Предисловие

Глава 1. Ты помнишь, как все начиналось?

Не бывает мрачных времен, бывают только мрачные люди. Ромен Роллан

От чего зависит психологическая зависимость?

Начнем с того, что психологическая зависимость есть результат расстройства мышления и восприятия, в результате которого мозг теряет способность к адекватной оценке реальности. Одни факты он преувеличивает, другие преуменьшает, третьи вообще игнорирует. Внимание человека заполняют вещи странные, даже нелепые. Первостепенные задачи отодвигаются на задний план, а вперед выступают мелкие, несущественные детали. Эти мелочи терзают сознание, постепенно приобретая характер навязчивых идей. В общем, мозг ведет себя, как дизайнер на поле боя: громко ужасается безобразию окружающего мира и при этом шагу не сделает, дабы сойти с линии огня. Естественно, резко понижая свои шансы благополучно выжить в долгом приключении под названием «жизнь». А главное последствие подобных расстройств – чувство дискомфорта, морального и физического, оно преследует человека и буквально сводит его с ума. Симптомы дискомфорта известны всем: здесь и тревога, и скука, и апатия, и уныние, и одиночество, и беспросветность… Перечислять можно долго и обстоятельно, но зачем? Ведь даже самый отъявленный оптимист хотя бы раз в жизни испытал нечто подобное и вовсе не жаждет снова отправиться по адресу «безнадега точка ру». На этом-то нежелании и подлавливает нас психозависимость.

Стараясь компенсировать свое «дефектное» мировосприятие, человек создает и усваивает определенные схемы поведения, по сути своей опасные и даже разрушительные. Схема (или, как говорят психологи, паттерн) поведения – это устойчивая привычка, закрепленная последовательность действий и ощущений. И если, например, человек любит мороженое, он привыкает получать удовольствие от очередной порции эскимо. А значит, испытывая острую потребность повысить настроение, любитель этого высококалорийного, но безусловно гениального изобретения кулинарии сам того не замечая подходит к киоску, приобретает вожделенный продукт, срывает обертку и проглатывает дозу счастья весом в сто грамм и ценностью в двести двадцать пять килокалорий. Притом, что он: а) сидит на диете; б) болен ларингитом; в) торопится на собеседование; г) собирается приобрести лишь мятную жевательную резинку без сахара, дабы освежить дыхание! Почему же спрашивается, он делает не то, что хотел? А потому, что подсознание, воспользовавшись его рассеянным, обеспокоенным, болезненным состоянием, быстренько включает автопилот. Болит горло, хочется есть, одолевает беспокойство по поводу предстоящего собеседования – в общем, не самый лучший момент в жизни. Требуется поднять боевой дух. Стандартная схема – слопать эскимо! Ну, в крайнем случае, вафельный рожок. «Орбит» без сахара – неважный заменитель. В схему не вписывается. Так подсознание перекрывает сознательное решение и подменяет разумный выбор неразумным.

Когда личность перестает контролировать себя, она уже не в силах прогнозировать последствия. Почему такое происходит? Ответ на этот вопрос – не из легких. Да и вообще в психологии не бывает легких путей и внятных объяснений.

Возникновению расстройства мышления, восприятия и поведения, как правило, способствуют несколько видов причин – и все по-разному. Так, существует необходимая причина – условие, без которого расстройство не возникает. Но ее не всегда достаточнодля появления расстройства. В отношении многих психических отклонений известно, что они не имеют необходимых причин. И это вселяет надежду. Значит, никто не рождается аддиктом, невротиком или психотиком. Следовательно, никакого предопределения, фатума, кармы и сансары. Колесо судьбы можно притормозить волевым усилием, улучшив начальную ситуацию. Надо лишь сделать так, чтобы необходимая причина не сформировалась. Или, по крайней мере, не активизировалась. Пусть себе лежит на дне океана подсознания и не мешает личности развиваться.

К сожалению, никакого предварительного определения для указанной разновидности причин не существует. Что это может быть? Наследственная склонность к психологической зависимости? Или уязвимость в отношении депрессии? Или растущая тревожность, переходящая в панику? Или завышенные требования к собственной персоне? Или неблагоприятная социальная обстановка? Каждое из упомянутых обстоятельств способствует появлению аддикции, а значит, является способствующей причиной. То есть такой, которая повышает вероятность расстройства, но не является ни необходимой, ни достаточной для его развития. Когда этих факторов становится слишком много, человек ломается. Научные исследования психопатологических состояний чаще всего посвящены именно способствующим причинам.

Повторяем: нельзя заочно определить, где расположена «точка кризиса» и какое количество негативных факторов способна выдержать человеческая психика. Все это зависит от личной «хрупкости». Некоторые данные относительно того, кто перед вами – стойкий оловянный солдатик или капризная фарфоровая пастушка, читатель может узнать из разделов, посвященных разным психологическим типам и разным уровням психологической уязвимости. Однако для всех категорий верно правило: если предел выносливости пройден, любой человек будет искать выход из положения. А некоторые в своих поисках заходят туда, где не мешало бы повесить табличку «Выхода нет». Или даже так: «Выхода нет!!!» – чтобы лучше дошло, проняло до самого подсознания. Потому что в тупике психологической зависимости нельзя ничего исправить. Можно только облегчить состояние дискомфорта – и то лишь на короткое время. Причем дорогой ценой – ценой упущенных шансов и поломанных жизней.

С другой стороны, существуют достаточные причины – в частности, ощущение безнадежности всего происходящего и бессмысленности всего окружающего. Достаточная причина лишь дополняет необходимую, но тоже не служит окончательным приговором, который обжалованию не подлежит. Многие люди рано или поздно справляются с безнадегой волевым усилием, не прибегая ни к каким стимуляторам, эмоциональным или химическим. В общем, необходимые и достаточные причины – своеобразная терра инкогнита. Выявить их можно в ходе психоанализа: для каждого человека они глубоко индивидуальны. Но если способствующие причины – в частности, плохая наследственность, тяжелая обстановка на работе и дома, конфликт между потребностями и возможностями – отсутствуют, а человека все равно так и тянет на безумства, стоит прибегнуть к услугам психолога. Пусть поищет необходимые и достаточные причины. Вероятно, корни зависимости у внешне благополучного индивида залегают уж очень глубоко – в детских переживаниях, в подавленных желаниях, в скрытых деформациях психики.

Некоторые негативные факторы, возникающие в жизни сравнительно рано, не проявляются на протяжении долгих лет, до возникновения подходящей «провокации» - и только тогда вступают в слаженный хор стрессоров4. Например, потеря родителей в детстве может послужить отдаленной причиной, предрасполагающей к депрессии в зрелом возрасте. Такие события считаются отдаленными факторами, способствующими развитию расстройства. И наоборот, другие факторы действуют незадолго до возникновения симптомов расстройства – это ближайшие факторы. Ближайший причинный фактор может просто оказаться последней каплей, на первый взгляд совершенно незначащей: неприятный разговор, потерянные ключи, прыщик на носу – да что угодно, по большому счету. Эту досадную мелочь трудно связать с возникшей депрессией, но она свое черное дело сделала. А в момент, когда расстройство уже возникло, его развитие может быть ускорено подкрепляющей причиной. Например, если во время депрессии человек испытывает неприязненное отношение со стороны окружающих, это может усугубить состояние больного. Хотя в нормальном, благополучном состоянии он попросту отмахнулся бы от ворчливой родни: «Да ну вас всех! Полыхаев» – и удалился легким шагом по своим делам.

Все перечисленные разновидности причин вступают между собой в сложные взаимодействия, оказывают друг на друга двустороннее влияние. И нередко формируют порочный круг. Так, например, депрессия порождает алкоголизм, и одновременно алкоголизм усугубляет депрессию. Вот почему прояснить, «с чего все началось» - чрезвычайно трудная задача.

Как правило, способствующие и подкрепляющие причины выясняются быстрее и лучше видны, чем необходимые и достаточные факторы. Но в любом случае, простых причинно-следственных связей в психологии не бывает. Прежде чем выявить причину расстройства, необходимо демонтировать довольно сложные конструкции, составленные из множества компонентов, роль которых не бывает ни ясной, ни определенной.

Помимо внешних факторов, существует и внутренний предел выносливости. В какой-то миг наступает «усталость металла»: даже самые стойкие люди не выдерживают бремени страха перед окружающим миром. И аддикция – прямое проявление этого страха. А вместе с тем это опасное чувство и есть главный инструмент, с помощью которого мир ваяет человеческую индивидуальность. Но, наверное, даже глыба мрамора под резцом скульптора испытывает негативные ощущения – что уж говорить о человеческой душе? Бывает, что «материал» и вовсе не годится для задуманной работы. Вот тут-то начинаются первые неприятности. Продолжая сравнение с мрамором, можно сказать, что возникают микротрещины. И если они будут расти, рано или поздно глыба расколется на множество кусочков, непригодных для производства Давидов и Голиафов, зато вполне подходящих для изготовления пепельниц, подсвечников, пресс-папье и упоров для дверей. Точно так же и человеческая психика может рассыпаться на множество масок, удобных для бытового использования, но отнюдь не для создания чего-нибудь крупного и оригинального.

Маска подменяет собою личность и избавляет от потребности в самореализации. Между прочим, подобные случаи – когда человек как бы есть, но его как бы и нет – не редкость. Играя одновременно множество «востребованных» ролей, можно добиться и одобрения, и успеха. Притом, что личность оказывается выключена из активной жизни и понемногу разрушается. Карл Юнг верил, что маски лишь прикрывают собою ядро – истинное, оригинальное и неповторимое «Я». В отличие от Юнга, другой выдающийся ученый, Гарри Стек Салливан был настроен более пессимистично: человек представлялся ему чем-то вроде луковицы – слой за слоем, слой за слоем, все глубже и глубже, и ничего напоминающего ядро, косточку, сердцевину. Салливан, создатель межличностной теории психиатрии, вообще полагал, что личность – это нечто теоретическое, иллюзорное, само по себе не существующее и проявляющееся исключительно в процессе общения с другими такими же «иллюзиями». Индивидуальность в его представлении рассыпается на множество ролей, которые человеку приходится играть - для того, чтобы рассеять напряжение и снизить уровень тревоги. Спрашивается: и кто из двух великих психиатров оказался прав? По-видимому, оба. Все потому, что личностью не рождаются. Ею становятся. В ходе описанных выше «скульптурных работ».

Бывает и так, что само отсутствие дискомфорта служит причиной к созданию разрушительных схем поведения. Про такие случаи говорят: «с жиру бесится». Эта грубая формулировка создает примитивное представление о серьезной проблеме, которой в свое время занимался Г.С. Салливан. Согласно его теории весь организм человека – это напряженная система, которая проводит жизнь где-то посередине между крайними состояниями - полным покоем (Салливан предпочитал называть его эйфорией) и нестерпимым ужасом. Притом, что ни одно из полярных состояний организм не в силах выносить подолгу.

Ужас, то есть высокий уровень тревоги, пишет Салливан, подобен удару в голову: он не несет никакой информации, приводя вместо этого к полной неразберихе и даже амнезии. Зато менее жесткие формы тревоги могут быть информативны. По существу, тревога оказывает обучающее воздействие: заставляет усваивать полезные навыки избегания опасных объектов, а энергетический заряд, принесенный тревогой, трансформируется в работу мышц и мозга. Любая форма поведения – это энергетическая трансформация5. Если человек не в силах преодолеть свою тревогу и достичь удовлетворения, он впадает в апатию – так же, как младенцы впадают в сон, если не могут избежать ощущения дискомфорта. Любая мать знает, как, накричавшись и наплакавшись, крепко спит перепуганный или наказанный ребенок.

И в то же время полное удовлетворение всех потребностей завершается настоящей нирваной - чувством блаженства и покоя, которое рано или поздно сменяется… все той же апатией. Удовлетворение, достигнув пика, истощает силы организма так же, как это делает паника. В результате наступает отупение – своеобразный анабиоз, энергосберегающий режим. Но организм экономит энергию не только для того, чтобы «пробки не вылетели». Он подготавливается к следующей трансформации – то есть к очередной последовательности действий, к очередному поиску удовольствия. Для новых усилий ему требуется стимул - психологическая мотивация. А если ее нет? Если все потребности удовлетворены? Если нет никакого дискомфорта? Неужели сознание так и не выйдет из анабиоза? А это уж зависит от того, сможет ли человек придумать, чего бы ему еще пожелать. Не в меру амбициозная старуха из сказки о золотой рыбке – пример для всех, кто испытывает дефицит потребностей.

Развитое общество постоянно сталкивается с этой проблемой: жены богатых мужей и дети состоятельных родителей, находящиеся на иждивении у щедрых родственников, избавлены от необходимости искать удовлетворение. Им это удовлетворение доставляют прямо в спальню, вместе с утренним кофе, свежими круассанами и свежей прессой. Как результат, человек начинает искусственно формировать дискомфортные ситуации: например, вечно попадает в неприятные истории, с которыми не может справиться своими силами. Или… впадает в психологическую зависимость. Наиболее распространенные варианты «симуляции жизни» в этой категории населения – шоппингомания, наркомания и алкоголизм.

Между тем дефицит потребностей бывает как объективным, так и субъективным. Человек начинает скучать и маяться не только в случае удовлетворения всех потребностей, но и в случае отсутствия потребностей как таковых. Сколь ни удивительно это звучит, но хотеть тоже надо учиться. Первый вопрос: а чего тут учиться-то? Хотеть мы начинаем с первых моментов жизни. Достаточно одну минуту послушать звуки, издаваемые грудным младенцем в состоянии дискомфорта, чтобы понять, сколь велики и неотложны потребности человеческие. Только речь не о них, а совершенно об иной категории желаний. Американский психолог Абрахам Маслоу составил целый список фундаментальных потребностей:

  1. физиологические потребности – еда, вода, сон и т.п.;

  2. потребность в безопасности – стабильность существования, порядок;

  3. потребность в любви и принадлежности – семья, дружба;

  4. потребность в уважении – самоуважение, признание;

  5. потребность в самореализации (которую специалисты называют самоактуализацией) – развитие способностей.

Первые категории, указанные в списке Маслоу, доминируют и должны удовлетворяться раньше остальных. Они острее, сильнее, их дефицит быстрее проявляется, но их власть над сознанием ограничена: «Человек может жить хлебом единым – если ему не хватает хлеба. Но что происходит с желаниями человека, когда хлеба достаточно, когда его желудок постоянно сыт? Сразу же появляются другие, более высокие потребности и начинают доминировать в организме. Когда они удовлетворяются, новые, еще более высокие потребности выходят на сцену, и так далее». В общем, желания следуют в порядке живой очереди. Хроническое неудовлетворение какой-нибудь потребности чревато тем, что личность рискует заработать не только анемию, но и «болезнь лишенности» - что-то вроде психологического авитаминоза.

Ну, а если какая-нибудь из этих категорий не получает ни удовлетворения, ни развития? Скажем, последние две разновидности – потребность в уважении и потребность в самоактуализации? Ведь их очередь для того, чтобы выйти на сцену и объявить о себе наступит лишь после ликвидации дефицита общения. А ведь наше время к беспроблемному общению не располагает. Мы живем на рубеже эпох, увязнув, словно муха в клею, где-то между безнадежно устаревшим романтизмом и молодым, жадным, безжалостным индивидуализмом. Прежде чем это новое мироощущение потеряет остроту, стабилизируется и войдет в рамки, немало воды утечет. Человечество должно освоиться с новой степенью свободы и ответственности, наладить новую, гармоничную систему взаимоотношений друг с другом и с миром. А пока в среде наших современников особой внутренней гармонии не наблюдается. За редким исключением. Некогда психолог Эрих Фромм в своей книге «Бегство от свободы» описал, как на протяжении веков люди, обретая все большую свободу, чувствовали себя все более одиноко. И свобода превратилась в негативное состояние, от которого люди стараются спастись всеми средствами, порой прибегая к гибельным «утешениям». О том, как именно это происходит, поговорим позже, но согласитесь: результаты этого процесса видны невооруженным глазом. Проблемы со стабильностью и с общением в наши дни буквально у каждого третьего, если не у каждого второго.

  1. Предисловие (201)

    Документ
    Наступает третье тысячелетие. Во всем мире происходят существенные изменения в сфере труда, информации и власти. Образование становится самостоятельным фактором глубоких социальных и экономических перемен.
  2. Предисловие (164)

    Документ
    Общественным наукам очень повезло при социализме. В наследии Маркса — Энгельса — Ленина были однозначно сформулированы подходы, выводы и оценки, так что задача ученого значительно упрощалась.
  3. Предисловие (199)

    Документ
    Каталог выставки «Русские в Англии: между двумя войнами (1917-1940 гг.)» был подготовлен к Международной конференции «Культурное и научное наследие российской эмиграции в Великобритании (1917-1940 гг.
  4. Предисловие.

    Документ
    Учебная дисциплина «Методика преподавания математики» отно­сится к циклу педагогических дисциплин и изучается студентами, уже получившими определенную философскую, психологическую, общедидактическую, логическую и математическую подготовку.
  5. Предисловие (11)

    Документ
    Клинические проявления сердечно-сосудистых заболеваний многообразны, и практический врач нередко встречается с большими трудностями при постановке диагноза.
  6. Предисловие (105)

    Документ
    Представляем вашему вниманию «Календарь знаменательных и памятных дат - 2007 год». Материалы указателя состоят из двух частей. В первой части представлены «Знаменательные и памятные даты Республики Казахстан 2007 года», «Знаменательные
  7. Предисловие (110)

    Документ
    Хвала Аллаху Господу миров. Мир и благословление пророку Мухаммаду и его семье. Да будет доволен Аллах его сподвижниками, и да смилуется Он над теми, кто последовал за ними в благочестие.
  8. Предисловие (111)

    Документ
    Предисловие Характерной чертой нашего времени являются интенсив­но развивающиеся процессы информатизации практически во всех сферах человеческой деятельности.
  9. Предисловие (153)

    Документ
    В учебнике впервые обобщены научные и практические достижения в новой области знаний – безопасности жизнедеятельности. Он подготовлен в соответствии с примерными программами дисциплины «Безопасность жизнедеятельности» (БЖД) для всех
  10. Предисловие (157)

    Документ
    10 лет назад, когда мы, члены вновь созданной кафедры «Информационная безопасность» Южно-Уральского государственного университета, открывали в Челябинске абсолютно новые образовательные направления, связанные со сферой информационной

Другие похожие документы..