Философия XX века Мареев

В начале XX века тема кризиса европейского чело-вечества стала уже общим местом. «Одной из глубочай-ших духовных черт современности, — писал малоизве-стный русский философ В.Ф.Эрн, — нельзя не признать всесторонний, доходящий до метафизических корней кризис человечности»3. Гуманизм Возрождения, считал он, выдыхается уже в кантианстве, в котором человек низведен до гносеологического субъекта. «Эта черта Кантовой философии, — пишет Эрн, — глубоко соответ-ствовала духу надвигавшегося XIX века, и в то время, как социализм и революция завоевывали для отвлечен-ного гуманистического начала новые области социаль-ного и политического действия, в это время философс-кое сознание «века чудес» развенчивало идею чистой человечности в трех последовательных моментах:

' Герцен А.И. Былое и думы. М. 1988. Т 2. С. 540.

2 Там же. С. 542.

3 Эрн В.Ф. Сочинения. М. 1991. С. 423.

1) в лице Фейербаха подменило ее человекобожеством и, ус-транив в ней окончательно онтологические черты, сняло границу, отделяющую человека от зверя;

2) в лице Ницше огненною критикою выжгло отрицатель-ный знак на всем «человеческом», превратившемся в allzumenschliches, — и поставило проблему выхода из че-ловеческого в «сверхчеловеческое»;

3) в лице философов марбургской и фрейбургской школы довело до полной логической ясности глубочайшие моти-вы Кантова критицизма и подошло вплотную к проблеме «нечеловеческой философии».

XX век не остался в долгу перед веком предше-ствующим: в неожиданных мировых масштабах он явил возведенную в систему, теоретически обдуманную практику потрясающей бесчеловечности»1.

Эрн умер рано, а именно в 1917 году, не испытав всех прелестей бесчеловечности XX века. Но в том-то и дело, что «нечеловеческая философия» появилась уже в середине XIX века. Этой философией был позити-визм, для которого человек — это в лучшем случае нечто статистически среднее.

Вопрос был бы очень прост, если бы связь филосо-фии XX века с кризисом европейской культуры был вполне очевиден. Однако существенная черта неклас-сической философии заключается в том, что здесь резко расходятся слова и дела. И если верить представите-лям этой философии на слово, то в ней трудно что-нибудь понять. Пытаясь избежать предвзятости, с од-ной стороны, и чистой описательности — с другой, авторы настоящего издания делают акцент на самокри-тике современной философии, когда одни философы обнажают противоречия во взглядах других. Кредо авторов: современная философия сама обнажает свои противоречия, которые есть концентрированное вы-ражение противоречий нашей эпохи.

' Эрн В.Ф. Сочинения. М. 1991. С. 423.

12

Глава 1

XIX ВЕК КАК ПРЕЛЮДИЯ НЕКЛАССИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ

Понятно, что неклассическая философия не яви-лась на свет, как джин из бутылки. В качестве одной из тенденций она присутствовала в недрах широко поня-той философской классики. В античную эпоху это умо-настроение явным образом выражали софисты и ки-ники, в средние века — английские номиналисты, в Новое время — эмпирик Д.Локк и скептик Д.Юм. Оно присутствует даже у И.Канта. Но только в XX веке это умонастроение стало господствующим. И такая смена основной тенденции дает повод говорить об особом не-классическом периоде в развитии философии. Причем

очень важным является вопрос о начале этого периода и его перспективах.

Ситуация формирования неклассической филосо-фии чрезвычайно интересна, поскольку совпадает с расцветом философской классики. 40-е годы XIX века — это время наивысшей популярности гегелевского уче-ния. Хотя Г.В.Ф.Гегель скончался в 1831 году, он про-должал оставаться кумиром и воплощением классичес-кой философии. Но уже в 1819 году вышла, хотя и осталась незамеченной, работа А.Шопенгауэра «Мир как воля и представление». В 1841 году получила се-рьезный резонанс «Сущность христианства» Л.Фей-ербаха. А в 1843 году появилось первое произведение С. Кьеркегора «Или-Или».

Позиции этих мыслителей различны, но против-ник у них один — Гегель. И Л.Фейербах в этом ряду не случаен. Его учение — это одна из развилок в мировой философии, от которой дороги ведут, с одной стороны, к марксизму, а с другой — к «философии жизни». Не-

даром, отказавшись от Гегеля, Фейербах впоследствии поддержал А.Шопенгауэра с его противопоставлени-ем гегелевскому спекулятивному разуму волевого на-чала. И все же влияние Фейербаха на Маркса оказа-лось наиболее значительным, отчего можно говорить об антропологическом материализме Фейербаха в качестве теоретического источника марксизма.

Особое место в ряду зачинателей неклассической философии занимает О.Конт, который, в своих попыт-ках придать философии характер подлинной науки, сделал шаг в том же направлении. Конт не был про-тивником разума, но понимание разума у Конта есть та же прелюдия настроений и взглядов XX века.

Именно сегодня можно конкретизировать вклад каждого из этих мыслителей в становление некласси-ческой философии, яснее определить, как из отдельных ростков складывалась традиция и как итог совместных усилий спустя полтора столетия опроверг первоначаль-ные замыслы. Сложность именно в том, что некласси-ческая философия, контуры которой определились уже в XIX веке, отрицает философскую классику в самых важных и принципиальных вопросах. А поэтому отно-шение классической и неклассической философии — это не два этапа на пути, идущего по восходящей, а два разных пути в философии. Формально и хронологичес-ки неклассическая философия следует за классической и потому ее часто именуют поспиогассической, но по сути она претендует быть вместо классической.

В первой главе речь пойдет о четырех главных фигурах, определивших облик неклассической фило-софии XX века и о тех проблемах, которые возникли при формировании этой философской традиции.

  1. А.Шопенгауэр и зарождение неклассической традиции

А.Шопенгауэр был тем мыслителем, который сде-лал первый, но вполне определенный шаг в сторону неклассической философии. В более узком смысле он является родоначальником так называемой «философии жизни». В лице Шопенгауэра «философия жизни» за-явила о себе уже в первой половине XIX века.

Артур Шопенгауэр (1788—1860) родился в тепе-решнем г. Гданьске в семье коммерсанта. От матери-писательницы он унаследовал литературные способ-ности. Ей же он должен быть благодарен за знакомство с И.В.Гете, Ф.Шлегелем и другими знаменитостями того времени. Шопенгауэр получил образование в Геттин-генском, а затем в Берлинском университетах, где изучал медицину и философию. В 1813 году им была защищена докторская диссертация о законе достаточ-ного основания. Затем в течение четырех лет он писал свой главный труд «Мир как воля и представление».

Неурядицы в семье, приведшие к самоубийству отца, сказались на характере философа. Раздражитель-ность и злопамятность Шопенгауэра стали притчей во языцех. А честолюбие и стремление к известности выражались в критике всех признанных авторитетов его времени. Так, к примеру, читая курс лекций в Бер-линском университете в 1826— 1832 годах, он созна-тельно назначал лекции на то же самое время, что и Гегель. Однако известности он по большому счету так и не снискал. С 1833 года и до конца жизни Шопенга-уэр жил затворником во Франкфурте-на-Майне. Одних в творчестве Шопенгауэра привлекает яркая афористическая манера письма, других — интри-гующий вселенский пессимизм. Для нас же в свете поставленных задач важно другое, а именно — каким образом мизантропия помогла Шопенгауэру предуга-дать и выразить пессимистические настроения и идеи более поздней эпохи. Ведь будучи почти непризнанным при жизни, он получил мировую славу во второй поло-вине XIX века, а затем его философия обретала попу-лярность в каждую переломную эпоху, включая и наше время.

Судя по докторской диссертации Шопенгауэра, посвященной закону достаточного основания, в начале творческого пути он был очень увлечен натурфилософ-скими проблемами. И главный смысл его позиции в этот период состоял в борьбе с редукционизмом. Естествоз-нание, согласно Шопенгауэру, не только описывает природные процессы, но и выясняет их движущие силы. При этом движущей силой неорганического процесса всегда является внешняя причина, у орга-нического процесса такой внешний импульс — раздра-

житель, а у животного и человека — мотив. Однако, справляясь с задачей выяснения способа существова-ния каждого рода в отдельности, естествознание, со-гласно Шопенгауэру, не способно объяснить, что пред-ставляет собой природный мир в целом. Обычное решение, к которому склоняются в данном случае ес-тествоиспытатели, — это редукционизм, когда ищут общий знаменатель, а затем все многообразие родов бытия меряют одной простейшей меркой, к примеру, химическим составом.

В противоположность естествознанию, философия, считает Шопенгауэр, стремится выявить особую сущ-ность и место каждого рода в системе природы. В спо-ре с редукционизмом Шопенгауэр неоднократно ссылается на Платона, философию которого он внима-тельно изучил. Более того, в иерархии идей, выстроен-ной Платоном, он видел одну из самых плодотворных попыток создать цельную картину бытия. Все же ни Платон, ни другие философские авторитеты, но мне-нию Шопенгауэра, не ответили на главный вопрос — что является причиной мира в целом. Конечно, Шопен-гауэр не мог отрицать того, что не только ранее, но и одновременно с ним над этим вопросом размышляли другие философы. К примеру, натурфилософские по-строения раннего Шеллинга как раз являются ответом на вопрос о том, чем порождена природа как единый организм. Но точка зрения Шеллинга, согласно кото-рой единство природы связано с тем, что она — бес-сознательное творение идеальной субстанции-субъек-та, не могла удовлетворить Шопенгауэра. Здесь мы подошли вплотную к вопросу о критическом отноше-нии Шопенгауэра к классической немецкой филосо-фии. Разобравшись в том, как относился Шопенгауэр к немецкой классике, мы как раз и сможем понять, каким образом он стал основателем нехдассичесхой традиции в философии.

Из всех представителей немецкой классики толь-ко Кант заслужил похвалу Шопенгауэра. Его, как и Платона, Шопенгауэр называл своим учителем. Глав-ное достижение Канта, по мнению Шопенгауэра, — это разделение действительности на мир ноуменов и мир феноменов. Напомним, что, по Канту, человек имеет дело лишь с миром своих представлений, в котором царствуют причинно-следственные связи. Но за сис-темой человеческих представлений, названных фено-менами, скрывается так называемая «вещь в себе» или ноумены, о которых, согласно Канту, человек никогда ничего не узнает. Однако, в отличие от Канта, Шопен-гауэр считал возможным постичь скрытое ноуменаль-ное бытие. Им, по мнению Шопенгауэра, является

Мировая воля — слепое и безосновное начало мироз-дания.

Мировая воля, согласно Шопенгауэру, как раз и является подлинной причиной мира в целом. В своем извечном стремлении к объективации она переходит в феноменальный план, порождая известные нам роды и виды бытия. Кому-то может показаться, что Мировая воля Шопенгауэра — это нечто аналогичное субстан-ции-субъекту Шеллинга, которая также порождает многообразие мира. Однако сходства здесь меньше, чем отличий. Шопенгауэр ведь недаром отказывался при-знавать взгляды Фихте, Шеллинга и Гегеля вместе взятых.

Дело в том, что для Шопенгауэра характерно двой-ственное отношение к идее субстанции. С одной сто-роны, он активно и настойчиво подчеркивает роль субстанциальной формы в обеспечении разнообразия природы. С другой стороны, субстанциальная форма оказывается у Шопенгауэра всецело в области фено- менального бытия, в то время как ноуменальная осно-ва мира не может быть субстанцией, поскольку, соглас-но Шопенгауэру, принципиально безосновна. Здесь, кстати, еще один пример двойственности Шопенгауэ-ра. Ведь традиционно называя Мировую волю причи-ной мира, он настаивает на том, что к ней непримени-ма ни одна из характеристик каузального ряда. Основа мира оказывается безосновной, то есть не имеющей никаких оснований! И эта мысль о безосновности Мировой воли столь важна для Шопенгауэра, что он не допускает по отношению к ней даже определение «causa sui» (причина самой себя).

Но не только отказ от субстанциального взгляда на начало мира делает Шопенгауэра основателем неклас-сической традиции. Важно понять, как Шопенгауэр представляет себе смысл волевого акта, и каким обра-зом воля у Шопенгауэра сопряжена с разумом. Тем

более, что с понятием Шопенгауэра «Мировая воля» связан целый ряд мистификаций. Главная мистифика-ция уходит корнями к самоназванию учения Шопенга-уэра, которое он определил как «трансцендентальный идеализм» и даже «философия самосознания». В связи с этим долгие годы у нас было принято считать Шо-пенгауэра идеалистом, причем из ряда представите-лей немецкой классической философии.

Но мистификация становится явной, как только мы беремся сопоставить понятие воли у Шопенгауэра с тем, как понимали ее действительные представители немецкой классики, и в частности И.-Г.Фихте. У нас уже шла речь об идее рефлексии как оборачивания Я на самого себя. В способности осознавать и даже огра-ничивать самого себя как раз и состоит, с точки зрения философии самосознания, своеобразие человека. Жи-вотное, утверждает Фихте, идет на поводу естествен-ных влечений и стремлений, в то время как человек в состоянии их ограничивать. Причем, овладевая свои-ми страстями, он делает это не только ради себя и другого человека, но и во имя особой надорганической цели, именуемой идеалом.

Таким образом, вступая на путь самоограничения, человек, согласно Фихте, выходит за рамки естествен-ного бытия. Ведь идеал как внутренняя потребность человека является антиподом внешней органической потребности. А потому тот из людей, кто следует лишь органическим потребностям и естественным страс-тям, — раб их произвола, подобно животному. Другое дело человек, подчинивший себе естественные жела-ния и позывы. Для такого человека открывается путь в мир свободы и культуры.

Итак, разумное самоограничение, согласно Фих-те, составляет основу свободы воли человека. Из него, как из клеточки, вырастает новая реальность — мир культуры, принципиально отличный от мира приро-ды или натуры. Иначе обстоят дела у Шопенгауэра, у которого человек представляет собой одно из звеньев естественного эволюционного ряда. Соответственно этому и человеческая воля является одним из прояв-лении общего витольного порыва, проистекающего из Мировой воли. Воля к жизни и самоутверждению, считает Шопенгауэр, является тем, что объединяет все

в этом мире от явления магнетизма до властолюбия. Как магнит притягивает железо, красочно повествует Шопенгауэр, так и власть притягивает человека!. А по-тому свобода воли — это в большинстве случаев лишь иллюзия людей, вовлеченных в стихийную борьбу различных воль.

Не трудно заметить, что мера, которой Шопенгау-эр меряет всю действительность, чисто животного происхождения. Именно в животном мире мы встре-чаем ту непосредственно отчаянную борьбу за суще-ствование, которая у Шопенгауэра оказывается дви-жущей силой мирозданья. Но если по отношению к магниту такая животная мерка — явное преувеличе-ние, то мерять ею человека — это значит, безусловно, упрощать суть дела. Таким образом, Шопенгауэр сам оказывается в тисках редукционизма.

Итак, сделав ставку на слепой витальный порыв в качестве сути и истока бытия, Шопенгауэр переходит на позиции натурализма, хотя и сохраняет при этом внешнюю, во многом чисто терминологическую, связь с немецкой классической философией. Но еще более определенно о разрыве Шопенгауэра с немецкой клас-сической философией, как и философской классикой в целом, свидетельствует его трактовка разумного по-знания, которое оказывается чем-то вроде надстройки над волевым отношением человека к миру.

Вспомним, что в немецкой классике, и в частности у Фихте, воля и разум являются практической и теоре-тической модификациями одной и той же деятельной природы человека. Иначе у Шопенгауэра, у которого разум — это нечто внешнее и второстепенное по отно-шению к волевой природе человека. Более того, считая себя идеалистом, Шопенгауэр испытывает особую симпатию к вульгарным материалистам, характери-зующим мысль в качестве органического продукта жизнедеятельности человека. В результате, постоян-но запутываясь в противоречиях, настаивая то на ма-териалистическом, то на идеалистическом решении проблемы души и тела, Шопенгауэр еще раз демонст-рирует нам двойственность и непоследовательность своей философской позиции.

  1. Философия XX века

    Документ
    Указанный подход оригинален в обоих смыслах этого слова. Он осуществлен в последовательном виде в нашей учебной литературе впервые и необычен на фоне анало-гичных изданий последних лет.
  2. Мареев С. Н., Мареева Е. В. История философии (общий курс): Учебное пособие

    Учебное пособие
    В предлагаемом учебнике авторы исходят из того, что история философии есть та же философия, только в исторической форме. Лишенная своей истории философия теряет драматизм, достоверность факта, живую связь времен, а сама история превращается
  3. Идеалы просвещения и реалии ХХ века (М. Хоркхаймер, Т. Адорно)

    Реферат
    Философия XX века – характеризуется новым этапом западноевропейской, русской философии и связями с именами философов экзистенциалистов, неофрейдистов, с идеями философии жизни, идеологии франкфуртской школы и т.
  4. Программа и планы по философии для студентов очного обучения

    Программа
    - историю философии, основные этапы мировоззренческой эволюции философии, содержание и формы философских представлений, а так же основные тенденции её существования и развития в современном мире;
  5. Рабочая учебная программа философия (название) по основной образовательной программе подготовки бакалавра направления 050100. 62

    Рабочая учебная программа
    Дисциплина философия является базовой (обязательной) и входит в перечень предметов, составляющих «Гуманитарный, социальный и экономический цикл» программы подготовки бакалавров.
  6. В. А. Лекторский "Вопросам философии" 60 лет

    Документ
    Ответы на анкету журнала: В.Л. Макаров, B.C. Степин, А.А. Гусейнов, Т.И. Ой-зсрман, Б.Г. Юдин, Ж.Т. Тощенко, В.П. Зинченко, А.В. Юревич, В.Ф. Петренко, Л.
  7. Учебная программа по дисциплине философия для поступающих в аспирантуру и соискателей всех специальностей

    Программа
    Предмет философии не доступен чувственному восприятию и не может быть предъявлен в готовом виде в самом начале изучения этой дисциплины (по этой причине на философа нередко смотрят, по словам Маркса, «как на профессора магии, заклинания
  8. Системные изменения социальной детерминации в современном российском обществе 09. 00. 11 социальная философия (1)

    Автореферат диссертации
    Защита состоится «22» октября 2010 г. в 10.00 на заседании Диссертационного совета Д 212.208.01 по философским и социологическим наукам в Южном федеральном университете (344006, г.
  9. Системные изменения социальной детерминации в современном российском обществе 09. 00. 11 социальная философия (2)

    Автореферат диссертации
    Актуальность темы исследования. Сегодня перед российским обществом стоит двуединая задача, от успешного решения которой зависит, будет ли найден ответ на главный вызов современности.

Другие похожие документы..