Психологический потенциал фольклора в этнокультуре материалы 2-й Международной научно-практической конференции по проблемам психологической культуры

E. S. Protanskaya

Folklore as cultural heritage and psychological reality of modern age

Different views on the nature and traditions of folklore as a cultural and linguistic phenomenon undoubtedly have a psychological basis. Treatment of folklore by S. N. Azbelev is quite interesting. He noted the importance of different concepts of folklore: as oral creative art, as a traditional form, as the art of remembrance: “Folklore refers to creative works, fixed in memory and answering the social demand when reproduced by memory” (The First Congress of Folklorers//Proceedings. – 2005. — p. 267). Folklore in this interpretation is what we remember simultaneously with other representatives of our ethnic group. These are common images, metaphors, cultural ‘signs’, dialogue ‘matter’ — youth slang, family jokes uniting the people, ‘warming’ them by immediate mutual understanding.

A psychologist P. Blonsky emphasized the emotional nature of memorizing: the meaning

of bright vital facts comprehended subconsciously for their long-term storage in memory.

In this connection saving folklore in memory of generations and its retranslation can be considered a prerequisite of identity of ethnocultures. But loss of folklore, on the contrary, ― to erosion of ethnic self-consciousness. It is reflected in loss of mutual understanding at the emotionally meaningful life situations. Proverbs as common forms of reaction to similar life situations, lullabies as common memory of the people’s childhood, fairy-tales as the initial form for anybody, but common for everybody life storyline with its moral and characters – are linguistic means universal for each ethnic subject, psychologically comprehended as ‘their own’ for uniting the people and supporting them in different situations.

The problem of folklore is also a problem of correlation of folk and mass culture.

Many scholars note that urban culture, expressed in festive form, in merrymaking and buffoonery, nowadays — in skits, etc. is, in fact, the urban folklore form, retaining a transitional form of proximity of the original folk culture. “Active interference in folklore process”, declared in the Soviet time made folklore an ideological instrument. However, folklore has always defined its own degree of freedom. One of the psychological components of folklore formed in Europe in Middle Ages is confrontation, balance of official and unofficial meaning; complete comprehension of the world is revealed in folklore most forcefully at the time of stagnation. Anecdotes, parodies intrinsic of carnival tradition, epigrams, a flourishing humorous genre in art which exists beyond the literary world, show business and mass media, has become a new folklore form in a modern megapolis.

Its main function and value is the ability to respond quickly and constructively to the burning issues, to unify different layers of the urban inhabitants into the people.

M. Bakhtin wrote about this phenomenon in his book about F. Rabelais, juxtaposing his creative work with risorial culture of European Middle Ages. The people mocked frightful indisputable ideology of religious dogmatics and in their deliberately carnal jokes balanced the oppression of spiritual in inaccessible, and at times, totally incomprehensible meanings. Similar phenomena have been repeatedly happening in culture: these include anecdotes about tyrants (Socratic jokes, jokes of Soviet scientists, anecdotes about Vasily Ivanovich Chapaev, Brezhnev, etc), jokes about political events and others.

The tendency to mock the reality in order to escape its despair, boredom and undesirability has always existed. I. Moiseev — the leader of the famous folklore dance ensemble, who managed to merge high classics with folklore dance — dwelt on this idea. It is necessary to develop folklore, let it breathe in the space of modern life.

One of the most recent examples is Internet, where the Russian language gains new variants of spelling and pronunciation (q.v.“Izvestia”1:”Preved…”2). This language is a peculiar protest against the flood of new words borrowed from other languages, both the reaction of the young to the necessity to follow grammatical rules and making fun of those failing to do this. Availability of folklore indicates mutual understanding between the people, i.e. presence of the community aiming at mutual understanding and emotional response.

1A central Russian periodical publication

2The title of the mentioned article is a distorted Russian greeting “Privet” (“Hello”)

Translated by Isabella Revitch

А. Ф. Некрылова

Чем является и что дает русский фольклор русским

Историческая роль фольклора понятна и не требует особых доказательств. Традиционная культура лежит в основании профессиональной литературы, музыкального и изобразительного искусства, национальной хореографии, народной медицины и педагогики, она во многом определила развитие русской архитектуры и театра, этические нормы и предпочтения в области бытового поведения, своеобразие праздничной культуры и т. д.

Современное общество в силу разных причин достаточно далеко ушло от традиционного жизненного уклада, от исконного мифопоэтического взгляда на мир, забыло многие формы и жанры древнерусского искусства, утратило или исключило из естественного живого бытования большое количество произведений устного народного творчества, целые фольклорные жанры (например былины, причитания). Основная масса населения «разучилась» говорить, петь и танцевать в народной манере, играть на старинных традиционных инструментах, отказалась от народного костюма, национальной кухни, не пользуется диалектизмами и т. п.

Однако фольклор никогда не уходил из жизни и культуры русского народа. Менялся его «удельный вес» в системе национальной культуры; появлялись новые и исчезали старые произведения, жанры, формы, приемы; переменчивой была «мода» на отдельные фольклорно-этнографические явления, разной оказывалась политика государства, идеологические установки относительно произведений и направлений народной культуры. При этом неизменным оставалось и остается:

  • Понимание того, что фольклорное искусство отражает становление менталитета русского народа, в нем выражены исконные идеалы, этническое сознание, своеобразие характера русского человека, его взгляды на мир (природу, общество, государство, другие народы, иную культуру и пр.).

  • Осознание того, что ни одна гуманитарная наука – этнография, лингвистика, история любых веков и народов, история литературы и религии, музыкознание, культурология – не может обойтись без фольклорных материалов и изысканий. Разгадка многих явлений духовной культуры кроется в фольклоре. По сути, это утвердилось в русском обществе с конца XVIII – начала XIX века и прежде всего касалось литературы (проза, поэзия, драматургия), творчества русских композиторов и художников: русское искусство не может быть понято и по-настоящему осмыслено без знания фольклорных истоков, поэтических образов и приемов, философских обобщений и аллюзий, рождаемых отечественным фольклором, традиционной картиной мира, русским пониманием и переживанием истории, судеб своего народа и т. д. Напомню общеизвестное: поэзия С. Есенина, сама ставшая фольклором; произведения М. Цветаевой с плачевыми интонациями; сказки А. С. Пушкина, основанные на фольклоре и ушедшие в фольклор; сцены гадания и прихода ряженых в «Евгении Онегине» и «Войне и мире»; В. Кольцов со стихами-песнями, поющийся Н. А Некрасов, песни современных бардов, большинство которых в той или иной степени фольклорны. Святочные рассказы, основанные на народной демонологии и пользовавшиеся огромной популярностью на протяжении двух веков – вплоть до 1920-х годов; «Хованщина» М. Мусоргского, «Весна священная» И. Стравинского, «Колокола» С. Рахманинова, «Виринея» С. Слонимского, «Катерина Измайлова» Д. Шостаковича. В живописи – это произведения Васнецова, Поленова, Репина, Кустодиева, Рериха, Нестерова, Врубеля, Билибина. Очень многое раскрывают воспоминания выдающихся людей: Аксакова, Бенуа, Шаляпина, Шмелева и др.

  • Глубокое уважение к языку – бесценному культурному наследию, объединяющему не только русских, но весь славянский мир. Особо следует подчеркнуть «консерватизм» славянских языков, которые, изменяясь и обогащаясь, сохранили основной лексический фонд, фонетические и грамматические формы. Современный русский язык включает в себя значительный пласт старославянизмов, и церковнославянский язык, составляющий основу церковной православной культуры, в целом понятен любому русскому. Это, безусловно, облегчает восприятие богослужения, пользование церковной литературой, что на сегодняшний момент актуально для огромного количества людей, вновь обратившихся к церкви. Отметим, что язык классических фольклорных жанров во многом перекликается со старославянским.

  • Большое количество фольклоризмов (на уровне лексики, фразеологии, попу-лярных народных изречений, поэтических образов) по-прежнему является спецификой русской словесной культуры, как разговорной, повседневной, так и письменной – художественной литературы, языка периодики, рекламных текстов и пр.

  • Активно бытует целый ряд старинных и относительно новых жанров русского фольклора – сказка, загадка, пословица, поговорка, предания, анекдоты, частушки. Особенно «живучи» пословицы и поговорки, частушки. В современном обществе вновь стали популярными былички (небольшие суеверные рассказы о встрече с непонятным, таинственным, демоническим) и заговоры (сборники с традици-онными и современными текстами заговоров раскупаются весьма охотно). Теперь среди разных слоев населения возрастает интерес к некоторым старинным песням, особенно к тем, что оказались в репертуаре известных исполнителей, хоров, ансамблей (зачастую, правда, подвергнувшись серьезной обработке).

  • В детской субкультуре, как и в прежние времена, сосуществуют традиционные тексты и новые, создаваемые по законам фольклорного искусства и основанные на фольклорном мышлении: это бесконечные считалки, дразнилки, потешки, песенки, «страшилки», традиционные игры, заклички (типа «Дождик-дождик, перестань…», «Божья коровка, полети на небо…».

  • Широко используются фольклорные произведения в материнской, педагогической (особенно ориентированной на младший возраст) практике – колыбельные песни, потешки, короткие сказочки, небылицы, всякого рода «пестушки», приговорки и прибаутки.

Для русского человека всегда был характерен интерес не только к отечественному фольклору и шире ― к традиционной культуре. В многонациональной, разноязычной России, народы которой принадлежали разным конфессиям, проживали в резко отличающихся друг от друга природно-географических зонах, с преобладанием различных типов хозяйственно-производственной деятельности, знание культуры соседей было обязательным условием сосуществования, выживания и сохранения самобытности, особенно в иноэтническом окружении, при активных на протяжении столетий миграционных процессах. Для России очень показательны исторически сложившиеся и вновь формирующиеся маргинальные зоны со смешанным или частично ассимилированным населением, где постоянно происходил и происходит культурный обмен, имеет место билингвизм, смешанные браки и т. п. Здесь закономерно бережное, уважительное отношение к «родному» слову, к передаваемым из поколения в поколение фольклорным произведениям, обычаям и верованиям. Здесь существует и своеобразный «смешанный» фольклор: в Коми мифологические сказания с русскими сказочными персонажами; у вепсов – частушки с русскими словами и строками; у некоторых народов песни – на русский напев или с русскими словами, а у русских – заимствованная мелодика плясовых и т. д.; заимствуются и включаются как свое части обрядов, ритуалов (свадебного, встречи гостей и пр.). Но наблюдается и другое: русский гармонист точно знает,что является русским (даже московским, уральским и т. п.), чтососедей – марийцев, татар, украинцев и т. д., сыграть же может все; карелы всегда укажут на свои предания (например объяснения названий местностей, озер, урочищ и пр.) и принесенные переселенцами.

Фольклорно-этнографическая культура (что очень важно ― подлинное фольклорное искусство) именно сейчас, в последние два-три десятилетия, привлекает к себе особое внимание, причем это касается не только исследователей (фольклористов, этнографов, лингвистов) с их стабильным профессиональным интересом, а самых широких слоев населения. Одна из причин ─ в пристальном внимании современной России к истории и искусству ушедших времен, поскольку назрела необходимость существенной корректировки и даже кардинального пересмотра своего прошлого, и тут мы имеем дело с присущим русским стремлением понять себя нынешних через историю, через события далекого и близкого прошлого. Другая причина ─ усиливающееся в масштабах всего мира обезличивание, унификация массовой культуры, быта, финансово-экономической деятельности, что оборачивается стремлением сохранить уникальность, самобытность, национальный (этнический) колорит, а это, естественно, предполагает обращение к истокам и традициям, к фольклорно-этнографическим реалиям. Новое мировоззрение, как известно, нередко формируется при обращении к старому, к заново переживаемой культурной традиции, при новом осмыслении классики, классического наследия.

Какие конкретные формы принимает этот интерес?

  • Появилось множество коллективов (любительских и профессиональных), опирающихся на аутентичный фольклор, необыкновенно возросло количество и популярность фестивалей традиционной культуры.

  • В некоторых местах (например в Вологодской, Новгородской, Псковской областях) в число приоритетных культурных направлений включено изучение, освоение и пропаганда регионального фольклорно-этнографического наследия. В рамках этой культурной политики под руководством профессиональных фольклористов и этнографов созданы и создаются школы народного искусства, фольклорные коллективы, развивается краеведение. В школах устраивают праздники по случаю масленицы, святок, встречи весны (с печеньем в виде птичек – «жаворонки») и пр. На уроках труда девочки шьют наряды на основе народных костюмов, мальчики осваивают народные музыкальные инструменты и т. д. В региональные программы образования входит краеведение и изучение местного фольклора, в Вологде школьники ездят в экспедиции и серьезно изучают привезенные материалы, делают интереснейшие доклады. Во Владимире возрождаются и активно используются традиции народного театра.

  • В ряде учебных заведений значительно расширился круг основных жанров и произведений фольклорной словесности, включаемых в курсы литературы, хотя прискорбно, что сами уроки литературы сокращаются и великая русская классика нередко «проходится» в отрывках, в интернетовском пересказе.

  • Заметно увеличилось количество и разнообразие издаваемой фольклорной литературы, рассчитанной не только на детей и специалистов.

  • Все больше народу привлекают фольклорные праздники, которые устраиваются теперь во многих городах, крупных селах и пр., приобретают традиционный, постоянный характер. При этом следует заметить, что далеко не всегда сохраняется дух подлинно народного праздника, преобладают эстрадные выступления и «развлекаловки» набившими оскомину так называемыми «скоморохами», звучит не живая музыка, а записи псевдонародных мелодий и песен, да еще через усилители.

  • Сфера привлечения фольклора, использования его чрезвычайно расширилась. Не только образование, история, но психоанализ, даже психиатрия, детская психология, сказкотерапия и куклотерапия, обращение с ребенком на самых ранних этапах его развития (приемы традиционного воспитания). Не случайно появились такие науки, как этнолингвистика, этнотеатроведение, этнохореография, этномузыкология; понятия этнослуха, этнопсихологии, этнокулинарного кода культуры и т.  п. В существующих «Школах материнства» специально обучают колыбельным песням и играм с самыми маленькими детьми, наряду с традиционным массажем и способами общения с младенцами. В разные развивающие программы вошли пальчиковые игры, как и изготовление народных кукол, игра на простейших традиционных музыкальных инструментах, начальные навыки традиционных ремесел (плетение из лыка и щепы, изделия из бересты, изготовление глиняных свистулек, тканых поясков и пр.).

  • Огромное разнообразие и богатство народного костюма существенно влияет на современную моду; русские дизайнеры все больше опираются на народные образы, мотивы, колористику и пр.

Устная культура с ее мощной коммуникативной функцией обретает сегодня новые очертания, завоевывает новое культурное пространство – не случайно именно теперь внимание ученых и просто любознательных людей привлекает проблема «Интернет и фольклор», в разных ее аспектах: «фольклор в Интернете», «фольклор Интернета», «Интернет как особое коммуникационное поле» – то, что принято называть виртуальной мировой деревней.

  1. 3 международная научно-практическая конференция актуальные проблемы лингвистики и лингводидактики иностранного языка делового и профессионального общения

    Документ
    Редакционная коллегия: д.ф.н., проф. Малюга Е.Н., д.пед.н., проф. Дмитренко Т.А., д.ф.н., проф. Магидова И.М., д.ф.н., проф. Пономаренко Е.В., к.ф.н., доц.
  2. Культура. Образование. Право материалы международной научно-практической конференциИ (Екатеринбург, апрель 2009 г.) Екатеринбург 2009 (1)

    Документ
    Материалы Международной научно-практической конференции посвящены анализу социокультурных и правовых основ современного образования, проблем правового образования, а также прогнозу развития систем образования Российской Федерации и других государств.
  3. Культура. Образование. Право материалы международной научно-практической конференциИ (Екатеринбург, апрель 2009 г.) Екатеринбург 2009 (2)

    Документ
    Культура. Образование. Право [Текст]: материалы Междунар. науч.-практ. конф., г. Екатеринбург, апр. 2009 г. ГОУ ВПО «Рос. гос. проф.-пед. ун-т»; Екатеринбург, 2009.
  4. Международная научно-практическая конференция 23 ноября, 7 декабря 2011 г

    Документ
    Дрогов И.А. - кандидат педагогических наук, доцент, ответственный секретарь Международной федерации спортивного туризма, заместитель директора ГОУ Московской городской станции юных туристов,
  5. Xii I международная научно-практическая конференция 12

    Документ
    Набок Игорь Леонтьевич – доктор философских наук, профессор, зав. кафедрой этнокультурологии, зам директора Института народов Севера РГПУ им. А. И. Герцена
  6. Материалы межрегиональной научно-практической конференции (1)

    Документ
    Толерантность и библиотеки: информация и пользователи: материалы межрегиональной конференции (17–18 апреля 2008 г.). – Екатеринбург: СОМБ, 2008. – 170 с.
  7. До 17. 05. 2012 Международная научная конференция «И. А. Гончаров в современном мире», посвященную 200-летию со дня рождения писателя Филологический факультет мгу им. М. В. Ломоносова

    Документ
    Заявки на участие в конференции присылать до 17 мая 2012 г. по почте или на электронный адрес. В заявке необходимо указать ФИО, ученую степень, ученое звание, место работы, почтовый и электронный адрес, контактные телефоны.
  8. Сборник статей участников IV международной научной конференции 25-26 апреля 2008 года (2)

    Сборник статей
    В сборнике представлены статьи российских и зарубежных ученых, принявших участие в IV международной научной конференции, посвященной актуальным проблемам, связанным с взаимоотношением языка, культуры и общества.
  9. Сборник статей участников IV международной научной конференции 25-26 апреля 2008 года (3)

    Сборник статей
    Концепт ЖЕЛАНИЕ представляет собой один из важнейших концептов русского языкового сознания и в основе своей содержит элементарный смысл, формирующий, в числе прочих, фундамент нашей языковой лично­сти.

Другие похожие документы..