Или Песнь акына о нибелунгах, парадигмах и симулякрах Философия в России: парадигмы, проблемы, решения

или

Песнь акына

о нибелунгах,

парадигмах

и

симулякрах

Философия в России: парадигмы, проблемы, решения

© Гринько Валентин Сергеевич 2007

Введение

Раздел 1. Проблема институциональной парадигмы философии вообще и философии в России

Глава 1. Возникновение философии: некоторые проблемы интерпретации процесса

§ 1. Мифология как предпосылка развития философии, как ее основной, аборигенный (исконный) пласт

§ 2. Структурно-антропологическая концепция мифологии: роль мифа в бытии человека

Глава 2. Эндогенный пласт философии вообще

§ 1. Основные проблемы философии российской национальной отечественной духовной традиции (ФРОНДТ)

Глава 3. Экзогенный (оккупационный) пласт философии, его основные черты вообще и в России в частности

Глава 4. Диалектика бытия в современной «единой» парадигме философии

§ 1. «Я есмь путь и истина и жизнь…» Онтологизация эпистемологии и - vice versa?

§ 2. Обыденный аспект философской картины универсума

§ 3. Научно-концептуальные аспекты философской картины универсума

1. Конкретно-онтологический структурный аспект философской картины универсума

2. Конкретно-онтологический субстанциальный аспект философской картины универсума

3. Координационный конкретно-онтологический подход

4. Основные направления социально-исторического аспекта философской картины универсума

5. Основные направления аксиологического подхода: к вопросу об онтологических корнях морали

Раздел 2. Философия в России и социальный универсум: актуальные проблемы социальной онтологии

Глава 1. Человек, общество, универсум в пространстве и времени

Глава 2. Общественное бытие – центральная категория современной социальной философии

§ 1. Материальное производство

§ 2. Духовное производство

§ 3. Функциональные ниши

Глава 3. Философия истории. Социальная революция (общая теория социального конфликта)

Глава 4. Борьба и мир: к вопросу о месте России в глобальных (геополитических) процессах

Выводы и рекомендации

Библиография

Введение

В силу ряда особенностей, в России поиски национально-политической духовной идентичности на самом высоком уровне абстракции – философском – не прекращались и, скорее всего, не прекратятся никогда. Запечатленная разнообразными памятниками, история этих поисков впечатляет. Однако чем больше находится находок и предложенных решений, тем больше возрастает и множество новых проблем, предстающих то грубо, зримо, то очень неявно. И есть ли этому предел?

Антонио Грамши, авторитетный на Западе марксист и глубокий мыслитель вообще, подвергая умственному взору геополитические процессы в универсуме, как они ему представлялись в средине ХХ век из фашистских застенков в Италии, о происхождении национально-политической идентичности России в сравнении с некоторыми иными мощными геополитическими силами писал:

«В России совершенно иные отправные начала: политическая и хозяйственно-торговая организация была создана норманнами (варягами); религиозная – византийскими греками; в последующее время немцы и французы несут европейский опыт в Россию и придают новый плотный костяк русскому историческому "студню". Национальные силы инертны, пассивны и восприимчивы, но, может быть, именно поэтому они полностью ассимилируют иностранные влияния и самих иностранцев, русифицируя их. В более близкий исторический период происходит обратное явление: элита, состоящая из наиболее активных лиц, энергичных, предприимчивых и образованных, выезжает за границу, усваивает культуру и исторический опыт более передовых стран Запада, не теряя при этом и наиболее существенных черт собственной национальной культуры, то есть, не порывая духовных и исторических связей со своим народом; завершив таким образом свою интеллектуальную подготовку, они возвращаются на родину, принуждая (подчеркнуто нами. – В.Г.) народ к насильственному пробуждению, к ускоренному движению вперед, перескакивая через этапы (другой перевод: "сжигая за собой мосты"). Различие между этой элитой и импортированной немецкой (Петром Великим, например) состоит в том, что она носит, по существу, народностно-национальный характер: ее не может захлестнуть инертная пассивность русского народа, поскольку она сама является энергичной русской реакцией именно на эту историческую инертность».

Из этой широко на всех языках известной в узких кругах цитаты проглядывала вначале неявно, а потом все более отчетливо проблема: так ли это? Была ли вообще некая «инертная пассивность русского народа» как таковая вообще? Действительно ли во благо «инертную пассивность русского народа», российский студень (в английских переводах – protoplasm, протоплазма), некая элита конфессионально-политических сталкеров-возвращенцев, сжигая за собой мосты, цементировала варяжской (норманнской и византийской) духовной арматурой, таща за собой в светлое будущее по сценариям, созданным вовне? В современной ситуации в России факторы византиецентризма в становлении духовной идентичности и варяжского воздействия в государственном строительстве с попытками придать им славянско-русский окрас a priori и de facto полагаются за благо. Философия так же партийна, как и две тысячи лет тому назад, можно добавить, пристрастна и личностно заужена. Кому партийна в России наука о наиболее общих законах, скажем так, познания универсума?

Важным аспектом философского осмысления универсума и места в нем России представляется и проблема соотношения языка и реальности, а шире сказать – кантовская проблема феноменов и ноуменов. Наверное, в любом обществе существуют табуизация, функционализация, ограничения в употреблении определенного стиля речи, например, так называемого мата в русском языке, но так называемый мат (аллегорическое интенционирование определенных табуизированных высказываний) в ненаучных вариантах стилей русской речи применяется для приближенно адекватного, эскизного, описания неадекватных ситуаций.

Заведомо функционализированое, а тем более табуизированое речевое воздействие – инструмент порчи, сглаза, каковым могут быть не только ругательства, но и комплименты. То есть – инструмент манипуляции сознанием, иногда рассчитанной на долговременное действие, на самообслуживание. Отсюда вытекает диффамация и табуизация опасных для заведомо считающихся истинными, научными, нарративными концепций постановок многих креативных неявных реальных проблем.

Нам представляется существенным то обстоятельство, что язык описания действительности, применяемый субъектом речевого и есть наиболее адекватное отражение действительности субъектом. Ограничения как на стили, так и на содержание речевой (языковой, а, следовательно, познавательной) деятельности, соответственно, ограничивают адекватность как отражения самой действительности, так и её преобразования, что относится и к деятельности научной, в том числе и в сферах философского обобщения при описании реальных картин универсума.

В ходе изучения таких проблем возникла мысль теоретически разобраться со студнем, историей России, ее духовными источниками и ресурсами и прочими аналогичными вопросами, например, с народным героем, костромским крестьянином Иваном Осиповичем Сусаниным, заведшим в гибельное болото отдельных представителей цивилизованного Запада, благородно шедших к нам с очередным спасением. Нет ответа, откуда взялся и кому служил создатель учения о просвещенно-абсолютистской державе Феофан Прокопович, который возглавлял «ученую дружину» Петра I. Идеалы, ведшие Наполеона Бонапарта в Россию – еще более благородного цивилизатора, двести лет спустя шедшего в Россию с образцовой, самой демократической, пожалуй, конституцией гражданского общества, были заведомо отвергнуты на фундаменте отнюдь не самых передовых представлений. В чем тут дело?

Попытки сводить философию в России к одной единственно верной доктрине или к чему-то такому, «чтобы не хуже, чем на Западе», напоминают составителю прочитанный в юности рассказ лауреата Сталинской премии писателя Виктора Некрасова, изданный в его редком сборнике во времена уже хрущевские, если не брежневские.

Творческий стиль Виктора Некрасова известен тем, что автор знаменитой книги «В окопах Сталинграда» как бы не любил сочинять вымышленные сюжеты и писал в основном только правдивые рассказы о “себе”. Во вспомнившейся зарисовке речь идет о том, как в Киев к Некрасову в гости приехал нормальный и какой-то знаменитый итальянский писатель, да еще и коммунист. На киевских базарах итальянцу очень понравились дешевенькие «малюнкы» с, казалось бы, примитивными сюжетами. Козакы, дивчата, русалкы, зэлэни гайи (рощи), кони, ставкы (пруды), лэбэди, – исполненные наивных, казалось бы, идиллий пастельные пасторали, как считалось, в украинском народном вкусе. Точь-в-точь такая художественная продукция, как в дооперац-Ы-онном бизнесе знаменитой троицы (конкретно этим бизнесом занимался, кажется, Трус) из фильма «Операция “Ы” и другие приключения Шурика». Восхищенный итальянец настойчиво намеревался купить некоторые из них. Признав в покупателе иностранца, продавцы в страшном испуге сразу куда-то прятались с товаром, наотрез отказываясь продать свои шедевры. Удалось, однако, приобрести отдельные произведения и, насколько помнится сюжет, после покупки довольный итальянец тут же стал выказывать бурную итальянскую радость своему русскому другу-писателю. Поняв свою ошибку, продавцы в ужасе обратились к сопровождающему итальянца Виктору Некрасову с просьбой помочь им уговорить иностранца вернуть купленные картины. Одним из аргументов был примерно такой: «Да мы ему нарисуем настоящие картины, пусть он нам вернет этот базарно-криминальный ширпотреб». Вот они, наглядные признаки тоталитарного государства! Уж с точки зрения иностранца, даже западного коммуниста, явные, наверное.

Эта притча к тому, что, может, самое ценное в нас для всего мира – наша, казалось бы, примитивная, простота. В ней, может, и есть вся высшая экзотика, а, глядишь, и вселенская глубина. И только иногда наши гости, непредвзятые иностранцы, видят в ней символ безмерной сложности универсума. Настоящую стоящую философию. Потому что со стороны виднее.

Поэтому, на наш взгляд, философия в России действительно уникальна и действительно универсальна. Универсальный – от слова универсум. «Универсум (лат. universum, summa rerum) – философский термин, обозначающий “мир как целое” или “всё сущее”». Можно только добавить, что universum – наверное, слово составное: uni versum, то есть: единства разнообразие. Такой диалектический – универсальный и уникальный – характер понимания российской отечественной национальной парадигмы институциональной философии может быть подчеркнут и в конкретном определении ее как философии российской отечественной национальной духовной традиции (сокращенно – ФРОНДТ).

Таким образом, предлагаемое исследование представляет подчас в именительном, но достаточно наглядном виде основные проблемные и содержательные пункты состояния и развития одного из ярчайших духовных феноменов универсума – философии (и непосредственно связанных с ней явлений) в России. Тем не менее, в рамках представленного мнения наше исследование имеет своей целью рассмотреть определенные возможности обновления понимания философии в рамках парадигмы «философия в России», которая в значительной части своего содержания отождествлялась с парадигмой «русская философия» и понималась как таковая. Поскольку парадигма «философия в России» как термин заранее прямо охватывает не только аспект парадигмы «русская философия», постольку в рамках рассмотрения оказались вопросы, напрямую связанные с рассмотрением содержания основных структур философии в России вообще как таковой в некотором сравнении с аналогичными образцами в других краях мира.

Раздел 1

Проблема институциональной парадигмы философии вообще и философии в России

Глава 1

  1. Учебное пособие (издание второе, исправленное и дополненное) Для студентов очного и заочного отделений (специальность 021400 «Тележурналистика»)

    Учебное пособие
    КИНОИСКУССТВО, это вид художественного творчества, которое является синтезом литературы, изобразительного искусства, театра и музыки. Технологические истоки указывают на две принципиальные составляющие кинематографа: фотография (фиксация
  2. Гачев Г. Национальные образы мира. Космо-Психо-Логос

    Документ
    Как сказать = как увидеть. Освежать видение мира и понятия нельзя, не свежуя язык. И еще я - жанровый преступник и нарушаю гра ницы разделения труда: в одном часто ходе мысли ас социирую образ поэта и понятие физики и т.п. Как-то
  3. Брудный А. А

    Документ
    Главные слова в германском гимне: "Германия, Германия превыше всего", и все немцы их знают. Если когда-нибудь будет написан гимн для всего человечества (кажется, этого уже недолго ждать), в нем, наверное, будут слова: "Понимание,

Другие похожие документы..