II. в исполнительных органах государственной власти и органах местного самоуправления Астраханской области

Отражение деятельности политической партии

в общественном сознании

На раннем этапе существования и деятельности политических партий, в индустриальную эпоху, влияние на общественное сознание и даже во многом его формирование, в т.ч. путем непосредственной личностной коммуникации, было естественной и обязательной функцией политических партий. Массовые партии того периода, с низовыми организациями, служили непосредственными проводниками, доносившими от иерархической верхушки партии вниз, до населения, требуемый контент: политическую платформу, идеи, лозунги, разъяснение реалий текущего момента и т.п. Соответственно, партии воспринимались как естественный элемент социальной и политической реальности, весомый и необходимый общественный институт медиативного характера. Возможности СМИ, например, столетие назад или ранее, не позволяли нести идеологию в массы без агитационных мероприятий представителей партии и населения «лицом к лицу». Политики стояли перед фактом, что донести до людей то, что они хотят выразить, с высокой степень эффективности и охвата получается только с помощью развитых партийных организаций на местах.

В современных условиях, особенно со второй половины ХХ века, с развитием телевидения (но и до этого, с первой половине ХХ века, с развитием радио) партийные лидеры оказались способны осуществлять коммуникацию непосредственно с избирателем, без привлечения фундамента партийной «вертикали». Избиратели стали делать свой выбор, голосовать «за» или «против» также, в большинстве случаев, без посредничества низовых партийных организаций и личностной коммуникации с представителями партии. Медиатизация политической коммуникации снизила значимость политических партий в общественном сознании.

Доступ в СМИ стал одним из ключевых условий политического успеха; для публичного политика общенационального масштаба в настоящее время актуален принцип «если тебя нет в телевизоре, значит тебя не существует». Популярность приходит к политическим лидерам, которые научились создавать информационные поводы в телевизионном формате. Электоральная борьба не просто переместилась в медиатизированную реальность: СМИ в некоторых случаях стали примерять на себя статус основных субъектов электоральной политики. Произошло переплетение сферы политического и СМИ, что позволяет говорить о формировании медиа-политической системы.

XXI век создал очередную медиа-площадку для политической активности – Интернет. По оценкам экспертов, Интернет как средство политической коммуникации начинает обретать реальную значимость, когда количество регулярных пользователей «всемирной паутины» в стране или регионе превышает уровень около 10% взрослого населения. К настоящему моменту и в развитых странах, и в России этот порог преодолен.

Таким образом, сам образ политической партии (в т.ч. достаточно массовой) как обязательного, необходимого элемента политической реальности, в общественном сознании отходит на второй план. Все еще нормальным и понятным считается существование «кадровой» партии, имеющей некое минимально необходимое число членов, – но вопрос об обязательном существовании низовых ее организаций, непосредственно и постоянно находящихся в контакте с электоратом, практически не возникает.

Чертой информационной, постиндустриальной эпохи становится достаточность оповещения – через СМИ – потенциального избирателя о существовании партии, и главным элементом которых являются не столь идеи, сколько знаковые публичные фигуры, и поддержание, с помощью инфо-поводов, образа партии в дальнейшем. Политическим партиям все чаще прихо­дится иметь дело с людьми, которые подобны покупателям, вкратце (перед выборами) осматривающим взглядом «политические товары» и во многом спонтанно выбирающим то, что удовлетворит их по­требительские запросы. В силу подобного восприятия и сама актуальность и популярность той или иной политической партии обретает ограниченный, причем весьма непродолжительный, «жизненный цикл».

«Жизненный цикл» товара включает т.н. «стадию признания», «стадию зрелости» и «стадию спада»: вначале избиратель проявляет живой интерес к новому партийному «бренду», названию, персоналиям, заявляемым идеям; происходит определенное воодушевление, связанное с надеждами; затем происходит привыкание, и далее – потеря первоначального импульса, осознание несостоятельности политических надежд и ожиданий. Давно находящиеся в поле зрения партии электорального отклика и энтузиазма уже практически не вызывают.

Указанные закономерности в значительной степени относятся к российскому избирателю, не имевшему опыта существования в условиях многопартийности до 1990-х гг. В этой связи, именно российский избиратель – в сравнении с жителями развитых стран – является наиболее медиа-зависимым, воспринимающим политические партии как медиа-продукт. Речь при этом уже не идет о десятилетиях и столетиях устойчивого существования партий как носителей идеологий: меняющиеся реалии диктуют новые кратковременные тенденции и настроения, под них формируется политический продукт, в определенном электоральном цикле он потребляется избирателем; к следующему же циклу он вполне может выйти из употребления, – в связи с «немодностью».

Выводы

Взаимоотношения между элементами или институтами политической системы общества не остаются неизменными; это касается и института политических партий в их взаимодействии с гражданским обществом и государством. В последнюю четверть ХХ и в начале XXI века в большинстве стран мира, давно вставших на путь демократии, партийная система эволюционирует, фактически, в помощника делегирования властных полномочий народа государственным структурам. Это изменение не соответствует интересам гражданского общества и, по существу, неявным образом сдает его позиции в соотношении с государством.

Политические партии изначально возникли и функционировали как неформально создаваемые общественные объединения. Инициатором их создания были граждане; функционировали партии как организации, агрегирующие интересы общества и, по мере возможности, способствующие их реализации. В рамках системного подхода очевидно, что достижение исходной цели создания политических партий – вернее, устойчивое удержание данной цели, – возможно лишь при неизменности значимости и функциональности всех элементов, составляющих политическую партию как систему. В то же время, произошедшие изменения элементов системы очевидны; они имеют качественный, переломный характер. Партии перестали опираться на массовые низовые организации; членские взносы перестали быть финансовой основой деятельности партии; происходит атомизация партий: потребность в разветвленной партийной организации как проводнике идеологии сверху вниз отпала. Главным финансистом и, по существу, в этом отношении, «соратником» партий стало то, что когда-то было «противником», точкой приложения сил, – государственный аппарат. По мере нарастания помощи государства встает вопрос об отсутствии аргументов, позволяющих отнести политическую партию к организациям гражданского общества.

Изменились не только элементы партии как системы: изменилась и внешняя среда, в частности, такой ее элемент, как электорат. Наступление пост-индустриальной, информационной эры существенно поменяло его когнитивные характеристики: на место человека, который, в силу своего классового положения, мог всю жизнь оставаться сторонником той или иной партии, по раз и навсегда продуманным соображениям, пришел перегруженный информацией – и считающий себя, в этой связи, вполне идейно компетентным – потребитель, востребующий яркую телевизионную картинку и обязательную достаточную «свежесть» политического продукта.

Тем не менее, уже в ближайшем будущем характеристики избирателя-«потребителя» снова изменятся: с наступлением Интернета исчезает телевизионный рычаг влияния на избирателя – для использования которого, в основном, партиям сейчас и требуется значительное финансирование со стороны государства. Потенциальный избиратель не в отдаленном будущем, а уже сейчас – например, в мегаполисах наблюдается тренд «немодности» телевидения, затрагивающий значительную долю населения, – перемещается в ситуацию медиа-равенства всех политических партий, ознакомление с политическими платформами, программами и материалами которых он осуществляет в той мере, в которой сам захочет.

По нашему мнению, в таких условиях сохранение и поддержание государством института политических партий в их традиционном виде – как «дотационной отрасли», подобной сфере культуры или сельского хозяйства, – представляется проблемным. Потребность в восстановлении баланса «гражданское общество – государство» в нынешних реалиях не может быть достигнута небольшими коррективами существующего положения дел, так как естественная эволюция института политических партий направлена против восстановления данного баланса. Фактически состоявшаяся – с переходом на преимущественно государственное финансирование – утрата независимости партиями, а следовательно, и способности полноценно и неискаженно выражать интересы тех слоев общества, которые они представляют, утрата ими статуса общественных организаций в т.ч. и по непосредственным количественным характеристикам, с переходом к пост-индустриальному обществу востребует радикально иные формы агрегированного идейного и институционального выражения воли и потребностей гражданского общества.

«Общественные группы, образующиеся внутри правового государства для совместного политического действия на почве общих всем индивидуумам, входящим в группу, политических целей, интересов и идей» (определение политической партии) утратят вид бюрократических организаций, олицетворяемых несколькими медиа-лицами в электронных СМИ и финансируемых в основном из государственной казны. Они обретут новый старт на изначально неформальных общественных основаниях и инициативах – для того, чтобы восстановить целеполагание, связанное с прямым и оперативным выражением общественных интересов, к настоящему времени политическими партиями во многом утраченное.

Практически нет сомнений, что институциональным оформлением «партий» будущего станет подобие современных социальных сетей в Интернете; политическая активность, по большей части, переместится в информационное пространство. Вопросы внутрипартийной жизни, – информирование о мероприятиях, праймериз, возобновленное финансирование за счет членских взносов (но осуществляемых уже через электронные платежные системы), агитация, размещение «партийного» и рекламного контента, референдумы, выборы и т.п. станут принадлежностью Всемирной сети.

В то же время, помимо организационных и технических моментов будущих форм (можно назвать их Web-партии) политической самоорганизации и сегментации гражданского общества, подобной современному партийному полю, нельзя не отметить уже происходящие качественные изменения политической активности, связанные с расширением политической «повестки дня» и включением в нее – то есть, в спектр политического поля, со своей позицией на котором будут определяться избиратели, – новых тем, связанных, в основном, с вопросами интеллектуальной собственности.

По нашему мнению, движение, называемое «Пиратской партией», в короткие сроки набирающее политический вес в развитых странах, несмотря на пока еще обретаемое ею традиционное институциональное оформление, в существующих политических реалиях, станет первой партией, которая перейдет в новые Web-формы.

«Пиратская партия» – политическое движение, зародившееся в Скандинавии в начале 2000-х годов, выступает за свободный доступ к интернет-контенту, открытие в интернете всей информации об административных процедурах и т.п.; действует более чем в 20 странах мира, в том числе в России и Украине. Уровень популярности партии к настоящему времени, например, в ФРГ: на состоявшихся 18 сентября т.г. местных выборах в парламент г. Берлина «Пиратская партия» получила около 9% голосов избирателей, заняв 5-е место среди всех политических движений страны.

Данное дополнение уже существующих политических дихотомий («консерваторы – либералы», «правые – левые» и т.д.) новыми противопоставлениями, связанными с использованием и распространением контента1, обусловлено ростом значимости информации в постиндустриальную эпоху и переходом интеллектуальной собственности в ранг полноценного, базового средства производства. Само возникновение партий, выдвигающих в фокус общественного внимания проблемы, которые принципиально не могут быть адекватно решены в до сих пор законодательно довлеющей парадигме индустриального общества, обрисовывает образ пост-индустриального политического будущего, в котором роль «партий» (уже в виде Web-партий) – как активных, дееспособных структур, стоящих целиком на стороне гражданского общества, – будет, по нашему мнению, восстановлена на новом качественном уровне.

Между тем, если обращаться не только к политическим партиям в их будущих формах, как наиболее крупным и устойчивым из них, но оценить основные черты становящихся форм гражданской самоорганизации в целом, которые можно наблюдать уже сейчас, они таковы:

  1. Формирование граждански активных групп и объединений в первую очередь – по поводу конкретных локальных проблем, а не идеологических доктрин; в этой связи, по большей части запросы граждан к власти на практике касаются деятельности органов МСУ.

  2. Мобильность и быстрота самоорганизации граждан, на основе использования современных информационных технологий (ранее нереализуемая).

  3. Объединения не имеют бюрократической формы внутренней организации и функционирования.

  4. Социальная значимость и актуальность проблемы частично обозначается численностью возникающего в связи с ней объединения граждан.

Возможности мобилизации гражданского общества уже сейчас таковы, что по наиболее острым вопросам наблюдалось спонтанное проявление активности, связанное со сбором и самоорганизацией в существующих неспециализированных социальных сетях, до 60 тыс. человек (митинги в г. Москве 10 и 24 декабря 2011 г., 4 февраля 2012 г.)

  1. Объединение закономерно прекращает свое существование с решением проблемы, которая вызвала его появление.

Уже сейчас, в ряде случаев, информационный сигнал от гражданского общества по той или иной проблеме власть получает напрямую – но в нечетком виде; и, хотя перед органами власти может встать качественно новая потребность «расшифровывать», уточнить и понять такие сигналы, значимость или даже необходимость данной работы подкрепляется тем, какое количество граждан проявило свою активность по поводу проблемы.

Например, вместо получения депутатом представительного органа власти письма от одного избирателя, в котором излагается суть конкретного вопроса и предлагаются пути его решения, власть может оказаться перед фактом митинга, флэш-моба и т.п. общественного мероприятия, которым никто не руководит и в ходе которого ничего однозначно не заявляется (ряд требований и т.п.) Тем не менее, пренебрежение таким выражением общественной активности только потому, что его формы непривычны, а информационные каналы нестандартны, и форма выражения не забюрократизирована, негативно отразится на авторитете и легитимности власти…

В этом отношении, можно отметить недостаточную готовность органов власти к диалогу и взаимодействию с проявлениями гражданского общества в указанных формах. До последнего времени, власть скорее демонстрировала готовность указывать обществу стратегические направления развития, средне- и долгосрочные проекты и планы на перспективу. Реакция же на возникающие точечные импульсы гражданской активности, в ходе реализации практических мероприятий и связанных с ними проблемных моментов, не являлась ее сильной стороной; достаточной квалификации в этом отношении пока не наработано. Власть стоит перед необходимостью учиться работать в режиме «реального времени», откликаясь на нужды и потребности граждан «здесь и сейчас». Основные объективные препятствия на этом пути – коррупция и «чиновничий» стиль работы.

Для необходимой эволюции системы политического управления, по нашему мнению, необходимо:

- довести до логического завершения административную реформу, в т.ч. вынесение из сферы ведения государства предметов, которыми оно, по существу, в условиях капиталистической экономики и свободного рынка, не должно заниматься: бизнес, реальный сектор экономики т.п., оставить за государством только социальную сферу;

- легализовать объединения (политические и др.) любых форм, – точнее, установить необходимость со стороны власти учитывать интересы объединения граждан просто по факту их объединения. Это тем более необходимо, что с увеличением объема информационных потоков, темпа социальной жизни граждане перестают быть ориентированными на устойчивую многолетнюю причастность к объединениям, подобным классическим политическим партиям. Более того, нормальным становится как раз распад и диссоциация объединения граждан после того как проблема решена (и наоборот, – продолжение существования группы служит показателем того, что проблема решена и исчерпана не полностью);

- расширять каналы коммуникации «власть-общество»: это касается не только Интернета, а любых информационных каналов. В числе вариантов решения проблемы – «большое, расширенное правительство» и т.п. Этому могут

послужить и определенные модификации представительных органов, подобные Общественным палатам (которые должны формироваться персонально на иной, более демократичной основе, без назначения сверху), консультативным советам и др.

Более того, с выбором обществом новых, прямых каналов влияния на власть и желанием граждан влиять на нее во все большей степени можно ожидать исчезновения потребности в «симулякрах» гражданского общества, подобных Общественным палатам, так как всякое формальное и бюрократическое посредничество между обществом и властью будет восприниматься гражданами как «лишнее звено», которого можно избежать. И сами представительные органы власти будут «ужиматься», отдавая часть своей компетенции «интерактивной демократии», с развитием прямых связей «народ-власть».

1 Отдельные вопросы указанного дополнения позиций политического спектра будущего назрели настолько, что их касаются и первые лица государств; свидетельство тому – озвученное в рамках выступления Д.А. Медведева на Саммите G20, прошедшем 3-4 ноября 2011 г., предложение: «Использование контента, распространяемого в Интернете, будет считаться законным до тех пор, пока правообладатель не заявит об обратном». Этим высказыванием обозначен не просто частный момент, связанный с разрешением споров на использование интеллектуальной собственности, но, по существу, поддержан базис платформы «Пиратской партии».

  1. Справочник специалиста органов местного самоуправления в области охраны окружающей среды

    Интернет справочник
    Экологическое право представляет собой динамически развивающую отрасль права. Однако без знания основ важной составляющей нашей жизни – охраны окружающей среды немыслимо дальнейшее развитие гражданского правосознания и правоприменения.
  2. Закону от 6 октября 2003 г. N 131-фз "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации"

    Закон
    "Постатейный комментарий к Федеральному закону от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации"
  3. Думы астраханской области

    Документ
    Законодательная деятельность Думы Астраханской области в четвертом созыве осуществлялась на основе примерных программ законодательной деятельности и планов работы Думы Астраханской области, сформированными по предложениям субъектов
  4. Информация о поступлении печатных изданий в Государственную Думу Астраханской области в апреле 2010 года

    Обзор
    В благодарной памяти человечества 9 мая 1945 года навсегда останется как день торжества высшей справедливости, добра и свободы над силами зла и насилия.
  5. Центральный федеральный округ (цфо) Белгородская область

    Документ
    Выступая 27 марта 2008 года на заседании областной Думы с отчетом «О выполнении программ социально-экономического развития области за 2007 год» губернатор Белгородской области Е.
  6. Перечень рассмотренных Государственной Думой основных ( наиболее значимых )законопроектов

    Закон
    О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ (об отнесении работников аппаратов мировых судей к категории федеральных государственных служащих и об изменении порядка их материально-технического обеспечения)
  7. Доклад об осуществлении органами государственной власти субъектов Российской Федерации переданных полномочий Российской Федерации в области содействия занятости населения в Iполугодии 2010 года

    Доклад
    2. Исполнение полномочий Российской Федерации в области содействия занятости населения, переданных для осуществления органам государственной власти субъектов Российской Федерации 7
  8. Контрольная работа темы вкр министерство образования и науки российской федерации государственное образовательное учреждение

    Контрольная работа
    1.2. Целью учебной дисциплины «Конституционное право» является формирование у бакалавров профессиональных компетенций, необходимых и достаточных для:
  9. Программы профессиональной переподготовки государственных служащих, планируемые для реализации в Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, ее филиалах и в подведомственных рагс образовательных

    Документ
    дополнительного профессионального образования (профессиональная переподготовка и повышение квалификации) государственных служащих, планируемых для реализации в Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации,

Другие похожие документы..