Русская философия XX века

В.И.Ленин (Ульянов) * (1870-1924)

Значение Ленина может быть определено только в контексте грандиозных исторических свершений, осуществленных под его руководством и наложив­ших неизгладимую печать на весь облик XX в. Что касается философских взглядов Ленина, то они являются органической частью его единой концепции, которая была названа «ленинизмом». Эта часть касалась общемировоззренческих про-

' Подробнее см.: Богдановские чтения. Гродно, 1994. С.147—190; К.Любутин, Г.З.Мановс-кии. Пролегомены к «Богдановщине». Екатеринбург, 1996.

656 Русская философия XX века

блем, которые часто оказывались подчиненными политическим и организаци­онным партийным надобностям. Как политик и вождь Ленин видел в филосо­фии теоретическое обоснование политической и практической деятельности. Поэтому, постоянно подчеркивая «ортодоксальность» отношения к наследию отцов-основателей, он смело обосновывал идеи и концепции, идущие вразрез с их выводами, ссылаясь при этом на новые исторические обстоятельства и прак­тические реалии (теория империализма, возможность построения социализма в одной отдельно взятой стране и т.д.). Эти новые реалии, по мнению Ленина, во многом были связаны с историческими особенностями России и ее мировой социалистической миссией. Таким образом, Ленин разрабатывает еще один вари­ант русского марксизма, впитывавший и творчески переработавший интенции русской революционной общественной мысли.

«Чистая теория» менее всего привлекала Ленина, а философские пробле­мы чаще всего обсуждались им в связи с политическими и организационно-прак­тическими потребностями. Фактически единственное специальное философское исследование русского революционера «Материализм и эмпириокритицизм» было связано прежде всего с особенностями политической и организационной борьбы в большевистской фракции, с внутрипартийной поляризацией (каприйс-кая школа Богданова, ленинская школа в Лонжюмо и т.д.). На это при издании книги обращал внимание сам Ленин, сообщая в письме своей сестре, что с выхо­дом «Материализма и эмпириокритицизма» связаны «не только литературные, но и серьезные политические обязательства». Сестра А.Ульянова-Елизарова пи­сала по этому поводу в его биографии, что «глухое время второй иммиграции он посвятил изучению философии, которой до тех пор не было времени заняться».

В.И.Ленин не мог пройти мимо того очевидного факта, что марксистская философия оказалась в противоречии с новейшими открытиями в естествознании (прежде всего в физике). Так, если Энгельс последовательно придерживался механистической интерпретации материи, фактически сводя ее к телесности, веществу, то в конце XIX — начале XX в. наука открыла энергийное состояние материи («поле»). Это приводило к различным парадоксальным выводам типа «материя исчезла». Подчеркивая приоритет «метода Энгельса» в отличие от «той или иной буквы у Энгельса», В.И.Ленин гносеологизирует проблему для того, чтобы в полемике с Плехановым и Богдановым доказать, что наши представле­ния о материи в процессе научного освоения действительности постоянно изме­няются, но исходный тезис остается константой: материя обладает свойством «быть объективной реальностью», «существовать вне нашего сознания». Тем самым материя возвращала себе утраченный в свете новейших открытий атрибут абсо­лютности, что в свою очередь создавало предпосылки для догматизации мате- i риализма, особенно если учесть, что в дальнейшем эта догматизация опиралась на праксеологические потребности. Гносеологизация философской проблема­тики определяла и ленинский подход к диалектике, которую он наряду с мате­риализмом считал определяющим элементом философии марксизма (недаром | Ленин постоянно говорил о диалектическом материализме). В отличие от Плеха- j нова, который «разрабатывая диалектику в аспекте "скачкообразного "развития»! стремится осмыслить ее «как сумму примеров» («то же у Энгельса», замечает| Ленин), сам Ленин видит в ней прежде всего «закон познания (и закон объектив-| ного мира)». Поэтому вопреки Плеханову он настойчиво доказывает, что «диа-j

«Новое религиозное сознание» и философия «серебряного века»_____________657

лектика и есть теория познания марксизма». Однако Гегеля «нельзя принимать в данном виде». Его учение необходимо очистить от идеализма и мистицизма, что является «большой и трудной работой», перспективной задачей марксистс­ких исследователей. Это означает необходимость «читать Гегеля материалис­тически», последовательно преодолевая, вытравляя в его учении «большей частью боженьку, абсолют, чистую идею etc». В практическом плане подобные подходы реализуются в достаточно точной схеме, по которой диалектика есть «правиль­ное отражение вечного развития мира», фиксирующее, «как могут и как бывают (становятся) тождественными противоположности». Отдельные стороны дви­жения отражаются в форме понятий, которые столь же изменчивы, подвижны, переливчаты, как мир, следовательно, и они опосредуют принцип тождества противоположностей. Истинность этих понятий (а, следовательно, и знания в целом) доказывается практикой, которая «выше теоретического познания, ибо она имеет не только достоинство всеобщности, но и непосредственной действительности». Приоритет практики в философском освоении действитель­ности, во-первых, открывает перспективы для прогнозирования результатов бу­дущего развития (начальная стадия развития совпадает с конечной с учетом разнообразия промежуточных этапов и т.д.); во-вторых, создает базу для жест­кого классового анализа, в свете которого любая теория должна выражать клас­совые интересы, а правильная — только интересы пролетариата; в-третьих, открывает широкие лазейки для субъективистских интерпретаций, которые сан­кционируются нормативной основой догматизированной теории; в-четвертых, предопределяет скептическое отношение к «чистой теории», свободному фило­софскому поиску, борьбе мнений. Эти и другие особенности ленинской кон­цептуальной позиции создавали предпосылки для негативных интерпретаций, которые зачастую оказывались реализованными в «ленинизме», в творчестве и деятельности последователей Ленина. Догматизация теории, абсолютизация собственных выводов, подчинение научного анализа сиюминутным потребнос­тям, безапелляционность выводов, некритичность самоосмысления и полученных результатов — эти и другие тенденции, реализованные в практике последовате­лей Ленина, сыграли не последнюю роль в дискредитации социалистических перспектив развития на современном этапе.

В свою очередь наследие В.И.Ленина требует нового концептуального ос­мысления, так как и сегодня при его трактовке чаще всего преобладают поли­тические потребности, далекие от потребностей научного анализа, который должен создать условия для критического осмысления такого противоречиво­го, но исторически значимого явления, как марксизм-ленинизм'.

«НОВОЕ РЕЛИГИОЗНОЕ СОЗНАНИЕ» И ФИЛОСОФИЯ «СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА»

Исторически религия, религиозные идеи и концепции оказывали заметное влияние на философскую рефлексию в России. Формирование собственно рус­ской философской мысли в XIX в. органически связано с обоснованием и разви­тием религиозно-идеалистических концепций славянофилов, Толстого и Досто-

См., например: Кувакин А. Мировоззрение В.И.Ленина. М., 1990.

658_____________________________Русская философия XX века

евского, Вл.С.Соловьева. Именно они подготовили почву для религиозно-идеалис­тической мысли конца XIX— начала XX в. — эпохи, которую сегодня называют «серебряным веком».

Религиозно-идеалистическая мысль «серебряного века» была детищем драматических обстоятельств русской жизни, революционных «канунов» резкой ломки существовавшего порядка бытия и трагической истории построения ново­го общества. Предчувствие этих тектонических разломов общественного строя и попытки осмыслить пути построения нового общества, новой социальности определяют философские поиски крупнейших философов «серебряного века». Путь их зачастую связан с марксизмом, в котором они на определенном этапе своей эволюции пытались увидеть путеводную звезду будущих преобразований. Отсюда их участие в социал-демократическом движении начала XX в., их пос­ледующее разочарование в марксистской теории и закономерный дрейф от мар­ксизма к идеализму. Этот процесс сопровождался критическим переосмыслением традиций русского революционного движения (сборники «Вехи», «Из глубины» и др.), формированием и эволюцией «нового религиозного сознания» как альтер­нативного обоснования исторического пути развития русского общества. Назван­ное явление возникло как антитеза революционному пути России, одновременно противопоставленное и существующим социальным, монархическим и религи­озным порядкам. Шел поиск пути между Сциллой революции и Харибдой фор­мальной, государственно узаконенной религиозности. Правда, к «новому религиозному сознанию» приходили и деятели, отталкивавшиеся от консерватив­ных, зачастую неославянофильских идей (В.Розанов), от «декадентских» тече­ний, широко распространенных в начале XX в. (Д.Мережковский, Н.Минский), от либеральных доктрин и революционных иллюзий. Поэтому оно оказалось в кон­це концов явлением аморфным и неоднородным, включающим противоречивые комплексы идей. Отсюда и трудность точной идентификации деятелей, однознач­но стоявших на позициях «нового религиозного сознания», особенно если учесть, что как историческое явление последнее эволюционировало и изменялось на про­тяжении нескольких десятилетий как в самой России, так и в эмиграции. Вместе с тем налицо единый фундамент, объединивший столь различных деятелей рус­ской философии, литературы, искусства рубежа веков.

Краеугольным камнем этого фундамента была твердая уверенность в том что именно они выражают новые тенденции, новые «жизненные порывы», позво ляющие перестроить русское общество на новых, истинных началах бытия.

«Новые начала» трактовались как принципиально антиреволюционны и способствовали критическому переосмыслению «русской революционной тра диции», следовательно, позволяли уйти от материализма и насилия как генера лизирующих факторов самоосмысления русской интеллигенции.

Великое духовное преодоление прежних идей возможно только как «рели гиозное возрождение России», означающее формирование «нового религиозно! сознания», которое перестроит русское общество и предопределит его светл< будущее'. Этот многотрудный процесс вовсе не сводится к простому возвр! щению к традиционной русской вере. Он связан прежде всего с философсю рефлексией, расчисткой пути, ведущего к «новому религиозному сознани

См., например: Бердяев Н. Новое религиозное сознание и общественность. СПб., 1907

«Новое религиозное сознание» и философия «серебряного века» 659

На это обращал внимание С.Булгаков, который писал: «Не следует забывать, что в наш рационалистический век самая пламенная религиозная вера должна полу­чить философское оправдание, закалиться в горниле философских сомнений. Поэтому философский идеализм есть необходимый путь к религии, он представ­ляет собой станцию, которой не может миновать современный человек в своем стремлении к религиозному мировоззрению»'. Поэтому и к новому комплексу идей, составлявших программу «духовного возрождения», русская общественность двигалась поэтапно — от критического преодоления материализма (прежде всего марксизма), рационализма и революционных традиций к идеализму, а через него и к религии. Конечным результатом должно было стать формирование религиоз­ной философии, которая и составит фундамент нового мировоззрения, «нового религиозного сознания».

«Духовный ренессанс» должен был осуществиться как органический синтез различных философских идей и концепций — как русских, так и западноевро­пейских. Среди русских философских источников «нового религиозного созна­ния» лидирующее место занимает «философия положительного всеединства» Вл.Соловьева, который оценивается не только как первый оригинальный русский философ, но и как человек, сумевший органично продолжить исконно русское философствование славянофилов и неославянофилов, не отказавшись при этом от лучших достижений западноевропейской философской мысли.

Антропологическая парадигма философии Вл.Соловьева предопределила направленность и структуру поисков его последователей в русле «философии всеединства». Большинство русских философов «серебряного века» разделяли эти позиции (Н.Бердяев, С.Булгаков, П.Флоренский, Л.Карсавин, С.Трубец­кой, В.Эрн и др.). Разумеется, были и такие представители «нового религиоз­ного сознания», которые отвергали идеи «философии всеединства» (В.Розанов, Л. Шестов, Н.Лосский и др.) и разрабатывали собственные варианты антропо­логической философии.

Большое влияние на формирование и развитие «нового религиозного со­знания» оказала западная философская культура (Шопенгауэр, Ницше и др.). Это свидетельствует о том, что русский «духовный ренессанс» осуществлялся в едином европейском поле культуры, впитывал, перерабатывал и творчески продолжал не только определенные национальные традиции, но и определен­ные интенции европейского типа философствования.

«Новое религиозное сознание» породило невиданный до сих пор в России философский бум. За сравнительно небольшой промежуток времени было изда­но огромное количество философской литературы, созданы крупные журналы, оказывающие мощное мировоззренческое влияние на российскую обществен­ность. Заметной вехой в этом процессе стали религиозно-философские собра­ния в Петербурге, которые с 1901 г. проводились на квартире Розанова, а затем были официально оформлены под руководством ректора Петербургской духов­ной академии. Участниками этих собраний оказались не только церковные иерархи (епископ Сергий и др.), но и светские деятели, объединившиеся вокруг салона Мережковских (Д.Мережковский, З.Гиппиус, Д.Философов и др.). Поскольку на этих собраниях не всегда достигалось «соединение церкви с миром, со свет-

' Булгаков С. О реалистическом мировоззрении // Вопросы философии и психологии. 1904. Кн. 73. С. 382.

660 Русская философия XX века

ским обществом, с культурой», появились специальные журналы («Новый путь») и религиозно-философское издательство «Путь», систематически публиковавшее основные произведения представителей «русского духовного ренессанса». Уже после революции 1917 г. эти тенденции воплотились в создание «Вольной академии духовной культуры», деятельность которой завершилась высылкой ее наиболее активных членов в 1922 г. на т. н. «философском пароходе»'.

У истоков «нового религиозного сознания» стояли Д.С.Мережковский и В.В.Розанов. И хотя в процессе мировоззренческих поисков они достаточно да­леко ушли от своих первоначальных идейных позиций, «новое религиозное созна­ние» и организационно, и идейно первоначально оформлялось ими. Оно приняло новые формы в творчестве Н.А.Бердяева, С.Н.Булгакова и многих других. Поли­фония философских поисков и результатов, реализуемая в индивидуальном твор­честве русских мыслителей, позволяет панорамно описать развитие философии «серебряного века».

«МИСТИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ» Д.С.МЕРЕЖКОВСКОГО

Д.С.Мережковский (1866—1941) родился в семье придворного чиновника. После окончания историко-филологического факультета Санкт-Петербургского университета он начинает свою деятельность как поэт и ведущий теоретик рус­ского символизма.

Философски-эссеистическое осмысление мира приводит Мережковского к созданию сбор­ника статей «Вечные спутники» (1897). «Вечные спутники» — это деятели философии и культуры (Марк Аврелий, Сервантес, Монтень, Пушкин и др.), духовное наследие которых, по мнению автора, определяет развитие человечества. Пер­сонификация духовного освоения мира и обо­снование основополагающих констант его бытия и развития реализованы в двухтомном труде «Тол­стой и Достоевский» (1901—1902), в котором мир рассматривается как борьба двух начал — плоти

  1. Философия XX века Мареев

    Книга
    Предлагаемое пособие носит далеко не описательный характер. В его основе не просто изложение взглядов философов XX века, а попытка понять истоки той или иной позиции.
  2. Философия XX века

    Документ
    Указанный подход оригинален в обоих смыслах этого слова. Он осуществлен в последовательном виде в нашей учебной литературе впервые и необычен на фоне анало-гичных изданий последних лет.
  3. Русская литература XX века 20-90-х годов

    Литература
    Русская литература XX века 20-90-х годовВ конце 10-х и в 20-е годы XX века литературоведы новейшую русскую литературу иногда отсчитывали с 1881 г. - года смерти Достоевского и убийства Александра II.
  4. История русской литературы XX века (20-90-е годы)

    Документ
    В конце 10-х и в 20-е годы XX века литературоведы новейшую русскую литературу иногда отсчитывали с 1881 г. - года смерти Достоевского и убийства Александра II.
  5. Ф. М. Достоевский русская философия

    Документ
    Прежде чем понять общечеловеческие интересы, надобно усвоить себе хорошо национальные, потому что после тщательного только изучения национальных интересов будешь в состоянии отличать и понимать чисто общечеловеческий интерес.
  6. Учебно-методический комплекс учебной дисциплины «История русской философии» по специальности (031401) культурология

    Учебно-методический комплекс
    Настоящее пособие – учебно-методический комплекс, рассчитанный на использование при изучении студентами университетов полугодового курса «История русской философии» на гуманитарных факультетах и, прежде всего, по специальности «Культурология»
  7. Учебно-методический комплекс учебной дисциплины «История русской философии» по специальности философия

    Учебно-методический комплекс
    Настоящее пособие – учебно-методический комплекс, рассчитанный на использование при изучении студентами университетов годового курса «История русской философии» на философском факультете .
  8. Учебно-методический комплекс по дисциплине: «история русской литературы XX века ( 1 / 3 )» для 4 курса бр до учебно-методический комплекс Составитель: к ф. н

    Учебно-методический комплекс
    Древнерусская литература: периодизация, основные жанры, стилевое развитие древнерусской литературы. Русская литература XVIII в. Барокко. Классицизм. Реформа стихосложения, эволюция жанров и стилей.
  9. Учебно-методический комплекс по дисциплине: «история русской литературы XX века ( 2 / 3 )» для 4 курса бр до учебно-методический комплекс Составитель: к ф. н

    Учебно-методический комплекс
    В данном разделе содержится описание блока историко-литературных курсов, преподаваемых студентам башкирско-русского отделения. Среди дисциплин, предусмотренных по специальности «050302 Родной язык и литература; Русский язык и литература»,

Другие похожие документы..