Монография посвящена вопросам появления и дальнейшей институционализации радикальных неправительственных религиозно-политических организаций на Северном Кавказе в постсоветский период,

1.2. Международные исламистские религиозно-политические организации: сущность и типология

В настоящее время численность населения Земли, исповедующего ислам, превышает 1,5 млрд человек. Это не только жители собственно мусульманских стран, где ислам провозглашён государственной религией или мусульмане составляют конфессиональное большинство, но и члены мусульманских общин, создаваемых в последние годы практически во всех странах мира.

На географической карте мусульманские страны образуют свое­образный «исламский пояс», который тянется от юга Европы через Северную Африку, Ближний Восток, Юго-Западную и Центральную Азию до Южной, Юго-Восточной и Восточной Азии. Следует отметить, что 60% мусульманского населения проживает именно в азиатских странах, а арабское население традиционного духов­ного «центра» мусульманского мира (Саудовской Аравии и прочих стран Ближнего и Среднего Востока) составляет лишь 15%49.

В последние годы по мере роста влияния исламского фактора на международные отношения само понятие «исламский пояс» при­обретает отчётливый геополитический характер. В условиях бы­стро меняющейся политической картины мира большинство стран всё чаще учитывают этот фактор при формировании своей полити­ческой стратегии и тактики. Межнациональные исламские органи­зации и прежде играли важную роль в международной политике, но со второй половины XX века и особенно в последние десятилетия практически на всей территории «исламского пояса» начался бур­ный процесс образования различных религиозно-политических объединений и группировок, которые заявляют о себе как исламистских организациях и оказывают значительное влияние на внутреннюю и внешнюю политику государств.

Создаваемые в мусульманских странах новые религиозно-политические организации используют в своей деятель­ности различные методы: одни выступают с позиций умеренного ислама, действуя строго в рамках закона и отрицая любые формы насилия; другие же, напротив, нередко находятся в непримиримой оппозиции к существующей власти и не исключают возможности использования насилия, в том числе путем проведения террористических актов.

Среди исламских религиозно-политических организаций есть фунда­менталистские, программы которых не выглядят радикальными, а предполагают постепенную трансформацию общества. Вместе с тем некоторые из них могут организовывать акты «очищающего» насилия в местах «греховных» развлечений (ночных клубах, отелях и кинотеатрах). Специалисты обращают внимание на то, что подобные исламские общественно-политиче­ские организации иногда имеют двойную структуру — легальную и скрытую. Их скрытая часть представляет собой глубоко закон­спирированные организации, которые, как правило, имеют в своем составе военизированные группировки и могут применять насиль­ственные методы для «исправления» существующей политической системы. Очень часто фундаменталистские организации, политическая и идеологическая платформа которых по своей сути близка к ради­кальному исламизму, практически открыто оказывают всесторон­нюю помощь исламистским экстремистским группировкам в различных странах, в том числе и в России. Собираемые частные взносы и пожертвования (хавала50), как пра­вило, учёту не подлежат и передаются конкретным доверенным лицам из этих организаций, а те используют их для закупки ору­жия и взрывчатых веществ, обеспечения деятельности подпольных структур и т.п. Например, по данным разведслужбы Индонезии, 15-20% доходов исламских благотворительных фондов передаёт­ся террористическим группировкам, а, по данным филиппинских спецслужб, эта доля намного выше — 50-60%. Эксперты Бангладеш считают, что 20% доходов террористических группировок страны обеспечивают именно неправительственные организации. Например, известно, что Индонезийский совет пропаганды ислама и Совет моджахедов Индонезии поддерживают тесные связи с террористической «Джамаа Исламия». Такие организации обычно служат базой для вербов­ки и обучения боевиков, оказывают прямую пропагандистскую под­держку незаконным вооружённым формированиям, предоставляют им финансовые средства на закупку вооружения и боеприпасов. Иногда военизированные группировки включены непосредственно в структуры этих организаций. Так, полувоенное крыло индонезий­ского Коммуникационного форума приверженцев Сунны - Lashkar Jihad - было признано террористической организацией. Имеет полу­военное крыло Laskar Pembela Islam и Фронт защитников ислама51.

Истоки современного исламского радика­лизма следует отнести ко времени завершения стадии формиро­вания колониальной и полуколониальной систем, то есть ко вре­мени окончания Первой мировой войны. Именно в этот период стали возникать организации, оппозиционные колониальным вла­стям: например, в Египте была создана первая такая современная структура - ассоциация «Братья-му­сульмане».

Следует отметить, колониальная политика создала для му­сульманских стран ряд территориальных проблем. Достаточно упомянуть, что в результате геостратегических притязаний миро­вых держав Ирак, Палестина, Трансиордания после завершения Первой мировой войны попали под британ­ский мандат, а Ливан и Сирия - под французский. В то же время египетская монархия была создана и поддерживалась империалистами для содейст­вия британскому управлению. Поэтому Египет, Сирия, Иордания, Ливан и Ирак были вынуждены жестко бороться за независимость. Страны Северной Африки также были колониями: Алжир, Марокко и Тунис под протекторатом Франции, Ливия под контролем Италии. Они смогли освободиться только после Второй мировой войны. Кувейт также был под бри­танским протекторатом52.

Таким образом, с учетом этих исторических реалий на ради­кализацию суннитского ислама53 оказало влияние изменение в ходе колонизации параметров исторически сложившихся границ между странами региона. В результате территориальные претензии в на­стоящее время предъявляются Саудовской Аравией к Кувейту и Йемену, Сирией - к Турции, Ираком - к Кувейту и Ирану и т.д. Колонизация Палестины международными сионистскими органи­зациями и последовавшие после образования государства Израиль арабо-израильские войны стали существенной причиной не только политизации суннитского ислама, но и появления в прак­тике исламских организаций экстремистских вплоть до террористических методов борьбы. Экспансия США на Ближнем и Среднем Востоке также вызывала в ряде религиозных движений появление экстремистских идей. Дальнейшее распространение экстремистской идеологии практи­чески по всему миру в конце XX века было связано с рядом фак­торов международного и регионального характера:

- во-первых, на это повлияли растущие экономические труд­ности в странах мусульманского мира;

- во-вторых, в немалой степени распространение экстремизма было связано с исламской революцией в Иране, после которой воз­никли массовые религиозно-политические вооруженные группи­ровки в Кувейте, ОАЭ, Ливане, Египте и Судане, а также в зоне палестинской автономии;

- в-третьих, распространение крайних форм исламизма связано с войной в Афганистане;

- в-четвертых, расширение сферы влияния экстремизма в ис­ламе связано с распадом социалистической системы и развалом Советского Союза, так как в результате банкротства идей социа­лизма во многих государствах Ближнего и Среднего Востока (Еги­пет, Ирак, Сирия, Ливия, Афганистан и др.) возник идеологиче­ский вакуум, который быстро стал заполняться исламом, зачастую радикальным 54.

Процесс этот также активно развивается в Южной и Юго-Восточной Азии. Как показал анализ, одна из особенностей некоторых мусуль­манских организаций в странах Азии состоит в том, что их дея­тельность напрямую финансируется из стран Персидского залива и Ближнего Востока по государственным и частным (в последние годы — всё чаще) каналам. Например, из Саудовской Аравии получа­ли финансовую помощь «Таблиг-и Джамаат», «Джамаат-и-Ислами» и «Джамиат Аль-Хадис» (Пакистан), Мусульманское образователь­ное общество Индии, Студенческое исламское движение Индии, Bangladesh Islami Chhatra Shibir (Бангладеш), Партия благоденствия и справедливости Индонезии, Индонезийский комитет всемирной исламской солидарности, Центр изучения ислама, призыва и настав­лений (Филиппины), Китайская мусульманская ассоциация Тайва­ня, Федерация корейских мусульман55.

В продолжающемся и сегодня процессе оформления мусуль­манских неправительственных организаций можно выделить, как минимум, три этапа, сложившиеся, как представляется, под влияни­ем американской политики в отношении исламского мира.

Первый этап начался в 90-е гг. прошлого века, когда США вклю­чились в войну в Персидском заливе. Всплеск организационной ак­тивности возник на волне протеста большей части исламского мира против американского военного вмешательства в мусульманский конфликт. Именно тогда появилось и вошло в политический лекси­кон такое понятие как «война Запада против ислама».

Второй этап был следствием военных действий США в Афганистане (2001 г.) и Ираке (2003 г.). Американское вторжение в эти страны вызвало новую волну возмущения в исламском мире, и тысячи до­бровольцев были готовы немедленно встать на защиту своих еди­новерцев.

Характерной чертой нынешнего, третьего, этапа является процесс активного создания проамериканских мусульманских неправительственных организаций, которые поддерживают различные фонды и неправительственные организации США. Основная задача последних состоит в том, чтобы оказывать информационно-пропагандистское влияние на население мусульманских стран с целью изменить представление их граждан о национальных и государственных интересах, постепенно фор­мируя в исламском сообществе группы и движения, которые фак­тически становятся проводниками американской политики. Таким образом, Вашингтон пытается противодействовать широко рас­пространённому в мусульманском мире стойкому антиамерика­низму56.

Однако радикализм, экстремизм и терроризм в мире ислама вовсе не современное явление. Три из четырех «праведных» халифов были убиты террористами. Террористами были и «хашишины» (XII-XIV века). Очередные наиболее яркие проявления исламского терроризма можно отметить в XVIII в., когда Мухаммед ибн Абд-аль-Вахаб (1703-1791 гг.), проповедник с Аравийского полуострова, осудил за развращенность распространенные народные верования и обычаи племен полуострова. Он проповедовал жесткую форму ислама, основанную на строгом толковании Корана, очищение ислама от позднейших отступлений. Формируя обновленческое политическое движение для очищения ислама и выполнения его божественного предназначения, он заключил союз с главой одного из арабских племен, Мухаммедом ибн Саудом. Борьба с джахалийей (состояние невежества и варварства, которые якобы господствовали на Аравийском полуострове перед появлением откровений Мухаммеда) стала оправданием войн с единоверцами-мусульманами. К концу XVIII в. ваххабистско-саудовский альянс подчинил себе большую часть полуострова. К ужасу местной исламской уммы, он разрушил все почитаемые захоронения, включая могилу пророка, устроил резню мусульман в священных городах и установил свои правила для мусульманских паломников. В тот период в процесс вмешалась Оттоманская империя и, используя западноевропейскую военную тактику, вытеснила союз обратно в родовые земли саудитов вокруг Рияда. Тем не менее, Ваххабитско-саудовский союз просуществовал более двух веков. К 1925 г. он отвоевал большую часть аравийского полуострова и основал королевство Саудовская Аравия57, которое хотя и не декларирует этого, является, по сути, ваххабитским государством.

Исторически присущее аравийцам два с половиной столетия назад мировоззрение постепенно трансформировалось в идеологическую доктрину современного экстремистского и террористического исламизма – т.н. «ваххабизм». Однако же вольное применение этого термина в отношении экстремистов и террористов не совсем корректно, потому что ислам в Саудовской Аравии и некоторых других монархиях Персидского залива проявляется именно в «ваххабитской» форме. Она стала в регионе традиционной, то есть ей следует большинство населения, которые ни радикалами, а тем более экстремистами и террористами, не являются. В то же время, идеология и практика религиозных экстремистских групп в Саудовской Аравии и во многих других странах сегодня зачастую в массовом сознании ассоциируется не с мусульманским радикализмом, а с «ваххабизмом» в целом, что, как представляется, ошибочно. На самом деле угрозы и вызовы существующему миропорядку формируют не все «ваххабиты» или салафиты58, а их экстремистски настроенные единомышленники, которых, по нашему мнению, предпочтительнее называть неоваххабитами. Именно они, взяв на вооружение в качестве базовой ваххабитскую доктрину, разработанную М. Ибн Абд аль-Ваххабом и его сподвижниками, дополнили ее содержание новыми идеями. Иначе говоря, современная «неоваххабитская» доктрина, базируясь на положениях раннего, первоначального ваххабизма, выдвинутых в свое время самим вероучителем М. Ибн Абд аль-Ваххабом, за два с лишним века своего существования существенно эволюционировала в сторону усиления радикализма. Основой практической деятельности «ваххабитов», бесспорно, выступает джихад в его узком понимании, как агрессивной войны со всеми ради достижения победы своих идеалов59.

Одна из первых салафитских ненасильственных группировок была образована в 1927 году «Джамаат-и Таблиг («Общество распространения ислама») в Индии. Ее стратегия основана на терпении и нацелена на постепенное превращение мусульманского общества в подлинную умму. В начале XIX века в русле салафитского обновленчества создаются салафитские политические партии. Хасан аль-Банна (1906-1949 гг.) основал в 1928 году в Египте организацию «Братья Мусульмане», а Маулана Абу аль-Аля Маудуди (1903-1979 гг.) – «Джамаат-и ислами («Исламское общество») в 1941 г. в Индии. Оба имели сходные убеждения, особенно в отношении объединения ислама как всеобъемлющего учения для жизни верующего и его общины. Их пути решения проблемы были салафитскими. Они отстаивали создание подлинно исламского государства посредством введения шариата, который они рассматривали не только в качестве закона, четко основанного на Коране, но и как образ жизни салафов. Чтобы выполнить эту программу и аль-Банна, и аль-Аля Маудуди создали свою организацию как авангард праведного сообщества, который должен был служить ядром истинно «возрожденных» мусульман, распространяя подлинный ислам в более широких кругах общества. В идеологических доктринах этих организаций вооруженный джихад против неверных колонизаторов был позволен, и указанные партии объединились с националистически настроенными мусульманами, стремясь завоевать независимость от колонизаторов.

Большинство мусульманских религиозно-политических организаций и групп, возникших в более позднее время, имеют идеологические позиции, аналогичные или весьма близкие к взглядам радикальных фундаменталистов из «Братьев-мусульман». Часто ими копировалась и организационная структура этой организации, имеющей большой опыт нелегальной деятельности и борьбы с властями. Наиболее известными из них являются: «Воины Аллаха», «Партия Аллаха», «Священная война», «Исламский джихад», «Исламский авангард», «Исламский фронт», «Исламская партия освобождения», «Братство священной войны», «Борцы за веру», «Движение исламского обновления» и другие.

  1. Террористические исламистские религиозно-политические организации на северном кавказе: институционально-политологический подход

    Диссертация
    Защита состоится «23» декабря 2011 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 502.008.02 по политическим наукам при Северо-Кавказской академии государственной службы по адресу: 344002, г.
  2. Современная геополитическая ситуация на северном кавказе: проблемы региональной геостратегии россии Отв редактор И. П. Добаев Ростов-на-Дону Издательство скнц вш 2007

    Документ
    Магарамов Э.М. Современная геополитическая ситуация на Северном Кавказе: проблемы региональной геостратегии России / Отв. ред. И.П. Добаев. – Ростов-на-Дону: Издательство _СКНЦ ВШ, 2007.
  3. Терроризм как фактор современных политических процессов: детерминация, проявления, стратегия противодействия

    Автореферат диссертации
    Защита состоится «12» октября 2009 года в 13 часов 00 мин. на заседании совета Д 212.101.11 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Кубанском государственном университете по адресу: 350040, г.
  4. Этнический и религиозный факторы политической стабильности российской федерации (1)

    Автореферат диссертации
    Защита диссертации состоится 2009 г. в часов на заседании диссертационного совета Д-502.006.14 в ФГОУ ВПО «Российская Академия Государственной службы при Президенте Российской Федерации» по адресу: 117606, Москва, пр.
  5. Этнический и религиозный факторы политической стабильности российской федерации (2)

    Автореферат диссертации
    Диссертационная работа выполнена на кафедре национальных и федеративных отношений ФГОУ ВПО «Российская Академия Государственной службы при Президенте Российской Федерации»
  6. Монография посвящена новому направлению в науке, лежащему на стыке социологии, психологии и юриспруденции. Вней рассматриваются природа и механизмы конфликтов, их виды, а также юридические средства их разрешения и предотвращения.

    Монография
    Монография посвящена новому направлению в науке, лежащему на стыке социологии, психологии и юриспруденции. В ней рассматриваются природа и механизмы конфликтов, их виды, а также юридические средства их разрешения и предотвращения.
  7. Учебное пособие для студентов высших учебных заведений Махачкала 2008

    Учебное пособие
    Вагабов М.В. – руководитель Центра исламских исследований при Дагестанском государственном университете, доктор философских наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации и Республики Дагестан.
  8. Гурия Абдулкадыровна Мурклинская

    Документ
    Гурия Абдулкадыровна Мурклинская (1960 – 01.12.2010) - известный ученый, автор двух монографий. Смелая и талантливая журналистка, не боявшаяся писать на острые и взрывоопасные темы.
  9. В. Н. Иванов (зам директора Института социально-политических исследований Российской Академии Наук)

    Список учебников
    Учебник подготовлен в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования (2 г.). Особое внимание уделено основному критерию, определяющему специфику данной науки, — политическому

Другие похожие документы..