Социальной зашиты инвалидов не первый раз становится предметом отдельного исследования Уполномоченного по правам человека в Волгоградской области. В 2005 году уже публиковался специальный доклад «О нарушениях прав граждан с ограниченными возможностями, проживающих на территории Волгоградской области

- независимая медико-социальная экспертиза проводилась бы только после прохождения гражданином соответствующего освидетельствования в государственном бюро медико-социальной экспертизы и вынесения заключения, с которым человек не согласен;

- заключение независимой медико-социальной экспертизы не влечет признание гражданина инвалидом, но является основанием для ее повторного проведения в бюро медико-социальной экспертизы. Кроме того, появилась бы возможность передавать проведение судебной медико-социальной экспертизы в организации, не входящие в структуру бюро медико-социальной экспертизы.

Кроме того, отмечу возникающие трудности для лиц, проходящих медико-социальную экспертизу, реализовать предусмотренное законом право на приглашение по своему заявлению любого специалиста для участия в проведении медико-социальной экспертизы. Данное право прямо предусмотрено Основами законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан2. Единственным условием реализации этого права является согласие самого специалиста на участие в экспертизе. Согласие органа медико-социальной экспертизы не требуется. Между тем данные положения не были учтены разработчиками Правил признания лица инвалидом, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 2006 года №95, что влечет нарушение соответствующего права освидетельствуемого.

Так при очередном переосвидетельствовании в 2010 году дочери М. (вх.339 от 12.04.2010г.) подавалось заявление о приглашении на экспертизу трех ведущих специалистов региона соответствующих специальностей, однако в допуске их к участию в экспертизе отказали. Отказ филиала №16 ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Волгоградской области»3 мотивировался отсутствием необходимости в этих специалистах и тем, что Правилами признания лица инвалидом, утвержденными подзаконным нормативным актом4, который по своей юридической силе ниже федерального закона, это не предусмотрено и право приглашать специалистов предоставлено исключительно руководителю учреждения медико-социальной экспертизы. Восстановить право гражданина на приглашение специалистов получилось только при рассмотрении соответствующего дела в Судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда. В итоге при освидетельствовании дочери М. в 2011 году приглашенным специалистам предоставили возможность участвовать в медико-социальной экспертизе и высказывать свое мнение.

В связи с этим считаю необходимым внести соответствующие изменения в Правила признания инвалидом, предусмотрев четкую процедуру реализации права на приглашение специалистов для участия в медико-социальной экспертизе.

Довольно часто Уполномоченный по правам человека в Волгоградской области получает обращения граждан на предмет отказа учреждений медико-социальной экспертизы предоставлять им для ознакомления документы, составляемые этими учреждениями при их освидетельствовании. При проведении медико-социальной экспертизы, согласно Правилам признания лица инвалидом, должны оформляться следующие документы:

1) протокол (пункт 26 Правил признания лица инвалидом);

2) акт медико-социальной экспертизы, составляемый по результатам ее проведения (пункт 29 Правил признания лица инвалидом);

3) справка о признании инвалидом или справка о результатах медико-социальной экспертизы (в случае непризнания инвалидом).

Правила признания лица инвалидом обязывают органы медико-социальной экспертизы выдавать гражданам только справку о признании инвалидом либо справку о результатах медико-социальной экспертизы. Право граждан на ознакомление или получение копии протокола или акта медико-социальной экспертизы в указанном нормативном документе не предусмотрено, что зачастую становится поводом для отказа в ознакомлении с ними и изготовлении их копий, как это имело место с гражданином К. (вх.330 от 15.04.2011г.). При этом людям разъясняется, что учреждения медико-социальной экспертизы предоставят соответствующие материалы только по запросу суда.

В связи с этим Уполномоченный по правам человека в Волгоградской области вынужден обращаться к федеральным органам исполнительной власти, в ведении которых находятся бюро медико-социальной экспертизы, с предложением обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами их медико-социальной экспертизы в соответствии с частью 2 статьи 24 Конституции Российской Федерации. Ведь законодательных актов, запрещающих лицам, проходившим медико-социальную экспертизу, знакомиться с соответствующими документами и материалами, в которых имеется информация об их здоровье, нет.

Последний вопрос в области медико-социальной экспертизы, который хотелось бы обсудить, это подсудность и порядок рассмотрения дел по оспариванию решений органов медико-социальной экспертизы.

В адрес Уполномоченного по правам человека в Волгоградской области обратился гражданин К. (вх.507 от 01.06.2011г.) по следующему вопросу. Заявитель, проживающий в Николаевском районе, проходил медико-социальную экспертизу в филиале №24 Федерального государственного учреждения «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Волгоградской области». Далее его вопрос о признании инвалидом рассматривался непосредственно в ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы» и ФГУ «Федерального бюро медико-социальной экспертизы» по подаваемым им жалобам. Во всех инстанциях ему отказали в признании инвалидом. Соответствующие решения К. обжаловал в порядке главы 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации как решения органов государственной власти.

Определением Николаевского районного суда от 23 марта 2011 года заявление возвратили гражданину К., со ссылкой на то, что им обжалуется решение организации, имеющей статус учреждения, а не государственного органа. Заявителю рекомендовалось подавать исковое заявление в общем порядке в суд по месту нахождения ответчиков. При этом стоит отметить, что ни один из перечисленных ответчиков не находился в Николаевском районе. Необходимость выезжать на судебные заседания в отдаленный город создавала для К. значительные трудности в активном участии в процессе как в связи с состоянием здоровья, так и по причине отсутствия необходимых для этого денежных средств. Тем не менее позицию районного суда поддержала Судебная коллегия по гражданским делам Волгоградского областного суда в кассационном определении от 05 мая 2011 года.

Действительно, согласно положениям главы 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в предусмотренном ей порядке могут быть обжалованы только решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих.

Однако в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации
от 10 февраля 2009 года №2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих» разъяснено, что в порядке, предусмотренном главой 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, рассматриваются и разрешаются также иные дела, возникающие из публичных правоотношений и отнесенные федеральными законами к компетенции судов общей юрисдикции, в частности об оспаривании решений, действий (бездействия) органов, которые не являются органами государственной власти и органами местного самоуправления, но наделены властными полномочиями в области государственного управления или распорядительными полномочиями в сфере местного самоуправления и принимают решения, носящие обязательный характер для лиц, в отношении которых они вынесены. По правилам, предусмотренным главой 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, рассматриваются также дела об оспаривании решений, действий (бездействия) юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, принятых, совершенных при осуществлении ими переданных в установленном порядке конкретных государственно-властных полномочий.

Согласно Федеральному закону «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» осуществление медико-социальной экспертизы отнесено к ведению федеральных органов государственной власти в области социальной защиты инвалидов. При этом исполняется данное полномочие Российской Федерацией посредством созданных им учреждений бюро медико-социальной экспертизы, к которым, как указывалось выше, относятся бюро медико-социальной экспертизы. Указанные учреждения непосредственно принимают решения об установлении инвалидности, ее причины, потребности инвалида в различных видах социальной помощи. Вынесенные ими решения обязательны для исполнения соответствующими органами государственной власти, органами местного самоуправления, а также организациями независимо от организационно-правовых форм и форм собственности1.

Очевидно, что бюро медико-социальной экспертизы, решая вопросы признания граждан инвалидами, осуществляют переданные им конкретные государственно-властные полномочия. Поэтому жалобы на их решения, которые ограничивают права граждан либо создают препятствия в их осуществлении, в том числе и на решения об отказе в признании инвалидом, с учетом приведенных разъяснений Верховного Суда Российской Федерации, должны рассматриваться в порядке, предусмотренном главой 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, с применением специальных правил о подсудности, согласно которым заявление может быть подано по месту жительства заявителя.

Соблюдение жилищных прав инвалидов.

Доля обращений граждан по вопросу соблюдения жилищных прав уже несколько лет является самой большой в структуре поступающих к Уполномоченному по правам человека в Волгоградской области письменных заявлений. Часть таких обращений направляется в мой адрес и инвалидами. Поднимаемые вопросы касаются различных сторон реализации права на жилище.
В настоящем докладе ограничимся лишь теми проблемами, которые являются для инвалидов специфичными и обычно не возникают у обычных граждан.

Сначала хотелось бы коснуться вопросов обеспечения инвалидов жилыми помещениями по договору социального найма. Как известно, Жилищный кодекс Российской Федерации предусматривает предоставление гражданам, стоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, жилья по договору социального найма в порядке очередности исходя из времени их принятия на указанный учет. Однако предусмотрены и исключения, когда жилье предоставляется вне очереди. К числу внеочередников, согласно статье 57 Жилищного кодекса Российской Федерации относятся:

- граждане, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и ремонту или реконструкции не подлежат;

- дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по окончании их пребывания в образовательных и иных учреждениях, в том числе в учреждениях социального обслуживания, в приемных семьях, детских домах семейного типа, при прекращении опеки (попечительства), а также по окончании службы в Вооруженных Силах Российской Федерации или по возвращении из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы;

- граждане, страдающие тяжелыми формами хронических заболеваний, указанных в перечне, утвержденном федеральным органом исполнительной власти, определенным Правительством Российской Федерации1.

Однако к Уполномоченному поступают обращения граждан, страдающих тяжелыми формами хронических заболеваний, о невозможности реализовать право на внеочередное получение жилого помещения по договору социального найма из муниципального жилищного фонда. Обычно органы местного самоуправления в своих ответах ссылаются на то, что они обязаны обеспечить жилыми помещениями только малоимущих и нуждающихся в жилых помещениях граждан. Обеспечение же жилым помещением вне очереди лиц, страдающих тяжелыми формами хронических заболеваний, при которых совместное проживание граждан в одной квартире невозможно, по их мнению, должно осуществляться за счет государственного жилищного фонда органами государственной власти. Дополнительно сообщается, что на федеральном или региональном уровне отсутствует положение о внеочередном обеспечении жильем указанных граждан, которое наделяло бы органы местного самоуправления полномочиями по предоставлению им жилья вне очереди. Такого рода ответ получила гражданка М. (вх.792 от 29.09.2010г.).

Между тем из текста соответствующих положений главы 7 Жилищного кодекса Российской Федерации следует, что положения о внеочередном предоставлении жилых помещений предусматривают особенности обеспечения жилым помещением лиц, уже находящихся на учете нуждающихся в жилье, предоставляемом по договору социального найма. Если гражданин был признан нуждающимся в жилом помещении, например, в связи с отсутствием жилья в собственности или в пользовании по договору социального найма, а также признан малоимущим и поэтому поставлен на учет в целях получения жилого помещения из муниципального жилищного фонда, то в случае возникновения указанного в названном перечне заболевания он приобретает право на внеочередное обеспечение жильем. Однако, как показывает практика, добиться от муниципальных органов власти исполнения своей обязанности по внеочередному обеспечению жильем бывает довольно трудно и нередко становится возможным только после обращения в суд.

Отметим еще одно обстоятельство. В приведенном в статье 57 Жилищного кодекса Российской Федерации перечне лиц, имеющих право на внеочередное предоставление жилого помещения, отсутствует такая категория граждан, как инвалиды. Названый перечень тяжелых форм хронических заболеваний содержит лишь те заболевания, при которых совместное проживание нескольких семей в одной квартире невозможно. Например, это активные формы туберкулеза с выделением микобактерий туберкулеза, злокачественные новообразования, сопровождающиеся обильными выделениями, некоторые психические заболевания и т.п. Между тем отдельные нарушения функций организма, влекущие даже признание инвалидом I группы, в указанный перечень не входят и не могут быть тем основанием, по которому возникает право на получение жилого помещения по договору социального найма вне очереди. Так инвалиды, полностью утратившие зрение или слух, признанные нуждающимися в улучшении жилищных условий, будут ожидать жилого помещения исключительно в порядке очередности. Принимая во внимание то, каким образом идет обеспечение граждан жильем из государственного и муниципального жилищных фондов, это ожидание затянется на десятки лет.

Ранее действовавший Жилищный кодексе РСФСР предусматривал для инвалидов Великой Отечественной войны, инвалидов труда I и II групп, инвалидов I и II групп из числа военнослужащих право на первоочередное получение жилых помещений1. Принимая во внимание особый статус инвалидов и их ограниченные в силу состояния здоровья возможности по самостоятельному обеспечению себя жилым помещением, Уполномоченный по правам человека в Волгоградской области считает возможным предусмотреть льготы по обеспечению жилыми помещениями по договору социального найма лиц, признанных инвалидами
I группы.

С 01 января 2005 года порядок обеспечения инвалидов жилыми помещениями зависит от даты постановки их на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий. Те, кто не встал на соответствующий учет до 01 января 2005 года, обеспечивается жильем в общем порядке2. А в настоящее время жилые помещения за счет муниципального жилищного фонда предоставляются только малоимущим гражданам. Признание малоимущим осуществляется в порядке, установленном законом соответствующего субъекта Российской Федерации, с учетом дохода, приходящегося на каждого члена семьи, и стоимости имущества, находящегося в собственности членов семьи и подлежащего налогообложению.

Закон Волгоградской области от 04 августа 2005 года №1096-ОД «О порядке признания граждан малоимущими в целях предоставления им по договорам социального найма жилых помещений» предусматривает установление органами местного самоуправления порогового значения дохода, приходящегося на каждого члена семьи или на одиноко проживающего гражданина, при превышении которого хотя бы на 1 рубль человек не может быть признан малоимущим и претендовать на получение жилого помещения из муниципального жилищного фонда по договору социального найма. В отдельных муниципальных образованиях это более менее существенные суммы. Например, в городском округе – город Волжский на 2011 год это 10 724 рубля, а в городском округе – город-герой Волгоград – 1,5-кратная величина прожиточного минимума, определенного главой Администрации Волгоградской области. Но в других муниципальных образованиях это незначительные размеры доходов. Так в Котовском городском поселении на
2011 год пороговое значение размера дохода определено на уровне 5 362 рубля, в городском округе – город Фролово – 5 343 рубля. При этом отмечу, что только фиксированный базовый размер трудовой пенсии по инвалидности у инвалида первой группы, не имеющего иждивенцев, составляет 5 124 рубля. И это лишь одна часть его пенсии. Остальная часть пенсии зависит от размера его расчетного пенсионного капитала, реального страхового стажа и нормативного страхового стажа для его возраста. При таких условиях инвалид I группы, получающий трудовую пенсию, может быть не признан малоимущим в целях получения жилого помещения из муниципального жилищного фонда по договору социального найма. Предполагается, что он сможет обеспечить себя жильем самостоятельно. Однако возникает следующий вопрос. Какой банк согласится дать такому инвалиду, получающему, к примеру, трудовую пенсию по инвалидности в размере
5 500 рублей, кредит на приобретение жилья и на каких условиях.

  1. Аналитический отчет московская школа прав человека 2008 (1)

    Содержательный отчет
    Сведения и материалы, изложенные в данной публикации, не обязательно отражают точку зрения ЮНЕСКО. За представленную информацию несут ответственность авторы.
  2. Аналитический отчет московская школа прав человека 2008 (2)

    Содержательный отчет
    Образование в области прав человека в России, включая образование в области профилактики ВИЧ/СПИДа: аналитический отчет. / Под ред. А.Я.Азарова. – М.: Московская школа прав человека, 2008.
  3. Сборник региональных докладов (2)

    Доклад
    Краткая информация об организации, подготовившей настоящий доклад: Автономная некоммерческая организация «Дальневосточный центр», адрес: Приморский край, г.
  4. Доклад уполномоченного по правам человека в Российской Федерации (3)

    Доклад
    В соответствии с пунктом 1 статьи 33 Федерального конституционного закона «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» представляю Президенту Российской Федерации, в Совет Федерации и Государственную Думу Федерального
  5. Е. И. Куприянова Начало становления института Уполномоченных по правам ребенка в субъектах Российской Федерации

    Документ
    Более пяти лет в рамках пилотного проекта Министерства труда и социального развития РФ при поддержке Детского фонда Организации Объединенных Наций (ЮНИСЕФ) идет становление нового института защиты - Уполномоченного по правам ребенка.
  6. 7 Уполномоченным по правам ребенка следует доверить право вето на действия опеки

    Обзор
    На наш взгляд, в настоящее время отсутствуют объективные и убедительные мотивы необходимости создания нового правового механизма в этой области". 7
  7. Прекратить травлю Уполномоченного по правам человека (1)

    Документ
    Мы считаем принципиально важным выразить свою моральную поддержку гражданской и профессиональной позиции Уполномоченного по правам человека в РФ В.П. Лукина.
  8. Прекратить травлю Уполномоченного по правам человека (2)

    Документ
    В связи с событиями 31 мая 2010 года на Триумфальной площади и вообще в связи с многочисленными нарушениями прав граждан на свободу митингов и собраний администрацией Москвы и прав и достоинства граждан сотрудниками правоохранительных органов в Москве В.
  9. Трудовое право России

    Документ
    Стремительное развитие современного рыночного гражданского оборота и, как следствие этого, совершенствование механизма трудовых и непосредственно связанных с ними отношений, требуют и адекватного правового регулирования.

Другие похожие документы..