«Ночь перед Рождеством»

Уроки 45-48. Н.Гоголь «Мертвые души»

Акцентное вычитывание эпического текста

Текст к урокам.

Н.Гоголь «Мертвые души». Том первый.

Уроки 45-46

Главы первая – шестая

«Какой огромный, какой оригинальный сюжет! Какая разнообразная куча! Вся Русь явится в нем!»

Н. Гоголь

Вопросы для проверки домашнего чтения.

  1. Что можно сказать о Манилове в первую минуту разговора, а что в третью?

  2. Каким словом охарактеризовал Коробочку Чичиков?

  3. Почему постоянно врет Ноздрев?

  4. Была ли у Собакевича душа? А если была, то где?

  5. В какой момент на лице Плюшкина выразилось «какое-то бледное отражение чувства»?

Сюжет поэмы.

У. Сюжет поэмы «Мертвые души» был подарен Гоголю Пушкиным и привел Гоголя в восторг. Об этом Гоголь писал в письме Жуковскому, строки из которого стали эпиграфом нашего сегодняшнего урока.

В основе сюжета – афера мошенника Чичикова по купле-продаже «ревизских душ».

«Ревизская душа» - крепостной русский мужик. Он так назывался потому, что был внесен в особые списки – так называемую «ревизскую сказку» - перечень крестьян, принадлежащих помещику. «Ревизские сказки» составлялись очень редко, один раз в несколько десятилетий, и «ревизские души», внесенные в них, даже в случае их смерти, ставши «мертвыми душами», продолжали там числиться как бы существующими, живыми. Это доставляло помещику массу хлопот прежде всего потому, что надо было за эти «мертвые души» вносить подушную подать.

Путешествие Чичикова, покупающего «мертвые души», действительно позволило Гоголю показать «всю Русь».

Сочинению «Мертвых душ» Гоголь посвятил почти десять лет своей жизни. В замысле Гоголя было написать три тома. Первый том вышел в 1842 году. Второй том он писал дважды. Первую редакцию писатель сжег в 1845 году. Материалы второй редакции Гоголь сжег за несколько дней до смерти.

В этом году мы почитаем первый том поэмы и попытаемся в первом приближении понять грандиозный замысел Гоголя. Чтобы понять его глубже, вам придется в старших классах еще раз обратиться к этому гениальному произведению.

Герои-помещики.

У. Вкакой главе мы впервые встречаем изображение помещиков? В какой последовательности они изображены?

Д. Начиная со второй главы последовательно изображены Манилов, Коробочка. Ноздрев, Собакевич, Плюшкин.

У. Но уже в первой главе Чичиков встречает…

Д. Манилова, Собакевича Ноздрева.

У. Попробуем охарактеризовать каждого героя отдельно, выделив его ведущие качества.

Работа проводится на основе проверки домашнего задания (тетрадь №1 задание 25).

Манилов. Глава вторая

У. При первом знакомстве рассказчик представляет Манилова как «весьма обходительного и учтивого». Он имел глаза «сладкие, как сахар».

И вот Чичиков приезжает в имение Манилова, а РП дает Манилову и его хозяйству развернутую характеристику (вычитывают подчеркнутые слова).

У. Какие качества подчеркивает рассказчик в Манилове и как их оценивает? Начнем с внешности.

В первую минуту разговора с ним не можешь не сказать: «Какой приятный и добрый человек!» В следующую за тем минуту ничего не скажешь, а в третью скажешь: «Черт знает что такое!» — и отойдешь подальше; если ж не отойдешь, почувствуешь скуку смертельную. От него не дождешься никакого живого или хоть даже заносчивого слова, какое можешь услышать почти от всякого, если коснешься задирающего его предмета. У всякого есть свой задор: у одного задор обратился на борзых собак; другому кажется, что он сильный любитель музыки и удивительно чувствует все глубокие места в ней; третий мастер лихо пообедать; четвертый сыграть роль хоть одним вершком повыше той, которая ему назначена; пятый, с желанием более ограниченным, спит и грезит о том, как бы пройтиться на гулянье с флигель-адъютантом, напоказ своим приятелям, знакомым и даже незнакомым; шестой уже одарен такою рукою, которая чувствует желание сверхъестественное заломить угол какому-нибудь бубновому тузу или двойке, тогда как рука седьмого так и лезет произвести где-нибудь порядок, подобраться поближе к личности станционного смотрителя или ямщиков, — словом, у всякого есть свое, но у Манилова ничего не было. Дома он говорил очень мало и большею частию размышлял и думал, но о чем он думал, тоже разве Богу было известно. Хозяйством нельзя сказать чтобы он занимался, он даже никогда не ездил на поля, хозяйство шло как-то само собою. Когда приказчик говорил: «Хорошо бы, барин, то и то сделать»,— «Да, недурно»,— отвечал Он обыкновенно, куря трубку, которую курить сделал привычку, когда еще служил в армии, где считался скромнейшим, деликатнейшим и образованнейшим офицером. «Да, именно недурно», — повторял он. Когда приходил к нему мужик и, почесавши рукою затылок, говорил: «Барин, позволь отлучиться на работу, подать заработать», — «Ступай», — говорил он, куря трубку, и ему даже в голову не приходило, что мужик шел пьянствовать. Иногда, глядя с крыльца на двор и на пруд, говорил он о том, как бы хорошо было, если бы вдруг от дома провести подземный ход или чрез пруд выстроить каменный мост, на котором бы были по обеим сторонам лавки, и чтобы в них сидели купцы и продавали разные мелкие товары, нужные для крестьян. При этом глаза его делались чрезвычайно сладкими и лицо принимало самое довольное выражение; впрочем, все эти прожекты так и оканчивались только одними словами. В его кабинете всегда лежала какая-то книжка, заложенная закладкою на четырнадцатой странице, которую он постоянно читал уже два года. В доме его чего-нибудь вечно недоставало: в гостиной стояла прекрасная мебель, обтянутая щегольской шелковой материей, которая, верно, стоила весьма недешево; но на два кресла ее недостало, и кресла стояли обтянуты просто рогожею; впрочем, хозяин в продолжение нескольких лет всякий раз предостерегал своего гостя словами; «Не садитесь на эти кресла, оно еще не готовы». В иной комнате и вовсе не было мебели, хотя и было говорено в первые дни после женитьбы: «Душенька, нужно будет завтра похлопотать, чтобы в комнату хоть на время поставить мебель».

Д. (по очереди). Пересахаренный. Слишком приторный. Внешне приятный, а на самом деле «Черт знает что такое!»

У. И далее: «… сказал Манилов, явя в лице своем выражение не только сладкое, но даже приторное, подобное той микстуре, которую ловкий светский доктор засластил немилосердно, воображая ею обрадовать пациента».

Каким важным качеством должен обладать помещик, владеющий крестьянами и землей, чтобы его жизнь и жизнь его крестьян складывалась благополучно?

Д. Хозяйственность. Он должен быть хорошим хозяином.

У. И каков же с этой точки зрения Манилов как помещик?

Д. Он бесхозяйственный. В хозяйстве ничего не понимает. Хозяйством не занимается. Манилов – переслащенный мечтатель. Но мечты его пустые. Он никчемный хозяин. Пустой.

У. О каком качестве говорит то, что «В его кабинете всегда лежала какая-то книжка, заложенная закладкою на четырнадцатой странице, которую он постоянно читал уже два года»?

Д. Ничего не меняется.

У. Время замерло. А ведь и сам человек, и его хозяйство должны развиваться. Но никакого развития нет. Манилов годами живет в своих лучших мечтаниях ничего не предпринимая в жизни. Так Манилов живой или мертвый?

Д. Мертвый.

Вывод. С точки зрения РП, а, следовательно, Гоголя хороший помещик должен быть живым, рачительным хозяином, развивающим хозяйство и заботящимся о своих крестьянах.

Коробочка. Глава третья

У. Перейдем к помещице Коробочке (вычитывают подчеркнутые слова).

Минуту спустя вошла хозяйка, женщина пожилых лет, в каком-то спальном чепце, надетом наскоро, с фланелью на шее, одна из тех матушек небольших помещиц, которые плачутся на неурожаи, убытки и держат голову несколько набок, а между тем набирают понемногу деньжонок в пестрядевые мешочки, размещенные по ящикам комодов. В один мешочек отбирают всё целковики, в другой полтиннички, в третий четвертачки, хотя с виду и кажется, будто бы в комоде ничего нет, кроме белья, да ночных кофточек, да нитяных моточков, да распоротого салопа, имеющего потом обратиться в платье если старое как-нибудь прогорит во время печения праздничных лепешек со всякими пряженцами или поизотрется само собою. Но не сгорит платье и не изотрется само собою; бережлива старушка, и салопу суждено пролежать долго в распоротом виде, а потом достаться по духовному завещанию племяннице внучатной сестры вместе со всяким другим хламом.

Чичиков извинился, что побеспокоил неожиданным приездом.

— Ничего, ничего,— сказала хозяйка.— В какое это время вас Бог принес! Сумятица и вьюга такая... С дороги бы следовало поесть чего-нибудь, да пора-то ночная, приготовить нельзя.

Слова хозяйки были прерваны странным шипением, так что гость было испугался; шум походил на то, как бы вся комната наполнилась змеями; но, взглянувши вверх, он успокоился, ибо смекнул, что стенным часам пришла охота бить. За шипеньем тотчас же последовало хрипенье, и, наконец, понатужась всеми силами, они пробили два часа таким звуком, как бы кто колотил палкой по разбитому горшку, после чего маятник пошел опять покойно щелкать направо и налево.<…>

За огородами следовали крестьянские избы, которые хотя были выстроены врассыпную и не заключены в правильные улицы, но, по замечанию, сделанному Чичиковым, показывали довольство обитателей, ибо были поддерживаемы как следует: изветшавший тес на крышах везде был заменен новым; ворота нигде не покосились, а в обращенных к нему крестьянских крытых сараях заметил он где стоявшую запасную почти новую телегу, а где и две. <…>

Какие ведущие качества хозяйки-помещицы проявляются у Коробочки?

Д. У нее все по мешочкам. Она бережлива. И хотя у нее не все правильно, но крестьяне довольны – их хозяйство поддерживается «как следует».

У. В чем смысл ее фамилии?

Д. У нее все как бы по коробочкам. Она самом как коробочка. Смысл ее жизни – собирать понемножку, копить.

У. А какую роль играют шипящие часы?

Д. Время движется со скрипом, с трудом.

У. Если у Манилова время замерло, то у Коробочки оно все-таки движется, хотя и с «шипеньем», «хрипом», «понатужась».

У. Какое качестве Коробочки так рассердило Чичикова, что он даже назвал ее «дубинноголовою»?

«Эк ее, дубинноголовая какая! – сказал про себя Чичиков, уже начиная выходить из терпения. – Пойди ты сладь с нею! В пот бросила, проклятая старуха!» Тут он, вынувши из кармана платок, начал стирать пот, в самом деле выступивший на лбу. Впрочем, Чичиков напрасно сердился: иной и почтенный, и государственный даже человек, а на деле выходит совершенная Коробочка. Как зарубил что себе в голову, то уж ничем его не пересилишь; сколько ни представляй ему доводов, ясных как день, все отскакивают от него, как резиновый мяч отскакивает от стены.

Д. Она никак не хотела согласиться продавать мертвые души. Она упрямо держится за то, что понимает, к чему привыкла.

У. «Как зарубил что себе в голову, то уж ничем его не пересилишь…». И в этом вся Коробочка. Но такое свойство есть и других, почтенных и даже «государственных» людей. Гоголь подчеркивает в Коробочке черты общие, типичные для многих других людей.

И в конце главы рассказчик задает риторический вопрос:

Но зачем так долго заниматься Коробочкой? Коробочка ли, Манилов ли, хозяйственная ли жизнь или нехозяйственная – мимо их! Не то на свете дивно устроено: веселое мигом обратиться в печальное, если только долго застоишься перед ним, и тогда Бог знает что взбредет в голову. Может быть, станешь даже думать: да полно, точно ли Коробочка стоит так низко на бесконечной лестнице человеческого совершенствования?»

Прокомментируйте этот отрывок.

Д. Манилов и Коробочка – нелепые мелкие люди. Их странная жизнь сначала кажется смешной. А вот если задуматься – так и очень печально, что есть такие помещики, от которых зависит жизнь стольких людей.

У. А точно ли Коробочка стоит так низко на «бесконечной лестнице человеческого совершенствования»?

Д. Уж и не так низко. Манилов вовсе не занимался хозяйством, а дубинноголовая Коробочка хозяйством занималась, крестьяне у нее неплохо живут.

У. Коробочка у Гоголя не просто чудная старушка, а определенный человеческий тип. Недаром рассказчик сравнивает ее с государственным мужем, то есть чиновником, представителем власти, который «Как зарубил что себе в голову, то уж ничем его не пересилишь…». А заканчивает главу еще одним сравнением:

…точно ли Коробочка стоит так низко на бесконечной лестнице человеческого совершенствования? Точно ли так велика пропасть, отделяющая ее от сестры ее, недосягаемо огражденной стенами аристократического дома с благовонными чугунными лестницами, сияющей медью, красным деревом и коврами, зевающей за недочитанной книгой в ожидании остроумно-светского визита, где ей предстанет поле блеснуть умом и высказать вытверженные мысли, мысли, занимающие по законам моды на целую неделю город, мысли не о том, что делается в ее доме и в ее поместьях, запутанных и расстроенных благодаря незнанью хозяйственного дела, а о том, какой политический переворот готовится во Франции, какое направление принял модный католицизм. Но мимо, мимо! зачем говорить об этом? Но зачем же среди недумающих, веселых, беспечных минут сама собою вдруг пронесется иная чудная струя: еще смех не успел совершенно сбежать с лица, а уже стал другим среди тех же людей, и уже другим светом осветилось лицо...

Ноздрев. Глава четвертая

У. Ноздрев впервые появляется в первой главе и выглядит «разбитным малым». «… но, когда сели играть в большую игру, полицмейстер и прокурор чрезвычайно внимательно рассматривали его взятки и следили почти за всякою картою, с которой он ходил». О чем это говорит?

Д. Он нечестно играет, жульничает. Ему не доверяют.

У. И вот новая встреча Чичикова с Ноздревым:

…вошел чернявый его товарищ, сбросив с головы на стол картуз свой, молодцевато взъерошив рукой свои черные густые волосы. Это был среднего роста, очень недурно сложенный молодец с полными румяными щеками. С белыми, как снег, зубами и черными, как смоль, бакенбардами. Свеж он был, как кровь с молоком; здоровье, казалось, так и прыскало с лица его.

У. Развернутую характеристику Ноздрева рассказчик начинает с обобщения. В отличие от Коробочки, типичные качества которой он не стал подчеркивать сразу (вычитывают подчеркнутые слова).

Лицо Ноздрева, верно, уже сколько-нибудь знакомо читателю. Таких людей приходилось всякому встречать немало. Они называются разбитными малыми, слывут еще в детстве и в школе за хороших товарищей и при всем том бывают весьма больно поколачиваемы. В их лицах всегда видно что-то открытое, прямое, удалое. Они скоро знакомятся, и не успеешь оглянуться, как уже говорят тебе «ты». Дружбу заведут, кажется, навек: но всегда почти так случается, что подружившийся подерется с ними того же вечера на дружеской пирушке. Они всегда говоруны, кутилы, лихачи, народ видный. Ноздрев в тридцать пять лет был таков же совершенно, каким был в осьмнадцать и двадцать: охотник погулять. Женитьба его ничуть не переменила, тем более что жена скоро отправилась на тот свет, оставивши двух ребятишек, которые решительно ему были не нужны. За детьми, однако ж, присматривала смазливая нянька. Дома он больше дня никак не мог усидеть. Чуткий нос его слышал за несколько десятков верст, где была ярмарка со всякими съездами и балами; он уж в одно мгновенье ока был там, спорил и заводил сумятицу за зеленым столом, ибо имел, подобно всем таковым, страстишку к картишкам. В картишки, как мы уже видели из первой главы, играл он не совсем безгрешно и чисто, зная много разных передержек и других тонкостей, и потому игра весьма часто оканчивалась другою игрою: или поколачивали его сапогами, или же задавали передержку его густым и очень хорошим бакенбардам, так что возвращался домой он иногда с одной только бакенбардой, и то довольно жидкой. Но здоровые и полные щеки его так хорошо были сотворены и вмещали в себе столько растительной силы, что бакенбарды скоро вырастали вновь, еще даже лучше прежних. И что всего страннее, что может только на одной Руси случиться, он чрез несколько времени уже встречался опять с теми приятелями, которые его тузили, и встречался как ни в чем не бывало, и он, как говорится, ничего, и они ничего.

Ноздрев был в некотором отношении исторический человек. Ни на одном собрании, где он был, не обходилось без истории. Какая-нибудь история непременно происходила: или выведут его под руки из зала жандармы, или принуждены бывают вытолкать свои же приятели. Если же этого не случится, то все-таки что-нибудь да будет такое, чего с другим никак не будет: или нарежется в буфете таким образом, что только смеется, или проврется самым жестоким образом, так что наконец самому сделается совестно. И наврет совершенно без всякой нужды: вдруг расскажет, что у него была лошадь какой-нибудь голубой или розовой шерсти, и тому подобную чепуху, так что слушающие наконец все отходят, произнесши: «Ну, брат, ты, кажется, уж начал пули лить». Есть люди, имеющие страстишку нагадить ближнему, иногда вовсе без всякой причины. Иной, например, даже человек в чинах, с благородною наружностию, со звездой на груди, будет вам жать руку, разговорится с вами о предметах глубоких, вызывающих на размышления, а потом, смотришь, тут же, пред вашими глазами, и нагадит вам. И нагадит так, как простой коллежский регистратор, а вовсе не так, как человек со звездой на груди, разговаривающий о предметах, вызывающих на размышление, так что стоишь только да дивишься, пожимая плечами, да и ничего более. Такую же странную страсть имел и Ноздрев. Чем кто ближе с ним сходился, тому он скорее всех насаливал: распускал небылицу, глупее которой трудно выдумать, расстроивал свадьбу, торговую сделку и вовсе не почитал себя вашим неприятелем; напротив, если случай приводил его опять встретиться с вами, он обходился вновь по-дружески и даже говорил: «Ведь ты такой подлец, никогда ко мне не заедешь». Ноздрев во многих отношениях был многосторонний человек, то есть человек на все руки. В ту же минуту он предлагал вам ехать куда угодно, хоть на край света, войти в какое хотите предприятие, менять все что ни есть на все, что хотите. Ружье, собака, лошадь — все было предметом мены но вовсе не с тем, чтобы выиграть: это происходило просто от какой-то неугомонной юркости и бойкости характера. Если ему на ярмарке посчастливилось напасть на простака и обыграть его он накупал кучу всего, что прежде попадалось ему на глаза в лавках-хомутов, курительных свечек, платков для няньки, жеребца, изюму, серебряный рукомойник, голландского холста, крупичатой муки, табаку, пистолетов, селедок, картин, точильный инструмент горшков, сапогов, фаянсовую посуду — насколько хватало денег! Впрочем, редко случалось, чтобы это было довезено домой; почти в тот же день спускалось оно все другому, счастливейшему игроку, иногда даже прибавлялась собственная трубка с кисетом и мундштуком, а в другой раз и вся четверня со всем: с коляской и кучером, так что сам хозяин отправлялся в коротеньком сюртучке или архалуке искать какого-нибудь приятеля, чтобы попользоваться его экипажем. Вот какой был Ноздрев! Может быть, назовут его характером избитым, станут говорить, что теперь нет уже Ноздрева. Увы! несправедливы будут те, которые станут говорить так. Ноздрев долго еще не выведется из мира. Он везде между нами и, может быть, только ходит в другом кафтане; но легкомысленно непроницательны люди, и человек в другом кафтане кажется им другим человеком.

У. Каковы же ведущие качества Ноздрева?

Д. (наперебой). Говорун. Кутила. Лихач.Игрок. Ни в чем не знает меры. Врун.

У. Какой другой герой Гоголя врал без меры?

Д. Хлестаков.

У. А чем отличается Ноздрев от Хлестакова?

Д. Хлестакова врет, чтобы показаться более значительным, чем он есть на самом деле. Ноздрев просто врет «от юркости и бойкости характера».

У. Каков Ноздрев как хозяин?

Д. Никакой он хозяин. Дома ему не сидится, хозяйством он не занят совсем. Его даже собственные дети не интересуют.

У. У Манилова время замерло, у Коробочки оно все-таки движется, хотя и с «шипеньем», «хрипом», «понатужась». А у Ноздрева?

Д. У него время тоже замерло: «Ноздрев в тридцать пять лет был таков же совершенно, каким был в осьмнадцать и двадцать: охотник погулять»

У. Так он, этот по внешнему виду здоровяк, этот горячий прожигатель жизни, внутренне живой или мертвый?

Д. Мертвый.

  1. «Ночь перед Рождеством» (1)

    Документ
    Цели: 1)помочь учащимся проникнуть в мир Н.В.Гоголя на примере изучаемой повести; 2)формировать умение давать характеристику литературным героям, проводить самостоятельное исследование текста, развивать у учащихся умение анализировать
  2. Ночь перед рождеством

    Документ
    00 Начало в 19.00 10, суббота А. Рыбников «ЮНОНА» И «АВОСЬ» рок-опера в -х действиях Начало в 18.00 Продолжительность 1.50 А. Журбин , пятница ВОСЕМЬ ЛЮБЯЩИХ ЖЕНЩИН мюзикл в -х действиях Продолжительность .
  3. Урок по повести Н. В. Гоголя «Ночь перед Рождеством». Тема: «Этот удивительный …талант Н. В. Гоголь!»

    Урок
    - обобщение и совершенствование знаний, полученных при изучении повести Гоголя: сюжет, речевая характеристика литературного героя, определение реалистических и фантастических элементов повести;
  4. Н. В. Гоголь Майская ночь, или Утопленница. Ночь перед Рождеством

    Документ
    Катаев Сын полка 5 Н.Лесков. Кадетский монастырь Д.Лондон Белое безмолвие ( повесть и рассказы ) 7 А. Рыбаков Кортик. Бронзовая птица. Выстрел 8 А.
  5. Н. В. Гоголь «Ночь перед Рождеством» Н. А. Некрасов «Железная дорога»

    Документ
    М. Пришвин «Кладовая солнца» В.П. Астафьев «Конь с розовой гривой» В.Г. Распутин «Уроки французского» Ф.
  6. Православные праздники и обряды рождество (1)

    Документ
    В ночь на 25 декабря у католиков и протестантов и 7 января у православных, когда на севере снег легко кружит в свете ярких праздничных окон, мягкими хлопьями падает на землю и поскрипывает под ногами, а на юге теплый ветер колышет
  7. Православные праздники и обряды рождество (2)

    Документ
    В ночь на 25 декабря у католиков и протестантов и 7 января у православных, когда на севере снег легко кружит в свете ярких праздничных окон, мягкими хлопьями падает на землю и поскрипывает под ногами, а на юге теплый ветер колышет
  8. План основных городских мероприятий встречи Нового 2012 года и празднования Рождества Христова № (1)

    Документ
    Государственная Консерватория им. А.П. Чайковского, ул. Большая Никитская, 13 Государственный историко-архитектурный, художественный и ландшафтный музей-заповедник «Царицыно»,
  9. План основных городских мероприятий встречи Нового 2012 года и празднования Рождества Христова № (2)

    Документ
    Департамент межрегионального сотрудничества, национальной политики и связей с религиозными организациями города Москвы, религиозные организации города Москвы

Другие похожие документы..