Сто великих путешественников

долине среднего Зарафшана Однако их вождь в то время покорил Греко-Бактрийское

царство, расположенное в восточной части Иранского нагорья, и остался там

(столицей его была Бактра, позже Балх)

Чжан Цянь направился в завоеванное юэчжами царство, которое он называет Дася. Но

царь и не думал о мести гуннам и отвергал даже мысль о союзе с Китаем. Чжан Цянь

прожил в Дася год, а в 127 году до н. э. отправился на родину. Он обогнул с

севера Памир, который он называет Цунлин ("Луковые горы"), и отметил, что Памир

является мощным водораздельным горным узлом, откуда одни реки текут на запад, а

другие - на восток. Через Алайскую долину и бассейн верхнего Яркенда, главного

притока Тарима, Чжан Цянь пришел к верхнему Хотану (правый приток Тарима)

Переходя от одного оазиса к другому вдоль южной окраины пустыни Такла-Макан, он

вышел к огромной плоской впадине, в которой расположено бессточное кочующее

озеро Лобнор В тот год вода там была соленой, и посол так и назвал озеро

Соляным.

Необъятная равнина Лобнора протянулась на сотни ли, плоская, болотистая,

усеянная глинистыми буграми, заросшая кустами тугрука и непроходимыми

тростниками. Неистовые ветры несли из Такла-Маканской пустыни облака желтой

пыли. Воды здесь было вдоволь, дичи сколько угодно, но от удушливого влажного

зноя тело покрывалось испариной, учащенно билось усталое сердце, свинцом

наливалась голова. Только бегство из этой земли гнилых трясин могло спасти

путника от изнурительных приступов болотной лихорадки

От Лобнора путь шел вдоль северных склонов Алтын-Тага, через край бесплодный и

дикий. На юге двойные и тройные цепи гор, кое-где убеленные вечными снегами. На

севере пустыня, каменистая и безводная. Летом в дневное время жгучее солнце

накаляет эту бесплодную землю, бурая корка загара покрывает острый щебень. Зимой

здесь дуют свирепые бураны, студеные ветры несут тучи колкого снега и пыли.

Но больше всех бед и напастей, больше жажды, голода, головокружительных спусков

и подъемов - приходилось опасаться человека

Конский след, дым походного костра, чуть теплая зола на привале у горного

родника вселяли в сердца Чжан Цяня и его спутников страх и тревогу. Ведь люди

шаньюя были посланы во все концы на поиски бежавших из плена китайских "гостей",

а от них укрыться было куда труднее, чем от алчных, но трусливых вожаков волчьих

стай.

Гунны снова схватили Чжан Цяня. Во втором плену посол пробыл около года Среди

гуннской знати начались раздоры, и правитель был убит Воспользовавшись смутой,

Чжан Цянь со своей женой-гуннкой и охотником Ганьфу бежал в Китай На этот раз он

очутился в еще более опасном положении, чем после первого побега Тогда он

находился близ границы гуннских владений, за кото-

18

100 ВЕЛИКИХ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ

рой мог чувствовать себя в сравнительной безопасности. Теперь же оказался в

глубине территории гуннов Ему долго угрожала погоня Он должен был думать прежде

всего о том, чтобы не попасть в руки преследователей А это значило, что равнинам

Чжан Цянь должен был предпочитать горы, в пустынях - выбирать наиболее

безлюдные, а значит, и безводные участки. Ему нельзя было искать помощи у людей,

а надо было стороной обходить их поселки и становища. В Китай Чжан Цянь вернулся

в сопровождении Ганьфу. Очевидно, все китайцы, входившие в состав посольства, и

жена Чжан Цяня погибли

Посол остался жив и смог довести до конца путешествие только благодаря своему

единственному уцелевшему спутнику - охотнику Ганьфу, который, по выражению

китайского историка Сыма Цяня, "в крайности бил птиц и зверей и доставлял пищу".

Чжан Цянь совершил подлинно сверхчеловеческий подвиг, и во всей многовековой

истории географических открытий немного найдется эпизодов, которые могли бы

сравниться с этими бесконечными хождениями по мукам, с этими великими

скитаниями. По его сравнительно точным расчетам, он прошел около 25 тысяч ли

(14,2 тысячи километров}.

Все эти годы Чжан Цянь ни на минуту не забывал своей цели и, проявив чудеса

мужества, настойчивости и энергии, дошел до ставки вождя юэчжей, выполнил свою

миссию и возвратился с подробным отчетом в Китай

По возвращении на родину Чжан Цянь составил отчет о своем путешествии. Он дошел

до нас только в изложении Сыма Цяня Но и из этого краткого текста видно, какое

большое значение имели странствия Чжан Цяня для распространения географических

знаний в Китае, да и за его пределами.

Чжан Цянь узнал и впервые сообщил китайцам о существовании Каспийского

(Северного) и Аральского (Западного) морей, правильно определил, куда текут

важнейшие реки Средней Азии В его отчете содержатся сведения о западной части

Азиатского материка вплоть до Персидского залива и Средиземного моря. Большое

значение имели также данные об Индии, которые собрал Чжан Цянь. До него эта

страна вообще не упоминалась в китайской литературе. Географические описания

Чжан Цяня отличаются точностью и конкретностью

В столице Бактрии Чжан Цянь встречал купцов из страны Шеньду - Индии. Он

осмотрел их товары и, к своему величайшему удивлению, обнаружил у индийских

торговых гостей бамбуковые изделия из Южного Китая И Чжан Цянь высказал

гениальную догадку: эти изделия через руки неведомых посредников поступают из

Китая в Шеньду - южным путем. Следовательно, была еще другая дорога из Китая на

запад

Чжан Цянь правильно наметил трассу из Китая в Индию через Бирму и Ассам, через

моря юго-восточной Азии Через несколько веков эти маршруты действительно стали

важнейшими путями, связывающими Китай с долиной Ганга

По этому маршруту на рубеже II и I веков до н э. прошла южная ветвь торгового

пути мирового значения - Великого шелкового пути из Восточного Китая в страны

Средней и Западной Азии.

ЧЖАН ЦЯНЬ

19

По своему значению отчет Чжан Цяня можно сравнить с знаменитым письмом Колумба к

Сантанхелю, письмом об открытии нового, дотоле неведомого мира.

В 123-119 годах до н. э. Чжан Цянь участвовал в успешных походах против гуннов:

китайские войска жестоко разгромили врагов и прогнали их за Хангайс-кие горы, в

Северную Монголию. С той поры гунны уже не могли грозить Китаю опустошительными

вторжениями.

Чжан Цянь предлагал пробиться на запад в направлении, которого он придерживался

в своем путешествии, оттеснить гуннов к северу и цянов к югу и установить прямой

и непосредственный контакт с Даванем, Юэчжи и Дася, странами богатыми и сходными

по своему укладу со Срединной империей

Он надеялся склонить эти страны в подданство к Китаю и таким образом

"распространить китайские владения на 10 000 ли; тогда с переводчиками девяти

языков легко узнать обыкновения, отличные от китайских, и распространить влияние

Китая до четырех морей".

В 125 году до н. э выдвигается фигура замечательного полководца Ли Гуан-ли, с

именем которого теснейшим образом связано осуществление "плана десяти тысяч ли"

Чжан Цяня. В качестве начальника крупного воинского отряда Чжан Цянь был

назначен в штаб Ли Гуанли.

В следующем, 122 году до н. э. был предпринят поход в земли гуннов. Эта кампания

была, однако, неудачной и едва не стоила головы Чжан Цяню. Гунны окружили армию

Ли Гуанли и истребили большую часть китайского войска. "Чжан Цянь замедлил

прийти в назначенное время и был приговорен к отсечению головы, но избавился от

смерти с потерею чинов и достоинства".

Но уже в 121 и 120 годах до н. э. китайцы одержали над гуннами ряд побед и

очистили от них наныпанский коридор, "от Южных гор до Соляного озера вовсе не

видно стало хуннов".

В 119 году до н. э. китайцы разгромили войско самого шаньюя "на северную сторону

песчаной степи", т. е. к северу от Алашаня, и прогнали гуннов за Хан-гайские

горы.

К этому времени, видимо, опальный Чжан Цянь снова получил доступ ко двору. Сыма

Цянь пишет, что как раз после победы, одержанной над гуннами, "Сын Неба часто

спрашивал князя Чжан Цянь о Дахя [Дася] и других владениях".

Чжан Цянь в беседах с императором выдвинул проект овладения Усунью. "Если, -

говорил он, - в настоящее время богатыми подарками склонить Гунь-мо [титул

властителя усуней] переселиться на восток, на бывшие земли Хунь-ше-князя [т. е.

в район между Великой стеной и Лобнором], и вступить в брачное родство с Домом

Хань, то можно надеяться на успех в этом; а если успеем, то тем самым отсечем

правую руку у хуннов. Когда же присоединим к себе Усунь, то в состоянии будем

склонить в наше подданство Дахя [Дася] и другие владения на западе Сын Неба

поверил сему, дал ему должность хуннского пристава, 300 ратников с двумя

лошадьми при каждом и до 10 000 голов быков и баранов... и подчинил ему

множество помощников с бунчуками - для от-

20

100 ВЕЛИКИХ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ

правления их посланниками в разные владения, лежащие по сторонам проезжаемой

дороги".

¦у/аК началась вторая миссия Чжан-Цяня в западные страны На этот раз он

0ТПра#лялся на Запад через земли, очищенные от гуннов, по знакомому пути с

больШим отрядом, при этом повсюду, вплоть до Лобнора, имелись китайские

BoeHfij,ie посты, где путники могли найти приют, воду, пищу, фураж для лошадей И

десятитысячного стада быков и баранов".

Доход этот совершен был между 118 и 115 годами до н.э. (скорее всего в

116 ГОДУ)-

Россию в Усунь Чжай Цянь выполнил блестяще. Из ставки гуньмо Чжан Цянь отправил

своих помощников с посланниками в Давань, Канцзюй, к большим к?эчжи, в Дася,

Аньси, Шэньду, Юйтянь и другие страны Запада.

В 114 или в 113 году до н. э. "по прошествии года" китайские послы возвратились.

и с ними прибыли в Усунь (который, таким образом, Чжань Цянь сделал опорной

базой Китая в странах Запада) посольства из многих государств. Чжан Цянь с

отрядом усуньских "вожаков и толмачей" с почетом возвратился в Китай. Значение

усуньской миссии Чжан Цяня было огромно, и Сыма Цянь, заканчивая ра?сказ °

втором походе Чжан Цяня на запад, отмечает, что в результате этого похода "Китай

открыл сообщения с государствами, лежащими от него на северо-запад"- Речь идет

ЗДесь не только об Усуне, но и о смежных областях, быть может, вплоть до Иртыша

и Аральского моря. Кроме того, открыт был путь от КашгаРа> через перевалы Тянь-

Шаня в Семиречье и собраны новые сведения о Согди*ше, Бактрии, Парфии и стране

Шэньду.

Переход через Центральную Азию от Тянь-Шаня к границам Китая был послеДним

путешествием Чжан Цяня. Вероятно, в 112 году до н. э. он умер. А спустя Десять

лет границы Китая расширились до Усуня и Даваня, и на землях, 0TKpj,if ых для

Китая Чжан Цянем, было основано четырнадцать новых провинций

3. СТРАБОН

(64/63 до н. э. - 23/24 н. э.)

Древнегреческий историк и географ. Много путешествовал. Автор "Геогра-фиИ" (17

книг), являющейся итогом географических знаний античности, и "Исторических

записок" (до нас не дошли). "Географии" представляет собой сокровищницу сведений

подревней географии.

Страбон родился в 64/63 году до н. э. в Амасии, расположенной в ста километрах

от южного берега Черного моря, на дороге, ведущей к Средиземноморью. Имей"о

здесь, перебравшись с острова Крит, поселились родители Страбона. Об отце

п^сатель не сообщает ни слова, зато с удивительной охотой распространяет-

1

СТРАБОН

21

ся о родственниках со стороны матери, может быть только для того, чтобы лишний

раз подчеркнуть знатность своего рода.

Воспитывали его так, как было принято в богатых и знатных семьях: отдавали в

руки частных учителей Очевидно, они и в самом деле сыграли в жизни Страбона

немалую роль, если он счел нужным специально упомянуть о них в "Географии".

И еще один человек повлиял на будущего географа - философ Зенон, живший за два

века до Страбона "Наш Зенон" - так любовно именует он в своей книге этого

основателя школы стоиков. Как истинный стоик, Страбон вел размеренную и разумную

жизнь, не позволяя страстям вырываться наружу; заводил друзей и избегал наживать

врагов; был осторожен в словах и поступках. И, как настоящий стоик, не

участвовал в политической деятельности, предпочитая наблюдать за событиями со

стороны.

А видеть ему довелось многое. Юношей Страбон отправился в Рим. Много

путешествовал по Италии, Египту. Не раз возвращался на родину. Чем занимался он

все эти годы - неясно. Известно лишь одно - он смотрел, размышлял, записывал.

Природа не наделила его ярким талантом писателя, способностью к оригинальному

мышлению, его сила была в другом- в скрупулезности, в умении собирать и обобщать

факты, во всесторонней образованности - во всем том, что греки называли

энциклопедичностью.

И Страбон отдает на суд читателей "Исторические записки" в сорока трех книгах.

22

100 ВЕЛИКИХ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ

Позднее Страбон решил запечатлеть грандиозную картину известного в ту пору

"круга земель" и подробно, с максимальной полнотой рассказать о всех его частях.

Но готовился к такой книге он по сути дела всю жизнь. Он много странствовал по

свету, ибо при всем уважении к чужим мыслям и сведениям он, если представлялась

возможность, старался довериться собственным глазам.

В эпоху Страбона по бесчисленным дорогам двигались колесницы, повозки,

крестьянские телеги, скакали всадники, брели мулы и ослы. Дороги тщательно

планировались, их покрывали гравием или мостили, снабжали кюветами. Основная

магистраль вела из Британии через всю Европу в Иллирию (на Балканах), затем в

Малую Азию, Сирию - до Индийского океана. Другой путь шел из Кадиса через

Пиренеи, Галлию и Юрские горы к Виндобоне (Вене). 90 тысяч километров главных и

150-200 тысяч километров второстепенных трасс - вот что оставили римляне в

наследство средневековой Европе и Византии.

Не обремененный государственными обязанностями, Страбон мог беззаботно

удовлетворять свою любознательность. Если ночь настигала его в пути, он клал на

землю матрац, на него - подстилку и укрывался плащом.

В оживленных торговых местечках, на курортах путников ждали удобные, хотя и

дорогие гостиницы. Обычные же постоялые дворы не отличались ни чистотой, ни

комфортом. Однако цену рекламе знали уже тогда. Кто устоял бы перед таким

заманчивым объявлением: "Здесь Меркурий обещает выгоду, Аполлон - здоровье,

Септимен - хороший прием со столом. Кто войдет сюда, будет чувствовать себя

превосходно..."!

В 44 году до н. э. молодой провинциал достиг Рима. В тот год заговорщики убили

Гая Юлия Цезаря

Во взбудораженном Риме Страбон завязывает полезные знакомства, посещает знатные

дома. И изучает город. Конечно же, он обращает внимание на необычный столб,

воздвигнутый на Форуме. Юлий Цезарь решил измерить всю его территорию. Этим

занимался по его настоянию астроном Созиген, пригласивший из Египта специальных

землемеров. Дороги были снабжены указателями - каменными столбами, обозначавшими

расстояние в милях (римская миля - 1480 метров) от Римского форума. Мероприятие

завершилось уже после гибели Юлия Цезаря и оказалось полезным не только для

администрации.

С конца I века до н. э. странствовать стало намного удобней. Именно тогда туризм

делается привычным и модным. Особые бюро предоставляли желающим указатели,

справочники, путеводители. По ним легко было определить маршрут, места, где есть

гостиницы, расстояние и стоимость поездки. Географические карты не вывешивались

- ими успешно заменяли стенную роспись. Одна из таких карт украшала стену

римского дворца. Походные же справочники приобретали иногда довольно изысканную,

хотя и неожиданную, форму - например, серебряного сосуда, на котором обозначен

маршрут от Гадеса (Кадиса, на юге Испании) до Рима с указанием всех

промежуточных станций и расстояний между ними.

Италию Страбон изучил основательно - и не только по путеводителям. Он читал и

научные сочинения, и "Периплы", в которых описывались берега раз-

СТРАБОН

23

личных морей, и предназначенные для мореходов "Гавани", похожие на нынешние

  1. Сто великих мореплавателей

    Документ
    Почему божественных9 Наверное, потому, что там было так много всего, о чем только мечтал человек, - там били винные ручьи и росли деревья с молодильными плодами, путников ублажали прекрасные дивы, все были свободны и счастливы и у
  2. Сто великих® археологических открытий

    Документ
    Громкое заявление о том, что человек произошел от обезьяны, прозвучало задолго до того, когда были обнаружены первые реальные факты, подтверждающие или опровергающие это утверждение История открытий останков ископаемых высших приматов (гоминидов),
  3. Сто великих загадок природы (1)

    Документ
    Про Тунгусский метеорит написаны уже тома. Каких только объяснений его феномена не предлагали. Наиболее невероятной казалась гипотеза писателя-фантаста Александра Казанцева, предположившего, что над тунгусской тайгой потерпел катастрофу
  4. Сто великих заповедников и парков (1)

    Документ
    После того как была изобретена система ирригации, появилась возможность создавать сады для того, чтобы в них выращивать овощи и фрукты специально для продажи Новый этап в садовом искусстве начался с появлением плугов с железными лемехами.
  5. Сто великих заповедников и парков (2)

    Документ
    После того как была изобретена система ирригации, появилась возможность создавать сады для того, чтобы в них выращивать овощи и фрукты специально для продажи Новый этап в садовом искусстве начался с появлением плугов с железными лемехами.
  6. Сто великих загадок XX века

    Документ
    С этого момента все дни, какие Толлю еще оставалось прожить на свете, были подчинены мечте о достижении увиденного острова Но сделаем еще некоторое отступление во времени - в год 1810-й, когда устьянский "промышленник"
  7. Сто великих мифов и легенд (1)

    Документ
    Отличительное свойство мифов, по мнению большинства исследователей, заключается в том, что они создавались и бытовали в то время, когда все рассказанное в них воспринималось как безусловная истина.
  8. Сто великих мифов и легенд (2)

    Документ
    Отличительное свойство мифов, по мнению большинства исследователей, заключается в том, что они создавались и бытовали в то время, когда все рассказанное в них воспринималось как безусловная истина.
  9. Сто великих мифов и легенд (3)

    Документ
    Отличительное свойство мифов, по мнению большинства исследователей, заключается в том, что они создавались и бытовали в то время, когда все рассказанное в них воспринималось как безусловная истина.

Другие похожие документы..