Сто великих путешественников

одежду высших сановников двора повелителя правоверных, на голову ему надели

чалму. После этого Ибн Фадлан, ответственный за проведение церемонии, достал

письмо халифа и начал его медленно читать, и Алмуш-элта-бар слушал его стоя.

"Переводчик не переставая переводил письмо буква в букву. Когда же мы закончили

чтение, они дружно воскликнули "Велик Аллах!" таким Криком, от которого

задрожала земля", - пишет об этом событии Ибн Фадлан. Этим актом Булгария

официально признала ислам государственной религией и Тем самым стала частью

мусульманского мира.

Однако 19 мая, в воскресенье, "когда прошло три дня после прочтения письма И

вручение подарков", царь вызвал к себе Ибн Фадлана, бросил перед ним Письма

халифа и везира и устроил бурную сцену по поводу недоставленных 4000 динаров. Он

требовал эти деньги с Ибн Фадлана, как единственного ответственного лица в

посольстве.

В результате такой перемены в настроении царя авторитет халифского посольства

был поколеблен. Однако, не желая окончательно порывать с халифом, Царь в

дальнейшем оказывает особое внимание Ибн Фадлану и называет его "Абу-Бекр

Правдивый".

Уже значительно позднее царь в разговоре с Ибн Фадланом утверждал, что Деньги

халифа, как таковые, были ему, собственно, не нужны, так как для постройки

крепости у него самого было достаточно серебра и золота. Он хотел лишь Получить

благословение от денег повелителя правоверных, потому что средства Халифа

"берутся из дозволенных (религиозным законом) источников". Эти слова Имели не

только дипломатическое значение, но выражали действительное "магическое"

представление царя о халифе. В другом месте царь выражает свой страх Перед

проклятием халифа.

После описанных событий, приблизительно до середины июня, Ибн Фадлан оставался в

ставке царя около Трех Озер (ныне озеро Чистое, Курышевское и Атманское),

наблюдал в соседних лесах змей, ездил с царем верхом смотреть кости умершего

великана, наконец, проводил время на базаре на берегу реки Атыл (Волги). Здесь

же, на берегу реки, в одну из пятниц он наблюдал и знаменитое сожжение умершего

руса.

АХМЕД ИБН ФАДЛАН

35

Посольство халифа застало царя булгар в его ставке около Трех Озер, в расстоянии

нескольких километров от Волги. В конце июня или в июле царь отправился на

север, к небольшой речке Джавшыр, и потребовал, чтобы булгарские племена

отправились туда вместе с ним. Там, по-видимому, должно было произойти

окончательное всенародное принятие ислама. Посольство, конечно, поехало с царем.

Царь булгар пробыл у реки Джавшыр два месяца. Так как Ибн Фадлан приводит точные

данные о глубине этой реки и описывает окружающую местность, то ясно, что он сам

там был. Что происходило на этой реке, мы не знаем, так как его "Записка"

сохранилась лишь в сокращении.

Установить сколько-нибудь точно время отъезда посольства невозможно. Ясно лишь,

что Ибн Фадлан на севере не зимовал. С другой стороны, рассказывая со слов

местных жителей о коротких днях зимой, он добавляет: "И мы (посольство) не

покинули (этой) страны, пока ночи не удлинились, а дни не сократились". Из

общего политического положения явствует, что посольство не могло возвращаться

через Хазарию, а ехало прежним путем через страну огузов. Это подтверждают и

слова Этрэка, что он даст ответ халифу по вопросу о принятии ислама при обратном

проезде посольства. Несомненно, Ибн Фадлан постарался побывать у него на

обратном пути. Так как пребывание у реки Джавшыр продолжалось два месяца, а

обратный путь до Джурджании без остановок должен был занять тоже два месяца, в

Хорезм посольство прибыло к концу октября или позже.

Весной 923 года посольство возвратилось в Багдад. Привезло оно не очень веселые

вести. Ничего из задуманных планов не было выполнено. Правда, сама-нидский эмир

оказал посольству всяческое содействие и почет, а царь булгар - еще больший. Но

для политики халифского правительства результаты равнялись нулю. Огузы ислама не

приняли, царь булгар, не получив денег на постройку крепости, разуверился в

помощи халифа и предпочел сохранить тесную связь со Средней Азией. В Хазарии

мусульманская партия подверглась репрессиям и была временно подавлена.

Ибн Фадлан подробно описал все, "что он видел собственными глазами со времени

своего выезда из Багдада и до того, как он возвратился в него". Для привлечения

внимания читателей он передавал здесь также некоторые северные легендарные

рассказы, в том числе об огромной рыбе. Но все оказалось напрасно. Его правдивый

рассказ не мог конкурировать с многочисленными фантастическими россказнями - о

муравье на железной цепи, о черепе рыбы в Йемене, внутрь которого рассказчик сам

лично входил, выпрямившись, не нагибаясь, через одно глазное отверстие и выходил

через другое.

Книга его была забыта, потом погибла и сохранилась лишь в Средней Азии в

сокращенном виде и в частичных пересказах.

Сегодня же "Рисале" ("Записка") - один из важнейших источников по средневековой

истории народов Поволжья, Заволжья и Средней Азии. Ибн Фадлан, конечно, не был

первооткрывателем, так как шел торговым путем, по которому доставлялись из

Ирака, Ирана и Хорезма в бассейн нижней и средней Волги арабские и персидские

изделия в обмен на драгоценную северную пуш-

36

100 ВЕЛИКИХ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ

нину Но он был первым путешественником, чьи сообщения о северных прикаспийских

областях и Заволжье дошли до нас, и притом он дал первый правильный перечень

рек, пересекающих Прикаспийскую низменность Для всех этих рек Ибн Фадлан

приводит названия, совпадающие или очень сходные с нынешними

6. АЛ-ГАРНАТИ АБУ ХАМИД

(1080 или 1100 - 1169 или 70)

Арабский путешественник. Посетив несколько стран Передней Азии, в 1131 году

достиг Дербента. В течение 20 лет жил в торговом городе Саксин, на берегу Волги,

откуда совершал путешествия. В 1135 году ал-Гарнати поднялся по Волге до города

Булгар. В 1150-1153 побывал в русских землях. Посетил Киев. Три года прожил в

Венгрии. После паломничества в Мекку вернулся в Багдад. Автор книг "Ясное

изложение некоторых чудес Магриба" и "Подарок умам и выборка из чудес".

Абу Хамид Мухаммад ибн Абд ар-Рахим ал-Гарнати ал-Андалуси родился в Гренаде в

1080 году (Гренада по-арабски Гарната, отсюда - относительное имя

(нисба) ал-Гарнати (т е "гренадец"), часто его называют также по второй нисбе,

ал-Андалуси (т е "андалусец") О его жизни на родине ничего не известно Он

получил, вероятно, обычное для своего времени богослов-ско-философское

образование, умел составлять школярные стихи, но к поэзии влечения не

чувствовал, что видно хотя бы из того, что в первом его сочинении почти

полностью отсутствуют поэтические цитаты, столь милые сердцу его современников

Его специальностью стало мусульманское право, фикх, в ко-

Т

АЛ-ГАРНАТИ АБУ ХАМИД

37

тором он также не достиг особых успехов, и если бы ал-Гарнати остался на родине,

его имя было бы всеми забыто

В юном возрасте ал-Гарнати, подобно многим своим соотечественникам, покинул

Андалусию, чтобы продолжить образование в центре мусульманского мира Морем, мимо

Сицилии и Мальты, он прибыл в Александрию в 1117 или 1118 году, слушал там

лекции ученых, а в следующем году перебрался в Каир, в то время второй (после

Багдада) культурный центр мусульманского мира

В Каире и Александрии ал-Гарнати не только слушал лекции богословов и

грамматиков, но и с большим интересом знакомился с древностями Египта, он видел

Фаросский маяк, который вскоре разрушился, забирался внутрь пирамиды Хеопса,

осматривал обелиск в Айн Шамсе, который как и Фаросский маяк, не сохранился до

наших дней На шумных базарах Каира он встречал представителей разных народностей

Черной Африки и ее диковинные товары Египет в ту пору вел также оживленную

торговлю с Дальним Востоком, так что здесь можно было встретить людей,

побывавших в Индии и даже в Китае

Через год или два ал-Гарнати направился в Багдад, тогдашнюю духовную столицу

мусульманского мира Путь его лежал через Аскалон, Баальбек и Дамаск, в последнем

он задержался на некоторое время для преподавания хади-сов - рассказов о словах

и деяниях пророка Мухаммеда, составляющих одну из основ мусульманской догматики

и права Оттуда через Тадмор (Пальмиру) он в 1122 или 1123 году прибыл в Багдад В

Багдаде ал-Гарнати прожил четыре года, пользуясь гостеприимством Ибн Хубайры,

будущего везира нескольких халифов Здесь же у него родился первый сын, Хамид, по

которому он получил почетное прозвание (кунйа) Абу Хамид ("отец Хамида")

Такие поездки из города в город "в поисках знаний" были обычны для мусульманских

ученых того времени, и им не приходится удивляться, но затем Абу Хамид выходит

за рамки обычных маршрутов В ИЗО году он останавливается в Абхаре, по дороге в

Ардебиль, крупный город Южного Азербайджана, хотя ясно, что не этот город был

целью его путешествия, так как в том же году он переваливает через горы в

Муганскую степь и оттуда через Апше-ронский полуостров попадает в Дербент

знаменитый своими длинными стенами, которые запирали проход между горами и морем

и защищали страны мусульманского мира от вторжения христианских и языческих

племен, живших на севере

Ал-Гарнати встречает мусульман разных племен, "число которых знает только

всевышний аллах", живущих в горах и разговаривающих на разных языках Он

описывает их "меховую одежду", по-видимому бурку, говорит о долголетии горцев,

об обилии в долинах таких благ, как мед, мясо и фрукты, о мечетях Ал-Гарнати

называет эмира Абул-Касима, у которого он жил и с которым читал книгу ал-

Махамили Этот эмир говорил на языках разных народов Из Дагестана Абу Хамид

направился по морю к стране хазар и "прибыл к огромной реке, которая больше

Тигра во много-много раз, она будто море, из которого вытекают большие реки" Это

- Итиль (Волга) Ал-Гарнати указывает, что она начинается выше Булгара и впадает

в море семьюдесятью рукавами

38

100 ВЕЛИКИХ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ

Абу Хамида поражают холодные зимы, замерзающие реки, в особенности Волга, по

льду которой он измерил ее ширину, равную 1840 шагам. "И замерзает эта река так,

что становится, как земля, ходят по ней лошади и телята и всякий домашний скот.

И на этом льду они сражаются".

На Волге стоит город, который называют Саджсин (Саксин). Собственно говоря, в

XII веке уже не существовало Хазарского государства Однако для ал-Гарнати и

Каспийское море - все еще Хазарское море, и Нижнее Поволжье - страна хазар.

Саксин, по-видимому, - новое имя старой хазарской столицы Итиля.

Абу Хамид дает описание рыбной ловли, производимой с судов на Волге Рыбаки

ставят сети в устье ее протоков и наполняют суда рыбой. Запасы рыбы

неисчерпаемы.

В полный восторг приводят Абу Хамида размеры и качество волжской рыбы, судя по

описанию - белуги, осетра или севрюги Когда он утверждает, что одну рыбу может

нести только сильный мужчина, а есть рыбы, которые может нести только сильный

верблюд, - в этом нет преувеличения, так как белуги достигают веса в одну тонну,

а иногда и до 1,5 тонны Он обращает внимание на дешевизну мяса, особенно

баранины, "когда приходят караваны неверных". Сообщает, что в стране хазар для

торговых сделок употребляют олово, брусок которого весом в восемь багдадских

маннов стоит динар. Брусок разрезают на кусочки, и на них покупают фрукты, хлеб,

мясо и т. д.

Саксин на 20 лет стал домом ал-Гарнати. Оттуда он совершил поездки в Булгар

(1135 или 1136), где пробыл по крайней мере зиму и лето, и дважды побывал в

Хорезме. Принято считать, что в 1135 (или 1136) году ал-Гарнати был в Балхе, так

как у него есть рассказ об "открытии" в этом году могилы Али на месте нынешнего

афганского города Мазари Шериф. Но рассказывая об этом, Гарнати не упоминает,

что сам был там или видел эту гробницу.

Расстояние между Саксином и Булгаром, по словам Абу Хамида, составляет 40 дней

пути по реке. Булгар - очень большой город, дома в нем построены из сосны, стены

- из дуба. Абу Хамида поразили длинные дни и короткие ночи летом и обратное

явление зимой. Он прибыл в Булгар летом и испытывал такую жару, что она ему

показалась более сильной, чем где-либо в мире. Вместе с тем он отмечает, что

вечера и ночи здесь настолько холодны, что необходимо много одежды, а зимой

холод так силен, что трескается дерево. Зимой владетель этой страны совершает

набеги на соседние племена, чтобы взять в плен их женщин, сыновей и дочерей и

чтобы захватить лошадей. Обитатели Булгарии хорошо переносят холод, в частности,

по мнению Абу Хамида, потому, что они употребляют в пищу много меда, который у

них очень дешев.

В Булгаре ал-Гармати услышал об области, "которую называют Ару, в ней охотятся

на бобров, и горностаев, и . белок. А день там летом 22 часа ." Он видел жителей

этой Арской земли русских летописей - предков современных удмуртов, и описывает

их, а также обитателей страны Вису, как краснощеких, голубоглазых, белокурых

людей в льняных одеждах и меховых шкурах Об арс-ком народе ал-Гарнати упомянул

на 200 лет раньше летописи.

Арабский путешественник рассказывает немало фантастичного.

Г

дЛ-ГАРНАТИ АБУ ХАМИД

39

"А мне рассказывали в Булгаре, что одной из этих рыб в один из годов сделали

отверстие в ухе, и продели в него веревки, и потащили эту рыбу; и открылось ухо

рыбы, и изнутри его вышла девушка, похожая на потомков Адама: белая,

краснощекая, черноволосая, толстозадая, прекраснейшая из женщин И взяли ее

жители йуры и привезли на сушу, и это существо стало бить себя по лицу, и рвать

волосы, и вопить. А Аллах сотворил ей в ее средней части, от пояса до колен,

нечто вроде белой кожи, похожее на крепкую плотную ткань, покрывающее ее срам,

будто изар, обвязанный вокруг пояса и прикрывающий ее срам. Они держали ее, пока

она не умерла у них Поистине, могуществу Аллаха нет предела! Говорят:

действительно, если жители Йура не бросят в море мечи, о которых я упоминал, то

им не будет послана рыба и они умрут от голода".

В 1150 году ал-Гарнати из Булгара отправился на Русь, проехав по какой-то

"Славянской реке" (возможно, Ока?). Он единственный мусульманский автор,

побывавший на Руси и сообщающий такие сведения, которых не найти даже в русских

источниках. Можно только сожалеть о том, что здесь его больше интересовало

обучение печенегов пятничной молитве, чем жизнь чуждого ему христианского Киева.

"Когда я поехал в страну славян, то выехал из Булгара и плыл на корабле по реке

славян. А вода ее черная, как вода моря Мраков, она будто чернила, но притом она

сладкая, хорошая, чистая В ней нет рыбы, а есть большие черные змеи, одна на

другой, их больше, чем рыб, но они не причиняют никому вреда. И есть в ней

животное вроде маленькой кошки с черной шкурой, зовут его водяным соболем. Его

шкуры вывозят в Булгар и Саджсин, а водится он в этой реке.

Когда я прибыл в их страну, то увидел, что эта страна обширная, обильная медом и

пшеницей и ячменем и большими яблоками, лучше которых ничего нет. Жизнь у них

дешева.

Рассчитываются они между собой старыми беличьими шкурками, на которых нет

шерсти, и которые нельзя ни на что никогда использовать, и которые совсем ни на

что не годятся. Если же шкурка головы белки и шкурка ее лапок целы, то каждые

восемнадцать шкурок стоят по счету [славян] серебряный дирхем, связывают

[шкурки] в связку и называют ее джуки. И за каждую из таких шкурок дают отличный

круглый хлеб, которого хватает сильному мужчине. .

А у славян строгие порядки. Если кто-нибудь нанесет ущерб невольнице другого,

или его сыну, или его скоту, или нарушит законность каким-нибудь образом, то

берут с нарушителя некоторую сумму денег. А если у него их нет, то продают его

сыновей и дочерей и его жену за это преступление А если нет у него семьи и

детей, то продают его. И остается он рабом, служа тому, у кого он находится,

  1. Сто великих мореплавателей

    Документ
    Почему божественных9 Наверное, потому, что там было так много всего, о чем только мечтал человек, - там били винные ручьи и росли деревья с молодильными плодами, путников ублажали прекрасные дивы, все были свободны и счастливы и у
  2. Сто великих® археологических открытий

    Документ
    Громкое заявление о том, что человек произошел от обезьяны, прозвучало задолго до того, когда были обнаружены первые реальные факты, подтверждающие или опровергающие это утверждение История открытий останков ископаемых высших приматов (гоминидов),
  3. Сто великих загадок природы (1)

    Документ
    Про Тунгусский метеорит написаны уже тома. Каких только объяснений его феномена не предлагали. Наиболее невероятной казалась гипотеза писателя-фантаста Александра Казанцева, предположившего, что над тунгусской тайгой потерпел катастрофу
  4. Сто великих заповедников и парков (1)

    Документ
    После того как была изобретена система ирригации, появилась возможность создавать сады для того, чтобы в них выращивать овощи и фрукты специально для продажи Новый этап в садовом искусстве начался с появлением плугов с железными лемехами.
  5. Сто великих заповедников и парков (2)

    Документ
    После того как была изобретена система ирригации, появилась возможность создавать сады для того, чтобы в них выращивать овощи и фрукты специально для продажи Новый этап в садовом искусстве начался с появлением плугов с железными лемехами.
  6. Сто великих загадок XX века

    Документ
    С этого момента все дни, какие Толлю еще оставалось прожить на свете, были подчинены мечте о достижении увиденного острова Но сделаем еще некоторое отступление во времени - в год 1810-й, когда устьянский "промышленник"
  7. Сто великих мифов и легенд (1)

    Документ
    Отличительное свойство мифов, по мнению большинства исследователей, заключается в том, что они создавались и бытовали в то время, когда все рассказанное в них воспринималось как безусловная истина.
  8. Сто великих мифов и легенд (2)

    Документ
    Отличительное свойство мифов, по мнению большинства исследователей, заключается в том, что они создавались и бытовали в то время, когда все рассказанное в них воспринималось как безусловная истина.
  9. Сто великих мифов и легенд (3)

    Документ
    Отличительное свойство мифов, по мнению большинства исследователей, заключается в том, что они создавались и бытовали в то время, когда все рассказанное в них воспринималось как безусловная истина.

Другие похожие документы..