Психологический потенциал фольклора в этнокультуре материалы 2-й Международной научно-практической конференции по проблемам психологической культуры

Третий – использование пословицы как инструмента волевой регуляции поведения. Рассмотрим его подробнее.

Волевой акт в современной литературе трактуется как разновидность произвольного поведения, в ходе которого человеку приходится преодолевать трудности. Воля нужна в ситуации борьбы мотивов, когда требуется сознательный выбор того или иного действия, а затем совершение усилий для его осуществления. Выготский выделял в волевом акте два относительно самостоятельных последовательно протекающих процесса: «первый соответствует самому моменту решения… Это замыкательная часть волевого процесса». Второй – это «функционирование уже построенной таким образом церебральной связи…выполнение того или другого действия» («исполнительская часть») (Там же. С.282–283).

Пословица может принимать участие в осуществлении обоих частей волевого акта, выполняя две принципиально разные функции. Участвуя в «замыкательной» части, она оказывает помощь в принятии решения; включаясь в «исполнительскую часть», поддерживает осуществление начатой деятельности. Причем один пословичный текст может выполнять одну или обе эти функции. Приведем пример. Случилась беда: заболел член семьи. Для лечения требуется значительная сумма денег. Лечить или не лечить? Одна из пословиц гласит: «При беде за деньгу не стой». В процессе принятия решения эта пословица подсказывает: деньги не следует экономить, и настраивает на соответствующие действия. В дальнейшем, когда потребуется отдавать все новые и новые средства для продолжения лечения, она будет поддерживать нас в осуществлении уже принятого решения.

Каким образом пословица выполняет первую функцию? Проанализировав текст пословицы, можно увидеть, что в ней заложены: а) трактовка ситуации; б) оценка ситуации; в) программа поведения. Таким образом, она в более или менее явном виде содержит в себе установку, которая внушается человеку.

При этом каждая конкретная пословица не привязана к определенной ситуации. Именно поэтому одна и та же пословица может быть применена в самых разных случаях. С другой стороны, к одной ситуации может быть применено несколько пословиц, вплоть до взаимоисключающих по смыслу. Хорошо известен факт наличия в пословичном фонде текстов, содержание которых противоречит друг другу (например «С глаз долой – из сердца вон» и «Разлука любовь бережет»). С. Е. Лец иронизировал: «Пословицы противоречат друг другу. В этом и есть народная мудрость». Это действительно так. Фольклористы (Г. Л. Пермяков, А. А. Крикман и др.) объясняют это тем, что пословицы можно рассматривать как знак определенной ситуации или определенных отношений между вещами. Иными словами, пословица «маркирует» ситуацию. Разнообразие ситуаций, обозначаемых пословицами, обусловливает смысловые различия между ними; Возвращаясь к прежнему примеру, можно вспомнить другие пословицы: «Здоровья не купишь», «Бог дал живот, бог даст и здоровье» или «Подумаешь – горе. А раздумаешь – власть господня». Понятно, что каждая из них, а также приведенная выше пословица «При беде за деньгу не стой» содержат в себе принципиально разные установки по отношению к сложившейся ситуации.

Соотнести ту или иную конкретную ситуацию с пословицей – значит создать у человека установку на ее преодоление. Это может сделать кто-то со стороны: тогда имеет место более или менее скрытое предписание (опять же, с апелляцией к «народной мудрости») Если же решение о том, какая пословица подходит к данной ситуации, принимает сам человек, можно говорить о саморегуляции.

Продуктивное использование пословицы возможно лишь в том случае, если она подбирается адекватно сложившейся ситуации. При этом важна не только и не столько внешняя канва событий, сколько личностный смысл этой ситуации для человека. Реальная опасность возникает, когда человек, не желая самостоятельно проанализировать положение дел, следует пословице, которую подсказывает ему голос со стороны или интериоризированные родительские предписания.

Значит ли это, что лучше вообще отказаться от готовых формул, которые предоставляет нам культура в корпусе пословичных текстов? Безусловно, нет. Они выполняют функцию эвристических правил, которые позволяют сузить область перебора возможных вариантов действий и тем увеличивают вероятность правильного решения (В. М. Кроль). Всю совокупность пословиц, хранящихся в памяти человека, можно сравнить с ненумерованным списком ответов на задачи, содержащиеся в учебнике. Мы можем узнать, какие в принципе ответы возможны, но не можем знать, какой именно ответ подходит к данной задаче. Это может решить только тот, кто ищет решения самой задачи. В то же время такой список предоставляет нам возможность увидеть, насколько широк возможный спектр решений.

Заметим, что спектр решений, предлагаемых традиционной народной культурой, как нам удалось выяснить, несравненно шире, чем тот, который предлагают современные устойчивые разговорные выражения, выполняющие аналогичные функции эмоционально-волевой саморегуляции.

Вторая функция пословиц, как уже говорилось, состоит в том, что они помогают человеку осуществлять сам процесс принятого решения. На этом этапе волевого акта человеку приходится преодолевать трудности другого рода: усталость, растущую неуверенность в правильности принятого решения, если желаемый результат отодвигается. С помощью ясной и четкой формулы пословицы человек возвращает себя к итогу первоначального этапа борьбы мотивов, актуализирует принятую установку. На этом этапе, как представляется, особенную ценность приобретает способность пословицы повышать активность и создавать позитивный настрой на преодоление трудностей за счет своих формально-содержательных характеристик – фонетической семантики, рифмы, ритма, а также «магического» влияния метафор.

О. В. Защиринская

Типологии сказок: психологический аспект

На протяжении многих десятков лет филологи, фольклористы изучают текст русской народной сказки. Он записывался со слов сказителей и представлял собой эпическое художественное произведение, в котором «подчеркнутая, сознательная установка на вымысел» становилась отличительной чертой сказки как особого жанра народного творчества. (Э. В. Померанцева, 1963). Предложено множество синонимов для обозначения этого «нереального мира выдумки» (выражение В. Я. Проппа – примечание О. З.): байка, побасенка, небылица, досужая выдумка, складка. Все они указывают на фантастичность происходящего, но различаются составом главных персонажей, местом происходящих событий и способами решения главными героями своих жизненных проблем. Данные особенности позволяют выделять отдельные виды сказок. При этом одной из сложных исследовательских задач по-прежнему является их дифференциация. При этом любая классификация будет считаться достаточно условной.

В классификациях встречается деление сказок по их содержанию на три вида: волшебные (фантастические), новеллистические (авантюрные), бытовые (Ю. М. Соколов, Б. М. Соколов, 1915; В. Я. Пропп, 1969, 1976; Н. В. Новиков, 1974; В. П. Аникин, 1977). Их принципиальное отличие вполне определимо (табл. 1).

Таблица 1

Отличия основных видов русских народных сказок

п/п

Вид сказки

Отличительные характеристики содержания сказки

1

Волшебные

Герои сказки: 1) обладают способностью совершать волшебство; 2) наделены волшебными предметами и знают условия их применения. В основном благодаря этому становится возможным успешное достижение поставленной цели.

2

Новеллистические

Рассказывают: 1) о похождениях главного героя; 2) сложных жизненных ситуациях, которые приходится преодолевать с помощью личных усилий и поддержки других персонажей.

3

Бытовые

В их тексте содержатся примеры из повседневной жизни людей. Главными действующими персонажами могут быть и животные. Благодаря стечению обстоятельств с ними происходят разные события, они приобретают новый опыт. Совершая поступки, они демонстрируют свои личностные установки и ценностные ориентации.

Среди всех остальных текстов стараются выделять сказки о животных. Они появились во многом благодаря переводам средневековых сказаний и поверий, которые впоследствии были определены как отдельный вид народного творчества (В. П. Аникин, 1977). В них частично содержатся сведения о культовых представлениях, тотемизме и суеверии русского народа в отношении зверей и птиц. Создавая образ медведя, лисицы, петуха, собаки, кота, коня и прочих персонажей, их стремились наделить психологическими качествами человека.

В этом смысле наибольший интерес представляют истории, в которых люди взаимодействуют с представителями животного царства. В результате совестных действий социальное поведение «четвероногих и пернатых» начинает приобретать реалистические черты, приближая их к описанию индивидуальных особенностей человека и одновременно типизируя примеры многих социальных проявлений. Только в сказках, в отличие от других жанров народного творчества, позволительно иронизировать по отношению к медведю, изображая его неповоротливым и неумным. Вместо почитания, лиса подвергается насмешкам по поводу ее промахов и жадности. Волк же из хищного животного превращается в преданного и верного слугу. Такие метаморфозы создают особый психологизм народного творчества, позволяют читателям разного возраста учиться на примерах взаимоотношений героев сказочного мира.

При классификации следует учитывать, что многие сказки о животных могут по праву считаться бытовыми. «Речь зверей и птиц, внутренние мотивы их поступков, действия, самая житейская обстановка – все свидетельствует об обыденном и привычном» (В. П. Аникин, 1977, с. 73). Указанные характеристики способствуют лучшему пониманию содержания прочитанных текстов, позволяют устанавливать соотношение между вымыслом и реальной жизнью людей.

Волшебные сказки следует отличать от остальных ее видов на основании целого ряда признаков. В них встречаются мифические существа и сверхъестественные герои. Не часто в чудесном повествовании можно обнаружить представителей из разряда нечистой силы: лешие, русалки, водяные, домовые. Мифологические персонажи в русском фольклоре заменяются на более привычные для представления читателя персонажи птиц и животных, в которых люди могут оборачиваться (превращаться), оказавшись в трудных жизненных обстоятельствах. Данный сказочный прием чрезвычайно распространен в народных и авторских сказках

Особое место в русском фольклорном творчестве занимают персонажи Бабы Яги и Кощея Бессмертного. Их таинственные силы по-разному проявляются в многочисленных сюжетах. Наиболее сложным здесь является образ Бабы Яги, которая одновременно способна совершать злые и добрые поступки.

Второй отличительной особенностью волшебных сказок является использование героями сверхъестественных способностей, в том числе, колдовских чар, заклинаний, разных волшебных действий. Они присущи людям и вещам. Например, свой облик меняет Царевна-лягушка, Иван-царевич и другие персонажи сказочных произведений. Топор способен рубить самостоятельно, а взмахом платка можно создать озеро. Колдовскими чарами обладают все четыре стихии. Вода возвращает жизнь, молодость, здоровье, зрение и прибавляет сил. Из огня выходят настоящие герои. Земля имеет целебные свойства, охраняет от злой напасти. Воздух развивает интуицию.

Магическими характеристиками обладает волшебное слово. Оно дает возможность подчинять себе и менять окружающий мир. Известно и существование фраз, при произнесении которых нельзя допускать ошибок. Они выполняют роль паролей, проклятий, заклинаний, могут накликать беду.

В сказках описаны волшебные действия различного характера: врачующие и умерщвляющие, восстанавливающие силы и ослабляющие здоровье. Сверхъестественные силы могут быть направлены на удовлетворение любовных или хозяйственных помыслов.

В определенных случая по ходу развития сказочного сюжета один из персонажей благодарит главного героя за оказанную им помощь, наделяя его особым даром: понимать язык птиц и животных, быстро перемещаться, перевоплощаться. Приобретенные свойства позволяют быстрее и успешнее добиваться поставленной цели. Подобное значение имеют и предметы, обладающие необычными качествами: зеркала, палочки, дудочки, горшочки, гребни, посохи, иголки. Важно только учитывать правила их применения в момент совершения волшебства.

Чудеса встречаются почти во всех сказках, но наиболее типичными являются те из них, в которых счастливый конец невозможен без вмешательства таинственных сил («Иван – коровий сын», «Царевна-лягушка», «Сивка-бурка» и многие другие). Они выражают веру в человеческие возможности, декларируют несомненную победу добра над злом, труда над ленью. Волшебство приходит на помощь тем, кто борется за справедливость и исповедует истинные человеческие ценности.

Бытовые сказки очень напоминают такой литературный жанр, как новелла – короткий и занимательный рассказ, в котором главными героями могут являться обыкновенные люди. Они оказываются в самых банальных ситуациях и ведут себя обычным образом. Масштаб бытового вымысла влияет на возникновение сходства данного вида сказок с волшебными. Например, Ивану-дураку помогают чудесные животные, говорят с ним человеческим голосом, несут «верную службу» до счастливого окончания всех событий.

При поверхностном прочтении эти сказки покажутся слишком простыми, незатейливыми. Однако в них можно обнаружить большее всего психологии отношений между людьми: конфликты, внутрисемейные проблемы, сиблинговое соперничество, личностный и духовный рост, понимание юмора. В них показаны все стороны социальной жизни в самом прозаическом выражении: тяжелый труд, супружеская измена, воспитание детей. Бытовые проблемы часто превращаются в поиск смысла жизни героев, попытки отстоять свои сокровенные представления о высших чувствах друг к другу: уважение и любовь, дружба, взаимопонимание. Несмотря на фантастические атрибуты в повествовании последовательно реализуется воспитательная функция текста сказки за счет информации о терпении героев, их мужестве, честности, трудолюбии и добре.

Встречаются современные классификации сказок. Они возникают в процессе развития психотехнологий работы психологов и арт-терапевтов. Так появились дидактические, психокоррекционные, психотерапевтические и медитативные сказки (Т. Д. Зинкевич-Евстигнеева, 1998, 2000).

Дидактические задачи выполняет текст, передающий хорошо усвоенный и положительно зарекомендовавший себя опыт многих людей. Он направлен на приобретение социальной компетентности. Поступки героев можно рассматривать как своеобразные копинг-стратегии, которые полезно осваивать и подражать им по типу: «Делай, как я, и все получится». Дидактические сказки учат культуре поведения и взаимоотношений, предлагая читателю самые позитивные для усвоения образцы.

Психокоррекционные сказки помогают понять, какие недостатки присущи главным героям. Не травмируя человека, с их помощью можно работать над исправлением самых различных ошибок. Тексты такого содержания нужны детям и взрослым. При определенной заинтересованности людей можно добиваться позитивных и довольно быстрых изменений в их внутреннем мире и поведении.

Психотерапевтическими считаются сказки, в которых нет четкого обозначения способов скорейшего преодоления социальных проблем человека. Они, наоборот, призывают не спешить с выводами, не ждать моментального обновления. Сказка – простая смена сюжетов, а жизнь – долгий процесс, с неторопливым поиском своего пути и верных решений.

Своим содержанием медитативные сказки способствуют закреплению и увеличению опыта по созданию образов и ассоциаций, снятия психоэмоционального напряжения, создания лучших моделей взаимоотношений с окружающими людьми, развития личностного потенциала.

Медитация представляет собой полное погружение в какой-либо процесс. Во время увлеченных занятий (рисования, сочинения, игры или просто при представлении себя в разных условиях и ситуациях), мы постепенно освобождаемся от излишнего напряжения, отрицательных переживаний и мыслей.

Спокойные по содержанию сказки, рассказанные под музыкальное сопровождение, развивают воображение и произвольное внимание. При систематических занятиях они учат человека лучше понимать самого себя.

Таким образом, в публикациях специалистов встречаются разные типологии русских народных сказок. Их изучение представляет научный и практических интерес для психологов, занимающихся сказкотерапией.

  1. 3 международная научно-практическая конференция актуальные проблемы лингвистики и лингводидактики иностранного языка делового и профессионального общения

    Документ
    Редакционная коллегия: д.ф.н., проф. Малюга Е.Н., д.пед.н., проф. Дмитренко Т.А., д.ф.н., проф. Магидова И.М., д.ф.н., проф. Пономаренко Е.В., к.ф.н., доц.
  2. Культура. Образование. Право материалы международной научно-практической конференциИ (Екатеринбург, апрель 2009 г.) Екатеринбург 2009 (1)

    Документ
    Материалы Международной научно-практической конференции посвящены анализу социокультурных и правовых основ современного образования, проблем правового образования, а также прогнозу развития систем образования Российской Федерации и других государств.
  3. Культура. Образование. Право материалы международной научно-практической конференциИ (Екатеринбург, апрель 2009 г.) Екатеринбург 2009 (2)

    Документ
    Культура. Образование. Право [Текст]: материалы Междунар. науч.-практ. конф., г. Екатеринбург, апр. 2009 г. ГОУ ВПО «Рос. гос. проф.-пед. ун-т»; Екатеринбург, 2009.
  4. Международная научно-практическая конференция 23 ноября, 7 декабря 2011 г

    Документ
    Дрогов И.А. - кандидат педагогических наук, доцент, ответственный секретарь Международной федерации спортивного туризма, заместитель директора ГОУ Московской городской станции юных туристов,
  5. Xii I международная научно-практическая конференция 12

    Документ
    Набок Игорь Леонтьевич – доктор философских наук, профессор, зав. кафедрой этнокультурологии, зам директора Института народов Севера РГПУ им. А. И. Герцена
  6. Материалы межрегиональной научно-практической конференции (1)

    Документ
    Толерантность и библиотеки: информация и пользователи: материалы межрегиональной конференции (17–18 апреля 2008 г.). – Екатеринбург: СОМБ, 2008. – 170 с.
  7. До 17. 05. 2012 Международная научная конференция «И. А. Гончаров в современном мире», посвященную 200-летию со дня рождения писателя Филологический факультет мгу им. М. В. Ломоносова

    Документ
    Заявки на участие в конференции присылать до 17 мая 2012 г. по почте или на электронный адрес. В заявке необходимо указать ФИО, ученую степень, ученое звание, место работы, почтовый и электронный адрес, контактные телефоны.
  8. Сборник статей участников IV международной научной конференции 25-26 апреля 2008 года (2)

    Сборник статей
    В сборнике представлены статьи российских и зарубежных ученых, принявших участие в IV международной научной конференции, посвященной актуальным проблемам, связанным с взаимоотношением языка, культуры и общества.
  9. Сборник статей участников IV международной научной конференции 25-26 апреля 2008 года (3)

    Сборник статей
    Концепт ЖЕЛАНИЕ представляет собой один из важнейших концептов русского языкового сознания и в основе своей содержит элементарный смысл, формирующий, в числе прочих, фундамент нашей языковой лично­сти.

Другие похожие документы..