Социальной зашиты инвалидов не первый раз становится предметом отдельного исследования Уполномоченного по правам человека в Волгоградской области. В 2005 году уже публиковался специальный доклад «О нарушениях прав граждан с ограниченными возможностями, проживающих на территории Волгоградской области

уполномоченный

по правам человека в Волгоградской области

400131, г.Волгоград, ул.Пушкина, 14 тел./факс 38-83-62; тел. 38-83-60

e-mail: upl@

№ 12-11-010


15 ноября 2011 года

Специальный доклад

Уполномоченного по правам человека в Волгоградской области

«О социальной защите инвалидов

в Волгоградской области»

Тема социальной зашиты инвалидов не первый раз становится предметом отдельного исследования Уполномоченного по правам человека в Волгоградской области. В 2005 году уже публиковался специальный доклад «О нарушениях прав граждан с ограниченными возможностями, проживающих на территории Волгоградской области, при установлении им инвалидности». Однако в течение прошедших шести лет изменилось законодательство, возникли новые проблемы, более значимы стали вопросы, которые ранее не поднимались. В связи с этим Уполномоченным было принято решение вновь дать комплексную оценку положению инвалидов и выполнению государством взятых на себя обязательств, сформулировать предложения, направленные на разрешение имеющихся проблем.

Актуальность данной темы для нашего региона подтверждается хотя бы тем, что в Волгоградской области с численностью населения 2 610 тысяч человек1 проживает примерно 214,5 тысяч инвалидов2. То есть 8,22% проживающих в области лиц официально признано инвалидами.

Конституция Российской Федерации провозглашает Российскую Федерацию социальным государством, что означает возложение на нее обязанности обеспечить достойную жизнь и свободное развитие каждого человека, проживающего на ее территории. Данная формулировка предполагает, что Российской Федерацией на своей территории создаются институты, с помощью которых активные граждане могут обеспечить как свои материальные, так и духовные потребности.

Однако разные люди имеют разные возможности по использованию существующих общественных институтов. Часть лиц не обладает необходимым уровнем трудоспособности, активности и другими качествами в той степени, которая присуща основной части населения, по причине наличия серьезного заболевания, последствий травмы, а также иных нарушений здоровья, то есть они являются инвалидами. В силу этого часть 2 статьи 7 Конституции Российской Федерации предусматривает необходимость государственной поддержки инвалидов, развитие системы социальных служб, установление государственных пенсий, пособий и иных гарантий социальной защиты. Часть 1 статьи 39 Конституции Российской Федерации гарантирует социальное обеспечение по инвалидности. Причем, принимая во внимание ранее приведенные положения основного закона страны, уровень данного социального обеспечения должен гарантировать инвалидам достойную жизнь и их свободное развитие.

Данные положения должны развиваться в других нормативных актах, более подробно определяющих правовое положение инвалидов. Среди них и такие нормативные акты, как Федеральный закон от 24 ноября 1995 года №181-ФЗ
«О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» и Федеральный закон от 17 июля 1999 года №178-ФЗ «О государственной социальной помощи», которые содержат нормы, распространяющиеся на всех инвалидов. Некоторые нормативные акты предусматривают права инвалидов в одной определенной сфере правового регулирования (Федеральные законы от 15 декабря 2011 года №166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации», от 17 декабря 2001 года №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»). Другие устанавливают особенности в социальном обеспечении отдельных категорий инвалидов (например, Закон Российской Федерации от 15 мая 1991 года №1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС»).

Однако вопросы социальной защиты являются предметом совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. Поэтому в Волгоградской области также приняты нормативные акты, регулирующие правовое положение инвалидов. Например, Закон Волгоградской области от 21 февраля 2007 года №1418-ОД
«О государственной социальной помощи населению в Волгоградской области», Закон Волгоградской области от 21 ноября 2002 года №757-ОД «Об обеспечении условий жизнедеятельности инвалидов и других маломобильных групп населения в Волгоградской области», Закон Волгоградской области от 05 декабря 2005 года №1127-ОД «О квотировании рабочих мест для приема на работу инвалидов».

Между тем, давая общую оценку действующей системе социальной защиты инвалидов, отметим, что она не позволяет достигнуть определенных Конституцией Российской Федерации целей достойной жизни и свободного развития личности каждого инвалида.

Анализ поступающих жалоб, а также информации из иных источников, позволяет выделить следующие проблемные сферы в области социальной защиты инвалидов:

1) подтверждение инвалидности и нуждаемости лиц с ограниченными возможностями в особой государственной поддержке;

2) обеспечение инвалидов жильем;

3) гарантии занятости инвалидов и защита их трудовых прав;

4) оказание социальной помощи в виде набора социальных услуг и ежемесячной денежной выплаты;

5) предоставление инвалидам технических средств реабилитации;

6) организация общедоступной для маломобильных групп населения среды.

Нарушение прав лиц с ограниченными возможностями при решении вопросов о признании их инвалидами.

Понятие инвалида сформулировано в действующем законодательстве и им обозначается лицо, которое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты1.

Таким образом инвалидность – это состояние, характеризуемое одновременным наличием у человека всех следующих обстоятельств:

- нарушение здоровья;

- стойкое расстройство функций организма;

- обусловленные вышеперечисленным ограничения жизнедеятельности организма. К основным категориям жизнедеятельности организма относят способности к самообслуживанию, к самостоятельному передвижению, к ориентации, к общению, к обучению, к трудовой деятельности и способность контролировать свое поведение1;

- необходимость социальной защиты человека вследствие ограниченности возможностей его организма.

Наличие только одного или двух из указанных признаков не может быть основанием для признания инвалидом. Например, наличие нарушения здоровья, не сопровождаемое стойким нарушением функций организма, может свидетельствовать о временной нетрудоспособности данного человека и ему оказывается соответствующая государственная поддержка. Однако это не означает, что человек является инвалидом. С другой стороны, не все стойкие нарушения функций организма объективно влекут нуждаемость в особой защите государства.

Инвалидность устанавливается в рамках специальной процедуры, называемой медико-социальной экспертизой. Законом определено, что медико-социальная экспертиза осуществляется исходя из комплексной оценки состояния организма на основе анализа клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических данных освидетельствуемого лица с использованием классификаций и критериев, разрабатываемых и утверждаемых в порядке, определяемом уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти2. В настоящее время действуют Классификации и критерии, используемые при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы, утвержденные приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 23 декабря 2009 года №1013н (далее по тексту – Классификации и критерии…).

В то же время стоит отметить, что Классификации и критерии… содержат лишь определения (вербальное описание) основных видов нарушений функций организма человека, степени их выраженности, основных категорий жизнедеятельности человека и степени выраженности ограничений этих категорий. Однако они официально не определяют, какие основные категории жизнедеятельности организма нарушены и в какой степени, при наличии определенных заболеваний. Поэтому определение их наличия в каждом конкретном случае – сфера усмотрения специалистов бюро медико-социальной экспертизы1. При этом отмечу, как следует из практики, подходы в квалификации состояния здоровья граждан со временем изменяются. В результате к Уполномоченному по правам человека в Волгоградской области поступают обращения лиц, которые ранее инвалидами признавались, но при прохождении очередного освидетельствования инвалидами признаны не были, несмотря на то, что их здоровье не улучшилось.

По информации Главного бюро медико-социальной экспертизы по Волгоградской области в 2010 году для определения группы инвалидности освидетельствовано 59 377 человек, из которых 54 824 признаны инвалидами (то есть 92,3% освидетельствуемых). Из непризнанных инвалидами 4 553 человек проходили первичное освидетельствование 2 794 гражданина, 1 759 – в порядке переосвидетельствования. Из обжалованных в Главное бюро медико-социальной экспертизы по Волгоградской области 1 290 решений нижестоящих учреждений
71 решение было изменено. За 9 месяцев 2011 года из освидетельствованных
44 882 лиц признаны инвалидами 36 407 человек, а из обжалованных в областное учреждение медико-социальной экспертизы 1 002 решений изменены 502.

Приведенные статистические данные не позволяют утверждать о наличии каких-либо проблем в сфере медико-социальной экспертизы, пока не ознакомишься с конкретными жалобами.

Из заявления гражданки М. (вх.339 от 12.04.2010г.) и предоставленных ею документов следует, что ее дочери в 2004 году в возрасте 10 лет удалили половину нижней челюсти. В результате этого девочка вынуждена пользоваться съемным протезом, который необходимо менять один раз в полгода. Из-за возраста проведение операции для окончательного восстановления недостающей части челюсти пока невозможно. Функция жевания у ребенка значительно снижена и ее эффективность не превышает 40%3. В связи с указанным дефектом и отсутствием возможности нормального приема пищи у девочки начались изменения в органах пищеварения. Несовершеннолетняя девочка с 2004 года признавалась инвалидом. Однако при очередном освидетельствовании в 2008 году, а также в последующих годах филиал №16 ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Волгоградской области» постоянно отказывается признавать ее инвалидом. Данное решение мотивируется тем, что имеющиеся ограничения жизнедеятельности девочки незначительны1. Между тем функция жевания связана с осуществлением одной из основных физиологических потребностей организма - приемом пищи. Способность самостоятельно в полной мере выполнять соответствующие действия относится к такой категории жизнедеятельности, как способность к самообслуживанию2. Как можно говорить о незначительном ограничении этой функции, если эффективность пережевывания пищи на уровне 40% от нормы. И это не единичная ситуация.

Внуку гражданки Л. (вх.434 от 17.05.2010г.) в 2008 году сделали аналогичную операцию. В признании его инвалидом также отказано филиалом №14 ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Волгоградской области»3.

Хотелось бы отметить обращение гражданки С. (вх.1055 от 20.12.2010г.), обратившейся в интересах своего сына М., 2001 года рождения, ранее признававшегося в течение 9 лет инвалидом в связи с хроническим заболеванием щитовидной железы в тяжелой форме. Также у М. установлено заболевание почек. При очередном освидетельствовании в декабре 2010г. инвалидом его не признали. Однако фактически здоровье М. не улучшилось. Как следует из ответа Федерального государственного учреждения «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Волгоградской области» по результатам освидетельствования М. установлено, что на фоне адекватной терапии у ребенка имеются незначительно выраженные нарушения функций организма, обусловленные заболеванием органов внутренней секреции, которые не ограничивают ни одну из основных категорий жизнедеятельности4. В связи с этим возникает вопрос: если незначительность нарушений функций организма ребенка является результатом адекватной терапии, то не является ли постоянная нуждаемость в этой терапии обстоятельством, объективно свидетельствующим о постоянной нуждаемости ребенка в лекарствах и в соответствующих мерах социальной защиты.

Гражданин К. (вх.349 от 20.04.2011г.), больной сахарным диабетом и являющийся инсулинозависимым, который с детства на протяжении 11 лет признавался инвалидом, в 21 год перестал быть инвалидом. При очередном освидетельствовании в марте 2011г. в признании инвалидом ему отказали по причине отсутствия достаточных для этого оснований. При этом, как утверждает К., лечащие его врачи улучшения здоровья не отмечают.

Гражданка Г. (вх.389 от 29.04.2011г.) болеет ревматоидным артритом. Она неоднократно направлялась на медико-социальную экспертизу. Обычно ей отказывали в признании инвалидом, но в 2009 году приняли положительное решение. Однако в 2010 и 2011 годах Г. вновь отказали в признании инвалидом. При этом, как указывается в заявлении, Г. с 24 ноября 2010 года и до момента обращения в адрес Уполномоченного постоянно признавалась лечащими врачами нетрудоспособной.

Приведенные примеры, по нашему мнению, свидетельствуют об отсутствии единой практики применения Классификаций и критериев…, а также о недостатках самого указанного нормативного акта, не позволяющего достоверно определять нуждаемость граждан в социальной поддержке вследствие недостатков функционирования организма и допускающих возможность принятия различных решений в ситуациях, являющихся аналогичными. В таких условиях было бы выходом определение в каком-либо документе соответствия ограничений жизнедеятельности человека определенным заболеваниям.

Особо огорчает отсутствие специальных критериев признания инвалидами несовершеннолетних граждан. Хотя Классификации и критерии… содержат норму, согласно которой категория «ребенок-инвалид» определяется при наличии ограничений жизнедеятельности любой категории и любой из трех степеней выраженности (при этом предусмотрена необходимость оценивать их в соответствии с возрастной нормой), вызывающих необходимость социальной защиты, но приведенные примеры свидетельствуют об отсутствии в работе учреждений медико-социальной экспертизы какого-либо особого подхода в признании инвалидами детей с ограниченными возможностями.

Анализ поступающих обращений о непризнании инвалидами, практики судебных разбирательств по данным вопросам позволяет сделать следующие выводы. В настоящее время граждане часто не доверяют государственным учреждениям медико-социальной экспертизы. Однако других учреждений, которые имели бы право официально высказать свое мнение по вопросу о признании гражданина инвалидом, нет. Даже в случае обращения в судебные инстанции и назначения судебной медико-социальной экспертизы, ее проведение обычно поручается государственным бюро медико-социальной экспертизы других регионов или Федеральному бюро медико-социальной экспертизы, которые входят в ту же систему, что и бюро, чьи решения обжалуются. В связи с этим Уполномоченный считает, что имеется необходимость предусмотреть для граждан право пройти за собственный счет независимую медико-социальную экспертизу. Однако действующее законодательство не предусматривает возможность проведения такой независимой экспертизы1. Считаю, что перечень независимых медицинских экспертиз должен быть дополнен медико-социальной экспертизой, для чего необходимо внести изменения в Основы законодательства Российской Федерации «Об охране здоровья граждан». Порядок проведения данной независимой экспертизы, правовое значение вынесенных ею заключений могли бы быть аналогичными тем, которые определены для независимой военно-врачебной экспертизы:

  1. Аналитический отчет московская школа прав человека 2008 (1)

    Содержательный отчет
    Сведения и материалы, изложенные в данной публикации, не обязательно отражают точку зрения ЮНЕСКО. За представленную информацию несут ответственность авторы.
  2. Аналитический отчет московская школа прав человека 2008 (2)

    Содержательный отчет
    Образование в области прав человека в России, включая образование в области профилактики ВИЧ/СПИДа: аналитический отчет. / Под ред. А.Я.Азарова. – М.: Московская школа прав человека, 2008.
  3. Сборник региональных докладов (2)

    Доклад
    Краткая информация об организации, подготовившей настоящий доклад: Автономная некоммерческая организация «Дальневосточный центр», адрес: Приморский край, г.
  4. Доклад уполномоченного по правам человека в Российской Федерации (3)

    Доклад
    В соответствии с пунктом 1 статьи 33 Федерального конституционного закона «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» представляю Президенту Российской Федерации, в Совет Федерации и Государственную Думу Федерального
  5. Е. И. Куприянова Начало становления института Уполномоченных по правам ребенка в субъектах Российской Федерации

    Документ
    Более пяти лет в рамках пилотного проекта Министерства труда и социального развития РФ при поддержке Детского фонда Организации Объединенных Наций (ЮНИСЕФ) идет становление нового института защиты - Уполномоченного по правам ребенка.
  6. 7 Уполномоченным по правам ребенка следует доверить право вето на действия опеки

    Обзор
    На наш взгляд, в настоящее время отсутствуют объективные и убедительные мотивы необходимости создания нового правового механизма в этой области". 7
  7. Прекратить травлю Уполномоченного по правам человека (1)

    Документ
    Мы считаем принципиально важным выразить свою моральную поддержку гражданской и профессиональной позиции Уполномоченного по правам человека в РФ В.П. Лукина.
  8. Прекратить травлю Уполномоченного по правам человека (2)

    Документ
    В связи с событиями 31 мая 2010 года на Триумфальной площади и вообще в связи с многочисленными нарушениями прав граждан на свободу митингов и собраний администрацией Москвы и прав и достоинства граждан сотрудниками правоохранительных органов в Москве В.
  9. Трудовое право России

    Документ
    Стремительное развитие современного рыночного гражданского оборота и, как следствие этого, совершенствование механизма трудовых и непосредственно связанных с ними отношений, требуют и адекватного правового регулирования.

Другие похожие документы..