Предисловие

«Чтоб ты жил в интересное время!»

Заглавием этого раздела стало… китайское проклятье. Нехилое, надо сказать, проклятье. В интересное время жить трудно. Переходная эпоха, когда общество изменяется в важном отношении (например, социализм сменяется капитализмом или родовое сознание – индивидуализмом), нарушает социальный характер человека, то есть весь механизм его взаимоотношений с обществом. Прежние структуры взаимоотношений еще не умерли, но уже не соответствуют новой системе. Люди пользуются стандартными правилами социализации, пытаясь вписаться в новую жизнь. А ведь эти правила создавались много десятилетий тому назад и изрядно пожухли от времени. В них куча ритуальных табу и опасных для жизни советов: общественное всегда выше личного; умри, но не давай поцелуя без любви; уйди с дороги – таков закон «Третий должен уйти»; роди сына, построй дом, посади дерево – иначе ты никому нафиг не нужен… Согласитесь, сторонники подобных идей выглядят дураками. Хотя почему «выглядят»? Они являются дураками. И неудачниками вдобавок. Потому что ритуальные табу и рекламные слоганы – всего лишь словосочетания разной степени нелепости. Но, к сожалению, лаконичные цветистые фразы руководят поведением человека, огрубляя и ограничивая его связи с действительностью.

Как только жизнь меняется и вскрываются огрехи устаревших слоганов, у тех, кто им безоговорочно доверял, возникает чувство отчужденности и отчаяния. Прежние связи рвутся, человек ощущает себя потерянным. И не только пожилой человек, но и представитель молодого поколения, и даже ребенок. Уровень базисной тревоги растет, опыт предыдущих поколений обесценивается. Непонятно, чьим примерам следовать и каким образцам подражать.

Вот почему в переходные периоды люди становятся беззащитными жертвами тотального одиночества. Проблема дополняется тем, что они готовы поверить любому шарлатану и мошеннику, обещающему действенное лекарство от удручающего состояния собственной никчемности. И нередко становятся аддиктами – даже те, кто до определенного момента четко знал «свою норму». Да, любое пристрастие в кризисную эпоху получает шанс превратиться в зависимость. Срабатывает нехитрый принцип передозировки: умеренное потребление «веселящего снадобья», о чем бы ни шла речь – о трепотне со старыми приятелями под рюмочку, о зачистке заброшенных кладбищ от оживших зомби при помощи новейшей стрелялки, о занятиях уфологией или какой-нибудь криптозоологией8 - все во благо, если соблюдается мера. Как только увлечение выходит из-под контроля, а организм перестает понимать, что доза превышена и вскорости наступит отходняк – ждите в гости аддиктивное расстройство. Потребность в постоянном повышении дозы, которое специалисты называют толерантностью – первый признак формирования зависимости.

Но если человеку, как говорится, свет не мил, то он и не дорожит своей, такой постылой, жизнью. И потому легко впадает в аддиктивное состояние. В центре зависимости всегда находится невозможность радоваться жизни независимо, не прибегая к допингу. Химический или информационный наркотик вытесняет и замещает все естественные способы получения удовольствия от жизни. И даже «рацпредложения», данные западными специалистами, кажутся абстрактными и невыполнимыми. Взять хотя бы советы, касающиеся самоактуализации.

Абрахам Маслоу, изучая разных выдающихся, изрядно самоактуализированных людей, обнаружил, что все они центрированы (то есть сосредоточены) на задаче, а не на себе и обладают большими творческими ресурсами. Это, собственно, и есть основополагающий фактор их жизненного успеха. Но эта благостная картина возникает, если читать биографию не с начала, а с конца. Тогда, действительно, многое становится понятным: талант и призвание повели личность за собой и привели к полной реализации себя, вписав имя упомянутой личности в анналы истории… А если все-таки с начала начать?

Итак, начало. Ребенок-гений, любимая тема масс-медиа. Спонтанные, так называемые детские таланты в пении, рисовании, танцах, актерской игре нередко с возрастом исчезают: взросление личности и развитие логического мышления подавляют детскую свежесть видения и реагирования. Это нормальный процесс. Той же остротой восприятия, что и маленькие дети, обладают лишь… больные шизофренией. И то не все, а те, у кого повреждена способность к избирательной обработке сигналов, поступающих от органов чувств. Мозг не отсеивает, а принимает все, что ни дай. На такое сверхвосприимчивое сознание каждую секунду обрушивается цунами информации: краски, силуэты, звуки, запахи просто захлестываю, сбивают с ног и топят. Чуть что – и опыт мистического переживания (также упомянутый в списке качеств самоактуализированных людей) в кармане. Можно отправляться в мастерскую – творить. Ну, а если вы всего лишь маленький ребенок, можно расплакаться и проверить памперс на впитываемость. Ничего, не плач, моя деточка, с возрастом это пройдет. Надеюсь, ты не вырастешь Ван-Гогом, а станешь нормальной, благополучной, здравомыслящей личностью. Шизофреники все-таки не очень счастливые люди. А их родные – тем более.

Выходит, детские таланты – дары природы – далеко не безопасны. Побочные эффекты ужасны: деформация сознания или исчезновение способностей по мере взросления. И неизвестно, что хуже: жизнь прожить маленьким, напуганным ребенком, которого подавляет угрожающе яркий мир; или однажды обнаружить, что мир поблек, стал смирным, скучным, серым. Кто знает, что сталось с незабываемым Робертино Лоретти, певшим слаще серафимов? О нем забыли. Потому что он вырос и стал Роберто Лоретти, весьма средним певцом с приятным, но ничем не примечательным голосом.

Большую стойкость демонстрируют «взрослые» таланты, выявляющиеся постепенно, по мере закрепления и развития навыка. Впрочем, и здесь ни сна, ни отдыха измученной душе: детство уйдет не на деятельность, а на обучение. Придется отказывать себе в простых радостях жизни, вполне доступных другим детям: пока остальные болтают по аське или гоняют на роликах, будущий Паганини перепиливает скрипку, а будущая Монсеррат ноет, как бормашина: «И-и-и-а-а-а-о-о-о-и-и-и-у-у-у-а-а-а!!!» Сольфеджио называется. Кто хоть однажды слышал это, тот не забудет никогда.

Да, плоды на измученных нивах и пажитях взойдут не скоро: на преодоление первых ступеней карьеры уйдет двадцать, а то и тридцать лет. Остается надеяться, что весь этот «скорбный труд и дум высокое стремленье» не пропадут. А кому сейчас легко? Кстати! Авторы, упоминая в основном музыку и живопись, не намерены отрицать очевидного: творческие способности нужны не только в сфере изящных искусств, но и в любой другой области. Просто обнаружить в ребенке данные предпринимателя или, скажем, геодезиста-картографа сложнее, нежели музыкальный слух или образное мышление. Хорошо, если, будучи старшеклассником, подросток сам сообразит, чего ему хочется. А если нет?

Тогда родители выбирают традиционный путь: поиск блата в высших учебных заведениях независимо от профиля. Есть знакомые на филологическом – значит, будет филологом! Будешь капризничать – пойдешь в педвуз! Чтобы потом всю жизнь с такими, как ты сейчас, недомерками маяться. Такая установка, разумеется, не способствует раскрытию талантов и самореализации личности. Трудно даже понять, чему он способствует. Вероятно, уменьшению чувства вины у родителей: формально мы все, что могли, сделали, у нашего ребенка будет диплом, а там уж все от него зависит. Кто спорит: корочки нужны, но для будущего, например, менеджера филологическая специальность – весьма сомнительный базис. Лучше бы психологический закончил. В общем, формальный подход к образованию просто-напросто съедает три-пять лет времени, принося видимость морального комфорта родителям и видимость трудовой занятости тинейджерам.

Другой вариант: ребенок сам выбирает профессию – и, как правило, без учета собственных нужд. Исключительно престижа и корысти ради. Не секрет: есть хлебные профессии, а есть постные. Для энтузиастов, так сказать. Последняя категория в наше сложное время не слишком популярна. Даже вчерашние школьники понимают, что деньги, конечно, не панацея, но хорошо помогают против бедности. И они нужны, как говорил Оноре Бальзак, хотя бы для того, чтобы без них обходиться. Соображения престижа и финансовых накоплений задвигают проблему самоактуализации в дальний угол. Соответственно, повышается вероятность возникновения расстройств личности – и, как следствие, психологической зависимости. Таким образом можно дойти до состояния, когда снять напряжение и избавить от скуки способен лишь химический или информационный наркотик. Эту опасность следует учитывать и не доводить себя до критической стадии.

Но как все-таки быть с самоактуализацией? Что скрывать: нашему человеку трудно найти работу «для самовыражения». Приходится работать там, где платят приличные деньги, чтобы были средства на содержание себя, семьи, детей, домашних любимцев и родового поместья – сарайчика и огорода в деревне Западлово сто километров не доезжая Курильской гряды. А значит, самая большая нагрузка в деле самоактуализации падает на досуг. Но в этой сфере дорогой наш соотечественник традиционно пассивен. И в своем собственном досуге он практически не участвует, а только наблюдает: перед ним разыгрывается шоу, которое можно критиковать или одобрять.

Все это напоминает замечательный номер Райкина о походе в музей: помыли, переодели, привели – а там ни выпить, ни закусить. Сидишь, как дурак, весь в паутине и в бычках. И неминуемо возникает чувство неудовлетворенности, досады, разочарования. Чего и ждать, если в планировании развлечения субъект никакого участия не принимает, а только выбирает среди предложенного, да тешит свои иллюзии и предъявляет завышенные требования. Вот был бы я миллионером, пошел бы в ресторан получше этого, на концерт, где звезды поют, поехал бы на дорогой курорт, совершил бы круиз на суперлайнере… Ага. И скучал бы там на всю катушку. Потому что критерием выбора все равно служит не личная потребность, а стоимость билета, путевки, блюд в меню. Для получения удовольствия нужно совсем другое. В первую очередь, необходимо понять, какой отдых требуется вам – без оглядки на соображения престижа. Хочется поселиться в горном шале и провести месяц без телефона, интернета и ночных клубов? Хочется собрать коллекцию капризных тропических орхидей? Хочется «поднять целину» на даче и показать соседям, что и тут могут яблони цвести? Хочется написать мемуары о том, как вы на заре туманной юности ездили в Артек и как вам там не понравилось? Да ради бога! Займитесь чем хотите! Если вы этого действительно хотите.

А предлагаемые зрелища, даже самые разнообразные и прихотливые, рано или поздно надоедают. Индивид продолжает скучать, пока скука не приведет его в объятия… правильно, того самого аддиктивного агента. И вообще со скуки человек легко вовлекается в опасные ситуации. Но если сознание проявит себя хотя бы в выборе досуга - тогда, может, человек не станет совершать опасные и непредсказуемые глупости. Чтобы реализовать собственные потребности, надо сделать шаг от навязанных развлечений и увлечений. И придется искать то, что интересно конкретной личности.

Но разве мы понимаем, что развлечение также требует определенной работы? Разве мы сознаем, что досуг надо организовывать и планировать? И все-таки лучше согласиться с этим «дуализмом» отдыха: с одной стороны, ты работаешь над тем, чтобы тебе было хорошо; с другой – наслаждаешься плодами грамотного выбора. Что же нам мешает сделать собственный выбор? В первую очередь, недовольство и непонимание со стороны близких: с чего бы это наш вялый-неповоротливый демонстрирует такую прыть? Этот барьер надо преодолеть, если хотите стать собой. У нас к личным потребностям традиционно принято относиться с иронией. Как говорят: «Была у меня мечта идиота…» – и соответственно выражению, мечте не дали воплотиться, а «идиоту» - возможности удовлетворить свои желания. Одновременно извиняясь перед окружением и защищаясь от вероятной критики, человек сам дискредитирует свою мечту и себя – в той части своего «Я», в которой мечта зародилась и проросла.

Конфликт со стереотипами поведения и восприятия, формирование и развитие «свежей оценки», о которой писал А. Маслоу, - одно из важнейших проявлений сознательной, активной жизни. Между тем мы сами не замечаем, как много всего делаем «на автопилоте», потому что так положено. Безличное, пассивное существование в загоне, отведенном для нас некими могущественными «правилами», не способствует благому делу самореализации. Это вопрос «частной культуры», которую не так уж легко «трансцендировать». Официальные и неофициальные ориентиры с детства направляют наши стремления к тем или иным берегам. Мы и сами не замечаем, как аккуратно причаливаем не туда, куда хотели, а туда, куда следовало.

Вот так взять и выйти за рамки норм и предубеждений, принятых в том кругу, в котором человек вырос и сформировался как личность, практически невозможно. Можно лишь нарушить некоторые установки, раздвинуть рамки, встать на цыпочки и заглянуть поверх стены, построенной из догм и табу. Просто для того, чтобы не превратиться в никому не нужную рухлядь вместе с установками, отжившими свое.

Читателю может показаться, что главная идея, которую стремятся выразить авторы – это идея «встраивания» психологической зависимости в образ жизни. Социализация маргиналов – дело рук самих маргиналов! Надо, дескать, найти в себе самую мощную склонность и сделать ее своей профессией или, в крайнем случае, своим хобби. А уж если ты в этой склонности по уши увяз – тогда тем более! Беги и нанимайся на работу в то заведение, где был постоянным клиентом! Не получится. Только те стремления, которые личность в состоянии контролировать, могут присутствовать в ее жизни «с полным правом», как средство личного роста. Шулер может стать крупье. Игроман – никогда. Так же, как алкоголик не должен становиться барменом.

Психологическая зависимость – не продуктивное, а деструктивное влечение. Чтобы справиться с ней, необходимо найти такую потребность, которая бы способствовала росту, а не разрушению личности. Эти влечения находятся по разную сторону баррикад: одно помогает забыть о существовании реальности, другое делает реальность комфортной. Одно мешает полноценному существованию, другое раскрывает в человеке новые ресурсы. Одно превращает человека в марионетку, другое – в яркую, творческую личность. Почувствуйте разницу! И запомните: сформировавшаяся и закрепившаяся психологическая зависимость – предмет лечения, а не развлечения.

Если профессия делает аддиктивную склонность человека средством достижения успеха, то результат один – срыв и деградация личности. Вспомните: Тайсон со своим гневоголизмом и патологической агрессией долгое время был первоклассным боксером – до тех пор, пока аддикция не сожрала его способностей, превратив его из профессионала в драчуна и скандалиста – совершенно такого же, каким Тайсон был в юности. Когда аддиктивное расстройство развивается сверх терпимого уровня, общество, до того приветствовавшее и одобрявшее психологически зависимую социальную единицу, начинает ее отвергать.

У аддикта возникает чувство обиды, чувство, что его предали: как же так, только что за те же действия тебя поощряли – а теперь наказывают! Он не понимает, что дело в количестве, а не в принципе совершаемых действий. Как ребенок, он думает: если меня за это хвалят, значит, это хорошо, и «это» можно делать без ограничений, о чем бы речь ни шла – об азартных играх или о кулачных боях. Сознание, пораженное зависимостью, не знает чувства меры. И потому не принимает этот фактор в расчет.

Итак, начинающий аддикт, пытаясь использовать свое пристрастие «для дела», проходит несколько стадий. Самая первая стадия формирует иллюзию, что все хорошо и выход найден. Вторая включает в себя бесконтрольное развитие потребности и укрепление уверенности в правомочности такого поведения. Третья вызывает осуждение общества, первые репрессии и, как следствие, у аддикта возникают претензии к мирозданию. Четвертая формирует новые иллюзии: человек подсознательно избавляется от чувства вины и от ответственности за происходящее. Позже, когда приходится расплачиваться за содеянное, слышится плач Ярославны: да я всего себя отдал обществу, меня подставили, я сам бы никогда… - и т.п.

Зависимости нельзя потакать, ее надо нейтрализовывать. Развлекаться «в направлении» аддиктивной наклонности – потенциальному игроману работать брокером, интернетоману сливаться в экстазе с компьютером, сексоголику посещать квартал красных фонарей – все равно, что играть с огнем. Жертва не замечает, как ее психологическая зависимость развивается, толерантность растет, соответственно, растет и необходимая доза аддиктивного агента. Однажды аддикт вернется на ту ступень, на которой он находился до социализации – причем вернется не таким же, но с асоциальным расстройством личности, без умения держать себя в руках и с уверенностью, что ему «все можно», потому что он все делает правильно или потому, что он «классный специалист».

Вот почему необходимо культивировать в себе зрелость, ответственность, не играть в чужие игры и не заигрываться, искать и развивать собственные интересы. Чем шире спектр ваших интересов, тем меньше вероятность возникновения психологической зависимости. Индивидуальность, целиком сфокусированная на одном-единственном пристрастии, рискует не только собой, но и всеми своими близкими. Да, формирование и развитие разносторонней личности – задача не из легких. На ее выполнение уходят десятилетия. К тому же нередко приходится бороться с самой природой, поскольку в создании аддикции принимает участие и биологический фактор.

  1. Предисловие (201)

    Документ
    Наступает третье тысячелетие. Во всем мире происходят существенные изменения в сфере труда, информации и власти. Образование становится самостоятельным фактором глубоких социальных и экономических перемен.
  2. Предисловие (164)

    Документ
    Общественным наукам очень повезло при социализме. В наследии Маркса — Энгельса — Ленина были однозначно сформулированы подходы, выводы и оценки, так что задача ученого значительно упрощалась.
  3. Предисловие (199)

    Документ
    Каталог выставки «Русские в Англии: между двумя войнами (1917-1940 гг.)» был подготовлен к Международной конференции «Культурное и научное наследие российской эмиграции в Великобритании (1917-1940 гг.
  4. Предисловие.

    Документ
    Учебная дисциплина «Методика преподавания математики» отно­сится к циклу педагогических дисциплин и изучается студентами, уже получившими определенную философскую, психологическую, общедидактическую, логическую и математическую подготовку.
  5. Предисловие (11)

    Документ
    Клинические проявления сердечно-сосудистых заболеваний многообразны, и практический врач нередко встречается с большими трудностями при постановке диагноза.
  6. Предисловие (105)

    Документ
    Представляем вашему вниманию «Календарь знаменательных и памятных дат - 2007 год». Материалы указателя состоят из двух частей. В первой части представлены «Знаменательные и памятные даты Республики Казахстан 2007 года», «Знаменательные
  7. Предисловие (110)

    Документ
    Хвала Аллаху Господу миров. Мир и благословление пророку Мухаммаду и его семье. Да будет доволен Аллах его сподвижниками, и да смилуется Он над теми, кто последовал за ними в благочестие.
  8. Предисловие (111)

    Документ
    Предисловие Характерной чертой нашего времени являются интенсив­но развивающиеся процессы информатизации практически во всех сферах человеческой деятельности.
  9. Предисловие (153)

    Документ
    В учебнике впервые обобщены научные и практические достижения в новой области знаний – безопасности жизнедеятельности. Он подготовлен в соответствии с примерными программами дисциплины «Безопасность жизнедеятельности» (БЖД) для всех
  10. Предисловие (157)

    Документ
    10 лет назад, когда мы, члены вновь созданной кафедры «Информационная безопасность» Южно-Уральского государственного университета, открывали в Челябинске абсолютно новые образовательные направления, связанные со сферой информационной

Другие похожие документы..