Вместо предисловия

Степан КАРНАУХОВ

СТАРАЯ ПЛОЩАДЬ — 2

Надежды и разочарования

Наблюдения и раздумья бывшего работника аппарата ЦК КПСС

Издание второе, дополненное и исправленное.

Продолжение следует

Вместо предисловия

Принято считать датой контрреволюционного реванша в СССР события августа 1991 года. Думается, это не вполне правомерно. Осенью 1988 года мы с женой проводили отпуск в Нальчике. В это время проходил Пленум ЦК КПСС. После его завершения по аппарату ВЧ мне позвонил Бакатин В.В. По началу звонок первого секретаря Кемеровского обкома партии особого удивления не вызвал. Некоторые подопечные нашему сектору периферийные работники телефонным разговором в отпускное время напоминали о своем существовании и как бы подчеркивали исключительную лояльность к московскому шефу. Но дальнейший разговор вышел за рамки заурядного подхалимажа. Вадим Викторович сообщал, что его неожиданно вызвал Генеральный Секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев и в присутствии многих ведущих деятелей партии сообщил, что он, Бакатин, назначается министром внутренних дел СССР. По образованию, а так же по предыдущему опыту производственной и партийной работы Вадим Викторович никоим образом не просматривался в качестве руководителя важнейшего органа государственной власти. Но это уже не удивляло нас, работников аппарата ЦК. Михаил Сергеевич успел приучить к своим кадровым импровизациям. Власов А.В., которого сменял Бакатин, имел примерно такие же данные при выдвижении на пост министра. Теперь он перемещался на очень важный и сложный пост председателя Совета Министров РСФСР. Кстати, Александра Владимировича знал значительно дольше Бакатина, он работал у нас, в Черемхово, на шахтах и в горкоме комсомола и мне в свое время довелось давать ему рекомендацию при вступлении в партию. Личными качествами он выгодно отличался от Бакатина, не был столь безмерно отягощен карьерными амбициями. …

Мне ничего не оставалось, как поздравить Вадима Викторовича с высоким доверием. Он же намекал, что его не слишком устраивает данное выдвижение и желательно, чтобы вмешался сектор. Сочтя это примитивным кокетством, ответил ему по существу:

— После Генерального Секретаря мне вмешиваться в твою судьбу совсем не с руки. У сектора теперь другая задача — подготовить предложения по кандидатуре на пост первого секретаря в Кемерово для внесения на рассмотрение ЦК КПСС.

Разговор с Бакатиным возбудил серьезные размышления — чего же следует ожидать дальше от «глашатаев перестройки»? Ответ на этот вопрос не задержался. В печати появилось письмо большой группы наиболее принципиальных и стойких членов ЦК с коллективной просьбой об отставке. Наряду с теми, кому по возрасту, по состоянию здоровья, из-за снижения политической активности было пора подумать о пенсии, среди подписавшихся под письмом оказались деятели, которым едва ли следовало спешить на покой. К примеру, удивляло наличие в числе «отставников» Владимира Ивановича Долгих. Секретарь ЦК, кандидат в члены Политбюро по своей энергии, работоспособности, исключительной политической, экономической и научно-технической эрудиции намного был выше любого из тогдашних руководителей высшего звена, и, тем более, заправил «перестройки». Едва ли ошибусь, предположив, что в первый ряд руководящего ядра его не допускали из боязни выглядеть бледными в сравнении с ним, потому и передерживали до неприличия долго «кандидатом в члены…». Подобные примеры подтверждали опасения, что в ЦК КПСС создается перевес перевертышей и, как впоследствии выявилось, прямых предателей.

Переметнувшаяся на сторону американо-израильских сионистов верхушка — Яковлев, Горбачев, Шеварднадзе — обманным путем удалили из высшего органа партии наиболее принципиальных, стойких коммунистов. Как ныне стало известно, с большинством «подписавших» заявление об отставке никто не разговаривал и они узнали о своей просьбе из газет. Термин «перестройка» хитроумно использовался для маскировки истинных намерений ее инициаторов. Это было началом подлинного переворота, если хотите, «тихого переворота», коварного переворота, без всяких кавычек. С этого момента начался передел и власти, и собственности, и идеологии, и нравственности — всего уклада жизни советских людей, постепенное, нарастающее уничтожение величайших достижений человеческого духа. Реванш сил зла и порока! Реставраторы капитализма «операцией» по «чистке» ЦК убирали очередное, в данном случае решающее препятствие для ускоренного осуществления подлых и низких целей. Можно порассуждать на тему о безропотной сдаче коммунистами, подобно кроликам перед удавом, власти, принципиальных позиций. Но это беспочвенно. К тому времени все властные и информационные рычаги были перехвачены кликой предателей, прежде всего, Яковлевым, и никого из вытесняемых просто-напросто близко не подпустили ни к радио, ни к телевидению, ни к печатным средствам информации. Всякое сопротивление звучало бы гласом вопиющего в пустыне. А наиболее яростных и принципиальных изгоняемых из высшего органа партийного руководства объявили бы раскольниками, поднявшими руку «на единство партии». Значительно больших обвинений заслуживает руководство Более оправданно предъявить обвинения к высшему руководству Вооруженных сил, а также органов государственной безопасности и правоохранительных органов. Они по своему предназначению и в соответствие с присягой обязаны обеспечивать защиту Социалистического государства от всякого рода его противников. Один из моих приятелей по этому поводу едко и , пожалуй справедливо выразился: «генералы испугались харч добротный потерять… стали … Ельцину лизать…»

Захватившая высшие партийные посты предательская клика вслед за разгромом избранного XXVII съездом КПСС Центрального Комитета приступила к основательной чистке партийного аппарата. Они расчищали пространство для дальнейших действий по отстранению от власти Коммунистической партии, по расчленению великого государства — Союза Советских Социалистических Республик. Под одну гребенку с большим числом опытных партийных работников, твердо стоявших на позициях верности коммунистическим идеалам и беспредельно преданных социалистической Родине, попал и автор этих строк.

Не напрасно у многих коммунистов в ходу выражение: «покой нам только снится». Ни одного дня на вынужденной пенсии не предавался бесцельному и бесплодному прозябанию. Постоянно искал, каким образом включиться в борьбу с современными оккупантами российской земли. В конце концов, счел, что в моем положении больше всего подходит литературная работа. Чтобы иметь сносные условия для существования занимался небольшим предпринимательством и одновременно в течение шести месяцев написал книгу. Назвал ее «Изнанка». Стремился показать закулисную, изнаночную сторону «перестройки». Отнес рукопись в издательство. Там о ней отозвались одобрительно, но издавать не решились, ссылаясь, что прототипы в книге очень узнаваемы, а в их числе были высшие руководители партии и государства. Взялись посодействовать изданию на периферии. Совсем немного прошло времени, и в 1990(!) году в Алтайском издательстве вышла книга «Что происходит рядом?». Авторское название «Изнанка» принять не осмелились. Жанр определили «Опыт политического романа». Двойной тираж, тридцать тысяч экземпляров, разошелся в считанные дни. Интерес к этой работе понятен, ибо она написана не просто по следам «перестройки», а в ходе этой зловещей мистификации.

Прошло несколько лет и в 1999 году в издательстве «Воскресение» вышел роман «Время не выбирают». В нем персонажи действуют в непростые предвоенные годы. Вскоре стало понятно — книга получилась. Друзья и редакторы настаивали на продолжении. В 2002 году опубликован роман «Вопреки всему», в котором те же персонажи представлены в годы Великой Отечественной войны на фронтах и в тылу. Снова дружеский нажим и в 2003 году издан последний роман трилогии «Без срока давности», охватывающий период от окончания войны вплоть до начала нового столетия. В эти же годы написаны роман «Параллели не пересекаются», повесть, несколько рассказов и очерков.

Литературная работа возбуждала мыслительный процесс, возникали ассоциации с собственной жизнью, ее неразрывной связью с историей Коммунистической партии и Советского государства. Рождались строки воспоминаний и раздумий, которые составили как бы мимоходом, попутно написанную книгу «Старая площадь. Надежды и разочарования (наблюдения и раздумья бывшего работника аппарата ЦК КПСС)». Книга проникла во все регионы и вызвала большой интерес и, в основном, доброжелательные отклики. Позволю привести некоторые из них.

Из Кемерово Петр Михайлович Дорофеев пишет: «Я прочел Вашу … книгу на едином дыхании! Вы создали нечто необычное, яркое — на редкость, удачно скомпонованную книгу, раскрывающую год за годом трагедию 20 века — развал величайшего государства. По моему, Вам удалось, как никому другому, описать нравственное падение вождей, их невиданное предательство и цинизм, при этом Вы не постеснялись в выражениях, называя вещи своими именами… Убежден, Ваша книга со временем станет одним из основных источников познания этих смутных лет…» Оставим на совести читателя эмоциональные определения, отметим лишь доброжелательные оценки, тем более, что положительно оценивают книгу и другие мои корреспонденты. Из г. Кызыла (республика Тува) Геннадий Викторович Колмаков прислал письмо, в котором высказывает пожелания: «Написанная живым языком она привлекает личным видением общественно-политических событий, дает много интересных фактов, проникнута заботой о нашей прекрасной России…» и далее: «Если было бы в моей власти, я бы распорядился опубликовать Вашу замечательную, познавательную книгу массовым тиражом, чтобы ее прочитали как можно больше читателей нашей многострадальной Родины».

Не мог не получить отзыва со своей родины, из Черемхово. Любовь Алексеевна Максимова высказывает свое мнение о книге: «Мне понравилась ваша книга «Старая площадь», я читала ее с удовольствием. Мне понравилось то, что вы не только пишите про то, что как все получилось и почему, но так же подсказываете выход из создавшейся ситуации. Действительно, что-то уж как-то очень робко работает Коммунистическая партия…». Она рассказывает, как действует коммунистическая организация в ее городе. Думается, будет уместным привести ее рассказ о последствиях контрреволюционного переворота и ельцинско-чубайсовских «реформ» в городе. «Город наш Черемхово выглядит как в послевоенное время, кругом все рушится и ломается. Завод «Радиан» отстроили такой большой, потратили на это огромные деньги — весь растащили, стоят цеха, заросшие бурьяном, некоторые цеха взяли под аренду частники, в некоторых принимают металлолом. В общем, все разбито. В районе завода им. Карла Маркса был хороший клуб им. Ленина, работал, молодежь ходила на танцы, в кино, потом все это перестало функционировать, стоит здание брошенное, потом стали выбивать стекла, ломать и тащить, кто что мог. Мимо идешь, и смотреть больно, ну точно, будто после бомбежки. Стена от клуба долго стояла и однажды там играли дети и погиб 3-х летний ребенок… Завод им. К. Маркса мало-мало работает, директор завода Лобачев держит людей, выживают, как могут. Чулочная фабрика работает немного и то один цех. Мясокомбинат работал…— сейчас нет. Разрез Черемховский закрывается… Дома благоустроенные в ужасном положении, особенно это показало в прошлую зиму, в морозы все парило из подвалов, трубы лопались, и так в каждом доме. У нас даже есть дом называется «Титаник» стоит на болоте, зимой весь белый в куржаке… Молодежи в городе много, которые спились или стали наркоманами, маленькие пацаны бегают попрошайничают, а сколько взрослых возле ящиков с мусором… На вокзале полно детей, которые ходят просят деньги, некоторые тратят их на хлеб, а кто и ацетон — нюхают..»….

Это полное трагического ужаса письмо как бы дополняет приведенные в «Старой площади…» оценки результатов предательства Яковлева, Горбачева, Ельцина, Бурбулиса, всей шайки бандитов и воров, бросивших ради низменной корысти в ужасающее унижение и нищету героический и трудолюбивый народ. Подобные письма пришли из многих мест нашей расчлененной и разграбленной страны.

Из газетных откликов на выход книги можно выделить обширный материал Н.Ю. Пироговой, опубликованный в «Экономической газете (№ 38, 2001 год), хотя не со всеми ее положениями можно согласиться. Непонятным, или, напротив, многозначительным, выглядит игнорирование книги коммунистической печатью. Казалось бы, при блокировании доступа коммунистов к буржуазным средствам массовой информации, публикации, разоблачающие предателей и антинародную политику властей, «Правда», «Советская Россия», «Завтра» и другие левые издания должны бы энергично и оперативно ухватиться за материал и доводить его до сведения читателей. Но они как в рот воды набрали. Почти одновременно со «Старой площадью…» вышли в свет прекрасные работы С.Г. Кара-Мурзы и В.В.Трушкова. Их тоже следовало бы активнее популяризировать, хотя они из-за некоторой «наукообразности» довольно тяжелы для восприятия читателями без должного уровня политической и экономической подготовленности. Коммунистическая печать по определению обязана помочь читателям разобраться в глубинах проблем, анализируемых этими авторами. «Старая площадь…», как подчеркивается в поступивших откликах, написана так, что ее легко воспринимают широкие слои читателей.

Добрые отклики на книгу, конечно, свидетельствовали о полезности данной работы, но автора волновало, как воспримут его труд коллеги по работе в ЦК. Вскоре заговорили и они. Прежде всего, благодарен Павлу Лаврентьевичу Прусову. Он был руководителем секретариата Отдела организационно-партийной работы ЦК КПСС и отличался, помимо исключительной порядочности, принципиальностью и объективностью. Его доброжелательные отзывы о книге для меня были существенной поддержкой. Приветствовали выход книги Михаил Дмитриевич Сергеев, Анатолий Серафимович Сенников, Валентин Андреевич Кондратьев, Алексей Кузьмич Балагуров, Игорь Михайлович Головков, Василий Михайлович Борисенков, Николай Яковлевич Федотов, Шамиль Хабибулович Гизатулин, Александр Иванович Качанов. Прошу прощения у коллег, что нет возможности перечислить всех, кто нашел возможность поддержать мои литературные попытки. Мнение этих уважаемых людей, сохранивших непоколебимую верность партии, представляли исключительную ценность. От бывших коллег по Отделу, переметнувшихся в стан антикоммунистов, типа Владимира Степановича Бабичева, Геннадия Алексеевича Шипилова, никаких сигналов, разумеется, не получил. Их безмолвие тоже оценка и для коммуниста, безусловно, положительная.

Заговорила «тяжелая артиллерия» — руководители Отдела. Евгений Зотович Разумов, работавший первым заместителем заведующего Отделом организационно-партийной работы ЦК КПСС, человек широко эрудированный, критически мыслящий с богатым опытом, в том числе журналистским, очень требовательный, высказал добрые слова о книге. Он же указал на некоторые неточности, к счастью, не принципиальные, которые с благодарностью приняты. После разговора с ним, как бы тяжелый груз с души свалился. О реакции бывшего секретаря ЦК КПСС Ивана Васильевича Капитонова рассказывается в соответствующем месте этой книги.

После опубликования «Старой площади…» посыпались предложения продолжить работу над новыми подобными книгами или дополнить новыми главами, раскрывающими работу партийных организаций в сложные и тяжелые годы. От меня требуют ответа на вопросы, которые сегодня волнуют всех честных людей нашей Родины. Почему сильная партия, которая по замыслам Ленина, по действием его последователей, должна быть партией нового типа, и до определенного момента была таковой, «вдруг» утратила позиции и непререкаемый авторитет, завоеванный в жестокой и беспощадной борьбе. Почему сдала доверенную ей страну врагам социализма, позволила вновь бросить в пучину капиталистического угнетения и ограбления великий и героический народ? Почему достигнутое социалистическим государством определяющее влияние на мировой арене было «в один миг» утрачено без серьезной борьбы, по сути, капитулянтски? Кто виноват в том, что в руководство партии, ее идеологические учреждения, в средства массовой информации пробрались люди, не считавшие Советский Союз, Россию своей Родиной, двурушники и лицемеры, у которых звонкие фразы об обновлении социализма были лишь ширмой, коварным прикрытием истинных антикоммунистических убеждений и намерений? И, наконец, что же требуется от компартии, от патриотических движений и организаций, от каждого честного гражданина, чтобы поднять народ на возрождение народной власти, чтобы сбросить подлое иго компрадоров и уголовного жулья, предателей и проходимцев, восстановить подлинное народовластие?

Понятно, одному, даже самому мудрому человеку, нелегко дать исчерпывающие ответы на эти животрепещущие вопросы? Но попытаться внести некоторый вклад в исследование этих проблем можно.

Из ряда городов и районов, от многих парторганизаций выдвигается требование, чтобы «Старая площадь…» была бы в каждой организации, у возможно большего числа людей. Желание автора полностью совпадает с этими требованиями. Но сейчас на книжном рынке господствуют чернуха и порнуха. Писать же книги, которые ждут честные люди, это вернейший способ стать нищим. Такая у нас ныне власть, такие ее собственные потребности и она их настырно внедряет в сознание людей, прежде всего молодежи…

После долгих раздумий и завершения работы над романом «Без срока давности» решился приступить к работе по внесению дополнений и изменений в «Старую площадь…» По моим намерениям, сохраняя в основе первое издание, требовалось дополнить новыми фактами, оценками, скорректировать в соответствие с нынешними реалиями. Короче говоря, продолжение следует…

Полагаю, это мой гражданский долг, обязанность коммуниста, конкретный способ борьбы за торжество справедливости и правды…

  1. Вместо предисловия (6)

    Документ
    Иван Михайлович Дзюба — известный украинский литературовед, критик, автор более 20 книг и многих журнальных и газетных публикаций по вопросам украинской литературы, литератур народов бывшего СССР, академик НАН Украины (1992), первый
  2.  «Вместо предисловия»

    Документ
     Я утолил свою жажду, воспользовавшись его знаниями. Он был настоящим мусульманином, все помыслы и идеи которого основывались на священном Коране и сунне посланника Аллаха.
  3. Вместо предисловия (13)

    Документ
  4. Вместо предисловия (2)

    Документ
    Вторая книга президента Национального клуба древнерусских ратоборств Александра Константиновича Белова посвещена штурмовому искусству русской профессиональной драки - искусству атаки в славяно-горицкой борьбе.
  5. Вместо предисловия (5)

    Документ
    (Это интервью было напечатано в "Литературной газете" № 6 от 12 февраля 1997 года в связи с публикацией на ее страницах фрагментов настоящей книги.
  6. Вместо предисловия (8)

    Документ
    Это рассказ бывалого полярника об исследованиях, романтике жизни и работы первой советской гляциологической экспедиции на норвежском архипелаге Шпицберген — земле острых гор, горючего камня и ледников, о самых северных в мире угольных
  7. Вместо предисловия (9)

    Документ
    Как может относиться к событиям мировой значимости розовощёкий юноша, имеющий за плечами чуть более пятнадцати лет отроду? Если «это», происходящее «где-то», его лично не касается, не угрожает его жизни и благополучию.
  8. Вместо предисловия (10)

    Документ
    Как учить занимательнее и эффективнее? Как превратить учебу из изнурительного труда в приятный и радостный праздник? Для этого в учебно-воспитательном процессе можно использовать игры.
  9. Вместо предисловия (1)

    Документ
    Ряд событий последнего времени, заставил нас, однако, более подробно обратиться к глубинным основаниям проблемы и более общей ее постановке. Существенную роль сыграла дискуссия, развернувшаяся в прессе и (значительно менее интенсивно)

Другие похожие документы..