Этнологические и антропологические исследования в академической науке

ЭТНОЛОГИЧЕСКИЕ И АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

В АКАДЕМИЧЕСКОЙ НАУКЕ

В 2003 г. Институт этнологии и антропологии РАН (ИЭА РАН) отметил 70-летие. К этой дате в журнале «Новая и новейшая история» была опубликована статья В.А. Тишкова, содержащая обзор основных достижений, с которыми институт пришел к своему юбилею.1 Настоящая публикация призвана познакомить читателей с состоянием этнологической науки в ИЭА РАН в последующий период.

Институт осуществлял научные исследования по следующим основным направлениям: теория и история этнологической и антропологической науки; этнология русского народа, других народов России и сопредельных стран; происхождение и этнокультурный облик народов мира; физическая (биологическая) антропология и эволюция человека; религиоведение, кросскультурная психология и этносоциология; межэтнические отношения и конфликты; медицинская антропология и гендерные исследования, аудиовизуальная антропология. В разработке указанных направлений достигнуты существенные результаты, которые нашли отражение в опубликованных монографиях и сборниках статей (в институте ежегодно публикуется более 50 книг), а также на страницах периодических и серийных изданий: «Этнографическое обозрение», «Народы и культуры», «Расы и народы», «Этнографическая библиотека», «Полевые исследования ИЭА РАН», «Вестник антропологии», «Бюллетень Сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов», «Этнополитическая ситуация в России и сопредельных государствах. Ежегодный доклад EAWARN», «Исследования по прикладной и неотложной этнологии».2

АКАДЕМИЧЕСКИЕ ПРОГРАММЫ ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

В исследовательской работе на передний план вышли разработки по академическим программам. Институт этнологии и антропологии РАН взял на себя сложную и ответственную задачу головного учреждения по общеакадемическим программам фундаментальных научных исследований: «Этнокультурное взаимодействие в Евразии» (2003–2005), «Адаптация народов и культур к изменениям природной среды, социальным и техногенным трансформациям» (2006–2008), «Историко-культурное наследие и духовные ценности России» (с 2009 г.). Помимо координации масштабных разработок, осуществляемых академическими учреждениями Москвы, Санкт-Петербурга и региональных научных центров РАН, институт выступил инициатором научного синтеза и общественно-значимых обобщений, получивших отражение в итоговых фундаментальных публикациях по программам.3 Обсуждение научных итогов евразийской программы включил в свою работу состоявшийся 28 июня – 2 июля 2005 г. в Санкт-Петербурге VI конгресс этнографов и антропологов России. Он выявил не только научный, но и общественный интерес к истории Евразии и эволюции в нем культурных систем, осознание роли, которую занимала и продолжает занимать Россия в евразийском историческом процессе. Результаты трехгодичных исследований исторических и современных форм, механизмов и последствий социально-культурных адаптаций были подведены на итоговой научной конференции по программе «Адаптация народов и культур к изменениям природной среды, социальным и техногенным трансформациям».4

Заметный вклад в разработку вышеперечисленных программ внес научный коллектив Института этнологии и антропологии РАН. В рамках евразийской программы, например, получены новые материалы по этногенезу народов Прикаспийского и Северокавказского регионов в конце I – начале II тысячелетия н.э. Этноархеологические исследования на Северном Кавказе (аланская крепость Горное Эхо) дали уникальный материал по строительным технологиям и миграциях аланских племен в эпоху Хазарского Каганата. Особое внимание было уделено контактам городских цивилизаций Средней Азии с кочевыми степными народами.5 По традиционной для института «хорезмийской» тематике исследовано становление раннесредневекового общества в низовьях Амударьи и проблемы культурных процессов в северных областях Ахеменидской империи в IV в. до н.э., многолетняя работа в этом направлении завершилась публикацией коллективной монографии.6 Сотрудники института приняли участие в широкомасштабных работах на раннесредневековом памятнике Пор-Бажын (Тува), в ходе которых получены уникальные материалы по истории раннесредневековой истории Евразии. Продолжены археологические работы и антропологические исследования в составе Маргианской археологической экспедиции под руководством В.И. Сарианиди на памятнике периода бронзы Гонур-Депе.

По другой общеакадемической программевыявлены адаптационные ресурсы и практики населения различных регионов России к особенностям природного и ландшафтного окружения; индивидуальные и групповые механизмы хозяйственной, социально-культурной и социально-психологической адаптации к коренным сдвигам, происходившим в ходе масштабных трансформаций как в историческом прошлом, так и на рубеже XX–XXI вв. Важным результатом стали выводы о многообразии вариантов адаптационных процессов и их влиянии на динамику социальной жизни и этнических ситуаций в различных регионах России. Исследования также показали, что на особенности адаптации людей к меняющейся среде немаловажное влияние оказывают некоторые черты их этнической культуры. В частности, растущее в условиях распада Советского Союза этническое самосознание оказалось во многих случаях фактором, способствующим адаптационным процессам, как и знание языков титульных народов, ставших государственными. Проведено комплексное исследование процессов массовой миграции и особенностей адаптации мигрантов и беженцев в период политических и социальных трансформаций XX в., раскрыта картина их жизнедеятельности (быт, культура, образование, религия, занятость, взаимоотношения с властью, с коренным населением, интеграция в общество, сохранение традиций и появление новаций).7

Особое внимание было уделено вопросу практической реализации полученных по программам научных разработок в сегодняшней общественной практике. В качестве примера можно привести независимый экспертный доклад, посвященный малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока.8 В нем содержится не только анализ проблем, но и предложена стратегия многовариантного саморазвития в рамках так называемой культурно ориентированной модернизации вместо длительно господствовавших традиционалистских охранительных установок на основе государственного патернализма и культурного изоляционизма. Судя по реакции на эту публикацию, восприятие научных рекомендаций требует определенной подготовки политиками и аборигенными активистами и временной дистанции. Этот же самый феномен можно было наблюдать в отношении исследований по Северному Кавказу.9

теория и история этнологической и антропологической науки

Очередными фундаментальными томами по прибалтийско-финским народам, тюркским народам Крыма и Сибири, абхазам, бурятам, народам Западной и Северо-Восточной Сибири пополнилась историко-этнографическая серия «Народы и культуры», издаваемая под общей редакцией В.А. Тишкова и С.В. Чешко.10 Работа над этой серией осуществляется в координации с научными учреждениями России и стран СНГ на основе качественно обновленной источниковой базы и новых теоретико-методологических принципов. Содержащаяся в книгах разносторонняя информация об отдельных народах делает данные публикации чрезвычайно востребованными в управленческой практике, в системах высшего и среднего образования, а также среди широких кругов читателей. Этим томам близки по жанру и по научной значимости вышедшие в свет авторские обобщающие монографии, посвященные армянскому и обско-угорскому (ханты и манси) народам.11 Большой интерес для широкого круга специалистов и для общественности в целом представляют и новые энциклопедические издания, выполненные при непосредственном научном и организационном участии сотрудников института.12

Заметный вклад внесен в разработку общетеоретических проблем этнологии и смежных с ней дисциплин.13 Прежде всего, была пересмотрена господствующая в отечественном обществознании теория этноса и ее политические воздействия, предложена новая трактовка феномена этничности, выдвинут ряд фундаментальных концептуальных положений и теоретических новаций о природе феномена этничности, основах устройства многоэтничных государств, государственного устройства России, о стратегии и механизмах национальной политики.14 Во многом новаторским стал опыт изучения современных этногенетических мифов, который показывает большую мобилизирующую роль образов прошлого в этнополитическом процессе, в особенности в эскалации межэтнической напряженности.15 Впервые в отечественной науке предпринята попытка анализа вариативности национализма, его политического значения и символической роли в современных обществах, а также показан опыт нацие-строительства прежде всего как форма утверждения гражданской идентичности среди многоэтничного и поликонфессионального населения крупных государств мира.16

Продолжены изыскания в области классической этнографии. Например, освещен феномен русской бани и его роль а в духовной жизни народа – в обрядовой и праздничной культуре. Значительное внимание уделено изучению основных категорий русского традиционного праздника и его структурно-семантических составляющих, характеристике способов взаимодействия игровых и обрядовых форм. Дан развернутый анализ терминологии, семантики и символики хлеба и напитков в культурах народов мира – незаменимых атрибутов будничного и праздничного стола, обрядов. 17

Физическими антропологами предложен новый подход к анализу проблем эволюции человека и его предков.18 Теоретические вопросы антропосоциогенеза нашли отражение в новых подходах по комплексному анализу агрессивного поведения человека как одной из социальных составляющих, в обосновании комплексной роли врожденных и экологических факторов в формировании разных типов социальных структур.19

Достигнуты успехи в деле публикации источников и введения в научный оборот классического наследия. Вышло в свет уникальное собрание основных документальных источников на русском языке по истории российской колонизации Калифорнии с наиболее известным поселением Крепость Росс.20 Исследована хранящаяся в МАЭ РАН (Кунсткамере) малоизвестная коллекция этнографических предметов и гравюр, связанных с кругосветными экспедициями Джеймса Кука.21 Новые издания пополнили серию этнографических альбомов ИЭА РАН.22 Они содержат ценный иллюстративный материал, дающий представление о разнообразии и богатстве культуры народов России и могут служитьважным источником для изучения этнокультурного наследия.

Проведена работа с архивными материалами Института этнологии и антропологии РАН, в результате которой вышли в свет пять выпусков ранее закрытых для публикации так называемых «докладных записок» 1950 – начала 1990-х годов, написанных сотрудниками института для партийных или государственных инстанций по итогам экспедиционных выездов на Российский Север. В настоящее время эти документы приобрели значимость ценного источника, отражающего влияние управленческих решений на жизнедеятельность северных народов.23Осуществлена публикация по документам фонда «Е.П. Пешкова. Помощь политическим заключенным».24

В 2005 г. завершено трехтомное издание работы Г.Ф. Миллера «История Сибири»– одного из фундаментальных трудов по истории Сибири, сохраняющего свое значение и в наше время.25 Подготовлены к печати и увидели свет наиболее ценные и не утратившие научного значения исследования по этнографии русских сибирских старожилов, принадлежащие замечательному русскому этнологу, фольклористу, языковеду Г.С. Виноградову.26 Опубликованы работы других известных и незаслуженно забытых авторов: П.А. Матвеева, Д.Я. Самоквасова, П.М. Богаевского, В.П. Тихонова, С.В. Пахмана, Д.И., С.М. Пономарева, Ф.А. Щербины, Д. Чирцова, которые ранее не переиздавались и стали библиографической редкостью.27

Издано несколько книг, рассказывающих о жизненном пути и научном наследии выдающихся ученых, во многом определивших направления развития этнологии и антропологии в нашей стране в ХХ в.28 Такие исследования представляются важными для осознания преемственности в истории отечественной этнографии, без чего невозможно ее дальнейшее плодотворное развитие. Большое внимание было уделено изданию на русском языке трудов зарубежных ученых.29

этнология русского народа, других народов России и сопредельных стран

Важнейшая роль в исследованиях института принадлежит отечественной проблематике, которая разрабатывается в отделах русского народа, народов Севера и Сибири, Кавказа. Научным приоритетом по-прежнему является изучение русского народа, его истории, духовной и материальной культуры, современного социального и политического статуса в различных регионах России и за ее пределами. В разработках последних лет существенное внимание уделялось миграционной подвижности и адаптации русских в зонах позднего расселения, их социально-культурному статусу, трансформациям в историко-культурном развитии, этническим аспектам формирования новой гражданской идентичности.30 Как возник и что есть русский народ? В чем отличие русских от других народов? Какие особенности характера и быта помогли русским освоить огромные территории Евразийского материка и внести крупный вклад в развитие человеческой цивилизации? Эти и многие другие вопросы подняты и освещены в публикациях исследователей. Заметный вклад внесен в комплексную разработку темы «Русские за рубежом».31 Особо следует отметить двухтомную коллективную монографию «Русские Рязанского края», которая стала итогом многолетних экспедиционных исследований, музейных и архивных изысканий, проведенных сотрудниками института в Рязанском крае.32

В области североведения и сибиреведения большое научное и прикладное значение имела разработка вопросов, связанных с современным положением коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, проблемами их адаптации к новым социально-экономическим и политическим условиям,33 а также с правовыми аспектами современной жизни.34 Одним из важных выводов, полученным в результате проведенных исследований, стала констатация того, что коренные народы Севера и Сибири постоянно провоцируются на включение или изобретение все новых и новых адаптационных механизмов благодаря сохранению в стране политики списочного, группового (а не личностного) подхода к людям, а это, в свою очередь, провоцирует институционализацию все новых и новых этнических групп. Существенный вклад внесен в изучение проблем социальной организации народов Сибири (например, на телеутском материале дан комплексный анализ двух важнейших традиционных институтов, составлявших основу социальной организации большинства сибирских народов – рода и общины),35большой объем работ был связан с изучением и публикацией эпического наследия сибирских аборигенов.36

В области кавказоведения велось изучение этноисторических проблем, традиционных институтов и культурного наследия народов Кавказа.37 Исследование этнокультурного развития народов региона в условиях современных глобализационных процессов показало, что в кавказских социумах, общественное мнение которых в целом настроено против агрессивных инновационных воздействий, последствия глобализации носят противоречивый характер. С одной стороны, одним из механизмов противостояния воспринимается верность традиции, в которой видится спасение от непонятной и враждебной стихии глобализации. В то же время многие стороны современной кавказской жизни подверглись за последнее время существенным изменениям, причем не только в сфере материального и хозяйственного быта, но и в области социо-нормативной культуры. Это свидетельствует о наличии в кавказских социумах определенных адаптивно-селективных механизмов, которые актуализированы в настоящее время в социальной практике.38 Впервые на дагестанском материале рассмотрена проблема шаманства и исследованы разновидности шаманско-магической практики у народов Дагестана. Большое внимание уделено роли суфийского фактора в складывании и развитии современной этнополитической ситуации в Кавказском регионе.39

В поле зрения ученых находилась также этнокультурная ситуация на пограничных территориях. Например, в координации с белорусскими коллегами выполнено исследование по проблемам белорусско-русского пограничья. Предметом изучения стали региональные особенности в демографической, языковой, конфессиональной сферах, ландшафно-топографическое и архитектурно-планировочное своеобразие организации обитаемой среды, обрядовая культура по обе стороны белорусско-русского пограничья, а также идентичность и культурная специфика населения этих территорий. 40

  1. Этнологические и антропологические исследования в академической науке (2)

    Документ
    Институт осуществлял научные исследования по следующим основным направлениям: теория и история этнологической и антропологической науки; этнология русского народа, других народов России и сопредельных стран; происхождение и этнокультурный
  2. Социально-антропологических исследований (1)

    Лекция
    Учебно-методическое пособие содержит методические указания, подробное описание лекций и две вводные лекции по курсу «Миф. Идентичность. Знание. Введение в теорию социально-антропологических исследований».
  3. Социально-антропологических исследований (2)

    Лекция
    Данный курс предназначен для преподавателей и научных сотрудников, специализирующихся в области социальных и гуманитарных наук. Основная задача курса заключается в поиске ответа на вопрос как возможно антропологическое событие – «вхождение»
  4. Науки, религии, и философии (2)

    Реферат
    Приступая к переводу Тайной Доктрины, мы поставили себе задачу придерживаться со всею точностью оригинального текста и тем оберечь характер изложения.
  5. Науки, религии, и философии (3)

    Реферат
    Невежды сеют предубеждения, сами не давая себе труда даже прочесть книгу. Самый утверждающий труд называют отрицанием. Признание Высших Принципов считается самым ужасным кощунством.
  6. Науки, религии, и философии (5)

    Реферат
    Невежды сеют предубеждения, сами не давая себе труда даже прочесть книгу. Самый утверждающий труд называют отрицанием. Признание Высших Принципов считается самым ужасным кощунством.
  7. Исследование о влиянии эволюционной теории на учение о п

    Исследование
    Дифференцирование и приспособление рас — Естественный подбор в борьбе за существование — Формы и законы изменений — Общие законы наследственности — Происхождение и унаследование отличительных половых признаков
  8. Исследование о влиянии эволюционной теории на учение о политическом развитии народов

    Исследование
    Воспроизведение (Zeugung) и унаследование — Генеалогическая непрерывность зародышевой плазмы — Наследственное предопределение (Vorherbestimmung) — Физиологическая связь унаследования и отбора
  9. Концепция науки о культуре text htm glava07

    Документ
    Алфред Р. Радклиф-Браун. Историческая и функциональная интерпретации культуры и практическое применение антропологии в управлении туземными народами. Перевод В.

Другие похожие документы..