«Обряды и праздники села Шелоклейка Никольского района Пензенской области»

Международный фестиваль детского творчества

«Звёзды нового века»

«Обряды и праздники села Шелоклейка Никольского района Пензенской области»

(из воспоминаний моей прабабушки Мусатовой А.Ф.)

Выполнила Мусатова Дарья

воспитанница МОУ ДОД

Дом детского творчества

Никольского района Пензенской области

руководитель Пинимасова Наталья Ильдаровна

Содержание

Введение. ____________________________________________стр. 3-6

  1. История села. ________________________________________ стр. 7-10

2. Общая картина сельских праздников. ____________________ стр.10-12

  1. Семейно бытовые обряды.________________________________ стр. 13

3.1 свадебный обряд ___________________________________стр. 13-16

3.2 обряд рождения ____________________________________стр.17

3.3 обряд погребения __________________________________стр. 17-19

3.4 обряд проводов рекрутов ____________________________стр. 19-20

  1. Заключение. _______________________________________стр. 20

  1. Список источников и литературы. _____________________стр. 21

  1. Приложение ______________________________________ стр. 22

Введение. Я живу в городе Никольске Пензенской области. Вместе с нами живёт моя прабабушка. Из своего родного села Шелоклейка она была вынуждена уехать, так как жителей в селе почти не осталось. Когда я родилась, она мне пела песни своего села, а когда я подросла, она стала мне рассказывать о своей прошлой жизни, о своём селе. Я видела, как бывшие жители села собираются на лавке и делятся своими впечатлениями и воспоминаниями. Услышав о селе столько интересного, меня заинтересовали его история и традиции. С этого началась моя исследовательская работа по данной теме.

Цель моей работы: изучить и обобщить опыт различных поколений для сохранения истории и культурного наследия села Шелоклейка для его дальнейшего изучения подрастающим поколением и приобщения к истории малой родины

Гипотеза: собрав, обобщив и проанализировав материалы мы докажем, что сохраненное культурное наследие возможно частично использовать с учётом новых условий и возможностей современной жизни.

Для реализации цели были поставлены следующие задачи:

  1. Составить карту села (историческую реконструкцию).

  2. Познакомиться глубже с историей развития села и промыслов.

  3. Систематизировать и обобщить собранный материал о культуре, жизни и быте сельчан.

  4. Выявить особенности семейно - бытовых обрядов и обычаев;

5.Освоить основы народных промыслов села Шелоклейка, для их использования в декоративно - прикладном творчестве детских объединений.

Основные методы: исторического анализа, интервью с местными жителями, метод обобщения, изучение архивных материалов.

Без истории не может быть культурного наследия. Сбор источников я начала с районного статистического архива. В архивных материалах я ознакомилась с краткой исторической справкой о селе. Продолжая исследование, смогла выявить ошибочную версию, подтвердив соответствующими документами и фактами. По данным списков населённых мест Пензенской губернии до 1914 года, Шелоклейка упоминается как деревня, для жителей Шелоклейка всегда считалась селом.

Работая по теме, я ознакомилась с литературой, в которой собраны сведения о народных обычаях и обрядах. Обряды в русской народной культуре считались столь же необходимыми компонентом жизни, как и праздники. Всё более или менее значительные события в жизни людей – будь то вступление в брак, рождение младенца, смерть, смена времён года, начало и конец сельскохозяйственных работ – сопровождались исполнением специальных, приуроченных к тому или иному случаю обрядовых действий.

«Обряды изображали некое символическое поведение людей в определённых обстоятельствах жизни и делились на три группы.

К первой относились обряды, отмечавшие наиболее важные вехи в жизни человека: рождение, вступление в брак, смерть. Этнографы называют их обрядами жизненного цикла.

Ко второй группе, получившей название «обряды годового цикла», относятся обряды, проводившиеся всей общиной в течении года в определённые народным календарём дни.

Третья группа включает в себя окказиональные обряды – исполнявшиеся по важному для жизни и благополучия общины случаю – например, засуха, мор скота».1

В своей работе я хотела в большем объёме осветить обряды жизненного цикла. Старалась понять и раскрыть, почему они важны в жизни? Свадьба направлена на создание семьи – без неё мужчина и женщина, живущие вместе не считались брачной парой. С момента рождения начинается жизненный цикл каждого человека.

Новая жизнь встречалась семьей с большой радостью и ответственностью, так как одним из главных компонентов появления в семье малыша было крепкое здоровье и хорошая наследственность. Праведный уход из жизни, когда умершему отдаются последние почести, только после исполнения ритуального обряда душа его покидает землю. Проводив рекрута на воинскую службу, ждали благополучного возвращения.

Как сказала Марина Рейли: «Уклад, обряды, ритуалы, праздники – весь жизненный путь, проходимым каждым человеком от колыбели до погоста, всегда был отражением времени, сегодняшние дни – не исключение. Знание традиций делает жизнь более осознанной и красивой, внося в неё глубокий символический смысл, помогает что-то изменить в себе к лучшему…..»2. Изучение данной литературы помогло мне правильно выстроить картину построения обрядов и изучить их в определённой последовательности. Например: свадебный обряд начинался со сватовства, затем устраивали пропой или сговор, дня за три – четыре происходило рукобитье, дальше шёл девичник и канун свадьбы. Но в селе Шелоклейка эта цепочка разрывалась: рукобитье не проходило, а девичник был после кануна свадьбы. Брачную ночь молодые проводили вне дома, у любого из жителей, третий день не отмечали, отводин не было.

Общаясь с оставшимися жителями Шелоклейки, мне удалось собирать материал, который позже систематизировала. И думаю, когда не останется последних жителей, тогда не будет, не только села, но и исторического прошлого, и богатое культурное наследие уйдёт в небытие.

Обидно! Не правда ли? Поэтому я и стала собирать материал об исчезнувшем селе моей прабабушки. Она помогала разыскивать бывших жителей села, переехавших в город Никольск. Односельчане помогли, по крупицам восстановить картину жизни села. А сохраняя историю одного из сёл моей Родины, современное поколение сможет понять и осознать свое место в жизни, станет чуть ближе к традициям и обычаям нашего народа.

1. Впервые о селе упоминается в 1663 году в справочнике по административно - территориальному делению Пензенского края. В конце 18 века упоминается как о сельце владельческом села Казарки, Городищенского уезда, Пензенского наместничества. В 1864 году село Шелоклейка упоминается в составе населенных мест Пензенской губернии Городищенского уезда. В 1914 году Шелоклейка упоминается как деревня и относится к Пензенской губернии, Городищенского уезда, Николо - Пестровской волости. В декабре 1918 года образуется Шелоклейский сельсовет Николо-Пестровской волости, Городищенского уезда, Пензенской губернии. Декретом ВЦИК об административном делении Пензенской Губернии 12 ноября 1923 года было утверждено новое административное деление Пензенской губернии в составе уездов, согласно которому, деревня Шелоклейка вошла в Пермиевскую волость Городищенского уезда. До 1927 года осуществлялось губернское, уездное и волостное деление, а в 1927-1928 годах был произведен переход к областному, окружному и районному делению. Постановлением ВЦИК «О составе округов, районов и их центров Средне - Волжской области» от 16 июня 1928 года – образовался Пензенский округ, в состав которого и вошла деревня Шелоклейка Николо-Пестровского района. В апреле 1939 года деревня Шелоклейка и деревня Новый мир упоминаются в составе Шелоклейского сельсовета Николо-Пестровского района. В 1954 году осуществляется объединение сельсоветов - Шелоклейский, Казарский и Марьевский сельсоветы по указу Верховного Совета РСФСР от 7 июня были объединены в Казарский сельсовет. Позже указом Президиума Верховного Совета РСФСР «Об укрупнении сельских районов, образования промышленных районов и изменении подчиненности районов и городов Пензенской области» от 1 февраля 1963 года было образовано 13 сельских районов, и Городищенский сельский район укреплен за счет Николо-Пестровского и части Сосновоборского районов. В него тогда вошел и Казарский сельсовет в составе с деревней Шелоклейка. В 1963 году территории сельских районов соответствовали границам производственных колхозных и совхозных управлений. В составе Городищенского сельского района Никольские сельсоветы находились всего один год- 3 марта 1964 года был образован Никольский сельский район, в который отошли и сельсоветы. На основании Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 12 января 1965 года «Об изменении в административно-территориальном делении Пензенской области» от 13 января 1965 года № 3, в состав районов включены сельсоветы, среди них и Казарский.

Решением Пензенского облисполкома от 11 марта 1987 года в связи с выездом и переселением жителей, деревня Шелоклейка исключена из учетных данных, как фактически несуществующая. 3

Первоначально село было мордовское и название в переводе означало щелочная река: «щелок» - щёлочь, «лей» - река. После выселения мордвы русскими топонимологическая расшифровка названия села приобрела новое значение. Село Шелоклейка издавна славилось рукодельными талантами. В нём были развиты многие народные промыслы, особенно массовым было ткачество рогожек для кулей, которые являлись экспортным товаром по всей

стране. Род занятий, думается, и положил основу в новое название села, которое произошло от двух слов «шили клейкое».

Длиной на один километр распростерлось село Шелоклейка по левому берегу реки с тем же названием. В селе было всего два порядка в одну улицу и поперечный порядочек, на котором находились всего 4 дома, и назывался он Поперёшная. Верхний конец села назывался Пеговка, который находился за оврагом, там располагалась ферма. Путь в село лежал через главный мост, где начиналась улица. Начальный конец улицы назывался Ивановка, через «мосток» располагалась - Середка, средняя часть улицы. Мосток проходил над оврагом, в котором на Ивановском склоне размещалась школа. Школа была основана в селе в 1900 году и по 1910г., в ней учились до 4 класса. В1952г. открыли 5 класс, а в 1955г. закрыли. В средней части улицы находились главные административные и культурные центры: правление, клуб и магазин. Через следующий мост находился нижний Черкесовский конец села, через овраг за которым и располагался порядок – Поперёшная. По правому берегу реки било много родников. Жители обустроили 4 родника, к которым они добирались через мосты и овраги. В трех оврагах текла река, через четвертый «сухой» овраг жители ходили на кладбище за село, на «крутую гору». На реке располагалась чесалка и дранка, которые принадлежали Козлову Николаю Васильевичу (1870 года рождения). Здесь работали только мужчины. Мельница существовала до 1920 года, работала сукновалка, существовавшая до 1910-20гг. В селе находился сахарный завод, который был основан в 1830 году и прекратил свою работу предположительно в 1900-х годах. О заводе мало кто помнит, но местонахождение на реке помнят хорошо, там долгое время сохранялись столбы, и дети (сегодня бабушки) спрашивали у родителей для чего они, а им рассказывали, что здесь был сахарный завод, и здесь работал дедушка.

Сельчане занимались скотоводством и земледелием. Выращивали овец, свиней, коров. Основными выращиваемыми культурами были: рожь, конопля, овёс, свекла.

Ткали рогожу, холсты из конопли, в специальной «толчей» толкли кудель. Из холстов шили холщёвые рубашки, полотенца, которые затем расшивали, украшали вышивкой и кружевами. Готовые кули отправляли из села в Базарную Кеньшу на продажу.

Кроме ткачества в селе были развиты такие народные промыслы, как вышивка, резьба по дереву, вязание.

Вышивали в селе гладью и крестом цветочный орнамент. Основные цвета вышивки: красный, желтый, зеленый. Вышивкой украшали рушники, детское постельное бельё, подзоры, одежду.

Вязали кружева, которыми украшали распространённые во, многих и других селах «подзоры» которые скрывали, что лежит под кроватью, так как там хранилось многое, а также ажурные прошвы - уголки, на подушку. Кружева нашивали на нижнюю юбку, ими часто украшали праздничную одежду.

2. Вечерами парни и девушки собирались в кельях на посиделки. Платой за них были дрова, лучина, керосин, иногда давали деньги. Девушки на посиделках пряли и ткали, вышивали и расшивали, вязали и шили. Мужчины в кельи плели лапти, ткали рогожки иногда на пару - женщины иголкой подтягивали уток - это поперечные нити, стягивающие продольные нити мочала, а мужчины били билом - это плоская доска длиной 1,2м, которой подбивают, чтобы рогожка была плотнее.

Рукодельничали они и общались, под песни с танцами и игрищами, игрой на балалайках, гармони и звенящими и стучащими предметами: ложками, заслонками, вилами. Так и дело спорилось, и весело было. Здесь же и спать укладывались. Старушка келейница оберегала их от непристойных поступков. Посиделки способствовали знакомству парней с девушками, и чаще это знакомство скреплялось браком. В селе сохранился один единственный дом. Оказывается – это, та самая келья.

Жили в селе весело, праздники отмечали песнями, танцами, особым ряженьем. В народе говорили: «Мы целый год трудимся для праздника». Будни в сознании людей предназначались для добывания хлеба насущного. Праздник же воспринимался как нечто противоположное будням, что-то такое священное. Праздник предполагал полную свободу от всякой работы. В этот день запрещалось выполнять повседневную работу. Кроме этого праздник обязывал людей нарядно одеваться, для разговора выбирать темы приятные, весёлые, иначе вести себя: быть приветливыми и гостеприимными.

Характерной чертой праздника было многолюдье. Всё кругом заполнялось зваными и незваными гостями – стражами порядка, лекарей, цыган, пастухов с палками, кнутами и бутылочками с мазями. По ходу движения издавались: громкий стук, бряканье и т.д.

«По глубокому убеждению крестьян, в ряженье или одевании масок крылась серьёзная опасность. Вместе с маской и нарядами в человека вселялась неведомая нечистая сила, от которой можно было освободиться, только совершив определённые ритуальные действия»4.

На «старый новый год» колядовать ходили к вечеру и мальчики, и девочки. Их одаривали кренделями «таусеньками» и мелкими монетками.

На Рождество дети ходили по домам и славили Христа. Мальчиков сажали на полати на шубу, чтобы овцы водились и подавали им монетки.

На Масленицу пекли блины, качались на качелях и просили у родных прощения.

На Красную горку собирались в центре села и катали яйца, а ребятня играли в копеечку, козны и голландцев. Продолжалось празднование в лесу народными гуляньями, с песнями и танцами.


На Троицу ходили в лес, плели венки и украшали избу берёзовыми ветками.

На Заговонье рядились цыганами, милиционерами, пастухами, пачкали лица сажей и шли в конец села, где пели и плясали.

Девичий праздник Кузьминки праздновался 14 ноября и приурочивался к окончанию тяжкой поры сенокосов, сбора последнего урожая. Ряженные девушки шли по селу с песней про Кузьму. Сопровождалась песня звоном заслонок, вил, мотыг, лопат, как бы символизируя прощание с ними до следующего года.

На Кузьму, Кузьму, Демьяна

На девичий праздник.

Тут и выпала пороша,

Пороша хороша.

Как по этой по пороше,

Шёл Ваня хороший.

Он упал и лежал.

Две девушки увидали

Быстро к Ване подбежали.

Быстро к Ване подбежали,

На коня Ваню сажали.

На коня Ваню сажали,

На коня Ваню сажали.

На коня Ваню сажали,

Путь дорожку указали.

Традицией праздника было воровать кур и «попрошайничать» плоды урожая. Вечером добытым богатством девушки накрывали общий стол. Собираясь в келье, с весельем до самого утра отмечали праздник чествования Кузьмы, Демьяна и богатого урожая. Обязательно варили куриную лапшу, потому что Кузьма и Демьян считались святыми, благоволящими этой птице. Кузьма и Демьян называются ещё рукомесленниками и считаются покровителями ремёсел и женского рукоделия. Праздник открывал начало зимних посиделок.

3. Мне очень понравились семейно – бытовые обряды, о которых рассказала моя прабабушка.

3.1 Свадебный обряд в селе Шелоклейка начинался со сватовства. Сватать приходили родители и крёстные жениха. Им накрывали стол, который ставили под «маткой», это бревно, которое соединяет две половинки потолка. На сватовстве решали, когда будут играть свадьбу, сколько будет народу. В этот же день определяли день пропоя, а в Шелоклейке - запой.

Запой проходил в доме невесты. Родственники невесты накрывали стол, родственники жениха приносили выпивку. Родня знакомилась, миром решали празднование предстоящего события. Подруги невесты после запоя приходили в дом жениха измерять окна и двери.

Вечерами девушки собирались в доме невесты, шили занавеси, рубашку жениху, расшивали полотенца.

Накануне свадьбы подруги носили жениху рубашку и вешали занавески. Выкупом было щедрое угощение. Жених отправлял невесте в подарок мыло и мочало. Вернувшись от жениха, девушки вели невесту в баню. Её купали настоями из душистых трав, расплетали косы.

Традиционно «девичник представлял собой обычно прощание невесты с подругами и оплакивание своего девичества».5 Отличительной особенностью было то, что девичник проходил утром, в день свадьбы. Подруга невесты и сестра зазывали девушек в дом невесты. На стол ставилась большая чашка полная семечек. В центре сидела невеста, справа сидела сестра, слева подруга. Обязательно приглашалась женщина Данилина Марфа Ивановна, которая на всех свадьбах пела свадебные притчи. Когда в дом входили жених и его родственники – сваты, Марфа Ивановна начинала причитать.

После притч «дружка» (друг жениха) подносил невесте стаканчик. Невеста отдавала его своей сестре, которая стала говорить: «Сватушки, донышко позолотите». Сваты ложили под стакан бумажную денежку. Сестра продолжала: «У нашей невесты четыре угла». Сваты бросают в стакан мелкие монетки. «У нашей невесты крыша»- подзадоривает сестра. Сваты на стакан, укладывают в виде крыши бумажную денежку. Сестра выпивает содержимое стакана. «Дружка» вновь заполняет стакан и подаёт его невесте, который она отдаёт подруге. Подруга просит: «Сватушки, закусочки бы». Они подают ей либо кочан капусты, либо хлебец неровной формы. Она выпивает содержимое стакана и вместе с подругами начинает просить курник. К середине 20 века большинство свадебных обрядов утратило свой первоначальный смысл, а некоторые перешли в современные свадебные традиции.

Например, сейчас невозможно представить свадебное застолье без пышного торта, а вот раньше к свадьбе в каждом селе был свой особенный свадебный пирог – в Шелоклейке им и был курник. Невеста раздаёт подругам по горстке семечек, а жених разливает каждой подруге по стакану и обносит стол. Подруги уходят к соседям делить курник. Предполагалось, что семечки на девичнике были предметом лучших воспоминаний девушек о былых посиделках. Курник являлся даром невесты подругам, как символ их дружбы и в знак прощания её с девичеством.

Девушки больше не приходили на гулянье, так как им было непристойно присутствовать на разгульных праздниках. После ухода девушек невесту уводили в чулан, где родители благословляли молодую. В это время накрывались столы и начинали играть свадьбу.

Получалось, что первый день праздновали у невесты. За столы садились только родственники жениха, невеста, справа от неё сидела сестра, слева подруга. Родня невесты пели и плясали, увеселяя гостей. Родственник жениха желающий угостить одного из родственников невесты незаметно «отворачивал» (делился своей долей со свадебного стола) ему стаканчик.

Ночевать молодые уходили к соседям.

Утро начиналось с того, что толпа ряженных в милиционеров, в цыган, пастухов с плётками, шли искать ярку. Ходили из дома в дом, с шумом и гамом разыскивая молодых. Ряженных в дом не пускали, создавая им различные препятствия: рассыпали под ноги дрова, проливали воду, навешивали замки. Но ярку всё - таки находили. Тех, кто её прятал, арестовывали, на них составляли протокол и вместе с молодыми приводили в дом жениха.

Заставляли отрабатывать, например: просили наносить воды, когда они несли - им толкали ведро, стараясь пролить воду, не давая донести; наколоть дров и сложить, не давая сложить их в поленницу. После этого они вынуждены были просить прощение.

При входе в дом молодой жене устраивали испытание: смешивали опилки с мелкой монетой и бросали ей под ноги. Она должна была убрать мусор, отделяя монеты. Гости старались раскидать собранный мусор с монетами, и молодой жене приходилось убирать его несколько раз.

Дорогу молодым от двери до стола осыпали зерном и сладостями для богатой и счастливой жизни. Сестра и подруга не присутствовали. На стол подавали картофельный самогон, который раздавали одним стаканом и «костянигу», напиток из лесной ягоды костяники, для запивки. Сваха приносила узел с подарками, которыми невеста одаривала родственников жениха. Свадьба сопровождалась традиционными весёлыми играми и причудами. Невеста заранее готовила комплект шуточной детской одежды, и рядила в него ребёнка от родственников жениха.

Апофеозом свадьбы был игрище с кашей. Мужик, имитирующий лошадь, на четвереньках вёз на себе женщину, в руках у неё был чугун с кашей. На шею мужика подвязывали верёвку, конец которой передавали в начало стола. В то время, когда тянули верёвку, мужик потихоньку двигался, женщина подавала на стол чугун, и каждый из гостей старался зачерпнуть ложку каши. Всем кому доставалась каша, считалось, что были должны разделять радости и тяготы молодой семьи в их дальнейшей жизни, это символизировало единение породнившихся семей и родственников жениха и невесты.

На третий день не гуляли. Чтобы поближе узнать молодых родственники приглашали их в гости.

Свадьбы больше всего играли на Масленицу. Случалось, что на Масленицу не успевали, то устраивали запой и молодые ждали дня свадьбы до Красной горки, целых восемь недель. Платье невесте шили из сатина светлых оттенков. На голове фаты не было. Изредка одевался венец из бумажных цветов с лентами. Традиционной причёской была «корзинка» - две низко заплетенные косы перекрёстные на затылке.

3.2 «В верованиях наших предков зарождение новой жизни воспринималось как милость и расположение божественных сил. С другой стороны, сам процесс рождения связывался с чем-то греховным и нечистым. В родовых муках виделось вмешательство злобных сил, терзающих беззащитных роженицу и младенца». 6

Беременным запрещалось: ходить на похороны, на кладбище и в церковь. В селе моей бабушки родильные обряды имели свои особенности. Приданое малышу готовили заранее и обязательно новое.

Принимать роды приглашали бабку повитуху. Роды проходили на печке, там роженица оставалась несколько дней. Обряд очищения проводился с помощью окропления святой водой.

Ребёнка мыла, пеленала бабка повитуха и отдавала матери на печку. Она оставалась в доме, пока роженица не окрепнет. Роженица до 6 недель не выходила из дому, боялись порчи – «сглаза» её и ребёнка. После шести недель роженица с младенцем ходили в церковь, где женщине читали очистительную молитву, а для малыша проводился обряд имя наречения.

Пеленали ребёночка сначала ситцевой тканью, а поверх холщёвой самотканой. Пеленали туго с головой и руками вдоль тела. Убаюкивали младенца в зыбке, под колыбельные песни. Над кроваткой вешали тряпичную куклу и деревянные ложки, в которые стучали вместо погремушки. Подрастающему ребёнку делали большую куклу - пеленашку.

3.3 «Погребение – обряд, в котором мифологизированные отношения между живыми и мёртвыми, потомками и предками, различия между этим и тем светом. С точки зрения древнего человека смерть означала не прекращение жизни, а переход в другой мир, где человек продолжал жить невидимо для живых. С помощью погребения стремились облегчить ему безбедную загробную жизнь в образе благодетельного предка». 7

Когда человек умирал, ему старались отдать все почести. Сначала его обмывали и одевали в заранее приготовленную одежду. На женщин надевали нательную рубаху с длинными рукавами и сарафан, на мужчин рубаху-косоворотку и штаны, на ноги всем одевали лапти. В руки вкладывали свечу и ложили любимые принадлежности, например: часы, кольцо, бусы. Гроб не обшивали, на дно укладывали стружку, подушку набивали сухой берёзовой листвой. Ткань и одежду пожилые люди готовили заранее. Три дня родные оплакивали покойника, ни на минуту не оставляя его одного. Отпевали покойника сельские певчие сначала дома, затем на кладбище. Гроб выносили не через калитку, а через ворота. Первой выходила женщина и отдавала первому встречному поминальный блин. Возле дома за калиткой ставили гроб на две табуретки, и к нему подходили все, кто пришёл попрощаться. Затем процессия начинала движение на кладбище. Впереди процессии несли икону, прикрепленную на длинную палку, которую хранили в единственном экземпляре для данного ритуала. Дальше несли крест, за ним несли крышку от гроба, за ними несли умершего. Следом за гробом шли близкие родственники, дальше все пришедшие простится. Гроб несли на руках до самого кладбища.

Отличительной чертой было то, что если умирала женщина, гроб несли женщины, если мужчина, гроб несли мужчины. По дороге почти не останавливались, подменивали друг друга на ходу. Но если по дороге встречался дом близкого родственника, то процессия останавливалась, ставили гроб у ворот и давали возможность всем ещё раз проститься. Опускали гроб в могилу на холсте 12 метров, который имелся на этот случай в каждом доме, так как было развито ткачество. На могилу делали специальное перекрытие, из любого дерева только не из осины. Ходит поверье, что Иуда удавился на осине, и она считалась плохим деревом. Не допускали, чтобы осина росла на кладбище, вырубали. Даже при жизни, если человеку желали плохого, говорили: «Истрепаться бы тебе как осиновому листу». Также в народе поговаривали: «Осина - не лесина». После погребения на могилу женщинам ставили деревянные часовенки, мужчинам кресты.

Одной из примет сельчан было: если до сорока дней умирал кто-нибудь из родни, то это предвещало ожидание третьего покойника.

После похорон все шли на поминки. Что интересно, на поминки никого не приглашали, ходили по желанию. Бывало, не ходили на кладбище, а на поминки приходили. На стол подавали сначала: кутью с сытой и блинами. Затем подавали квас с горохом, щи, кашу. Перед подачей киселя вставали и трижды читали молитву «Вечная память». Спиртное не подавали, им угощали только могильщиков. Все блюда подавались поочередно. Вставать из-за поминального стола было нельзя. В селе поминали 9 дней, разносили родным и близким блины. Большой помин проходил на сорок дней и один год. Пожилые люди носили траур до 40 дней, молодёжь траурной одежды не одевали. В семье запрещались песнопения и свадьбы.

На второй день близкие родственники ходили на кладбище, носили завтрак.

В поминальные дни на кладбище не ходили, проводили дома. Навещали тогда, когда хоронили одного из сельчан. После похоронной процессии все шли каждый к своему усопшему родственнику и традиционным воплем и плачем выражали свою скорбь.

3.4 «Рекрут – (от французского набирать войска) лицо принятое на воинскую службу по найму или по повинности. В русской армии в 1705-1874 лицо зачисленное в армию по рекрутской повинности. В 1874 заменено словом «новобранец»». 8

В селе Шелоклейка всегда придавали большое значение обряду проводов ректрута, которого на местном диалекте называли «некрутом».

После того, как молодой боец получал повестку о воинской службе, его вместе с родителями родственники приглашали в гости прощаться. В день проводов парень приглашал к себе за стол подруг и друзей. Проводился обряд выкупа ружья. Затем родители благословляли сына. Мать выводила сына из дома спиной.

Всё село собиралось и шли провожать молодого бойца до ветряного оврага, что в конце села. Мать шла в конце процессии и громко вопила. Дальше шли провожать родители и невеста. Они шли почти до соседнего села. Родители отставали, а молодой боец с невестой ещё 100 метров двигались вместе. Затем отец сажал сына на лошадь, и они ехали на призывной пункт.

4. Становление самосознания человека происходит именно там, где он родился и живет. Свою работу я посвятила небольшому селу Пензенской области под названием Шелоклейка. Мне очень понравилось познавать историю через живое общение с бывшими жителями села. Из общения с ними я узнала, как жили на земле наши прадеды и прабабушки. Я стала ценить красоту нашей природы и понимать смысл народных обрядов. А, поделившись своими познаниями со сверстниками, я думаю, мы станем ближе к народной культуре. На смену старым обычаям приходят новые. Но почему имея богатый культурный пласт не воспользоваться им в сегодняшней жизни. Например элементы свадебного обряда можно использовать в современной свадьбе.

Песенный материал собранный в экспедиции вошёл в сборник песен Никольского района, под редакцией руководителя фольклорного ансамбля «Млада» Ивашкиной Л.Е. Песни настолько самобытны и распевны, что воспитанники стразу включили их в свой репертуар. А мотивы и узоры народных мастериц используются на занятиях декоративно – прикладного творчества.

Я постараюсь донести до своих сверстников, их родителей - жителей нашего города, всё, что я собрала о селе Шелоклейка. Если это у меня получится, то смогу с гордостью сказать: «пока о селе помнят - оно живо».

Источники

Интервью с Мусатовой Антониной Фёдоровной 1925 года рождения;

Интервью с Горшковой Анной Михайловной 1929 г. рождения;

Интервью с Калмыковой Антониной Степановной 1938 г. рождения; Интервью с Фадеевой Екатериной Степановной 1932 г. рождения;

Интервью с Меньщиковой Серафимой Фадеевной 1926 г. рождения.

Литература

1. Большая советская энциклопедия – Москва: издательство «Советская энциклопедия», 1975

2. Горкин А.П.; Карев В.М. энциклопедический словарь Отечество «История, люди, регионы России» - Москва: научное издательство Большая российская энциклопедия, 1999

3. Капица Ф.С. Славянские традиционные верования, праздники и ритуалы. – Москва: издательство «Флинта» и издательство наука, 2003

4. Котова И.Н., Котова А.С. Русские обряды и традиции. Народная кукла. - Санкт-Петербург: «Паритет», 2005

5. Ключевский В.О. Сочинения в девяти томах том IX Материалы разных лет. - Москва: «Мысль», 1990

6. Н.А. Матвеева Этнокультура – Санкт – Петербург: 2008

7. Ожегов С.И. Словарь русского языка. – Москва: «Советская энциклопедия», 1973

8. Марина Рейли. Истоки жизни: русские обряды и традиции. - Санкт – Петербург: ИК Невский проспект, 2002

9. Юдина Н.А. Русские обряды и обычаи. – Москва: Вече, 2006

10.Яковлева Т.Б., Родин В.С. под руководством Н.Н.,Золотенкова. Справочник по административно - территориальному делению Пензенского края за 1663-1991гг. – Пенза, 2003.

Приложение.

Карту села, мне помогла нарисовать моя мама. Фотографии в работе сделаны моим папой. Текст песен написан со слов моей прабабушки, нотный материал расшифрован музыкальным руководителем ансамбля «Млада» Мариной Николаевной Рындиной.

Данная работа написана со слов моей прабабушки Мусатовой Антонины Фёдоровны и бывших жителей села Шелоклейка Никольского района Пензенской области.

1 Н.А. Матвеева «Этнокультура» М.; 2009, стр. 40

2 Марина Рейли Истоки жизни: русские обряды и традиции. С.П. 2002, стр.251

3 Яковлева Т.Б., Родин В.С. под руководством Н,Н,Золотенкова. Справочник по административно - территориальному делению Пензенского края за 1663-1991гг. Пенза 2003.

4 Котова И.Н., Котова А.С. Русские обряды и традиции. Народная кукла. Санкт-Петербург 2005г.

5 Юдина Н.А. Русские обряды и обычаи М 2006г. стр. 27

6 Котова И.Н., Котова А.С. Русские обряды и традиции. Народная кукла. С.П.; 2005г. стр. 29

7 Капица Ф.С. «Славянские традиционные верования, праздники и ритуалы» М.; 2003 стр. 192

8 Большая советская энциклопедия М.; 1975 стр. 617

22

  1. Рекрутская обрядность, как основа социального становления молодого поколения

    Документ
  2. Литература стр. 17

    Литература
    Введение. Передача накопленных знаний и житейского опыта всегда составляла важную часть духовной жизни общества. Люди веками и тысячелетиями решали задачу – осмыслить и передать следующим поколениям то всеобщее, на чём зиждется человечество,
  3. Литература и источники стр. 16-19

    Литература
    Каждый человек рождается на свет, чтобы построить дом, вырастить сына и посадить дерево. Зачем человеку дом? Зачем он тратит столько сил, чтобы его построить? Самый простой ответ: чтобы защитить себя от внешних воздействий природы:

Другие похожие документы..