Предисловие

Ящик Пандоры в нашем мозгу

СМИ привыкли употреблять слово «стресс» к месту и не к месту. Публика тоже не отстает. Тем не менее, с характеристиками и свойствами стресса, мы, мягко говоря, не слишком знакомы. Просто боимся стресса как такового. А что еще с ним делать? Ведь нам постоянно твердят (особенно усердствуют пресса и ТВ – а уж они-то в этом разбираются!), что сильных стрессов – как отрицательных, так и положительных – следует избегать. Хотя, надо признать, не всегда это в нашей воле – избегнуть стресса. А тем более – нейтрализовать последствия переживаний, случившихся с нами давным-давно и накрепко позабытых.

Сенека считал, что никто не бывает несчастен только от внешних причин. А современная наука полагает, что никто – или практически никто - не бывает несчастен только от причин внутренних. Поэтому в специальной литературе широко обсуждается так называемая эндогенная17 депрессия, но сам факт ее существования вызывает горячие споры среди психологов: возникает ли это явление, действительно, на ровном месте или все-таки становится отдаленным последствием хронических перегрузок в сочетании со слабо стрессогенными18 событиями? В быту такие события именуются «мелкими неприятностями» – ну, пуговица оторвалась, ну, кофе на скатерть пролился, ну, сигареты вышли, ну, в пробке час куковали, ну, ну, ну… Каждая отдельно взятая неприятность воздействует на психику как укол, не более того. Но стрессогены, как говорится, поодиночке не ходят. И никуда от них не денешься, пока живой.

Стресс обладает кумулятивным19 эффектом: как только количество уколов достигает критического уровня, психика реагирует на очередную мелкую неприятность, как на серьезную, болезненную травму.

Это может быть резкое понижение настроения, агрессивная или истерическая разрядка, депрессия или другое нарушение поведения и восприятия. Вот почему нам кажется, что без стрессов жизнь была бы просто райской. Хотя это только кажется. Удовольствие – тоже стресс.

О том, что такое стресс, равно как и о том, в какие взаимодействия он вступает с нашей личностью, мы, на самом деле, имеем весьма смутное представление. Что-то вроде «стресс – это плохо». А вот психологи, как ни странно, не столь категоричны в своих выводах. В частности, канадский физиолог Ганс Селье подразделял стрессы на позитивные (эустресс) и негативные (дистресс). Скажем, на свадьбах мы испытываем эустресс (конечно, если других матримониальных планов насчет молодоженов не имеется), а на похоронах – дистресс (опять-таки, если покойный вызывал хоть какую-то симпатию, а не только нетерпеливое ожидание наследства). Дистресс нам кажется опасным, а эустресс, наоборот, желательным. Хотя передоза эустресса может привести к разным неприятностям, вроде истощения, пресыщения и внешнего вида а-ля портрет Дориана Грея. Все зависит от силы воздействия стрессора - то есть источника стресса – на организм человека.

Стрессоры подпадают под три основных категории.

  1. Фрустрация – вынужденный отказ от удовлетворения потребности. Фрустрацию вызывает широкий круг препятствий (и внешних, и внутренних), которые останавливают личность на пути к желаемой цели: можно самому отказаться от действия, ссылаясь на свои дефекты – реальные или выдуманные; а можно услышать окрик «Стой, кто идет?!» - и обнаружить, что дальше тебя не пропустят, сколько ксив ни предъявляй. Но в любом случае это состояние часто ведет к самоуничижению, заставляя человека ощутить себя неудачником или профаном.

  2. Конфликты – одновременно возникновение двух и более несовместимых потребностей, мотивов: требования одних препятствуют удовлетворению других. По этому признаку конфликты классифицируются как конфликты приближения-избегания, двойного приближения и двойного избегания. Конфликты приближения-избегания – двойственное отношение к одной и той же цели: например, вам предлагают интересную и хорошо оплачиваемую работу, но ваша будущая начальница – просто кошмар, явившийся прямиком с улицы Вязов. И так же мила, и так же добра, и тембр голоса похож, и маникюрчик аналогичный. В общем, вы не знаете, что решить. Конфликты двойного приближения – выбор между двумя одинаково привлекательными возможностями: купить вот эту миленькую дубленочку или вот этот миленький телевизор? Да, это скорее эустресс, чем дистресс, но и он достаточно утомителен. Хотя и не так страшен, как конфликт двойного избегания: представьте, что мама требует, чтобы вы посетили семейный обед, на котором будет кто угодно, кроме Колина Ферта в роли мистера Дарси20; и приходится выбирать между Сциллой и Харибдой – либо поехать и вытерпеть обед, либо отказаться и вытерпеть скандал.

  3. Прессинг – внешнее и внутреннее психологическое давление, связанное с достижением целей. Его воздействие заставляет нас прибавить темп, работать интенсивнее или изменить направление деятельности. Прессинг часто сопутствует профессиональным требованиям, и он, как правило, повышается с ужесточением условий труда, сокращением сроков выполнения, увеличением личной ответственности за результат, и т.п. Студентам и школьникам приходится выдерживать изрядный прессинг во время экзаменов, зачетов, контрольных. Испытывают прессинг и муж, жена которого неутомимо равняется на дисковую пилу, и невестка, которая делит жилплощадь со свекровью, наследницей Дракулы. Можно сказать, мы встречаемся с требования прессинга ежедневно, но обычно удовлетворяем их без труда. Между тем чрезмерный прессинг истощает наши защитные механизмы, вызывает повышение уровня тревожности и даже может привести к дезадаптивному поведению, к срыву, к желанию все бросить и всех послать.

Степень влияния стрессора на мышление и поведение зависит от целого ряда факторов.

  1. Серьезное значение имеет продолжительность воздействия: длительное истощение вызывает более интенсивный стресс, чем временная усталость. Чем дольше действует стрессор, тем тяжелее его последствия.

  2. Срабатывает кумулятивный эффект: например, супруги могут сохранять мирные отношения среди мелких неурядиц, но однажды чашу терпения переполнит какой-нибудь пустяк. И очередной пережаренный бифштекс совместно с очередным хоккеем, наложившимся на юбилейную дату, разрушат почти благополучный брак.

  3. Естественное или искусственное происхождение и место стрессора в жизни индивида: бомж с многолетним стажем иначе воспримет пребывание в «обезьяннике», нежели законопослушный гражданин, впервые посетивший это неуютное место.

  4. Важно, насколько мы контролируем или не контролируем стрессор: многие люди всерьез опасаются удара молнии или землетрясения, но их ничуть не волнует тема дорожно-транспортных происшествий, которые и случаются чаще, и народу губят немерено. Все-таки машина воспринимается как объект более послушный воле человека, чем небесный огонь или земная твердь.

Стрессоры, как вы уже заметили, не «плюсуются» согласно законам арифметики, а взаимодействуют с человеческой психикой более сложным образом.

В частности, одномоментный стресс опаснее постепенного: скажем, если тяжелая болезнь и увольнение настигают одновременно, такой стресс способен убить; а случись оба этих несчастья вразбивку, чтобы у личности было время оправиться после первой и приготовиться ко второй – последствия были бы не столь значительны. Когда мелкие, рядовые стрессоры как бы сосредотачиваются вокруг затяжного, хронического главного стрессора, их влияние усиливается. Если человек испытывает фрустрацию из-за скучной, бесперспективной работы, семейные ссоры могут его сломать и погрузить в депрессию.

Конечно, целый ряд тяжелых стрессоров – например, развод, смерть близкого человека, попадание в катастрофу и т.п. – оказывает губительное воздействие на любого человека. Среди стрессовых жизненных событий, особенно часто провоцирующих депрессию, числятся:

  1. ситуации, ответной реакцией на которые может стать снижение самоуважения – например, увольнение или провал на экзамене;

  2. разрушение значимых планов или возникновение неразрешимой проблемы – например, отмена стипендии, на которую вы рассчитывали, надеясь продолжить обучение в аспирантуре;

  3. развитие соматического заболевания или аномалии, которое активизирует мысли о распаде и смерти;

  4. единичные стрессоры чрезмерного масштаба – например, смерть любимого человека;

  5. несколько стрессоров, следующих один за другим – например, разрыв близких отношений, за которым следует провал на экзамене;

  6. скрытые стрессоры, действующие исподволь и не распознаваемые сразу – например, совместное проживание с депрессивным больным или физическим инвалидом, требующими значительного ухода и повышенного внимания.

Все эти хитрости со стороны стресса и стрессоров подводят нас к главной проблеме: какой стресс или стрессор в конечном итоге провоцирует позыв к бегству от реальности? В какой момент человек начинает искать своего «волшебного помощника» в таблетках, ампулах, порошках и бутилированных емкостях? Безусловно, причина этого срыва зависит от личностных параметров. Но можно предположить, что хронический стресс чаще других приводит человека на край аддикции. Постепенно истощая душевные силы, он отнимает способность радоваться жизни, а следовательно, уничтожает возможность восстановления после стресса. Это, в свою очередь, усиливает все негативные влияния, с которыми человек сталкивается. Чувство опустошенности и безразличия к себе и к окружающему миру растет, пока не перейдет в депрессию или… в стремление избавиться от этого «психологического солитера». Любой ценой.

Некоторым кажется, что подобное избавление может быть только чудесным. Естественным образом от такого не освободишься. Это предубеждение обращает внимание человека на самое большое чудо современности: на аддиктивную реализацию. Возможность практически моментально избавиться от тягостного депрессивного состояния не может не притягивать.

Главное «достоинство» аддикции – перенос привязанности с живых людей и реальных взаимоотношений на техническое средство – соответствует ожиданиям индивида, уставшего от длительного, неконтролируемого стресса.

В отличие от окружающей, бурлящей и утомительной жизни аддиктивные агенты кажутся предсказуемыми, легкими и удобными в обращении. Начинающий аддикт не представляет, насколько странно поведет себя его «волшебный помощник», взяв власть.

Устанавливая эмоциональные отношения с неодушевленными предметами и явлениями, аддикт разрушает имеющиеся эмоциональные связи с людьми, эти связи становятся поверхностными, нестойкими. Формы зависимости могут сменять друг друга, и это укрепляет иллюзию решения проблем. А тем временем аддиктивная реализация заменяет все виды привязанности и активности. «Аддикт оказывается неспособным поддерживать равновесие в жизни, включаться в другие формы активности, получать удовольствие от общения с людьми, увлекаться, релаксироваться, развивать другие стороны личности, проявлять симпатии, сочувствие, эмоциональную поддержку даже наиболее близким людям»21.

Возиться с живыми людьми слишком хлопотно. К тому же психологическая зависимость представляется путем наименьшего сопротивления. В качестве избавителя от мучений она предлагает субъекту вещества, изменяющие психическое состояние: алкоголь, наркотики, лекарственные препараты, токсические вещества, а также разные виды активности: азартные игры, компьютер, секс, переедание, голодание, работу, длительное прослушивание музыки. Вовлеченность в какую-нибудь деятельность формирует психологическую зависимость, более мягкую по своему характеру, чем химическая, но тоже разрушающую личность.

Началом развития любой зависимости становится допинг-эффект, благодаря которому повышается творческий потенциал, улучшается настроение, растет работоспособность. Мозг фиксирует эти изменения и при этом старается не задерживаться на последствиях: на понижении настроения, апатии и дискомфорте.

Поэтому желание воспроизвести благодатное состояние превращается в крючок, на который ловится начинающий аддикт. Он и не замечает, как допинг из средства преображается в цель: теперь он принимает свое «чудодейственное лекарство от тоски» уже не ради свободного творчества или успехов в труде. Теперь ему не до успехов.

Получается, что стресс – основная причина распада личности и крушения ее надежд? Одна из причин. И не всегда основная. Стрессоры различной силы – всего лишь наиболее распространенная причина депрессии, но далеко не единственная. Перечисленные выше стрессоры могут войти в любую причинную категорию – в зависимости от конкретных условий жизни и индивидуальных параметров субъекта.

Притом, что реакция на стрессоры тоже вносит свою лепту в формирование необходимых, достаточных, способствующих, подкрепляющих причин. Наблюдая всю эту неразбериху связей внутри одной, хотя и обширной области эмоциональный сферы – в области реагирования на стресс – начинаешь понимать: заочные диагнозы и заочные советы пользы не принесут. В тяжелых, запущенных случаях лечение должен осуществлять специалист. Эта книга посвящена не лечению, а профилактике подобных состояний: чтобы понять, чем для тебя чревата минута слабости, прежде всего нужно хорошо знать себя.

Далеко не все и не всегда считают важным процесс познания себя как представителя группы риска. Вроде как незнание законов психологии освобождает от ответственности. А это не так. Совсем не так.

Не всякий человек сознает, что и почему с ним происходит в момент, когда он ударяется в спонтанную истерику или погружается в эндогенную (якобы) депрессию. Поэтому начнем с начала: очертим круг факторов, влияющих на уязвимость человеческой психики. Именно это качество заставляет наш мозг не сопротивляться, а подчиняться опасным факторам, уводящим сознание в страну теней.

И, прежде чем заняться этим, избавим читателя от чрезмерно обобщающих представлений о психологически зависимых индивидах. В популярных статьях, книгах и передачах постоянно встречается нечто подобное. И формирует странные установки: вроде как правильные (умные, деятельные, добрые, et cetera, et cetera) люди аддиктами не становятся! Им совесть не позволяет! Или, наоборот, аддиктами не становятся только сухие, бесчувственные карьеристы, у которых душа за родину не болит! Им свою полудохлую душеньку и успокаивать не надо! Вероятно, подобная трактовка позволяет легко находить общее противоядие от всех видов аддикции: срочно подобреть в отношении своих близких и своей страны – и зависимости как не бывало. Нравственность излучает трезвенность! Любовь к жизни возвращает жизнь! Слоганы так и сыплются. Между тем ни наличие, ни отсутствие патриотизма, совести, доброты или карьеризма не влияет на употребление или неупотребление аддиктивных средств. А панацеи, как мы уже говорили, попросту не существует.

Вдобавок этическая оценка и научное исследование – вещи настолько разные, что даже несовместные. И трактовать болезненное состояние или девиантное22 поведение как некий ответ судьбы на безнравственные поступки больного – хуже, чем ханжество. Это шарлатанство. Поэтому оставим этот путь как тупиковый и выберем более удачный маршрут. Рассмотрим модели восприимчивости к стрессу, а не модели «праведной жизни». Праведная жизнь сама по себе ничего не гарантирует, даже если протекает вдали от соблазнов и стрессов. Высокий уровень психической уязвимости может сказаться и здесь.

  1. Предисловие (201)

    Документ
    Наступает третье тысячелетие. Во всем мире происходят существенные изменения в сфере труда, информации и власти. Образование становится самостоятельным фактором глубоких социальных и экономических перемен.
  2. Предисловие (164)

    Документ
    Общественным наукам очень повезло при социализме. В наследии Маркса — Энгельса — Ленина были однозначно сформулированы подходы, выводы и оценки, так что задача ученого значительно упрощалась.
  3. Предисловие (199)

    Документ
    Каталог выставки «Русские в Англии: между двумя войнами (1917-1940 гг.)» был подготовлен к Международной конференции «Культурное и научное наследие российской эмиграции в Великобритании (1917-1940 гг.
  4. Предисловие.

    Документ
    Учебная дисциплина «Методика преподавания математики» отно­сится к циклу педагогических дисциплин и изучается студентами, уже получившими определенную философскую, психологическую, общедидактическую, логическую и математическую подготовку.
  5. Предисловие (11)

    Документ
    Клинические проявления сердечно-сосудистых заболеваний многообразны, и практический врач нередко встречается с большими трудностями при постановке диагноза.
  6. Предисловие (105)

    Документ
    Представляем вашему вниманию «Календарь знаменательных и памятных дат - 2007 год». Материалы указателя состоят из двух частей. В первой части представлены «Знаменательные и памятные даты Республики Казахстан 2007 года», «Знаменательные
  7. Предисловие (110)

    Документ
    Хвала Аллаху Господу миров. Мир и благословление пророку Мухаммаду и его семье. Да будет доволен Аллах его сподвижниками, и да смилуется Он над теми, кто последовал за ними в благочестие.
  8. Предисловие (111)

    Документ
    Предисловие Характерной чертой нашего времени являются интенсив­но развивающиеся процессы информатизации практически во всех сферах человеческой деятельности.
  9. Предисловие (153)

    Документ
    В учебнике впервые обобщены научные и практические достижения в новой области знаний – безопасности жизнедеятельности. Он подготовлен в соответствии с примерными программами дисциплины «Безопасность жизнедеятельности» (БЖД) для всех
  10. Предисловие (157)

    Документ
    10 лет назад, когда мы, члены вновь созданной кафедры «Информационная безопасность» Южно-Уральского государственного университета, открывали в Челябинске абсолютно новые образовательные направления, связанные со сферой информационной

Другие похожие документы..