Белое движение в гражданской войне на юге россии (ноябрь 1917 -1920 гг.). Историографическое исследование

1.8. И белоэмигрантская историография (1920-е гг.), и историография Российского зарубежья, развивавшаяся в тесной преемственности с белоэмигрантской историографией (1930-е гг.), и собственно историография Российского зарубежья представлены во всем богатстве видов осмысления истории Гражданской войны, Белого движения, в том числе и его Южнороссийской ветви. Оно осуществлялось, главным образом посредством мемуаров, мемуарно-исследовательских сочинений, исследовательских работ. Все это происходило на фоне «публицистических боев» в периодике, которая в количественном отношении в Российском зарубежье представлена богата. Характерная черта истории изучения рассматриваемой проблемы в исторической науке Российского зарубежья — поступательное движение по восходящей линии — от мемуаров, через мемуарно-исследовательские произведения к монографическим трудам. Осмысление истории Гражданской войны, Белого движения, в том числе и его Южнороссийской ветви проходило на солидной источниковой базе, в числе которой имелась и архивная составляющая. Причем, налицо тенденция к перманентному наращиванию источниковой базы. Однако исследователи Российского зарубежья не имели доступа к материалам, отложенным в архивных учреждениях СССР (по идейно-политическим мотивам). В российском зарубежье была хорошо поставлена библиографическая работа.

1.9. Характерная черта историографии рассматриваемой проблемы — ее зигзагообразное развитие: исключительно высокий интерес к теме в 20-х гг. XX века, не нашедший, однако, полного логического выражения в серьезных научных трудах, так как из было издано мало; повышение исследовательского интереса 1930-е гг., что материализовалось в серьезных научных трудах; полное отсутствие работ в годы Второй мировой войны; постепенное возвращение темы в сферу исследовательских интересов после Второй мировой войны; появление научных и мемуарных трудов, биографических работ о деятелях Белого движения, где нашла отражение анализируемая в нашей диссертации проблема в 60-х – 80-х гг. XX в. Ни в белоэмигрантской историографии (1920-е гг.), ни в историографии Российского зарубежья, развивавшейся в тесной преемственности с белоэмигрантской историографией (1930-е гг.), ни в собственно историографии Российского зарубежья так и не были созданы комплексные обобщающие работы по истории Белое движение в Гражданской войне на Юге России (ноябрь 1917 – 1920 гг.). Несмотря на наличие ряда небезынтересных работ, где представлено собственно историографическое осмысление нашей темы, нельзя считать, что история истории изучения нашей проблемы нашла отражение в комплексных обобщающих трудах.

1.10. В целом, белогвардейская историография и историография Российского зарубежья представляет собой историографическую ветвь истории Белого движения с высоким потенциалом. И дело не только в значительном приращении неизвестных или ранее замалчиваемых фактов, их соотнесении и взаимодополняемости, как справедливо отмечали, например, А.П. Ненароков и А.И. Ушаков. Не менее важно выявление концептуальной стороны исследований и мемуаров, оригинальности постановки тех или иных вопросов. Без учета достижений историографии, проанализированной в данной главе настоящей научной квалификационной работы, нельзя осмыслить коренные проблемы истории Гражданской войны, в целом и Белого движения, в том числе и его Южнороссийской ветви, в частности. Именно анализируемая нами историография дает ответы (естественно, неполные) на ряд существенных вопросов: истоки, природа и социальная основа Белого движения; идеология, политика, стратегия и тактику противоборствующих сторон; роль отдельных политических, общественных и военных деятелей; взаимоотношения армии, власти, народа, партий, общественных движений и пр. Но литература, проанализированная выше, дает мощный стимул для продолжения созидательного поиска и углубления анализа как названных, так и других аспектов истории Гражданской войны в России: роль и взаимоотношения белых и региональных, в том числе национальных государственных и общественных структур; история межпартийного сотрудничества в антисоветском лагере; анализ всего спектра вопросов военной истории этого периода, историческое место антибольшевистского движения и пр. А это непосредственно связано и с анализом актуальных в настоящее время проблем становления новой российской государственности, урегулирования межнациональных отношений, формирования партийно-политической системы и т.д. Следовательно, имеющиеся наработки в историографии Российского зарубежья представляют большой научный интерес. Без их тщательного анализа невозможно представить цельную научную картину проблемы, которой посвящена данная научная квалификационная работа.

1.11. Временной интервал изучения нашей темы (примерно вторая половина 1980-х – до наст. вр.) несет в себе очень сложное содержание. Оно детерминировано, в значительной степени, тем, что на фоне смены цивилизацонной парадигмы в нашем стране, что имело место примерно во второй половине 1980-х – первой половине 1990 гг., в отечественной исторической науке происходил сложный процесс зарождения, становления и утверждения новых подходов. Здесь можно выделить три условных историографических периода: период перестройки, в ходе которого зародились новые подходы в советской исторической науке (примерно вторая половина 1980-х – 1991г.); период становления новых подходов в постсоветской исторической науке (примерно 1992 – примерно 1998 гг.); период утверждения новых подходов в постсоветской исторической науке (примерно 1999 – до настоящего времени).

1.12. В период перестройки история Белого движения, в том числе и его Южнороссийской ветви, стала и объектом, и предметом исследования. Важное условие здесь — рассекречивание в 1989 архивных документов Белого движения. Период перестройки ознаменовался повышением научного интерес к историографическому и источниковому наследию Российского зарубежья, а также и к достижениям зарубежной исторической науки в изучении истории Белого движения. Однако зарождавшиеся новые подходы пробивали себе путь через столкновение с ортодоксальными концептуальными суждениями советской исторической науки. Столкновение было жестким, так как авторитарные методы руководства советской исторической наукой, хотя и преодолевались, но сила инерции здесь была велика. При этом историки уступили первенство в освещении анализируемой проблемы публицистам, так как последним не требовалось осмысления и переосмысления новых архивных документов и материалов, к которым исследователи получили доступ. Однако, получив импульс от публицистов, историки создали первые научные работы по рассматриваемой теме. Правда, до комплексных исследований дело не дошло. Не хватило времени. Однако в дискуссионном ключе были предприняты попытки анализа небезынтересных аспектов истории Белого движения, в том числе и его Южнороссийкой ветви: истоки и идеологические основы Белого движения, его социальная опора; причины поражения Белого движения; соотношение красного и белого террора; внутренняя политика государственных образований белых. В целом, историография рассматриваемой проблемы — историография зачаточных тенденций, нереализованных планов. В этом нашел отражение паллиативный характер реформ перестройки.

1.13. Период становления новых подходов в постсоветской исторической науке протекал исключительно бурно и противоречиво, что стало возможным, во многом из-за социальных коллизий, потрясших молодую российскую государственность. На данном фоне в исследовании истории Гражданской войны произошла существенная смена приоритетов: объектом и предметом пристального изучения стало Белое движение, а изучение его противников, в первую очередь, красных, отошло на второй план. Однако пришлось преодолевать старые концептуальные подходы и оценки, твердо устоявшиеся в советской историографии, где не вызвало сомнений такое положение: исход Гражданской войны трактовался, прежде всего, как своего рода легитимация системы: если советская власть выстояла в борьбе с многочисленными и могущественными противниками, значит, народ действительно поддержал ее, а все сомнения — не имеют под собой почвы и «идеологически вредные». И хотя в период перестройки подобная позиция был поколеблена, ее еще предстояло преодолеть в радикально изменившейся экономической, социально-политической и духовной обстановке в стране. Историки находились в первой половине 1990-х годов в некоторой растерянности, источником которой стал процесс резкой смены методологических парадигм. Марксизм-ленинизм, в его большевистском измерении, как универсальная методологическая основа исторических исследований в советской исторической науке стал вытесняться новыми подходами, зародившимися в период перестройки. После распада СССР, в условиях формирования новой российской государственности, на принципиально отличных от советского периода в истории нашего Отечества началах, процесс упомянутый выше, стал набирать обороты. Но здесь были допущены серьезные перекосы. Часть исследователей увлеклась новомодными парадигмами, пришедшими из-за рубежа, после того, как был уничтожен «железный занавес», и между учеными-гуманитариями и обществоведами России и зарубежья был установлен творческий контакт. Вместе с тем, при этом они не оценили критически новые теоретико-методологические подходы, а даже попытались возвести их в абсолют. К марксистско-ленинской же методологии научных исследований отдельные историки подошли не по научному, а с позиций политграмоты, что привело к огульному отрицанию одной из парадигм, занимающей видное место в мировых школах методологии науки. Имевший, безусловно, положительный потенциал старой методологии был утрачен, а новые подходы внедрялись с трудом, в жесткой борьбе старого и нового.

1.14. Работам, увидевшим свет в 1992 – 1993 гг., была присуща жесткая полемичность. В текстах чувствовалась привязанная к серьезным экономическим, социально-политическим и духовным переменам, происходивших в Росси постсоветской. Острие полемики, которой не всегда велась в достаточно корректной форме, было направлено на следующие аспекты рассматриваемой проблемы: причины Гражданской войны, виновники ее развязывания, периодизация, альтернативы; оценки социально-политической сущности Белого движения; идеологические основания и политические программы Белого движения. Однако постепенно полемика уходила с первых ролей, ее сменяла научная дискуссия, в ходе которой выявились аспекты анализируемой тепы, в которых имели место явные разночтения: социально-экономическая и национальная и политика белых правительств; государственное строительство на территориях, подконтрольным белым политическим режимам; соотношение красного и белого террора; состояние офицерского корпуса белых армий. В ходе дискуссий постепенно появлялись и первые верифицированные суждения по предмету исследования. Однако достичь достаточной концептуальной стройности при освещении общих проблем Белого движения не удалось. Даже притом, что исследуемая проблем стала исследоваться на уровне крупных монографий, а также происходила ее усиленная диссертационная научная разработка, причем, даже на уровне докторских диссертаций. У историков появилось стремления к исследованию исторических персоналий вождей Белого движения.

1.15. В целом, уровень научной разработанности рассматриваемой проблемы характеризуется (с точки зрения видовой характеристики историографических источников) развитием по восходящей линии: от депонированных научных статей и статей в научной периодике, тезисов выступлений на конференциях к историческим очеркам, книгам и монографическим исследованиям. К сожалению, многие монографии малотиражные. Здесь можно считать знаковым тот факт, что появились монографические и докторские диссертации, в которых анализировалась историография рассматриваемой темы. Однако, несмотря на достигнутые успехи, не было создано ни одного фундаментального труда, в котором бы история Белого движения в Гражданской войне на Юге России (ноябрь 1917 – 1920 гг.) исследовалась комплексно.

1.16. Изучение истории Белого движения в России постсоветской переживает сегодня поворотный момент в условиях приращения исторических знаний по проблеме в период утверждения новых подходов в постсоветской исторической науке. Даже, несмотря на то, что в начале XXI века наблюдался некоторый спад исследовательского интереса к проблемам истории Гражданской войны, в том числе и к Белому движению. Правда, этот спад сегодня уже и не ощущается: наша тема по-прежнему занимает в исследовательском поле одно из ведущих мест. В процессе, упомянутом выше, появилась существенная особенность, которой не наблюдалось в период становления новых подходов в постсоветской исторической науке. Речь идет о снижении уровня политизации научных артефактов, имеющих отношение к теме Белого движения. Но политическая конъюнктура, тем не менее, никуда не исчезла. Она оказывает далеко не позитивное влияние на выходящее в свет историографические источники по рассматриваемой теме. Нельзя сбрасывать со счетов и влияния на историографические источники, имеющие отношение к теме Белого движения, исторического феномена российской Гражданской войны. Ведь многие проблемы истории Гражданской войны по-прежнему мало разработаны (особенно, в концептуальном ключе). Они имеют дискуссионный характер, иногда дискуссия перерастает в полемику.

1.17. Новее веяние — ответственный подход многих исследователей к выбору теоретико-методологических основ для своих научных изысканий, бережное отношение к наработкам предшественников. Правда, на данном фоне появляются работы, авторы которых пытаются изрекать истины в последней инстанции, не имея на это никаких оснований. Они прикрывают тем самым, нежелание адаптироваться в новой историографической ситуации. В позитивный потенциал можно отнести и факт выход на качественно новый уровень в исследовании исторических персоналий вождей Белого движения: появились даже докторские диссертации. В этом же ряду следует расценивать то, что собственно военные аспекты анализируемой темы не стали занимать исключительно доминирующе положение. В сферу научных интересов авторов все чаще попадают социально-политические и экономические, духовные аспекты истории Белого движения, проблемы государственного строительства, внешней и внутренней политики белых правительств. В то же время, в военной проблематике истории Белого движения появилось оригинальное направление — тема морального духа Белой армии, морально-психологического состояния личного состава (правда, главным образом, офицеров).

1.18. Приращение исторических знаний по проблеме Белого движения в Гражданской войне на Юге России (ноябрь 1917 – 1920 гг.) характеризуется разнообразными видами научных артефактов: депонированные научные статьи, статьи в научной периодике, тезисы выступлений на конференциях исторические очерки, книги и монографическим исследованиям. Однако по-прежнему, к большому огорчению, многие монографии изданы удивительно малым тиражом. Правда, появляются (в отличие от периода становления новых подходов в постсоветской исторической науке (примерно 1992 – примерно 1998 гг.) и многотиражные издания. Но самое примечательное то, что появилось большое количество историографических работ, различных по объему, жанру, и, конечно же, научной значимости. Нашлось в данном блоке историографических источников место и фундаментальным монографическим исследованиям, и защищенным докторским диссертациям. Следовательно, есть основания считать, что состоялся выход исследований на новый уровень синтеза исторических знаний. Между тем, несмотря на достигнутые успехи, нельзя не констатировать, что в хронологических рамках, указанных выше, не было создано ни одного фундаментального труда, в котором бы история Белого движения в Гражданской войне на Юге России (ноябрь 1917 – 1920 гг.) исследовалась комплексно.

2. Авторские оценки и суждения по важнейшим теоретическим и практическим вопросам исследуемой проблемы, прежде всего по тем, которые имеют дискуссионный характер:

2.1. В периодизации проблемы более целесообразно не придерживаться жестких рамок при обозначении отдельных этапов и периодов. Хотя подобная позиция не отрицает возможности выделения рубежных вех, привязанных к каким-то эпохальным датам.

2.2. За первое десятилетие после окончания Гражданской войны советской историографией было много сделано для ее изучения. Тематический указатель литературы по Гражданской войне, выпущенный ВПА59 в 1929 г., включал в себя 3750 названий60. Поэтому нельзя согласиться с ее оценкой как «крайне бедной»61. В условиях относительной творческой свободы историков (правда, затухшей) в разработке темы в период Гражданской войны появились зачаточные тенденции ее научного осмысления. Но они так и не получили дальнейшего развития в связи с деформациями периода культа личности И.В. Сталина.

  1. Идеологические основания, политические программы южнороссийского белого движения и их практическая реализация (ноябрь 1917 1920 гг.). Историографическое исследование

    Исследование
    Защита состоится « » 2011 г. в. часов на заседании диссертационного совета по историческим наукам (Д 215.005.06) в Федеральном государственном военном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Военный университет» (103001, г.
  2. Идеологические основы и политические программы южнороссийского белого движения и их практическая реализация (ноябрь 1917 1920 гг.). Историографическое исследование

    Исследование
    Защита состоится « » ноября 2010 г. в часов на заседании диссертационного совета по историческим наукам ( Д 215.005.06) в Военном университете (103001, г.
  3. Гражданская война 1917 -1920 гг на Северном Кавказе: социально-политический аспект

    Диссертация
    Институциональная политика противоборствующих сторон. 103 lb. § 1. Формирование советской государственности на Северном Кавказе 103 § , Принципы государственного устройства и организация власти белого движения 151 ГЛАВА Ш.
  4. Региональный политический процесс в условиях гражданской войны 1917-1922 гг. (На материалах дона и кубано-черноморья)

    Диссертация
    Защита состоится 23 ноября 2009 г. в часов на заседании диссертационного совета Д 212.154.01 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 117571 Москва, проспект Вернадского, д.
  5. Гражданская война на кубани и черноморье (1917-1922 гг.): «третья сила» в социально-политическом противостоянии

    Диссертация
    Защита состоится 19 октября 2007 г. в 12. 00 на заседании диссертационного совета ДМ 212.256.03 в Ставропольском государственном университете по адресу: 355009, г.
  6. Гражданская война на Кубани: «революционизация» общественной жизни (1917-1921 гг.) 07. 00. 02 Отечественная история

    Автореферат диссертации
    Защита состоится 25 мая 2007 г. в 14.30 на заседании диссертационного совета К 212. 001. 02 по историческим наукам при Адыгейском государственном университете по адресу: 385 , Республика Адыгея, г.
  7. Гражданская война на кубани 1917- 1920 гг.: Свидетельства участников

    Документ
    В современных условиях, когда заметно усиливается интерес отечественных и зарубежных историков к вопросам гражданской войны в России, вполне обоснованно на первый план выдвигается проблема источников.
  8. Идеологическая деятельность органов советской власти в войсках действующей армии (1918 1920 гг.)

    Автореферат диссертации
    Работа выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Московский университет МВД России» на кафедре истории государства и права
  9. Государственность «белой» России: становление, эволюция, крушение (1918 1920 гг.)

    Автореферат диссертации
    Защита состоится 22 ноября 2007 г. в 11 часов на заседании диссертационного совета Д 203. 019. 01 при Московском университете МВД России по адресу: 117997, Москва, ул.

Другие похожие документы..