Предисловие

Дважды два – четыре, и это ужасно…

К счастью, психическая уязвимость нестабильна и постоянно меняется: на нее влияет весь ход развития личности, а также улучшение или ухудшение условий существования. Почему к счастью? Да потому, что этот фактор всегда можно изменить к лучшему – причем изменить сознательными усилиями. Если, конечно, вовремя разобраться, что к чему. Для начала уясним суть процесса взаимодействия личности и стресса.

Влияние стрессора обратно пропорционально силе ответных реакций, направленных на уменьшение стресса. Эти реакции, в свою очередь, называются стратегиями копинга. От них зависит, насколько успешно личность справляется со стрессом. Многие люди даже не задумываются о том, до чего слабо развиты их «защитные средства». Они действуют, как природа на душу положит, и сами навлекают на себя то, что в психологии именуется обратной связью: новый стресс радостно сливается с болотом старых стрессов, в котором личность увязла давно и накрепко. Это «вливание» вызывает неадекватно мощную психологическую реакцию. Подобная стратегия усиливает полученный стресс, ослабля личность.

Борьба, а точнее, взаимодействиесубъекта со стрессом ведется на разных уровнях. Первый – биологический, в котором присутствуют механизмы иммунной защиты и механизмы восстановления от повреждений; второй – психологический и интерперсональный, который включает в себя выученные паттерны поведения, защиту «Я» и поддержку близких; третий – социокультурный, на котором действуют общественные ресурсы, такие как профсоюзы, благотворительные и религиозные организации, правоохранительные органы. Несостоятельность копинга на любом из этих уровней может серьезно повысить уязвимость человека и на других уровнях. Проще говоря, если ваш иммунитет ослаблен, это может нарушить и психологическое функционирование. И правоохранительная система вам вряд ли поможет. Равно как и благотворительные или религиозные организации. Другой вариант: несостоятельность социальной группы, к которой принадлежит индивид, может повредить его способности к удовлетворению основных потребностей и разрушить его личность. Правильно мама советовала: не дружи со скинхедами, они тебя плохому научат.

Сталкиваясь со стрессом, мы решаем две задачи: удовлетворяем требования стрессора и стараемся защитить себя. Если решается только одна, то, можно сказать, ничего не решается.

Одностороннее удовлетворение стрессора может привести индивида прямиком в объятья психологической зависимости: а как прикажете расслабляться? Большие нагрузки предполагают большой отдых! В результате личность разваливается на куски, вовлекая в созависимость23 своих близких. Но если стратегия копинга ориентирована на защиту своего единственного и неповторимого «Я» от ущерба и разрушения, результативность ненамного лучше. Все поведение перестраивается в этом направлении. Для разрешения проблемной ситуации не остается ни сил, ни желания. Человек, оберегающий целостность своего «Я» любыми средствами, легко жертвует продуктивными тактиками и избегает затрат на решение задачи. Оттого и прибегает к… ну, вы уже поняли. И чем дольше остается неудовлетворенной главная потребность (для одного эта потребность состоит в решении проблемы, для другого – в восстановлении или хотя бы имитации чувства личной безопасности), тем больше сознание приближается к пограничному состоянию. Здоровый человек превращается в невротика или даже в психотика.

Разницу между этими отклонениями коротко и ясно описал американский психиатр Томас Сас: «Психиатры называют невротиком человека, который страдает от своих жизненных неурядиц, и психотиком – человека, который заставляет страдать других… Невротик пребывает в сомнении и боится людей и вещей; психотик уверен в своих убеждениях и прямо заявляет о них. Короче говоря, у невротика есть проблемы, у психотика есть решения». Один защитил себя настолько надежно, что избавился от тревоги, искоренив из собственного сознания адекватный образ мира. Второй еще понимает, каковы законы действительности, но уже не в силах справится с собственной тревожной реакцией на необходимость адаптироваться к меняющимся обстоятельствам. Вот зачем психотик сам себя убедил в том, что дважды два – не обязательно четыре. Или даже обязательно не четыре, а, скажем, пять, или девять, или восемьсот тридцать три и семь десятых… Это уж как ему, хозяину вселенной и повелителю четырех действий арифметики, будет угодно. А невротик знает, что дважды два – четыре, и его это ужасает.

Получается, куда ни кинь – везде клин. Хотя на самом деле не везде. Ведь оба этих варианта – полярные. А гармония, как всегда, лежит посередине. Поэтому думайте и о самозащите, и о решении задач. Соразмеряйте важность этих задач и решайте каждую из них «в препорции». Не пытайтесь довести до абсолюта ни безопасность, ни беспроблемность своего существования и самоощущения.

К тому же есть полезная стратегия, которой стоит овладеть тем, кто предпочитает беречь силы и здоровье: не подставляйтесь, не играйте роль стрелочника в стандартных ситуациях, предлагаемых не столько обстоятельствами, сколько обществом. Надо признать: человек постоянно попадает в силки, сотканные из огромного количества нитей, которые тянутся не только к ближайшему окружению - друзьям, коллегам, родным и знакомым, но и совершенно в непредсказуемых направлениях – куда-то вглубь структуры, именуемой социумом. Психологи соглашаются с тем, что «организованное и «продвинутое» общество иногда предлагает своим членам роли, в которых предписанные паттерны поведения либо сами являются девиантными, либо могут вызвать дезадаптивные реакции»24. Короче говоря, общество, несмотря на разговоры про заботу о человеке, тоже может подставить по-крупному, в результате чего человек заработает либо психическое расстройство, либо аддиктивное.

Но если социум предлагает отдельным людям проигрышные, прямо-таки смертоубийственные роли, могут ли жертвы сопротивляться? Еще как могут. По большому счету, предусмотрительные люди только тем и заняты, что отказываются от непривлекательных ролей. Не то бы все поголовно исполняли малоквалифицированную, низкооплачиваемую работу, а в свободное время ходили славить правительство, размахивая красными гвоздиками и картонными транспарантами. Хотя, кажется, что-то в этом роде старшее поколение еще помнит…

«Самозащиту без оружия» от наездов общества довольно сложно освоить еще и потому, что жизнь меняется слишком быстро. В наши дни практически любому человеку трудно понять: привлекает его предложенная роль или не привлекает, опасная она или перспективная. Госорганизация, еще вчера весьма престижная и богатая, сегодня превращается в малобюджетное болото. Фирма, приносящая немалые доходы, разоряется и кидает всех, кто был с нею связан финансовыми обязательствами. Профессия, сулящая массу выгодных предложений, оборачивается форменной прогулкой по канату под куполом цирка, с горящим шестом в руках. Современная психология даже вносит высокую скорость изменений в список стрессогенных факторов: «Частота и первазивность (широкая распространенность и глубокое проникновение – Е.К., И.Ц.) сегодняшних изменений отличаются от всего, что когда-либо приходилось испытывать нашим предкам. Затрагиваются все аспекты нашей жизни – наши образование, профессии, семьи, досуг, финансы, убеждения и ценности. Бесконечные попытки приспособиться к бесчисленным изменениям становятся источником постоянного и значительного стресса». И отдает должное «особым стрессорам, с которыми приходится справляться многим современным женщинам (выполнение материнских, хозяйственных и профессиональных обязанностей в полном объеме) по мере стремительного изменения социальных ролей»25. Стоит предположить, что и мужчинам не легче: в их традиционном арсенале появляются новые требования и новые обязанности, осваивать которые довольно хлопотно. Особенно приверженцам добрых старых паттернов истинно мужских ролей. Но что поделать! Главное обеспечение высокой выживаемости – гибкость. Поэтому старайтесь неустанно разрабатывать это качество.

Иногда гибкость выглядит как мобильность: когда скорость адаптации психики субъекта приближается к скорости изменений в окружающей социальной среде. Человек, который догоняет переменчивую реальность, и воспринимает ее намного более адекватно. Но иногда гибкость – не что иное, как твердость: в тех ситуациях, когда нельзя сдаваться, несмотря на растущее сопротивление окружающей среды. Представьте, какое сопротивление преодолевает человек, рожденный в маргинальных слоях общества, когда он с невероятным упорством карабкается наверх. Многие качества входят в комплекс свойств, объединенных под словом «гибкость». Но одно остается неизменным – способность выбирать нужную тактику в нужный момент. Использовать один и тот же стандартный прием – верный путь к провалу. Не пытайтесь следовать одной и той же стратегии, неуклонно увеличивая «дозу» однообразных действий и реакций. Это плохой выбор. Жесткое закрепление определенных схем поведения, восприятия, мышления не увеличивает, а, наоборот, уменьшает шансы на победу.

Очень важно не переборщить с «испытанными психологическими средствами», то есть со стандартными эмоциональными реакциями на стресс. Привычка рушиться в обморок или устраивать разбор полетов по любому поводу может деформировать личность, пусть даже эта стратегия давала отличный эффект, будучи применена в умеренном количестве. К тому же чрезмерное использование определенной эмоции или черты характера неизбежно деформирует личность. В частности, если наступает передоза такого замечательного свойства, как предусмотрительность, уровень тревожности в сознании повышается до трудновыносимого. Или даже до невыносимого. Разумеется, это может привести к расстройствам сознания. В частности, к хронической депрессии. А следствием такого состояния может стать алкоголизм, или сексоголизм, или трудоголизм, или гневоголизм… Словом, каждый потенциальный аддикт ищет «волшебного помощника» в силу своих наклонностей и возможностей.

Часто человек использует аддиктивного агента как первичную поддержку после тяжелой психологической травмы. Мужу, потерявшему любимую жену и ударившемуся в запой, нельзя не посочувствовать. Это ситуация, в которой все понятно – и причины, и последствия. Весь вопрос в том, как избавить человека от депрессии и вернуть к нормальной жизни. И ближайшее окружение старается помочь пострадавшему – по крайней мере, до тех пор, пока неадекватное поведение пострадавшего не утомит даже самых любящих родных и друзей. Но все-таки на первое время он получит поддержку не только от аддиктивного агента, но и от своих близких – и весьма основательную.

Совсем иначе обстоят дела в том случае, когда ничего такого не происходит, а последствия катастрофические: была у человека хорошая работа, любящая семья, перспективы на будущие, нехилое здоровье – и вдруг он сорвался и стал запойным пьяницей или запойным игроком. Не видя явных причин для подобного изменения, окружающие недоумевают и возмущаются. Их агрессия направлена не на внешние обстоятельства, а непосредственно на того, кто сорвался и покатился по наклонной плоскости – вот так, ни с того, ни с сего…

Но, прежде чем обвинять человека в том, что он губит себя, портит жизнь родне – и все «по дурости», не мешало бы выяснить: а почему, собственно, данная конкретная особь вида хомо сапиенс без зазрения совести распадается на элементы прямо на глазах у всего честного народа? Да еще имеет наглость болтать про какую-то «беду», которая у него, видите ли, приключилась и в которой вся причина его стремления «уколоться и забыться», как обещал великий бард Владимир Высоцкий в великом произведении о жизни в дурдоме, где таким вот «бывшим сапиенсам» самое место! Повторяем: не кипятитесь. Радикальные перемены психического состояния ни с того, ни с сего не происходят. Перед вами либо результат единовременной, но мощной психологической травмы, либо последствия долгого скрытого процесса деформации личности.

Конечно, главный вопрос: можно ли «это» исправить? Скажем, вывести из запоя, облегчить ломку, зашиться и вообще принять массу мер, вызывающих физиологическое отторжение наркотика или алкоголя – тактика общеизвестная. Притом, что физическая реакция вроде дурноты и рвоты отнюдь не гарантирует полного отказа от допинга. Если в психике не произойдет определенных изменений, то в самоощущении останется преогромная «черная дыра», постоянно требующая положительных стимуляторов. И о каком выздоровлении может идти речь? Ведь психологическая зависимость осталась, хотя зависимость физическая, вероятно, сильно уменьшилась. И наркотика будет требовать психика. А она умеет требовать. И в большинстве случаев добивается своего.

Ну, а коли речь вообще не об алкоголиках и не о наркоманах? Если химический компонент зависимости вообще отсутствует? Как быть с теми, кто обрел желанный стимул, искусственно провоцируя мощные эмоции и подсаживаясь на них, как на иглу? Как быть с теми, кто попросту не воспринимает обычный уровень психологического удовлетворения потребностей как достаточный? Есть же люди, которым требуются ощущения небывалой, прямо-таки астрономической силы – на меньшее они не согласны! Кстати, а как такая «требовательность» возникает?

Чтобы объяснить развитие этой психологической установки, попробуем проделать путь ad ovo, «от яйца», с самого-самого начала. Ведь мозг человека сравнивают с космосом не для красного словца. Здесь мы имеем те же непонятки в плане пространства-времени, структуры-морфологии, причинно-следственных связей и т.п. Итак, вообразим себя астрономами, изучающими небесные тела, и проследим условия формирования пресловутой психической «черной дыры» с ее непомерными аппетитами на позитивные ощущения. Как и черные дыры внешнего космоса, аналогичные объекты космоса внутреннего есть порождение… взрыва. То есть психологического срыва, уничтожившего все ограничители, стопоры, предохранители, спасающие сознание от уничтожения. Орудием уничтожения, разумеется, выступает стресс, а вот что именно он уничтожает? То же, что уничтожает любой космический взрыв – участок вселенной со всеми находящимися в нем объектами. Вместо них здесь появится ненасытная прорва, искажающая законы мироздания и поглощающая все, чего коснется ее жадное поле. Во вселенной это будет – черная дыра, в сознании – психологическая зависимость.

К сожалению, космические и психологические объекты имеют существенное различие: внешние тела, как мы уже упоминали в этой главе, материальны. Их поведение можно наблюдать и прогнозировать. Не то что психологические явления. О них мы можем судить лишь по изменениям поведения индивида. Вот почему наши представления о внутреннем космосе упомянутого индивида сплошь и рядом оказываются ложными. И по той же причине авторы этой книги убедительно советуют читателям: не пытайтесь лечить родных и близких или предаваться самолечению и самодиагностике! Да к тому же в области психических расстройств! Вы рискуете не только упустить драгоценное время, но и усугубить положение, «сделав» себе новую психологическую проблему. Как? Убедив себя в ее наличии. Да, законы психологического космоса предусматривают возникновение «чего-то из ничего». Поэтому следует соблюдать осторожность. Разумеется, сидеть сложа руки не обязательно. Для начала попробуйте понять механизм рождения психологических черных дыр из «стрессового взрыва». Хотя бы для того, чтобы уберечь себя или близкого человека от подобной катастрофы. Но каким образом «со стороны» увидеть стрессы, которые доводят личность до неадекватных проявлений, измерить уровень сопротивляемости своего подопечного или, если хотите, подопытного? Добычу этой информации придется начать с изучения своеобразной «карты внутренней вселенной» - с модели мира, существующей в мозгу каждого разумного существа.

Такая модель формируется в процессе отображения действительности в ощущениях и в представлениях. Человек познает мир, и в его сознании складывается представление о том, где и как протекает его, человека, существование. Все – самоощущение, надежды, влечения, прогнозы – рождается из особенностей внутренней модели мира. Притом, что добиться полного соответствия внутренней и внешней реальности, конечно же, невозможно. Поэтому степень уязвимости внутренней модели зависит не от ее точности, а от ее хрупкости. Если представление о мире создано таким, что рассыпается от любого соприкосновения с реальностью, ее создатель будет регулярно испытывать сильный стресс, переходящий в хронический. Или же научится непрерывно совершенствовать свои представления о мире... Но само по себе осознание факта, что внутренняя модель мира неверна, перспективы сомнительны, влечения опасны, а ожидания напрасны, вызывает стресс у любого человека.

Чтобы понять, в какой именно момент индивидуальный рубеж сопротивления будет сломлен и жизнь человека провалится в тартарары, необходимо составить диатезно-стрессовую модель. Все вышеперечисленные условия - степень «хрупкости» самой личности и ее представления об окружающем мире, условия существования индивида и его умение противостоять стрессу – составляют эту, если хотите, топографическую карту сознания с указанием не только болотистых и гористых местностей, но и сейсмоопасных зон, а также минных полей.

Опаснее всего в плане стихийных бедствий и взрывчатых веществ оказываются люди, не получившие в детстве и юности необходимой психологической поддержки. Из них как раз и формируются самые «негибкие» личности. Про таких нередко говорят: «Это человек принципа!» - причем в голосе звучит двойственное чувство. Вроде бы уважение, но в то же время и ирония… А то и одна ирония, безо всякого уважения. Отчего так?

  1. Предисловие (201)

    Документ
    Наступает третье тысячелетие. Во всем мире происходят существенные изменения в сфере труда, информации и власти. Образование становится самостоятельным фактором глубоких социальных и экономических перемен.
  2. Предисловие (164)

    Документ
    Общественным наукам очень повезло при социализме. В наследии Маркса — Энгельса — Ленина были однозначно сформулированы подходы, выводы и оценки, так что задача ученого значительно упрощалась.
  3. Предисловие (199)

    Документ
    Каталог выставки «Русские в Англии: между двумя войнами (1917-1940 гг.)» был подготовлен к Международной конференции «Культурное и научное наследие российской эмиграции в Великобритании (1917-1940 гг.
  4. Предисловие.

    Документ
    Учебная дисциплина «Методика преподавания математики» отно­сится к циклу педагогических дисциплин и изучается студентами, уже получившими определенную философскую, психологическую, общедидактическую, логическую и математическую подготовку.
  5. Предисловие (11)

    Документ
    Клинические проявления сердечно-сосудистых заболеваний многообразны, и практический врач нередко встречается с большими трудностями при постановке диагноза.
  6. Предисловие (105)

    Документ
    Представляем вашему вниманию «Календарь знаменательных и памятных дат - 2007 год». Материалы указателя состоят из двух частей. В первой части представлены «Знаменательные и памятные даты Республики Казахстан 2007 года», «Знаменательные
  7. Предисловие (110)

    Документ
    Хвала Аллаху Господу миров. Мир и благословление пророку Мухаммаду и его семье. Да будет доволен Аллах его сподвижниками, и да смилуется Он над теми, кто последовал за ними в благочестие.
  8. Предисловие (111)

    Документ
    Предисловие Характерной чертой нашего времени являются интенсив­но развивающиеся процессы информатизации практически во всех сферах человеческой деятельности.
  9. Предисловие (153)

    Документ
    В учебнике впервые обобщены научные и практические достижения в новой области знаний – безопасности жизнедеятельности. Он подготовлен в соответствии с примерными программами дисциплины «Безопасность жизнедеятельности» (БЖД) для всех
  10. Предисловие (157)

    Документ
    10 лет назад, когда мы, члены вновь созданной кафедры «Информационная безопасность» Южно-Уральского государственного университета, открывали в Челябинске абсолютно новые образовательные направления, связанные со сферой информационной

Другие похожие документы..