Идеологические основы и политические программы южнороссийского белого движения и их практическая реализация (ноябрь 1917 1920 гг.). Историографическое исследование

Ограничения касались не только архивных документов, но и литературы, критиковавшей советский политический режим и издававшейся за рубежом на русском языке. Такие издания сосредотачивались в отделе специального хранения Государственной публичной библиотеки им. В.И. Ленина, для работы в котором требовался специальный допуск.

Следуя общим директивным указаниям ЦК, партийные и государственные научно-исследовательские центры, в том числе и региональные, осуществляли массовую публикацию документов, посвященных Гражданской войне3. Заметным событием стало издание серии документов Главного и фронтового командования Красной Армии4. Исследователи Гражданской войны получили в свое распоряжение свыше 5 тысяч архивных документов с обстоятельным справочным аппаратом и краткими биографическими сведениями о 500 видных военачальниках, командирах и политработниках Красной армии1.

Значительно больший интерес, с точки зрения изучения идеологических оснований, политических программ южнороссийского Белого движения и их практической реализации (ноябрь 1917 – 1920 гг.), представляли публикации мемуаров2. Появились отдельные работы, в том числе на уровне диссертационных исследований, в которых предпринималась попытка источниковедческого анализа документальной базы Белого движения3.

Своеобразным методологическим ориентиром в исторических исследованиях стало служить многотомное издание «Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций, пленумов ЦК»4. Сборник стал необходимым и обязательным пособием для ученых, изучавших историю и политику партии по ее документам.

Несмотря на большой массив опубликованных документов, их содержание в результате специальной подборки отражало исторические события с позиций правящей партийной элиты. Документальные публикации в значительной мере определяли направленность научных исследований на историко-партийные аспекты и вопросы военной истории, что привело к сужению предмета исследования Гражданской войны до освещения различных вопросов деятельности ВКП(б) и развития военного искусства Красной Армии. В свою очередь, «чрезмерное освещение политики контрреволюции», в том числе на Юге России, стало подвергаться резкой критике5.

Все рассмотренные особенности развития историографии Гражданской войны в 60-е – 80-е гг. свидетельствовали о том, что идеологический и социально-политический заказ партийно-государственного руководства страны, был направлен на всемерную дискредитацию Белого движения и его вождей с целью обоснования закономерности победы советской власти над Белым движением. Такой подход, допускающий умалчивание «неудобных» фактов, подбор источников под заранее подготовленные выводы, неприкрытые фальсификации, находил свое воплощение в конкретных исторических трудах.

Ярким примером предвзятого отношения к политическим противникам Советской власти является работа А.П. Алексашенко «Крах деникинщины»6, в которой наряду с военными вопросами затронуты и некоторые социально-политические аспекты Белого движения. Заметим, что уже само название книги заключает в себе агитационно-пропагандистский пафос. В контексте такого названия политика А.И. Деникина в духе того времени охарактеризована исключительно в уничижительных тонах. Содержание книги изобилует пропагандистскими клише о «антинародной и антинациональной сущности» деникинского политического режима. Автор допустил и явные фактические ошибки, а иногда и просто фальсифицировал исторические события. Это касается, в частности, социального происхождения и идейно-политических взглядов Деникина, которого Алексашенко считал выходцем из курских помещиков и одним из самых «махровых реакционеров – монархистов»1 и, который реально ни тем, ни другим не был.

В угоду политическому ангажементу историком описывались события, связанные с арестом осенью 1919 г. двенадцати наиболее активных членов Кубанской Рады, выступавших за отделение Кубани от России. Как утверждал Алексашенко по приказу Деникина «…все они были приговорены к смертной казни»2. Однако как об этом свидетельствуют архивные документы, воспоминания непосредственных участников событий и как это установили еще в середине 20-х гг. советские историки 7(20) ноября 1919 г. в Екатеринодаре по приказу П.Н. Врангеля генералом В.Л. Покровским был арестован и по приговору военно-полевого суда повешен только член Кубанской рады А.И. Калабухов3.

В подобном ключе тема Белого движения на Юге России отражалась не только в обобщающих трудах, в учебной литературе по истории КПСС и истории СССР4, но и в научной литературе5.

Редкое исключение составляли работы, которые не вписывались в общую идеологическую схему. К ним, например, относится книга В.Д. Поликарпова о начальном этапе Гражданской войны6, которую можно считать наиболее обстоятельным и объективным исследованием идеологических оснований, политических программ южнороссийского Белого движения и их практической реализации (ноябрь 1917 – 1920 гг.) в советской историографии. Историку удалось проанализировать большое количество архивных и опубликованных документов, мемуарной, в том числе белоэмигрантской, и научной литературы. Причем источниковая база исследования составила самостоятельный предмет изучения1.

Несмотря на идеологический прессинг, официально изучать Белое движение не запрещалось. Еще с конца 60-х гг. его стали рассматривать в рамках историографии мелкобуржуазных партий в Советской России, которая трансформировалась в самостоятельное научное направление2. По данной проблематике с только с 1963 по 1974 гг. было опубликовано 16 монографий, 1 сборник и около 500 статей3. Именно здесь в большей степени получали освещение социально-политические аспекты истории Белого движения, в том числе и его южноросской ветви4. Так, в монографии Л.М. Спирина были заложены основы предметного изучения социальной природы и сравнительного анализа антибольшевистской деятельности политических партий в различных регионах страны5. В конце 70-х гг. идеологические основания, политические программы южнороссийского Белого движения и опыт их реализации впервые выступил в качестве специального предмета исследования6.

В рамках данного научного направления стала доказываться правомерность изучения «вражеского лагеря», для всестороннего раскрытия «антинародной сущности» контрреволюции и исторической неизбежности ее крушения. Несмотря на общий критический тон публикаций, именно благодаря им общие представления о политическом составе Белого движения стали более полными.

Большой вклад в изучение истории Белого движения, в том числе и идеологических оснований, политических программ южнороссийского Белого движения и опыта их реализации (ноябрь 1917 – 1920 гг.) внесли труды Г.З. Иоффе7. Изучив широкий круг архивных источников, отечественной эмигрантской и иностранной литературы, академик представил монархическое крыло антибольшевистского лагеря как сложное, неоднородное социально-политическое явление. Ученый проанализировал социальный состав, эволюцию программ и политической практики российских монархических организаций, показал ведущую роль кадетов в объединении всех антисоветских группировок, проследил складывающиеся между ними взаимоотношения1. Иоффе подтвердил ранее сделанный ранее вывод о различиях в идеологических ориентациях политических режимов А.В. Колчака и А.И. Деникина2. Тем не менее, оставаясь на позиции разоблачения антинародной сущности контрреволюции, историк отвергал какие-либо прогрессивные, демократические начала в политике «белых» партий. Изначально отождествив Белое движение с монархическим, Г.З. Иоффе все его политические колебания рассматривал исключительно в рамках «буржуазно-поме­щичьей» контрреволюции.

Для историографии Белого движения 70-х – первой половины 80-х гг. характерно наличие большого количества диссертаций в которых комплексно исследовались различные стороны деятельности ВКП(б) и Советского государства по разгрому Белого движения на Юге России3. Их методологические подходы были выполнены в духе официальных требований, без привлечения документов противников советской власти. В понятийном аппарате преобладали распространенные в советской литературе клише: «массы» «партия», «классы», «контрреволюция» и т.п. Исторические личности, даже из большевистского лагеря, показывались схематично. Диссертации насыщены пропагандистскими, уничижительными метафорами и эпитетами в адрес руководителей Белого движения. Такая научная некорректность историков объясняется той политической и нравственной атмосферой, в которой выполнялись диссертационные исследования.

Одним из итогов изучения истории Гражданской войны к середине 1980-х гг. можно считать коллективный двухтомный труд «Гражданская война в СССР»4. Авторы строго следовали установленным образцам и стереотипам историко-партийной концепции в объяснении природы идеологии, политических программ, их практической реализации Белым движением. Но этим вопросам уделялось второстепенное внимание. Содержание книги главным образом посвящено военно-политическим аспектам Гражданской войны. В частности представлена четкая научная картина разгрома войск генералов А.И. Деникина и П.Н. Врангеля. В работе введен в научный оборот ряд ранее неизвестных или малоизвестных документов.

На официальную концепцию ориентировалась и выходившая в то время научно-справочная литература1.

Оригинальной квинтэссенцией всех историографических достижений и устоявшихся традиций советской исторической науки о революции и Гражданской войне в конце 1970-х – начале 1980-х стали фундаментальные труды академика И.И. Минца2. В них, и это важно подчеркнуть, базовый историко-партийный тезис о «величии Октября» служил общим фоном, а Гражданская война вытекала из «необходимости защиты завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции» и излагалась в свете интервенционистской теории. Объединение иностранных империалистов и внутренней контрреволюции объяснялось Минцем «прежде всего общностью классовых интересов». «Интервенция…, – писал академик, – оживила внутреннюю реакцию, послужила катализатором развития белогвардейского движения»3.

Безусловно, все положения академика И. Минца – активного участника Гражданской войны, о противниках большевизма были сформированы под влиянием целой эпохи, воспитавшей и его самого как убежденного коммуниста, и, несмотря на неизбежные сегодня замечания к его наследию, как крупного ученого XX века.

Со второй половины 80-х гг. в советской исторической науке начался этап переосмысления истории Белого движения, в том числе и его южноросской ветви. Главным фактором, определившим начало этого процесса стали социально-политические преобразования в СССР, связанные с перестройкой советского общества. Демократизация общественной жизни непосредственно отразилась на состоянии исторической науки.

Новые явления в историографии Гражданской войны были связаны с передачей на открытое хранение ранее засекреченных архивных документов Белого движения. Этот процесс начался в марте 1987 г. в Центральном государственном архиве Октябрьской революции СССР (ЦГАОР СССР – ныне ГАРФ). Там же в 1989 г. были выделены в специальное хранилище коллекции белогвардейских и белоэмигрантских документов Русского заграничного исторического архива в Праге, которые поступили в ЦГАОР еще в 1946 г.4 Одновременно началось источниковедческое изучение нового архивного массива и мемуарной литературы5. Предпринимались первые попытки источниковедческого анализа документальных материалов Российского зарубежья1.

Часть малоизвестных документов, позволяющих по-новому оценивать события Гражданской войны, публиковалось в партийной печати. .Например, в 1989 г. в «Известиях ЦК КПСС» было помещено циркулярное секретное письмо в форме постановления Оргбюро ЦК РКП(б) о политике по отношению к казачеству2.

В то же время, издавались некоторые мемуарные произведения видных деятелей и рядовых участников Белого движения3. С 1989 г. под научной редакцией Г.3. Иоффе стал выходить историко-революционный альманах «Факел»4. В двух его выпусках 1989 – 1990 гг. в специальном разделе «Взгляд с той стороны» были опубликованы отрывки из воспоминаний А. Керенского, А. Деникина,
Ф. Дана, П. Милюкова. Тема «Враги о пролетарской революции в России» становится предметом одноименного сборника, изданного в Перми в 1991 г.5

Однако процесс публикации архивных документов происходил относительно медленно. В годы перестройки не было подготовлено ни одного крупного специализированного сборника документов по истории Белого движения в Гражданской войне.

Период становления новых подходов в постсоветской исторической науке протекал исключительно противоречиво, в бурных дискуссиях6. На данном фоне в исследовании Гражданской войны произошла существенная смена приоритетов. На первый план выдвинулась различные аспекты пока еще малоизученного в советской историографии Белого движения. Развитие современной историографии изучаемой проблемы сопровождалось ломкой концептуальных подходов и суждений, твердо устоявшихся в советской исторической науке. Однако эти попытки встречали сопротивление со стороны консервативной части советских историков, имевших свой длительный опыт изучения Гражданской войны. Так, ленинские уничижительные характеристики: «корниловщина», «деникинщина», «колчаковщина», «белогвардейские банды», «демократическая контрреволюция – ширма для военных диктатур» и т.п. пока еще имели хождение в литературе7. Стремление публицистов и молодых ученых разобраться, что стоит за этими политическими ярлыками1, вызывали неудовольствие маститых историков2.

Среди приоритетных аспектов изучения Белого движения и его идеологических программ обозначились вопросы его хронологии. По существу, здесь не возникло каких-либо разногласий, в том числе и с эмигрантскими авторами3.

Новые подходы к анализу социальной базы Белого движения были обозначены в монографии А.Г. Кавтарадзе «Военные специалисты на службе Республике Советов»4. В свою очередь П.Г. Горелов и Ю.А. Поляков, опираясь на данные монографии А.Г. Кавтарадзе, подвергли сомнению все прежние, казалось бы, неоспоримые, утверждения о социальной опоре противников большевиков5. Усилиями нового зарождавшегося поколения историков стала утверждаться идея об органической связи «демократической контрреволюции» с Белым движением, о том, что именно мелкобуржуазные партии подготовили установление белых диктатур6. На необходимость изучения взаимоотношений между лидерами Белого движение указал В.А. Дуров, продолживший в этом отношении тему, поднятую в историографии Российского зарубежья7.

Развернулась дискуссия о причинах поражения Белого движения8. Акценты в данном вопросе стали перемещаться из сферы военного искусства в сферу социально-политическую. Так, по мнению Ю.А. Полякова именно военно-политические обстоятельства привели «белых» к полному разгрому9. Некоторые историки обращали особое внимание на крах политических программ белых политических режимов по национальному вопросу10.

В целом во второй половине 80-х гг. историография Белого движения на Юге России имела переходный характер. Необходимость перемен в оценках данного исторического явления уже ясно осознавалась не только в общественных, но и официальных кругах. Однако новые методологические подходы находились в стадии зарождения и утверждались в исторической науке, испытывая сильное сопротивление со стороны консервативной части научного сообщества.

В 90-х гг. XX в. историография Белого движения окончательно заняла лидирующее положение в проблематике Гражданской войны. По подсчетам В.И. Голдина, в это время было опубликовано не менее 30 монографий и учебных пособий, выходило несколько специализированных журналов и альманахов. Были опубликованы десятки сборников документов и материалов, значительное число иных документальных публикаций, а также защищено около 10 докторских и 30 кандидатских диссертаций, посвященных истории антибольшевистского и Белого движения1.

  1. Идеологические основания, политические программы южнороссийского белого движения и их практическая реализация (ноябрь 1917 1920 гг.). Историографическое исследование

    Исследование
    Защита состоится « » 2011 г. в. часов на заседании диссертационного совета по историческим наукам (Д 215.005.06) в Федеральном государственном военном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Военный университет» (103001, г.
  2. Контрольная работа По предмету «История отечественного государства и права» «Белое» движение в России (1918-1920г г.)

    Контрольная работа
    Гражданские войны — самые жестокие, самые свирепые войны на земле. Уже одно это может определять интерес к ним исследователей. К тому же прошлая Гражданская война в России дает ключ для понимания и прогноза о будущей гражданской войне в России.
  3. Программа учебной дисциплины история россии 050401 История, история с дополнительной специальностью

    Программа
    1.2. Квалификация выпускника – учитель истории, учитель истории и права. Нормативный срок освоения основной образовательной программы подготовки учителя истории, учителя истории и права по специальности 050401 История, история с дополнительной
  4. Монография посвящена вопросам появления и дальнейшей институционализации радикальных неправительственных религиозно-политических организаций на Северном Кавказе в постсоветский период,

    Монография
    Романченко Н.Е. Институционализация современных радикальных неправительственных религиозно-политических организаций на Северном Кавказе. – Москва - Ростов-на-Дону: Социально-гуманитарные знания, 2011.
  5. Учебное пособие Рекомендовано в качестве учебного пособия Редакционно-издательским советом (3)

    Учебное пособие
    Учебное пособие состоит из авторских лекций, посвященных основным проблемам отечественной истории. В работе отражены социально-политические, экономические процессы и показано культурное развитие России.
  6. Программа дисциплины «Отечественная история» для направления 080700. 62 «Бизнес-информатика» подготовки бакалавра

    Программа дисциплины
    Курс дает студентам четкое представление об основных тенденция исторического развития российского государства и общества в глобальной межцивилизационной перспективе с момента возникновения Киевского государства до начала III тыс.
  7. Учебно-методический комплекс по дисциплине «история россии»

    Учебно-методический комплекс
    Нормативный срок освоения основной образовательной программы подготовки бакалавра по направлению 050400.62 СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ при очной форме обучения – 4 года.
  8. Законы о вере и веротерпимости (Составил Я. А. Канторович). Спб.,1899

    Закон
    – 1 . - № 39. Главнейшие узаконения и распоряжения за 189 -1893 гг. – СПб.,1894. Дедюлин С.А. Недостатки порядка отчуждения земель на государственные и общественные надобности (Приложение к Сборнику Узаконений по отчуждению земель).
  9. История отечества с древнейших времен до наших дней

    Документ
    Энциклопедический словарь "История Отечества", выпускаемый издательством "Большая Российская энциклопедия", представляет собой первый опыт однотомного справочно-энциклопедического издания, освещающего все периоды

Другие похожие документы..