Учебное пособие для вузов

Системная закономерность обратной связи в цепочке «спрос-предложение» определила роль информационного пространства в росте производства и развитии мировых рынков множества потре­бительских товаров, а в силу межотраслевых связей дала сильный импульс развитию всех отраслей мирового хозяйства. Более того, постоянное поддержание напряженности этого поля, прежде всего за счет дорогостоящих рекламных компаний любого вида, служит тем условием, или «допингом», без которого уже не мыслится лю­бой вид деятельности в мировом хозяйстве. Самое существенное — это явная недостижимость «престижных уровней потребления» для большинства человечества. Это обусловлено сложной сово­купностью экономических, социальных, экологических, политиче­ских факторов. Однако сложившиеся стереотипы потребительско­го общества поддерживают функционирование мирового хозяйст­ва более постоянно и в большем объеме, чем такие ранее ведущие цели, как военные и другие государственные нужды.

Итак, взаимосвязанные экономическими интересами элементы и подсистемы, сети всех видов и потоки обусловили территориаль­но-отраслевую структуру и режим повседневного функциониро­вания мирового хозяйства. Сверхсложность системы, высокая до­ля неопределенности ставит принципиальные преграды на пути к прямому управлению мировым хозяйством. Поэтому стали не­обходимы многочисленные и разнообразные регулирующие ме­ханизмы, особенно в наиболее уязвимой финансово-валютной сфе­ре. Тем не менее динамика мирового хозяйства во многом обус­ловлена историческими особенностями его формирования и внут­ренне присущими ему противоречиями и особенностями общей и пространственной самоорганизации.

Отдельные черты мирохозяйственных связей наблюдались еще во времена великих империй древности, современная система этих связей зародилась в эпоху Великих географических открытий, од­нако начало формирования современного мирового хозяйства не­посредственно связано с первой промышленной революцией и пере­ходом к крупному машинному производству, основанному на энер­гии каменного угля. Развитие товарного производства, усиление специализации стран и регионов обусловили постоянную необходи­мость в географическом разделении труда и международном обмене товарами и услугами.

Разная продолжительность отдельных периодов в использовании технических нововведений, колебания цен на внутренних и миро­вых рынках, меняющееся соотношение основных факторов про­изводства — земли, труда и капитала — обусловили цикличе­ский характер развития мировой экономики и ее важнейших под­систем — национальных хозяйств и отраслевых структур. Дело не только в возможности разных интерпретаций содержательных причин циклических колебаний, но и в их общесистемном харак­тере: цикличность обуславливает динамические характеристики и устойчивость систем любого типа в природе и обществе.

Циклы развития получили теоретическое и эмпирическое обос­нование уже в XIX в., вскоре после первой промышленной револю­ции. Одна из первых теорий циклических кризисов капитализма принадлежит К.Марксу, который считал их причиной сроки обнов­ления основных фондов (оборудования) в промышленности. В даль­нейшем кризисам перепроизводства, связанным с несовпадением временных характеристик совокупного предложения и спроса, бы­ла посвящена огромная литература.

Однако для определения долгосрочной динамики мирового хо­зяйства и положения различных стран на временной шкале разви­тия наибольшее значение приобрела теория больших циклов — «длинных волн», впервые предложенная русским экономистом Н.Д. Кондратьевым в 1922—1928 гг. В дальнейшем эта теория полу­чила большое развитие и теперь служит общепринятой основой сравнительных мирохозяйственных исследований.

Н.Д. Кондратьев считал «длинные волны» эндогенными, внутрен­не присущими рыночному, капиталистическому хозяйству, что ведет к его саморегулированию. Фазы подъема и спада рассматриваются как закономерные и предсказуемые стадии развития, к которым следует приспосабливаться и сглаживать их методами внешнего, как правило, государственного регулирования. Один из механизмов подобного регулирования с помощью ставок ссудного процента и ряда подобных мер был предложен в 30-х гг. Дж. Кейнсом главным образом для среднесрочных циклов экономической конъюнктуры после самого глубокого кризиса капиталистической экономики в 1929—1933 гг.

Материальной причиной «длинных волн», продолжительность ко­торых достигает 40—50 лет, Н.Д. Кондратьев считал скачкообраз­ную смену «основных капитальных благ». Ведущую роль в этой смене играет научно-технических прогресс, нарушающий экономи­ческое равновесие в долгосрочной перспективе и ведущий к чередо­ванию относительно спокойных, эволюционных и экстенсивных стадий и взрывных, революционных и интенсивных стадий развития мирового хозяйства.

Наступление революционных стадий обуславливается внед­рением совокупности базовых нововведений, радикально меняю­щих энергетическую и техническую производственную базу, тер­риториально-отраслевые структуры и организационные формы хозяйства. Основное отличие теории Н.Д. Кондратьева от гипо­тез других исследователей состоит в соотношении внутренних и внешних факторов, вызывающих начало новой «волны». НТП слу­жит не внешним, а внутренним элементом циклической динами­ки, поскольку она определяется не столько самими открытиями и изобретениями, а их внедрением, востребованностью хозяйст­венной практикой.

Новая волна наступает тогда, когда экстенсивная фаза достига­ет максимума, что связано с моральным старением широко рас­пространившихся технологий. Накопление капитала ведет к его относительному удешевлению, ссудный процент и норма прибыли падают до такой степени, что делают рентабельным рисковые инве­стиции в новые технику и технологии. Начинается фаза подъема, связанная с огромными объемами нового строительства, вводом в строй новых предприятий и возникновением целых отраслей, появ­лением на рынках новых видов продукции и т.п. В высшей точке фазы подъема происходит исчерпание запасов дешевого капитала и базовых нововведений, что знаменует переход к фазе экстенсивно­го развития.

Существенно, что от подобного механизма, считал Н.Д.Кондрать­ев, зависят такие важные события в истории человечества, как вой­ны, революции, вовлечение в мировое хозяйство новых территорий. Эти события Н.Д. Кондратьев связывал с фазами подъема своих волн, когда рост темпов экономического развития ведет к обострению конкуренции за источники сырья и рынки сбыта.

На основе теории Н.Д. Кондратьева и множества других работ по динамике мирового хозяйства стало общепризнанным выделение трех стадий — доиндустриального развития, индустриального разви­тия, постиндустриального развития; трех — первой, второй, третьей промышленных революций и «длинных волн» — пяти цик­лов Кондратьева.

Для полноты описания стадию доиндустриального развития, когда господствует ремесленное производство и мануфактура, ус­ловно называют нулевым циклом.

В ходе первой и второй промышленных революций, совпав­ших с четырьмя «длинными волнами», ведущее место последова­тельно занимали:

в первом цикле — текстильная промышленность и ремеслен­ное производство;

во втором цикле — добыча каменного угля и выплавка черных металлов, текстильная промышленность;

в третьем цикле, ознаменовавшем наступление второй промыш­ленной революции, на ведущие роли вышли металлургия, основная химия, тяжелое машиностроение;

в четвертом цикле, завершившем вторую промышленную рево­люцию, ведущие роли играли автомобилестроение, электротехника, органическая химия, различные отрасли машиностроения.

Все четыре первых цикла укладываются в рамки стадии индуст­риального развития.

Пятый цикл совпадает со стадией постиндустриального разви­тия в наиболее развитых странах мира, что знаменует начало третьей промышленной революции. Ведущими отраслями стали электрони­ка, лазерная техника, тонкая химия, биотехнология.

Датировка каждой стадии, промышленной революции и цикла Кондратьева носит достаточно нестрогий характер, хотя основные даты колеблются в сравнительно узких пределах. Принципиальное значение имеет нетрадиционный подход, связанный с учетом ус­корения научно-технического прогресса. При этом подходе в наи­более развитых странах Западной Европы первый цикл продолжал­ся с 1770—1830 гг., второй — 1830—1880 гг., третий — 1880— 1930 гг., четвертый — 1930—1970 гг., пятый цикл с 1970 г. до наших дней.

Для каждого из циклов характерны свои средние уровни душе­вого дохода (в неизменных ценах), ступени «технологической лест­ницы», организационные формы производства (см. табл. 1). Так, для нулевого цикла были характерны доходы 50—80 долл. (в ценах 1960 г.), ручной труд и мануфактура. Для первого цикла — 80— 200 долл., механизация, свободная конкуренция и частновладельче­ская фирма; для второго цикла — 200—700 долл., продолжение механизации производства, монополизм; для четвертого цикла — 2000—4000 долл., те же тенденции в производстве, рост государст­венно-монополистических объединений; для пятого цикла — 4000—20 000 долл., системная автоматизация, сочетание ТНК и малых фирм.

Таблица 1

1 См.: Грицай О.В., Иоффе Г.В., Трейвиш А.И. Центр и периферия в региональном развитии. — М., 1991. — С. 44.

Постепенно, в ходе острой конкурентной борьбы, подъемов и жестоких кризисов шло формирование национальных и между­народных систем товарных и фондовых бирж, без которых были бы невозможны ни организация мировой торговли в крупных масштабах, ни само функционирование системы акционерных об­ществ как основной формы организации экономической деятель­ности и привлечения капитала.

Общесистемные закономерности неравномерного развития и не­обходимого разнообразия нашли яркое подтверждение в асинхронности прохождения циклов Кондратьева в разных странах и регио­нах. В мирохозяйственном контексте эти общие положения давно стали объектом теоретических и эмпирических исследований, про­водившихся в русле известного закона «неравномерности развития капитализма».

Так, для России—СССР датировки первых четырех циклов выра­жены периодами: 1830—1880; 1880—1930; 1930—1965; 1965—... При таком хронологическом порядке события, связанные с первой промышленной революцией, начались в России в 30-х гг. XIX в. Именно тогда началось широкое применение машин в хлопчатобу­мажном производстве, а в 1840 г. возник первый сахарный завод капиталистического типа. Стартовав на полвека позже Западной Европы, наша страна, несмотря на резкое ускорение развития в конце XIX—начале XX вв. и в 30-е гг. XX в., сохраняла свое отста­вание примерно на цикл. Серьезное автостроение, один из китов четвертного цикла практически было налажено с введением в строй ВАЗа в 1970 г., а многие отрасли третьего и четвертого циклов развиты еще явно недостаточно, особенно в сфере транспорта и услуг. Вместе с тем в СССР было создано много отдельных ареа­лов, где успешно развивались высокие технологии, характерные для пятого цикла.

В целом для отнесения страны или региона к той или иной ста­дии развития или циклу обычно применяется статистика отрасле­вой занятости населения. В самом наглядном виде — это соотноше­ние занятости между первичным, вторичным и третичным (+четвертичным) сектором национального хозяйства. По мере развития неуклонно сокращалась занятость в первых двух секторах и росла в третичном и четвертичном. Например, доля первичного сектора — сельского хозяйства и добывающей промышленности в экономиче­ски развитых странах колеблется от 2 до 8%.

Подобное сокращение доли занятости в первичном секторе от­нюдь не означает его ликвидацию в странах, вступивших в пятый цикл развития. Сельское хозяйство и добывающая промышленность этих стран и по объему производства, и по удельному весу на миро­вых рынках продовольствия и сырья играют важную роль. Дело здесь прежде всего во внедрении высоких, трудосберегающих тех­нологий, средств защиты растений и высокоурожайных сортов, все­го спектра достижений современной науки и технологии в сельском хозяйстве и добывающей промышленности, поэтому основная часть занятых, например, в аграрном секторе, приходится на другие отрасли «агробизнеса» — науку, консультационные услуги, хра­нение и обработку, маркетинг и т.п.

Аналогичные процессы привели к определенному сокращению удельного веса занятых и в обрабатывающей промышленности, хотя в этом секторе сохраняется важная роль производств и предыдущего цикла. Несмотря на перенос многих видов производства, особенно трудоемких, в страны новой индустриализации, наиболее развитые страны наряду с новейшими отраслями сохранили важнейшую от­расль четвертого цикла — массовое автомобилестроение, которое поддерживает своими заказами и многие другие отрасли националь­ной экономики. Наконец, постоянное место занимает строительная индустрия: именно по ее показателям, например, числу заказов и вводу в строй новых жилых, гражданских, промышленных, транс­портных объектов, судят о текущем состоянии национальной эконо­мики и фазе среднесрочного цикла экономического развития.

В целом в современном мировом хозяйстве сложилось три основных центра, прежде всего по уровню развития: США и Ка­нада, страны Европейского Союза и Япония. Поскольку их роль обусловлена прежде всего развитием новейших наукоемких про­изводств, непосредственно связанных с уровнем развития НИОКР и масштабами ТНК, то маловероятно появление большого числа новых стран, отвечающих критерию «постиндустриальности» не по уровню душевого дохода, а по таким характерным признакам, как роль НИОКР, доминирование наукоемких произ­водств, информатизация всех сторон жизни и т.п.

При этом основной фактор достижения и сохранения статуса «по­стиндустриального общества» — высокий культурный и образователь­ный уровень населения и созданный на его основе мощный научно-технический и финансово-организационный потенциал, способный ре­шать любые народнохозяйственные проблемы. Именно этот фактор в сочетании с культурными традициями и поведенческим стереотипам создает то локальное информационное поле, которое способствует жизнестойкости и высокой конкурентоспособности демократических государственных образований независимо от размеров экономического пространства, обилия природных ресурсов и численности населения.

НИОКР наиболее развитых стран во многом определяет динамику развития мирового хозяйства, а в организационном плане современное международное разделение труда во многом определяется системной совокупностью транснациональных корпораций, на долю которых в конце 1980-х гг. приходилось до 2/3 мирового внешнеторгового обо­рота, причем 1/3 составлял внутрифирменный оборот между филиа­лами ТНК, расположенными в большинстве стран современного мира.

Стадийный процесс становления современной мирохозяйствен­ной системы происходил на фоне сохранения многоукладноси хозяйства и разностадийности развития стран мира. Многоукладность обусловлена разной степенью развития рыночных (товар­ных) отношений и вовлеченности в мировое хозяйство стран, реги­онов и видов деятельности. Так, в большинстве развивающихся стран основная доля продовольствия до сих пор производится в потребительских хозяйствах, товарность которых очень мала.

Очень важной чертой мирового хозяйства, получившей распространение во всех странах мира, стал неформальный сек­тор, который образовали самые различные виды деятельности, включая производство товаров, торговлю и другие услуги, кото­рые ведутся вне официальных юридических и налоговых рамок экономической деятельности. В этот сектор входят и различные виды потребительского хозяйства, и многие виды коммунального хозяйства в крупных городах, особенно в развивающихся стра­нах, и нецензовые промышленные и ремесленные производства.

Особую часть неформального сектора составляют производство и сбыт запрещенных законом товаров и услуг — наркобизнес, порно­бизнес, незаконная торговля оружием, валютой, драгоценными ме­таллами и т.п. Эти виды деятельности образуют «черный рынок», действующий, например, в наркобизнесе на глобальном уровне. В целом на неформальный сектор приходится, по некоторым оцен­кам, до 20% валового мирового продукта.

Итак, для современной глобальной географической системы ми­рового хозяйства характерна разностадийность: страны и регионы мира одновременно находятся во всех трех стадиях развития — постиндустриальной, индустриальной и доиндустриальной — и на раз­ных участках траектории развития, определяемых пятью «длинными волнами» Кондратьева. Именно разностадийность во многом опреде­ляет общие черты пространственной самоорганизации мирового хо­зяйства и, в частности, наблюдаемые закономерности сдвига отрас­лей предыдущего цикла в менее развитые страны и регионы. Сам переход экономически более развитых стран в стадию постиндустри­ального развития стал бы практически невозможным без перемеще­ния многих отраслей добывающей и обрабатывающей промышленно­сти в страны и регионы новой и недавней индустриализации.

Таковы общие характеристики структуры, статики и динами­ки развития мирового хозяйства как глобальной географической системы.

  1. Учебное пособие для вузов (2)

    Учебное пособие
    Учебное пособие содержит необходимые теоретический, методический и практический материалы для проведения занятий со студентами и самостоятельного изучения ими социальной конфликтологии.
  2. Учебное пособие для вузов (14)

    Учебное пособие
    АВТОРСКИЙ КОЛЛЕКТИВ: С.А Лебедев (руководитель авт. колл.) — доктор филос. наук, профессор — предисловие, введение, раздел И, раздел VI, раздел VIII, приложения.
  3. Учебное пособие для вузов (4)

    Учебное пособие
    В пособии выделены этапы развития социальной педагогики с их краткими характеристиками, даны биографические сведения о выдающихся философах, педагогах и психологах, а также фрагменты из их трудов, относящихся к проблемам социальной педагогики.
  4. Учебное пособие для вузов (8)

    Учебное пособие
    Рожков М.И., Байбородова Л.В. Организация воспитательного процесса в школе: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2 .
  5. Учебное пособие для вузов (11)

    Учебное пособие
    ции социальной работы не только как важнейшего условия высокого профессионализма, но и как условия систематиза­ции практического опыта и его ускоренной передачи новым поколениям специалистов, которые находятся пока на студен­ческой скамье.
  6. Учебное пособие для вузов (13)

    Учебное пособие
    Рекомендовано Советом по филологии Учебно-методического объединения по классическому образованию в качестве учебно-методического пособия для студентов высших учебных заведений обучающихся по направлению 520300 и специальности 021700 - Филология
  7. Учебное пособие для вузов (1)

    Учебное пособие
    Жедунова Л.Г.:глава 6, Можаровская И.А.: глава1 (параграфы 1.1,1.2,1.7 — совместно с Посысоевым Н.Н.); Посысоев Н.Н.: глава 1 (параграфы 1.1., 1.2., 1.
  8. Учебное пособие для вузов (15)

    Учебное пособие
    В пособии представлена универсальная знаковая система внеречевого общения. Автор показывает, что все многообразие форм визуаль­ных неречевых сообщений — от мимики, жеста и до художественной композиции — состоит из своего рода элементарных
  9. Учебное пособие для вузов (16)

    Учебное пособие
    Одним из значительных направлений в западном искусствознании конца XX века стала так называемая формальная школа, на которую большое влияние оказала философия неокантианства и позитивизма.

Другие похожие документы..