© ООО «Издательский дом «Вече», 2004

Дело в том, что в 1943 году в США сбежал сотрудник военной приемки полковник Кравченко. Сталин обрушил весь свой гнев на руководство НКВД, и то приняло «мудрое» решение: организовать переход на нашу сторону и обращение с просьбой о «политическом» убежище какого-либо высокопоставленного иностранца из числа англичан или американцев. Дело было поручено Питовранову. Он подобрал и сумел склонить к этому шагу главного редактора газеты «Британский Союзник» Уильямса Спарка (фамилия изменена по этическим соображениям). Правда, потом Спарк уехал за границу, но необходимая шумиха о его переходе на нашу сторону сыграла свою роль.

О роли Питовранова было доложено Сталину, и он запомнил его фамилию.

В 1944 году, когда иностранные дипломаты стали возвращаться из Куйбышева в Москву, оказалось, что их офисы и квартиры напичканы «жучками», в том числе и квартира посла США Гарримана. Назревал серьезный скандал. Сталин собрал руководителей органов госбезопасности для поисков выхода из создавшегося положения.

— С теми сапожниками, кто еще не научился как следует работать, мы разберемся позже, — нервно закончил краткое вступление Сталин, — а сейчас следует решить, какую принципиальную позицию нам следует занять. Считал бы правильным особо не расшаркиваться перед американцами — это выглядело бы, по меньшей мере, глупо, а спокойно и, главное, убедительно изложить нашу версию... Прошу всех подумать, жду предложений.

Наступила тяжелая, давящая тишина, беспощадно быстро летело время. И вдруг робкое, но, очевидно, спасительное для всех:

— Разрешите, товарищ Сталин?

Поднялся самый молодой генерал, сидевший в глубине, за спинами более высокого руководства. Сталин удивленно поднял брови.

— Да, говорите, мы вас слушаем. Представьтесь, пожалуйста.

— Генерал-майор Питовранов.

Резко обернувшись, Сталин бросил пристальный взгляд и едва заметно кивнул головой:

387

— Докладывайте...

— Товарищ Сталин, Москву, понятно, мы никогда бы противнику не отдали. Но война есть война и, вообще говоря, могло бы произойти всякое...Так вот, мы, вроде бы, тоже не исключали возможной сдачи Москвы по чисто тактическим соображениям. И на период ее временной оккупации подготовили для противника некоторые сюрпризы. В частности, много домов заминировали, а в некоторых, где по нашим предположениям могли бы разместиться высокопоставленные немецкие чины, установили подслушивающие устройства. Понятно, для того, чтобы наши подпольщики могли получать важную информацию. Так, по-моему, могла бы выглядеть основная идея нашей позиции. — Питовранов повернулся к коллегам, ожидая поддержки, но те не отрывали глаз от вождя.

Осмысливая, очевидно, неожиданное предложение, тот долго молчал.

— Ну что ж, предложение дельное, интересное, но не до конца продуманное. Почему же мы все-таки, не оставив немцам Москву, сами потом не сняли эти устройства... жучки?

Теперь все головы, как по команде, повернулись к докладчику. Он не заставил себя долго ждать:

— Сами не сняли по простой причине — выполнявшие эту работу специалисты давно ушли в действующую армию, на передовую... Кроме них в эти дела никто не посвящался — таковы общие и известные, видимо, американцам требования конспирации. За прошедшие три года некоторые погибли, другие воюют. Вот закончим войну и будем устранять все ее следы... А сейчас какие могут быть к нам претензии? Ведь эти устройства мы никогда так и не использовали. — Он лукаво улыбнулся...— Доказать обратное вряд ли возможно.

Едва заметная улыбка скользнула и по лицу Сталина:

— Вы закончили? Хорошо, какие есть еще идеи?

— Других не оказалось.

— Тогда все свободны...

На следующий день министр иностранных дел Вячеслав Молотов принял посла Гарримана и вручил ему ответ советской стороны. Инцидент был исчерпан.

Вторая встреча Питовранова со Сталиным произошла уже после Победы, в 1945 году, когда молодого генерала нарком Меркулов предложил выдвинуть на пост наркома госбезопасности Узбекистана и привез на прием к Сталину.

388

— Вы, очевидно, уже поговорили с товарищем Питоврановым по существу вопроса, — Сталин повернулся к Меркулову, тот выразительно кивнул головой, — а он сам что скажет?

— Считаю предстоящую работу важной и ответственной, фронт достаточно широкий и очень специфический. Попытаюсь побыстрее вникнуть в тонкости исламистской догматики, особенно ее практических аспектов. Надеюсь на поддержку местных чекистов.

— Вы очень правильно сказали. Наши военные, когда заканчивают свои операции, то закрывают и фронт... А ваш фронт закрыть невозможно... Ну что ж, мы с товарищем Меркуловым желаем вам успехов.

Сталин снял телефонную трубку, показывая, что аудиенция окончена.

В 1951 году Питовранов, уже будучи заместителем министра госбезопасности, был арестован по совершенно нелепым обвинениям, косвенно связанным и с ленинградским делом, и с «делом врачей», фактически с недоброжелательством Маленкова, а формально с «практической бездеятельностью по выявлению сотрудников нелегальной разведки Великобритании».

Находясь в Лубянской тюрьме, Питовранов подготовил краткую, но содержательную записку с критическими мыслями по ряду актуальных проблем контрразведывательной деятельности МГБ и предложил конкретную программу по ее реализации. Записка Питовранова была доложена лично Сталину. Вскоре после этого Сталин предложил министру Игнатьеву в кратчайший срок разработать схему формирования в рамках МГБ мощной разведывательной и контрразведывательной службы Главного разведывательного управления, в котором возглавить разведку должен был Питовранов.

Я присутствовал на собрании, на котором Питовранов рассказывал об обстоятельствах своего освобождения.

— Однажды меня вызвали, как я думал, на очередной допрос, но провели в кабинет начальника внутренней тюрьмы. Там я увидел разложенные на диване предметы моего генеральского обмундирования. Начальник тюрьмы критически оглядел меня, тут же вызвал парикмахера, и после того, как я был приведен в надлежащий вид, мне объявили о моем освобождении и предложили одеть форму.

Из дальнейшего рассказа Питовранова вытекало, что сразу же после освобождения из тюрьмы его принял Сталин. Правда, биограф Питовранова, А.В. Киселев, рассказывает, что эта встреча произошла несколько позже. Впрочем, это не имеет принципиального значения.

389

Так или иначе, в январе 1953 года Питовранов был назначен начальником Первого Главного Управления.

Сталин принял Питовранова в своем рабочем кабинете необычайно тепло, предложил «садиться, как вам удобно», заказал чай. Питовранов доложил о своих первых шагах на новом посту, о своих планах. Сталин внимательно выслушал его, а затем спросил:

— Скажите, сколько у вас надежных информаторов?

— Тысячи три, товарищ Сталин, ...или около того, — не очень уверенно ответил Питовранов.

— Не спешите, подумайте хорошенько, — поправил его Сталин... — Если бы вы назвали цифру несколько меньше, скажем, человек триста — четыреста, то она, видимо, отражала бы точное реальное положение... Видно, что такие помощники у вас есть. Их надо высоко ценить, беречь, уважать и... проверять.

Говорю вам это, исходя из собственного опыта. У нас, большевиков, никогда не было большого числа агентов ни в департаменте полиции, ни в рядах наших политических оппонентов. Но из тех немногих, с которыми мы работали, каждый был на своем месте, и мы никогда не испытывали недостатка в нужных нам сведениях. Большое число агентов и малоэффективно, и... расточительно. Но мы работали с нашей русской агентурой и, как правило, в самой России. У вас дело сложнее. Что, мне кажется, для вас должно стать главным... — в голосе вождя зазвучали твердые, безапелляционные нотки, — вы никогда не должны делать из помощников врагов их собственной страны, напротив, — у них следует постоянно развивать чувство патриотизма и разъяснять, что только в совместной борьбе мы принесем максимальную пользу народам наших обеих, подчеркиваю — обеих стран. И еще: чем больше внимания вы окажете этим людям, тем больше пользы вы от них получите.

Беседа закончилась несколько странно:

— А как, скажите, к вам относятся «смежники» из министерства иностранных дел и Внешторга, да и другие наши хозяйственники? Хорошо, говорите? Это правильно...

Сталин выдержал долгую паузу.

— ...Мне кажется, что тех руководителей, которые не понимают важности агентурной работы, надо... — он улыбнулся, — бросать в колодец, — и, энергично взмахнув здоровой, правой, рукой, добавил: — вниз головой! (Позже он повторит эту фразу.)

На таком эмоциональном всплеске закончилась эта встреча. Оказалась она последней.

390

* * *

Ни в архивных материалах, ни в воспоминаниях автору не попадались факты встреч Сталина с разведчиками более низких рангов, хотя нельзя исключить, что они имели место.

В целом же отношение Сталина к разведчикам отражено в санкционированном им приводимом документе.

4 ноября 1944 года Сталину был доложен проект Указа Президиума Верховного Совета СССР о награждении наиболее отличившихся работников Первого управления НКГБ СССР. Вот этот документ:

«Москва. Государственный Комитет Обороны т. Сталину И.В.

В период Великой Отечественной войны сотрудники 1-го (разведывательного) управления НКВД/НКГБ проделали значительную работу по организации разведывательной сети за рубежом и получению политической, экономической и военной информации.

За этот период за границу были направлены 566 офицеров на нелегальную работу, было завербовано 1240 агентов и информаторов, разведкой было получено 41 718 различных материалов, включая значительное число документальных. Из 1167 документов, полученных по линии научно-технической разведки, 616 были использованы нашей промышленностью.

Прилагая при этом проект Указа Президиума Верховного Совета СССР, просим о награждении наиболее отличившихся сотрудников 1-го (разведывательного) управления НКВД/НКГБ СССР, большинство из которых служили и продолжают службу за рубежом, орденами Советского Союза.

Приложение: по тексту.

4 ноября 1944 года № 1186 Л.П. Берия, народный комиссар внутренних дел СССР.

Копия: В.Н. Меркулову, народному комиссару государственной безопасности СССР».

Всего в этом списке 82 фамилии офицеров и агентов, находившихся на закордонной работе. Двое из них — резиденты и шесть оперативных работников резидентур в США, двое в Великобритании и двое — резиденты во Франции. Все они представлены к наградам как «наиболее отличившиеся за время Отечественной войны», то есть за три с половиной года тяжелой, рискованной, иногда смертельно опасной работы.

Трудно перечислить всех, включенных в этот список. Упомянем имена лишь некоторых, наиболее известных из них.

391

Это Ицхак Ахмеров, резидент нелегальной разведки в США в предвоенный период; Гайк Овакимян, резидент в США; Степан Апресян, сменивший Василия Зарубина на посту советского резидента в Вашингтоне; Леонид Квасников, заместитель резидента в Нью-Йорке и руководитель научно-технической разведки в США; Григорий Долбин, ставший резидентом разведки в Вашингтоне позже, в 1946 году; Семен Семенов, игравший важную роль в научно-технической разведке и ставший в 1944—1948 годах одним из «добытчиков» атомных секретов США.

Среди молодых тогда сотрудников разведки в списке находился и ныне здравствующий Герой России Александр Феклисов.

К наградам было представлено и несколько иностранных агентов.

В список не был включен В.М. Зарубин, многолетний разведчик-нелегал и руководитель «легальных» резидентур, в том числе в США в 1941—1944 годах. Дело в том, что он был отозван в Москву по ложному доносу его заместителя Миронова, обвинявшего резидента в том, что тот поддерживает контакт с ФБР. К счастью для Зарубина, выяснилось, что Миронов страдает шизофренией, но пока шло разбирательство, награда Зарубина обошла.

Интересная деталь: одновременно с доносом на имя Сталина Миронов послал еще один (анонимный) на имя директора ФБР Э. Гувера, где обвинял Зарубиных в том, что он — японский шпион, а его жена — немецкая шпионка. За компанию с ними он обвинил и других сотрудников резидентуры (в том числе и себя) в аналогичных грехах.

Вообще, в сталинские времена (не говоря уже о годах «большого террора»), а, откровенно говоря, и многие годы после, разведчикам не очень везло на награды и материальные блага. Блестящие разведчики-нелегалы, создавшие за рубежом крупные предприятия и фирмы, вынуждены были поддерживать свои семьи, проживавшие в СССР, редкими посылками. А в случае угрозы провала зачастую бежали, как говорится, «в чем мать родила», бросая за границей все накопленные богатства и появляясь дома буквально нищими. Что касается наград, то получали их офицеры разведки крайне редко. Взять хотя бы приведенный выше проект указа о представлении разведчиков к наградам. Напомним, что за всю войну их набралось 82 человека. В то же время только за «организацию работ, связанных с обеспечением охраны и обслуживанием Крымской конференции», был награжден 1021 человек, и из них... ни одного сотрудника разведки. Хотя именно они обеспечили информационное обслуживание советской делегации и лич-

392

но Сталина во время этой конференции. Зато в списке награжденных (возможно, вполне заслуженно) оказались работники НКИД, контрразведчики, железнодорожники, охранники, строители, повара и даже официанты.

Находясь за рубежом, разведчики всегда жили и живут в условиях стресса. За их действиями постоянно следят не только спецслужбы противника, но и сотрудники внешней и внутренней контрразведки, ревниво наблюдают «соседи» из смежных разведок и различных ведомств, используя любой бытовой или служебный промах для их дискредитации. Поэтому моральная чистота всегда была и остается жизненным кредо подавляющего большинства советских и российских разведчиков. И те подонки, которые предались врагу, сбежали или вступили на путь грязных сделок, всегда были редчайшим исключением.

Но Сталин, видимо, не всегда считал так. Бдительность, возведенная во всеобщую подозрительность и доведенная до абсурда, сыграла злую шутку. Много лет спустя, после «большого террора» и уже после Великой Победы, такие замечательные разведчики-нелегалы, как Л. Треппер, Ш. Радо, Р. Дюбендорфер, A.M. Гуревич, К. Харрис и многие другие, оказались в застенках. После смерти Сталина перед теми, кто остался в живых, извинились, их отпустили домой, наградили... Но обида за несправедливость, горечь утраченных лет, муки тюремных камер остались в их памяти до конца дней.

* * *

К числу несправедливостей, допущенных Сталиным по отношению к разведчикам, следует отнести и «чистку» разведывательных органов от офицеров-евреев в 1946—1947 годах, когда службу в разведке вынуждены были покинуть многие талантливые и ни в чем не запятнанные люди.

* * *

Какие же требования к разведке и разведчикам предъявлял Сталин на закате своей жизни?

Конспективно он изложил их в замечаниях, сделанных в конце 1952 года в ходе обсуждения проекта Постановления ЦК КПСС «О Главном разведывательном управлении МГБ СССР» Вот они (цит. по: Шебаршин Л.В. «Рука Москвы. Записки начальника советской разведки». М., 1996):

393

«В разведке никогда не строить работу таким образом, чтобы направлять атаку в лоб. Разведка должна действовать обходом. Иначе будут провалы, и тяжелые провалы. Идти в лоб — это близорукая тактика.

Никогда не вербовать иностранца таким образом, чтобы были ущемлены его патриотические чувства. Не надо вербовать иностранца против своего отечества. Если агент будет завербован с ущемлением патриотических чувств, — это будет ненадежный агент.

Полностью изжить трафарет из разведки. Все время менять тактику, методы. Все время приспосабливаться к мировой обстановке. Использовать мировую обстановку. Вести атаку маневренную, разумную. Использовать то, что Бог нам предоставляет.

Самое главное, чтобы в разведке научились признавать свои ошибки. Человек сначала признает свои провалы и ошибки, а уже потом поправляется. Брать там, где слабо, где плохо охраняется. Исправлять разведку надо, прежде всего, с изжития лобовой атаки.

Главный наш враг — Америка. Но основной упор надо делать не собственно на Америку.

Нелегальные резидентуры надо создавать, прежде всего, в приграничных государствах.

Первая база, где нужно иметь своих людей, — Западная Германия.

Нельзя быть наивным в политике, но особенно нельзя быть наивным в разведке.

Агенту нельзя давать таких поручений, к которым он не подготовлен, которые его дезорганизуют морально.

В разведке иметь агентов с большим культурным кругозором — профессоров... Разведка— святое, идеальное для нас дело. Надо приобретать авторитет. В разведке должно быть несколько сот человек друзей (это больше, чем агенты), готовых выполнить любое наше задание. Коммунистов, косо смотрящих на разведку, на работу в ЧК, боящихся запачкаться, надо бросать головой в колодец.

Агентов иметь не замухрышек, а друзей — высший класс разведки...»

БИБЛИОГРАФИЯ

Андриянов В. Герои России 1941—1945 гг. М.: Интерстамо. 2002.

Четыре портрета. М.: Газ.-журн. объед. «Воскресение». 1993. Архив новейшей истории России. Т.1. «Особая папка» Сталина. М.: 1994.

Баграмян И. Так начиналась война. М., 1971.

Безыменский Л. Особая папка «Барбаросса». М: АПН. 1972.

Безыменский Л. Гитлер и Сталин перед схваткой. М.: Вече. 2002.

Белади Л., Краус Т. Сталин. М., 1990.

Бережков В. С дипломатической миссией в Берлин. 1940—1941. М.: ПН. 1966.

Берия С. Мой отец Лаврентий Берия. М.: «Современник». 1994.

Васильчиков В. Пермская катастрофа и ее уроки (рукопись).

Волкогонов Д. Триумф и трагедия. «Роман-газета № 17—20. М., 1990— 1991.

Волкогонов Д. Троцкий. М.: 1998.

Воскресенская Зоя. КГБ во Франции. М.: Центрполиграф. 2000.

Теперь я могу сказать правду. Сб. «Тайна Зои Воскресенской». М: 1998.

Гернек Ф. Пионеры атомного века. М.: Прогресс. 1974.

Гладков Т. Король нелегалов. М.: Гея-Итерум, 2000.

Гоголь В. Бомба для Сталина. М.: Газ.-жур. объед. «Воскресенье», 1993.

Горбунов А. Схватка с черным драконом. М.: Вече. 2002.

Гордиевский О., Эндрю К. КГБ и разведывательные операции от Ленина до Горбачева. М: Центрполиграф. 2000.

Горчаков О. Накануне, или Трагедия Кассандры. М.

Дзержинский Ф. Биография. М.: Политиздат. 1983.

Документы по истории Мюнхенского сговора (1937—1939) М.: Политиздат. 1979.

Емельянов Ю. Сталин. Путь к власти. М.: Вече. 2003.

Емельянов Ю. Сталин. На вершине власти. М.: Вече. 2003.

Жухрай В. Роковой просчет Гитлера. Крах блицкрига (1939—1941). М.: ече. 2000.

Зорге Р. Свои и чужие — интриги разведки. М.: Олма-пресс. 2002.

Тюремные записки. Сб. «Знаменитые шпионы XX века». М.: Вече. 2001.

Калядин И. За каждую пядь земли. М.: Воениздат. 1983.

Карпин В Совершенно секретно № 7. 2000.

Карпов В. Генералиссимус. Кн.1, 2. М.: Вече. 2002.

Кекконен У. Письма из моей мельницы.

Киселев А. Сталинский фаворит с Лубянки. СПБ. 2003.

КлаузевииО войне, т.2. М.: Госвоениздат. 1937.

395

Колесников М. Таким был Рихард Зорге. М: Воениздат. 1965.

Колпакиди А. Империя ГРУ. Очерки истории российской военной разведки.

Прохоров Д. М.: Олма-пресс. 1999.

Коминтерн и Вторая мировая война. Ч. 1. РАН. М.: 1974.

Памятники исторической мысли. М.: 1998.

Корниенко Г. Холодная война. Свидетельство ее участника. М.: Олма-пресс. 2001.

Кривицкий В. Я был агентом Сталина. М.: «Современник». 1996.

Кузнецов Н. Накануне. М.: Воениздат. 1969.

Кузнецов М. За что был расстрелян Кронштадт. СПБ. 2001.

Курашвили Б. Историческая логика Сталина. М.: «Былина». 1996.

Лота В. Военный разведчик по воле судьбы. Газ. «Независимое обозрение» № 41. М.: 1998.

Мадер Ю. Империализм: шпионаж в Европе вчера и сегодня. М.: Госполитиздат. 1984.

Мельтюхов М. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз в борьбе за Европу. 1939—1941 годы. М.: Вече. 2002.

Минаев В. Тайное становится явным. М.: Воениздат. 1960.

Мюльхаймская инициатива. Россия и Германия в годы войны и мира (1941—1995). Сб. под ред. Проэктора и др. М.: Гея. 1995.

Невежин В. Застольные речи И.В. Сталина. (Доклады и материалы.) М.; СПб. 2003.

Организационная структура Коминтерна 1919—1943 гг. Сб. М.: Росспэн, 1997.

Органы госбезопасности СССР в Великой Отечественной войне. Т. 1, Кн. 1, 2. Накануне. М: 1995.

Очерки истории Российской внешней разведки Т. 1—5. М.: Международные отношения. 1995—2003.

Павлов В. Автобиографические записки переводчика И.В. Сталина. Жур. «Новая и новейшая история» № 4. М.: 2000.

Панкратова М. Почему не удалось предотвратить войну. М.: АПН. 1970.

Письма И.В. Сталина В.М. Молотову 1925—1936. М.

«Политбюро ЦК РКП(б) — ВКП(б) и Европа». Решения «Особой папки 1923— 1930 гг.», Сб. М: Росспэн. 2001.

Лемехов О.

Прохоров Д., Перебежчики. М.: 2001.

Радо Шандор. Под псевдонимом Дора. Пермь. 1992.

РАН Институт всеобщей истории. Холодная война 1945—1960 гг. Под ред. Егорова Н. и Чубарьян А. М.: 2003.

Ржешевский О. Операция «Браслет» (док. очерк). М.: 2001.

Роговин В., Ларина А. Незабываемый 1937. М.: 1996.

Розанов Г. Крушение фашистской Германии. (Последние дни Гитлера.) Международные отношения. М., 1963.

Российские спецслужбы: история и современность. Материалы исторических чтений на Лубянке в 1997—2000 гг. М.: 2003.

396

Семянов С. Сталин: уроки жизни и деятельности. М.: ЭКСМО. 2002.

Сикейрос Д. Меня называли лихим полковником. Воспоминания. М.: 1986.

Скорцени О. Секретные операции абвера. М.: Вече. 2000.

Соколов Б. 100 великих войн. М.: Вече. 2001.

Сталин И. Сочинения. ТТ. 1—13. М.

Судебный отчет по делу антисоветского право-троцкистского блока. М.: 1938.

Судоплатов П. Разведка и Кремль. М.: Гея. 1996.

Судоплатов П. Разные дни тайной войны и дипломатии, 1941 год. М.: Олма-пресс. 2001.

Троцкий Л. Сталин. Т. 1,2. М.: Политиздат — Терра. 1990.

Троцкий Л. Сталинская школа фальсификации, 1990. (Дневники и письма. Эрмитаж. 1926).

Фараго Р. Секретные миссии — Всемирная история разведывательных служб.

Федорова Г., Федоров М. Будни разведки. М.: ДЭМ. 1994.

Фесюн. Дело Зорге. Неизвестные документы.

Фельфе X. Мемуары разведчика. М.: Политиздат. 1988.

Фирсов Ф. Архивы Коминтерна и внешняя политика СССР в 1939— 1941 гг. Жур. «Новая и новейшая история» № 6. М.: 1992.

ЦОС ФСБ России. Тайные страницы истории. Сборник. М.: ACT. 2000.

Черушев Н. 1937 год. Элита Красной армии на Голгофе. М.: Вече. 2003.

Чиков В. Нелегалы. 4.1. М.: Олимп. 1997.

Чуев Ф. Так говорил Каганович. М.: Отечество. 1992.

Энциклопедия военного искусства. Операции военной разведки. М.: Литература. 1997.

Энциклопедия военного искусства Военные разведчики XX века. М.: Литература. 1998.

Энциклопедический словарь российских спецслужб. Разведка и контрразведка в лицах. М.: 2002.

СОДЕРЖАНИЕ

Глава 1. У ИСТОКОВ 5

Коба 5

1917-й 11

Coco Джугашвили и царская политическая полиция 20

Глава 2. НАЧАЛО ....31

Первые шаги 31

Рождение разведки 41

Глава 3. РАЗВЕДКА И КОМИНТЕРН 63

Верный союзник разведки 63

Война и закат Коминтерна 92

Глава 4. ГЛАВНЫЙ ВРАГ СТАЛИНА 102

Непримиримые 102

Расправа 122

Глава 5. «В МОЙ АРХИВ» :. 137

Главный противник Япония 138

Другие источники беспокойства 158

Глава 6. СТРАШНЫЕ ДНИ РЕПРЕССИЙ 174

Как это начиналось 174

Потери разведок 186

Глава 7. ПЕРЕД 22 ИЮНЯ 212

В предчувствии 212

Роковой сорок первый 225

Глава 8. ГОДЫ ВОЙНЫ 264

Горе — оно горе для всех 264

На пути к Победе 287

Глава 9. АТОМНАЯ БОМБА ДЛЯ СТАЛИНА 305

Глава 10. ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ. ХОЛОДНАЯ ВОЙНА 332

Глава 11. БЫЛА ЛИ У СТАЛИНА ЛИЧНАЯ РАЗВЕДКА? 338

Глава 12.О РАЗВЕДКЕ И РАЗВЕДЧИКАХ 365

О разведке 365

О людях 373

Библиография 394

Дамаскин И.А.

Д16 Сталин и разведка. — М.: Вече, 2004. — 400 с. (Эпоха Сталина)

ISBN 5-9533-0268-1

Сталин и разведка. Эта тема— одна из ключевых как в отечественной, так и во всемирной истории XX века. Ее раскрытие позволяет понять ход, причины и следствия многих военно-политических процессов новейшей истории, дать правильное толкование различным фактам и событиям. Ветеран разведки, видный писатель и исследователь И.А. Дамаскин в своей новой книге рассказывает о взаимоотношениях И.В. Сталина и спецслужб начиная с первых шагов советского разведывательного сообщества. Большое внимание автор уделяет вопросам сотрудничества разведки и Коминтерна, репрессиям против разведчиков в 1930-е годы, размышляет о причинах трагических неудач первых месяцев Великой Отечественной войны, показывает роль разведки в создании отечественного атомного оружия и ее участие в поединках холодной войны

Игорь Анатольевич Дамаскин

СТАЛИН И РАЗВЕДКА

Генеральный директор Л.Л. Палько

Ответственный за выпуск В. П. Еленский

Главный редактор С. Н. Дмитриев

Редактор Е.Д. Страхов

Корректор Б. С. Тумян

Верстка И. В. Резниковой

Разработка и подготовка к печати художественного

оформления — Д.В. Трушин

129348, Москва, ул. Красной Сосны, 24. ООО «Издательство Вече 2000»

ЗАО «Издательство «Вече» ООО «Издательский дом «Вече»

E-mail: veche@

Подписано в печать 15.03.2004. Формат 60х90'/16.

Гарнитура «ТаймсЕТ». Печать офсетная. Бумага офсетная.

Печ. л. 25,0. Тираж 5000 экз. Заказ № 0404030.

Отпечатано в полном соответствии

с качеством предоставленных диапозитивов

в ОАО «Ярославский полиграфкомбинат»

150049, Ярославль, ул. Свободы, 97.

  1. Евразии Москва «вече»

    Книга
    Книга доктора философских наук В.Н. Дёмина опирается на исходную концепцию полярной, гиперборейской прародины человечества, раскрывает гиперборейские корни русской истории, очерчивает пути миграций индоевропейских племен по территории Евразии.
  2. В. Э. Молодяков несостоявшаяся ось

    Документ
    Нет сомнения, что наиболее грандиозным и важным событием в современной мировой политике является перспектива образования могущественного континентального блока, который объединил бы Европу с Севером и Востоком Азии.
  3. Ирусью Москва «вече»

    Документ
    Хорошо ли мы знаем, кто такие викинги - эти великие и суро­вые воители Севера? Какую роль они сыграли в истории Руси? Уже написано немало книг о викингах, об их боевых походах и океан­ских странствиях — вплоть до Гренландии и Северной Америки.
  4. Наступают апокалипсические дни. Одно за другим сбываются грозные пророчества: железной пятой на мир наваливается предсказанная система глаболизации; наша высшая

    Документ
    Наступают апокалипсические дни. Одно за другим сбываются грозные пророчества: железной пятой на мир наваливается предсказанная система глаболизации; наша высшая церковная иерархия,
  5. 7 4 2006 национальный стандарт российской федерации система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу издания. Выходные сведения общие требования и правила оформления

    Документ
    Информация об изменениях к настоящему стандарту публикуется в ежегодно издаваемом информационном указателе «Национальные стандарты», а текст изменений и поправок – в ежемесячно издаваемых информационных указателях «Национальные стандарты».
  6. Ричард Фэйрстоун, Аллен Уэст, Симон Уэрвик-Смит – Цикл космических катастроф Катаклизмы в истории цивилизации

    Документ
    Фэйрстоун Р., Уэст А., Уэрвик-Смит С. Ф98 Цикл космических катастроф. Катаклизмы в истории цивилизации / Ричард Фэйрстоун, Аллен Уэст, Симон Уэрвик-Смит.
  7. Поль л авиолетт – Лед и Огонь. История глобальных катастроф

    Документ
    Древняя физика и астрономия ничуть не уступают науке XXI века! По мнению автора, об этом говорят знания, зашифрованные в астрологических знаках созвездий и связанных с ними мифах, — где память народная хранит поражающие воображение
  8. Книга «100 великих военных тайн»

    Книга
  9. Мартиросян А. Б. М29 На пути к мировой войне / А. Б. Мартиросян

    Документ
    Помог ли Сталин приходу Гитлера к власти? Готовился ли Советский Союз к нападению на Европу? Означало ли подписание пакта Молотова — Риббентропа не только вступление Сталина в тайный сговор с Гитлером, но и превращение СССР в союзника

Другие похожие документы..