«Умеренность и центризм ценности как основа политической деятельности в 21-ом столетии». Он сфокусировался на вопросе о том, в какой степени крупная общенародная партия в демократической системе Федеративной Республики Германия должна ориентироваться на мнение большинства, или каковы здесь ограничит

Примечания

1 Urban Ahlin u.a., Democracy and Human Development in the Broader Middle East – A Transatlantic Strategy for Partnership, Istanbul Paper Nr. 1,

2 Из беседы с автором, Тегеран, март 2002 года.

3 Burak Akзapar u.a., The Debate on Democratization in the Broader Middle East and North Africa: A Civic Assessment from Turkey, Istanbul Paper Nr. 3, Istanbul, Juni 2004; статью можно скачать с интернет-сайта <>

4 Martin Indyk, Transformation in the Middle East – A Four-Part Strategy, in: The Berlin Journal, Magazin of American Academie in Berlin, Nr. 6, Frühjahr 2004.

Ханс-Ульрих Клозе,

депутат Бундестага (от СДПГ),

зам. председателя Комитета по иностранным делам Бундестага,

Берлин

Стратегии реформ для «Большого Среднего Востока»

Инициатива по Большому Среднему Востоку отражает два аспекта: с одной стороны, миссионерский идеализм Америки, а с другой - новую угрозу, весь шокирующий масштаб которой стал понятен гражданам Америки после атак террористов 11 сентября 2001 года. «Безопасная» Америка теперь уже не безопасна, на своей территории она столкнулась с новым, непредсказуемым врагом – исламским терроризмом, который угрожает не только Америке и Израилю, «большому и малому сатане», но и всему Западу, точнее говоря – западному образу жизни.

Исламские фундаменталисты видят в Западе угрозу исламу и исламскому образу жизни. Они призывают к сопротивлению «крестоносцам» и западной ментальности. Речь идет об идеологической борьбе, которую «воины джихада» хотят превратить в вооруженное противостояние на глобальном уровне. Воинственные заявления направлены прежде всего против Запада, против политики Запада в Ираке, Палестине и Афганистане, против США как ведущей державы Запада; они направлены также против собственных (исламских) правительств, сотрудничающих с Америкой, «прислуживающих» ей.

Эксперты и (корректные) комментаторы вновь и вновь указывают на то, что нельзя ставить знак равенства между исламом и исламизмом. На уровне дефиниций с этим нельзя не согласиться. В то же время непосредственное наблюдение за развитием событий показывает, что идеи джихада в последнее время находят растущую поддержку в исламских обществах, среди масс обедневших и люмпенизированных мусульман, которые считают, что ответственность за их беды несут Запад (эксплуатация со стороны Запада) и их собственные коррумпированные правители.

На этом фоне становится понятно, почему растет готовность исламского мира к насилию во имя самоутверждения. В то же время растет авторитет всех тех, кто ведет борьбу с Западом и его исламскими «пособниками». «Аль-Каида», глобальная сеть джихада, пользуется в исламских странах, среди «простого народа», большими симпатиями, чем мы на Западе осмеливаемся себе в этом признаться. Было бы и неверно, и опасно говорить о «столкновении цивилизаций», поскольку тем самым мы подтвердили бы идеологический образ мира, исповедуемый террористами. Известно, что проповедники джихада внимательно штудируют сочинения Сэмюэля Хантингтона.

Американцы тоже говорят о войне («war against terrorism»). Они раньше, чем европейцы поняли, что самые серьезные угрозы их безопасности – это исламский терроризм, потерпевшие крах государства («failing states») и глобальное распространение ОМУ; после 11 сентября 2001 года они в отличие от нас, европейцев, ощущают себя «на переднем крае» войны. Хотя европейцы теперь и разделяют многие выводы американцев относительно новых угроз, конкретное восприятие этих угроз – несмотря на Мадрид – у них пока все же иное.

Общей, согласованной политической и военной стратегии в отношении новых сценариев угроз до сих пор не существует. Поэтому некоторые комментаторы – и не только они (см. речь министра иностранных дел Германии Йошки Фишера на Мюнхенской конференции 2004 года по вопросам безопасности (1)) – оценивают стратегию реформ для Большого Среднего Востока, согласованную на встрече «большой восьмерки» и обсуждаемую в настоящее время, как попытку подвести под трансатлантическую кооперацию новую оперативную базу. Это можно только приветствовать – прежде всего с европейской точки зрения, поскольку правительство в Вашингтоне, выдвинув инициативу реформ, дает понять и признает, что «войну с террором» (одними) военными средствами выиграть невозможно. Свое слово должна сказать политика. Все будет в решающей мере зависеть от того, удастся ли осушить питательную почву для терроризма.

Если удастся превратить авторитарные исламские режимы в демократии и повысить общее благосостояние населения посредством рыночных реформ, симпатии к террористам сойдут на нет – таково убеждение американцев, которое теперь также разделяют интеллектуалы неоконсервативного направления. Что хорошего в арабском мире в его нынешнем состоянии? – спрашивает, например, влиятельный журналист Уильям Кристол. Разве мы все не заинтересованы в том, чтобы изменить ситуацию на Аравийском полуострове и на Большом Среднем Востоке? Кристол говорит об арабских странах, имея при этом в виду исламские государства. Он пишет, что Иран станет «лакмусовой бумажкой» для американо-европейского сотрудничества, не поясняя свою мысль более подробно. Других исламских государств он не называет, но и не высказывает сомнений в том, что инициатива, касающаяся Большого Среднего Востока, политически и географически весьма масштабна.

Поэтому не удивительно, что другие эксперты, говоря о Большом Среднем Востоке, распространяют это понятие на все исламские страны («от Маракеша до Бангладеш»). Во всяком случае, очевидно, что речь здесь идет не только об арабских странах. Эксперты (не только Кристол) называют в этом ряду Иран, а также Афганистан.

Значение Пакистана

Пакистан при этом не упоминают, хотя из списка его специально и не исключают. Обоснование: для Пакистана на первом плане стоит конфликт с Индией, а не Средний Восток. Это верно. Как верно и то, что Пакистан (наряду с Саудовской Аравией) оказывал наибольшую поддержку талибам, а значит - косвенно - и «Аль-Каиде». Некоторые эксперты полагают, что средний уровень пакистанской спецслужбы до сих пор эту поддержку не прекратил. Кроме того, следует принимать во внимание, что Пакистан – это по-прежнему единственная исламская страна, обладающая «бомбой», разработку которой, к тому же, частично финансировала Саудовская Аравия. Пакистанские ученые, в свою очередь, как нам сегодня известно, помогали Ирану в осуществлении его ядерной программы. Так что связи Пакистана с Ближним Востоком в прошлом были довольно тесными; таковыми они остаются и до сих пор – пусть с другим знаком.

Благодаря смелой политике президента Первеза Мушаррафа после 11 сентября 2001 года Пакистан стал надежным партнером Америки и Запада в борьбе с международным терроризмом. Серьезность своего подхода Мушарраф уже не раз подтверждал – в последний раз своим участием в дискуссии о реформах. Он выступает за «просвещенное посредничество». Он считает, что Запад должен справедливо разрешать возникающие в мире конфликты, что только он в состоянии это делать. Что же касается исламского мира, то он нуждается в возрождении.

Пока не ясно, прислушается ли исламский мир к этим словам Мушаррафа. В собственной стране у него есть не только друзья, но и непримиримые враги. Страна все еще является оплотом исламистов и сторонников джихада, чему способствуют соседство Афганистана и, в частности, неразрешенный конфликт вокруг Кашмира. Часть территории страны (на границе с Афганистаном) практически не контролируется центральным правительством в Исламабаде. На Мушаррафа было совершено несколько покушений – пока неудачных. Будут новые покушения; они и в будущем (будем надеяться) будут неудачными, пока армия поддерживает своего (пока еще) главнокомандующего и президента. В настоящее время эта поддержка, во всяком случае, на уровне высшего командного состава, у него есть. Важнее, чем поддержка со стороны вооруженных сил, были бы, конечно, воспринимаемый обеими сторонами как справедливый компромисс с Индией по вопросу Кашмира, заметное повышение благосостояния простых людей, а также устойчивая стабилизация положения в Афганистане, все еще неспокойной и нестабильной соседней стране.

Желательно, чтобы Америка довела до конца свою операцию «Несокрушимая свобода» («Enduring Freedom») – при поддержке правительства в Исламабаде, которое могло бы сегодня действовать более спокойно, если бы в Афганистане воцарился мир. Весь мир вздохнул бы с облегчением. Ведь для всех нас, для будущего развития исламского мира и, конечно, Среднего Востока по-прежнему имеет решающее значение, чтобы Пакистан, исламская страна, обладающая «бомбой», была предсказуемой, стабильной и стояла на стороне Запада. В Вашингтоне, кажется, это очень хорошо понимают. К Пакистану проявляют уважение, оказывают поддержку Мушаррафу. Его приглашение на встречу «большой восьмерки» (которое Мушарраф отклонил) свидетельствует об авторитете, которым пакистанский президент пользуется в Вашингтоне; оно в то же время показывает, что американскому правительству не хватает чуткости в обращении с «друзьями».

Отсутствие единства в арабском мире

Это относится и к «друзьям» в арабском мире, которых Вашингтон хочет склонить к поддержке своего плана реформ. Это будет непросто, ведь в арабском мире Америку сегодня не только не уважают, но и боятся, даже ненавидят. Поэтому к предложенным Вашингтоном реформам на Среднем Востоке относятся без восторга, они были восприняты скорее со скепсисом, как угроза. К тому же в данном конкретном случае эти предложения были сделаны преждевременно и в не очень приемлемой форме.

Реакция была соответствующей. Первая попытка выработать единую арабскую позицию в отношении американского плана реформ потерпела неудачу. Посвященная этой теме конференция Лиги арабских стран состоялась только со второго захода. В Тунис приехали лишь 13 из 22 глав арабских государств, некоторые из них в знак протеста вскоре покинули конференцию. Заявление о реформах в арабском мире, которое сделал Генеральный секретарь Лиги арабских стран Амр Мусса, конференцией было лишь принято к сведению. Оно никого ни к чему не обязывает и поэтому удостоилось в западных СМИ скорее негативных комментариев. Говорилось о «минимальном консенсусе», Лигу арабских стран называли «жалким клубом». Справедливы ли подобные оценки?

И да, и нет. Справедливо то, что заявление саммита по программе реформ носит необязательный и, кроме того, очень общий характер. В нем признается необходимость реформ, причем не только в экономической сфере. Модернизация также упоминается, в то же время его авторы указывают на традиционные ценности арабского мира и отдельных арабских стран. Понятие демократизации связывается с традицией «шуры».

И все же это заявление нельзя просто так отбрасывать в сторону. Уже тот факт, что Лига арабских стран – после определенных сомнений – все же отреагировала на инициативу Америки таким заявлением, заслуживает положительной оценки; тем самым тема реформ официально вошла в повестку дня внутриарабской дискуссии; ее подхватили и обсуждают СМИ арабских государств. Пусть пока не очень активно, но все же началась дискуссия на уровне гражданского общества.

Кроме того, на Западе должны признать тот факт, что еще до саммита в различных арабских странах были сделаны первые шаги на пути реформ. В Марокко – в области прав женщин; в Алжире – в сфере выборной демократии: президентские выборы были там проведены сравнительно честно. Заметен прогресс в Иордании. Даже в тех странах, которые считаются особенно консервативными – например, в Саудовской Аравии – наблюдаются подвижки. На Западе почти не заметили того факта, что в этой стране некоторое время назад был создан Центр национального диалога, который работает с ориентацией на реформы. Там ведутся дискуссии о более активном участии граждан в жизни общества, о роли правосудия, о положении женщин и даже о более справедливом распределении имущества и доходов. Конкретных мер по реализации этих принципов пока принято не было, ни в Саудовской Аравии, ни в Египте, где – также по инициативе «сверху» – была проведена конференция неправительственных организаций по вопросам возможных реформ. Тем не менее, конференцию в Александрии открывал сам президент Хосни Мубарак (2). Даже из Объединенных Арабских Эмиратов до нас доходят осторожные сигналы о грядущих переменах – об этом сообщила в Берлине группа немецких парламентариев, вернувшаяся из поездки в эту страну. Таким образом, вполне можно говорить о зачатках и шансах для реформ в арабском мире, но в то же время существует масса проблем, требующих серьезного анализа. Что же это за проблемы?

  1. История и судьба геополитики как науки парадоксальна. Содной стороны, само понятие, кажется, стало привычным, активно используется в современной политике. Множ

    Документ
    Востребованность политики в целях развития очевидна: вспомним хотя бы решение Генеральной Ассамблеи ООН (1970) об увеличении помощи развивающимся странам со стороны промышленно развитых стран до 0,7% их ВВП, инициативу по списанию
  2. Москва (18)

    Документ
    В курсе лекций излагаются все темы, предусмотренные программой по поли­тологии, а также ряд новых. Книга отражает современные процессы и события, - Происходящие в России, деятельность различных партий, движений и объедине­ний, конституционное
  3. С. В. Кортунов проблемы национальной идентичности россии в условиях глобализации

    Документ
    (Конфессиональное измерение российской идентичности. Роль и место православия в становлении, сохранении и укреплении национальной идентичности России)
  4. Шостаковский В. Н. Н 37 Наше Отечество. Часть ii/Кулешов св., Волобуев О. В., Пивовар Е. И. и др

    Документ
    Н., доктор исторических наук, профессор Лельчук В. С, кандидат философских наук Малютин М. В., доктор исторических наук, профессор Маслов Н.
  5. Человек и общество. (Культурология) Словарь справочник (1)

    Интернет справочник
    Словарь-справочник «Человек и общество» (Культурология) предназначен для учащихся средних, средних специальных и высших учебных заведений, абитуриентов, для всех, кто инте ресуется культурологией.
  6. Человек и общество. (Культурология) Словарь справочник (2)

    Интернет справочник
    Словарь-справочник и компьютерный курс соировождения выполнены в Российском научно-методическом центре новых информационных технологий преподавания социально-гуманитарных наук, в ИППК при РГУ, на кафедре теории культуры РГУ.
  7. Учебное пособие Москва, 1998 ббк 63. 3(2) я73 о-82

    Учебное пособие
    Учебное пособие рассчитано на абитуриентов, учащихся общеобразовательных учебных заведений, студентов техникумов и вузов, изучающих отечественную историю.
  8. История россии (5)

    Учебное пособие
    История учит даже тех, кто у нее не учится: она их проучивает за невежество и пренебрежение. Кто действует помимо ее или вопреки ее, тот всегда в конце жалеет о своем отношении к ней.
  9. Евгений Максимович Примаков

    Документ
    После окончания холодной войны на Западе, особенно в Соединенных Штатах, начал падать интерес к России как к одному из главных игроков на международной арене.

Другие похожие документы..