи дальше, еще усердней. Даже родные люди иногда ведут себя, как враги. Иногда у них кончается сила верить в тебя. Потому что человек один, а силу забирают все, особенно дети, которые никак не вырастают.

Не стой полжизни в очереди за удачей, сходи за репутацией. Там не стоят, там работают. Туда без очереди.

2. ТЫ И ТВОЯ ЛЮБОВЬ

2.1. ЧТО ЗА ЛЮДИ – ДЕВЧОНКИ?

Представь, братец: Тебя ударила девчонка. Первая. А ты – заметь! – ей повода никакого не давал. Ты только тряс парту, дружески, чтобы у нее почерк искривился. Снимал ей тапочек и щекотал пятку на уроке. Что еще?.. Вот-вот, бантик привязывал к стулу, тоже на уроке.

И вот подходит она к тебе на переменке, с небольшим таким ехидством лица… и при всем народе – тресь тебе в лоб!

Твой кулак так и хочет ответить, правда? Справедливо будет – ответить?.. Ты же позором угнетен! Ты же ее не бил, только бантик привязал.

Ты считаешь, не надо девочку бить. Потому, что она девочка. Ну и что? Ты считаешь, потому, что она слабая.

Тогда еще вопросик из жизни. А если тебя лягнула старшая девчонка, из девятого – ого! – класса? Такая большая кобыла? Отодвинула тебя со своей дороги, да еще язык высунула, толстый от всего мучного… Отодвинула, ты чуть не упал. Справедливо ее догнать и на копыто наступить? Или об стенку стукнуть?

Тут уж все скажут – надо! Надо возмездие возместить!

И ты, хоть неуверенно – кивнешь.

А мы тебе скажем: нет, не стоит к девчонке силу применять. Девчонок надо уважать. За что?..

Ну, тетенек, понятно, их надо уважать: они кормят, они учат, они лечат. Их – не захочешь уважать, а будешь: вид у них важный, всегда усталый и всем озабоченный. На лице у них написано: расступись, я сяду или лягу. Видно, видно, как им тяжело: с дутьми, с мужьями, с сумками и с собственным весом.

Ты можешь возразить: и дяденькам тяжело. Очень согласны. И у них – дети. И у них – жены. И у них сумки. И у них вес.

А главное – они должны кем-то быть. Тетенька – она может жить просто тетенькой, просто мамой, женой, хозяйкой. А дяденька – если он просто муж, отец, хозяин – он недоволен. Он думает, что он ничтожество и никтожество. Он думает, что должен быть начальником, или кандидатом, или собственным корреспондентом. Он хочет иметь не просто вес, но и все в обществе. И, конечно, ему тяжело.

И поэтому, скажешь ты, надо уважать одинаково – и женщин, и мужчин.

Так принято в человеческом обществе, что женщины не равны мужчинам /компания, где мальчики матерятся при девочках, еще не общество/.

И ты все время слышишь, что женщин надо уважать.

Пальто им подавать!

Из автобуса помогать выйти, как будто сами они не могут.

И еще – слышал? – место им надо уступать.

И еще – наверное, не слышал – вставать со стула при их появлении.

А может, это несправедливо? Ухаживать надо за ними! Да они здоровее мужчин и живут дольше, это уже никому не секрет.

По всему миру мужчины умирают, а женщины еще лет десять живут, припеваючи и конфеткой приедаючи.

Похоже, очень, похоже, что они сами придумали про слабый пол, мужиков дурачить, а сами здоровее всех!

И каждый тут подумает, что надо бы, черт побери, установить полную справедливость!

И вот приходит мама домой, стоит в коридоре с двумя сумками – не бери ни за что. Вспомни, у тебя тоже ранец тяжелый: пять учебников, вторая обувь, все носовые платки, физкультурная форма. И пистолет с пистонами.

Зашла к нам соседка, угостила яблочком тебя. Ешь скорей, пихай в рот, выкуси пол-яблока сразу! Ты – быстрорастущий организм.

А вот мама пол моет, хоть он и чистый, свеже-тобой-подметенный вчера. А ты подними, подними лапы и сиди; сиди дальше, сопи, смотри телевизор. Пол тебя не касается, а тем более, не касаешься ты пола.

Ну, и как?.. Как-то не так... не то... Ты почему-то не хочешь такого равноправия. Хочешь, но не можешь.

И папа твой не может, хоть и начальник, хоть и с животиком.

Все самые красные яблоки вы маме отдаете; а она ест.

Все самые тяжелые сумки вы у нее забираете; и она отдает.

И руку сама протягивает папе из автобуса.

И это вам кажется очень справедливо.

И всем нормальным, культурным людям это кажется справедливо.

Значит, какой-то всеобщий закон тут действует?

К примеру, был у человека хвост. Перестал человек держаться хвостом за ветку – хвост у него отпал. А человек стал дальше жить, и даже стал умнее без хвоста, придумал конфеты, день рождения, каникулы.

Значит, все лишнее природа сбрасывает. Листья с деревьев. Дождик с тучи. Глупого с обрыва. Ленивого с печки.

А уважение к женщине почему-то не сбрасывает. Почему?

Думай, думай…

Все предусмотрено матушкой-природой.

Природа – матушка. И земля – матушка. И родина – разве не матушка? И мама – матушка.

Конечно, все просто! Кто тебя родил? Она, мама. И вон того пацана – спроси, он заржет, как мотоцикл – его тоже мама родила, а не папа. И папу – матушка родила. И даже маму – матушка.

Матушка – она из ничего человека делает. Ты родился – такой же слюнявенький и глупый, как поросенок. А мама – помнишь? – тебе старинную песнб спела, человеческую. Чтобы хвост у тебя не рос.

И девчонка песню эту петь растет.

А ты ее об стенку хочешь!

Прости ее, она сама еще не знает, что ее надо уважать. Что она женщина.

Ты перебьешь нетерпеливо: а какой закон природы заставляет этих девчонок драться? Рожить противные корчицы и остро царапаться? Дразниться обидно? И еще они любят гимнастику «укушу». Есть такой закон? Зачем они просят, противные касички, чтобы их дернули?

Есть такой закон.

Женщине трудно одной из ничего человека делать.

Это ведь самое трудное дело на свете.

Из ничего – хорошего человека.

И вот женщина, еще девочка, ищет себе помощника, защитника, ищет себе и своему дитенку будущему.

Девчонка и сама не догадывается, зачем она тебе язык показывает – а это природа ей говорит – проверяй! Проверяй мужчину.

Она и проверяет, кто ты – он или какое-нибудь оно.

Она тебе испыташку делает.

Если ты мужского рода, защитного – ты нападать не будешь, найдешь, как уклониться, как ее не обидеть.

Ее женская природа заставляет мужскую природу искать.

Так что думай, обижая девчонку – мужчина ты или оно в штанах? Кто?

  1. Учебник Хозяина жизни. 160 уроков Валерия Синельникова

    Документ
    Валерий Владимирович Синельников — врач, гомеопат, учитель и писатель, автор психологических методик, изложенных в книгах «Возлюби болезнь свою», «Сила намерения», «Прививка от стресса, или Психоэнергетическое айкидо», «Путь к богатству,
  2. Учебник для вузов педагогическая психология (1)

    Список учебников
    Учебник освещает современные подходы к психологическим проблемам воспитания и обучения, выражающиеся прежде всего в характеристике предмета, задач, принципов и методов педагогической психологии науки и сферы практической деятельности.
  3. Учебник для вузов педагогическая психология (2)

    Список учебников
    Адресовано студентам, которые готовятся к работе в качестве психолога в образовании, и будущим педагогам; представляет интерес для ученых и специалистов в области педагогики и психологии, для учителей общеобразовательных школ, колледжей,
  4. Учебник для вузов педагогическая психология (3)

    Список учебников
    Адресовано студентам, которые готовятся к работе в качестве психолога в образовании, и будущим педагогам; представляет интерес для ученых и специалистов в области педагогики и психологии, для учителей общеобразовательных школ, колледжей,
  5. Детская анестезиология и реаниматология Михельсон

    Документ
    Первый в нашей стране учебник по детской анестезиологии и реаниматологии был написан профессором нашей кафедры В. А. Михельсоном 15 лет назад. Прошедшие годы показали, что этот труд оказался весьма полезным для подготовки по анестезиологии
  6. Учебник предназначен для студентов психологических факультетов университетов, педагогических вузов и колледжей, а также всех тех, кто интересуется вопросами психического развития детей

    Список учебников
    Данное издание представляет собой первую попытку в современной отечественной психологической науке создания учебника по детской психологии. Содержание и структура учебника включают существующие зарубежные и отечественные теории, многообразный
  7. Учебник. М., Российское педагогическое агентство. 1996, 374 с (1)

    Список учебников
    СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ Глава I. ДЕТСТВО КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ.
  8. Учебник. М., Российское педагогическое агентство. 1996, 374 с (2)

    Список учебников
    Данное издание представляет собой первую попытку в современной отечественной психологической науке создания учебника по детской психологии. Содержание и структура учебника включают существующие зарубежные и отечественные теории, многообразный
  9. Учебник. М., Российское педагогическое агентство. 1996, 374 с (3)

    Список учебников
    Данное издание представляет собой первую попытку в современной отечественной психологической науке создания учебника по детской психологии. Содержание и структура учебника включают существующие зарубежные и отечественные теории, многообразный

Другие похожие документы..