Сто великих тайн

а город затворили. И вышел Олег на берег, и начал воевать. Много убийств

сотворили русские в окрестностях города грекам: разбили множество палат и

пожгли все церкви. А тех, кого захватили в плен, одних посекли, других мучили, иных же застрелили, а некоторых побросали в море, и много другого зла

КНЯЗЬ ОЛЕГ 15

сделали русские грекам, как обычно поступают враги. И повелел Олег своим

воинам сделать колеса и поставить на них корабли. И с попутным ветром

подняли они паруса, и пошли со стороны поля к городу. Греки же, увидав это,

испугались и сказали через послов Олегу; «Не губи города, дадим тебе дани,

какой захочешь»... И приказал Олег дать дани на 2000 кораблей по 12 гривен

на человека, а было в каждом корабле по 40 мужей. И согласились на это

греки, и стали просить мира, чтобы не воевал он Греческой земли. Олег же,

немного отойдя от столицы, начал переговоры о мире с греческими царями..*»

Переговоры эти были успешны: кроме требуемой дани по 12 гривен на

каждого русского воина, греки уплатили особую дань русским городам: Киеву, Чернигову, Переславлю, Полоцку, Ростову, Любечу и другим, где сидели

великие князья, подвластные Олегу. Не была забыта и главная цель похода —

отмена ограничений на русскую торговлю. Олег требовал, чтобы русь, приходящая в Константинополь, брала съестных припасов (месячину), сколько хочет; причем купцы могли брать съестные припасы в продолжение шести месяцев — хлеб, вино, мясо, рыбу, овощи; могли мыться в бане, сколько хотят, а

при возвращении домой могли брать у греческого царя на дорогу съестное,

якоря, канаты, паруса и все необходимое. Уступая в этом пункте, византийские императоры постарались со своей стороны ввести торговлю с русью в

известные рамки: они установили, что русские, пришедшие не для торговли,

не могли требовать месячины; князь должен был запретить своим русским

грабить села в греческой стране; русские, пришедшие в Константинополь,

могли жить только в одном квартале — у монастыря святого Мамы, а не по

всему городу, как прежде. Причем императорские чиновники должны были

переписать их имена и только после этого давать им месячину. Входить в

столицу русские купцы могли отныне только через одни ворота, без оружия,

под присмотром императорских чиновников и не более, чем по 50 человек.

При соблюдении всех этих условий императоры обещали не чинить русским

купцам никаких препятствий и не брать с них пошлины.

Завершив войну выгодным миром, Олег со славой возвратился в Киев,

везя с собой, по словам летописца, «золото, и паволоки (род парчи), и плоды,

и вино, и всякое узорчье». Поход этот создал ему огромную популярность в

глазах не только руси, но и славян, которые прозвали своего князя Вещим.

Современный историк, однако, должен с большой осторожностью относиться

ко всем вышеприведенным рассказам русской летописи, так как греческие

хроники ни единым словом не упоминают об этом большом походе.

О смерти Олега летописец сообщает следующую легенду. «Как-то Олег

спросил волхвов и кудесников: «От чего я умру?» И сказал ему один кудесник:

«Князь! От коня твоего любимого, на котором ты ездишь, — от него тебе

умереть!» Эти слова запали в душу Олегу, и он сказал: «Никогда не сяду на

него, и не увижу его больше». И повелел кормить коня и не водить к нему, и

прожил несколько лет, не видя его. Но на пятый год после возвращения из

Греции, Олег вспомнил о коне и спросил у старейшин и конюхов: «Где коньмой, которого я приказал кормить и беречь?» Те же отвечали: «Умер». Олег

посмеялся над предсказанием кудесника, сказав: «Не право говорят волхвы,

но все то ложь. Конь умер, а я жив». Он захотел увидеть останки своего былого товарища и приехал на то место, где лежали его голые кости и череп. И

16

когда слез с коня, то опять посмеялся и сказал: «От этого ли черепа должен я

принять смерть?» — и ступил он ногою на череп, и выползла из черепа змея

и ужалила его в ногу. И от того разболелся и умер Олег, и принял после него

власть Игорь». Произошло это в 912 г.

Приведенный рассказ не единственный в русских летописях. Есть и другая

версия, согласно которой Олег, передав власть Игорю, провел свои последние

годы на севере; могила его будто бы находилась в Ладоге. Современные археологические раскопки в Ладоге дают основание предполагать, что именно при

Олеге в этом городе была возведена каменная крепость — одна из древнейших на Руси.

ВЛАДИМИР СВЯТОЙ

Не многие деятели нашей истории

могут сравниться по значению с Владимиром Святым. Его правление ознаменовалось множеством важных преобразований, глубоко повлиявших на все

дальнейшее течение русской жизни. Он

крестил Русь и ввел ее в семью цивилизованных народов, в которой она с самого начала заняла далеко не последнее

место. Он достойным образом завершил

начатое Олегом дело собирания восточнославянских племен под рукой киевского князя и закончил оформление русской государственности. Радея о могуществе и безопасности страны, он предпринял целый ряд успешных боевых походов и сумел разрешить одну из важнейших национальных задач того времени —

создал на южных границах мощный оборонительный рубеж против кочевников. Сделанное им было так важно и значительно, что без преувеличения можно сказать — с княжения Владимира

началась одна из самых блестящих эпох в истории нашего народа.

Все это, однако, явилось не сразу. Жизненный путь Владимира не был

усыпан розами, и судьба не всегда была к нему благосклонна. Многое, в том

числе и великокняжеский стол, ему пришлось добывать мечом, поскольку его

рождение не давало на это прав. Говоря о происхождении нашего героя, митрополит Иларион веком позже писал «Сей славный Владимир от славных

родителей, благородный — от благородных». Дедом Владимира был легендарный Игорь Рюрикович, бабкой — знаменитая в русской истории княгиняхристианка Ольга, а отцом — доблестный и воинственный князь Святослав,

прославившийся упорной войной с византийским императором Иоанном Цимисхием. Но по матери род Владимира далеко не был таким блестящим По

ВЛАДИМИР СВЯТОЙ 17

свидетельству летописца, Святослав прижил его от рабыни, ключницы Малуши. Не раз, особенно в детстве и юности, Владимира корили рабским происхождением и называли «робичичем». Да и первые годы его жизни прошли, по

некоторым известиям, не в стольном Киеве, где воспитывались его старшие

братья Ярополк и Олег, а в неком селе Будутина весь, куда сослала его мать

Впрочем, опала (если она и была) продолжалась недолго, и к 969 г. Владимир

с дядей Добрыней (братом Малуши) уже жил в столице, вместе со всем княжеским семейством.

Этот год оказался переломным в его жизни. Святослав, только что схоронивший мать и собиравшийся в новый длительный поход в Болгарию, посадил Ярополка князем в Киеве, а другого сына — Олега — князем у древлян.

Владимиру он, похоже, не готовил никакой волости, но как раз в то время в

Киев пришли просить себе князя новгородцы. Узнав, что старшие сыновья

Святослава уже получили свои столы, они сказали: «Если не пойдете к нам, то

сами добудем себе князя». Святослав спросил: «Но кто пойдет к вам?» и стал

уговариваться о том со старшими сыновьями. Однако те отказались. Тогда

Добрыня сказал новгородцам: «Просите Владимира». Новгородцы стали просить Владимира, и Святослав согласился с тем, чтобы он был у них князем. В

тот же год Владимир отправился вместе с Добрыней в Новгород, а Святослав

отплыл в Болгарию. Из этого похода он уже не вернулся, так как в 972 г. погиб

на Днепровских порогах. После его смерти сыновья стали править Русью,

сидя каждый в своем городе. Владимир был еще мал годами, и всеми делами

за него распоряжался Добрыня.

Братья не долго прожили в мире. В 975 г. Ярополк поссорился с братом

Олегом и через два года пошел на него войной. Олег погиб в бою, а Ярополк

захватил его волость. Когда Владимир в Новгороде услыхал, что Ярополк убил

Олега, то испугался и бежал за море. Ярополк же посадил своих посадников в

Новгороде и овладел всей Русской землею. Однако в следующем, 978 г., Владимир вернулся в Новгород вместе с варяжской дружиной, изгнал посадников

Ярополка и пошел войной на своего брата. Но прежде чем напасть на Киев,

новгородцы захватили Полоцк.

В Полоцке тогда сидел варяг Рогволод, пришедший из-за моря и утвердивший свою власть среди полочан. По свидетельству летописи, поводом к войне

послужили следующие обстоятельства: Добрыня стал сватать Владимиру Рогнеду, дочку Рогволода. Рогволод спросил у нее: «Хочешь пойти за Владимира?» Но Рогнеда надменно отвечала. «Не хочу разуть робичича. За Ярополка

хочу». Владимир прослышал об этом ответе и сильно разгневался, так как

обидно ему было от того, что его назвали робичичем. Добрыня же, распалясь

яростью, собрал воинов и пошел на Полоцк. В битве Рогволод был побежден

и затворился в городе. Новгородцы, подступив к Полоцку, взяли его и захватили варяжского князя с женой и его дочерью. Добрыня, насмехаясь над Рогнедой, нарек ее саму рабыней и велел Владимиру обесчестить ее на глазах

отца и матери. Вслед за тем Рогволод был убит, а Рогнеда сделалась женой

Владимира и родила ему сына Ярослава.

Закончив с успехом одну войну, Владимир немедленно приступил ко второй. С большим войском он осадил Киев, а Ярополк заперся в городе вместе

со своим воеводой Блудом. Когда осада затянулась, Владимир стал тайно сно

18

ситься с Блудом, говоря ему: «Будь мне другом. Если убью брата моего, то

буду почитать тебя как отца, и честь большую получишь от меня; не я ведь

начал убивать братьев, но он. Я же, убоявшись этого, выступил против него».

Блуд сказал послам Владимировым: «Буду с князем вашим в любви и дружбе».

После этого он стал говорить Ярополку: «Узнал я, что киевляне пересылаются

с Владимиром и говорят ему: «Приступай к городу, передадим-де тебе Ярополка». Бежим же из города». Ярополк послушался его и, выбежав из Киева,

затворился в городе Родне, который был расположен в устье реки Роси. Владимир вошел в Киев, а после осадил Ярополка в Родне. Среди осажденных

вскоре начался жестокий голод. И Блуд сказал Ярополку: «Видишь, сколько

воинов у брата твоего. Нам ли их победить? Заключай мир с братом». Ярополк

отвечал: «Пусть будет так». Блуд же послал к Владимиру со словами: «Сбылась

мысль твоя, приведу к тебе Ярополка, приготовься убить его». Владимир, услышав это, вошел в отчий терем и сел там с воинами и своей дружиной. И вот,

когда Ярополк пришел к Владимиру и входил в двери, два варяга подняли его

мечами под пазуху. Блуд тем временем затворил двери и не дал войти своим.

Так был убит Ярополк, и с этого времени Владимир стал княжить в Киеве один.

В это время, по свидетельству летописи, он был одержим вожделением и

ненасытен в блуде: имел связи со многими замужними женщинами и девушками. Среди прочих Владимир взял в жены вдову своего брата Ярополка. Она

была гречанкой, приведенной из Византии Святославом. Когда Владимир

сошелся с ней, она была уже беременна от Ярополка, а после родила сына

Святополка. Рогнеду Владимир поселил на Лыбеде, где находилось село Предславино, от нее он имел четырех сыновей: Ярослава, Изяслава, Мстислава и

Всеволода, а также двух дочерей. Кроме Рогнеды и гречанки Владимир имел

еще трех законных жен и 800 наложниц: 300 было у него в Вышгороде, 300 —

в Белгороде и 200 — в селе Берестове.

Впрочем, не только любовью, но и войной занимался он в это время,

совершив за первые восемь лет своего самостоятельного правления несколько

больших походов. Первый из них, происходивший предположительно в 979 г.,

был обращен на запад в земли летописных волынян, живших в верховьях

Западного Буга, к их главному городу Червеню. «Пошел Владимир на поляков

и захватил города их Перемышль и Червен, а также другие города в земле

волынян», — сообщает со своей обычной лаконичностью летописец. В 981 г.

последовал новый поход — против вятичей. Покорив их, Владимир в следующем году вновь был вынужден идти на восток — подавлять восстание «заратившихся» вятичей. Под 983 г. в летописи помещено краткое известие о войне

против литовского племени ятвягов, которое обитало между реками Неманом и

Нарев. В 984 г. княжеский воевода Волчий Хвост покорил последнее оставшееся еще независимым приднепровское племя — радимичей. А в 985 г. сам Владимир ходил против волжских болгар и победил их в бою. Наконец, в 992 г. он

подчинил хорватов, которые жили в междуречье верхнего Днестра и Прута. В

результате этих войн все восточнославянские племена покорились киевскому

князю — Древнерусское государство достигло своих предельных границ.

Эпоху, в которую пришлось править Владимиру, можно назвать переломной. Один за другим отрекались от язычества и принимали христианство сла

ВЛАДИМИР СВЯТОЙ

19

вянские народы — соседи Руси. Сам Владимир всю жизнь остро интересовался религиозными вопросами. По словам летописца, утвердившись у власти,

он поставил на холме в Киеве за теремным двором кумиры богам: деревянного Перуна с серебряной головой и золотыми усами, затем Хорса, Даждьбога,

Стрибога, Симаргла и Молошь. «И приносили киевляне им жертвы, называя

их богами, и приводили к ним своих сыновей и дочерей, и осквернялась

кровью земля русская и холм тот». Однако увлечение Владимира языческой

религией продолжалось недолго. В 986 г. приходили в Киев посольства от

разных народов, призывавших Русь обратиться в их веру. Сперва пришли

болгары и хвалили своего Магомета, потом иноземцы из Рима от папы проповедовали католическую веру, а хазарские евреи после них — иудейство.

Последним прибыл проповедник, присланный из Византии, и стал он рассказывать Владимиру о православии, и слушал его Владимир со всем вниманием. Под конец грек показал князю занавес, на котором написано было

судилище Господне. Направо указал ему на праведников, в веселии идущих в

рай, а налево — грешников, идущих на мучение. Владимир же, вздохнув, сказал: «Хорошо тем, кто справа, и плохо тем, кто слева». «Если хочешь с праведными справа стать, то крестись», — сказал грек. Владимир же отвечал: «Подожду еще немного», желая разузнать подробнее о всех верах.

В 987 г. князь созвал своих бояр и старцев градских и сказал им: «Приходили ко мне болгары, говоря: «Прими закон наш». Затем приходили немцы и

хвалили закон свой. Затем пришли евреи. После же всех пришли греки, браня

все законы, а свой восхваляя, и много говорили, рассказывая мне о начале

мира и о бытии всего. Мудрено говорят они и чудесно слушать их. Рассказывали они и о другом свете. Если кто, говорят, перейдет в нашу веру, то, умерев, снова воскреснет и не умереть ему во веки, если же в ином законе будет,

то на том свете гореть ему в огне. Что же вы мне посоветуете? Как им ответить?» Бояре и старцы сказали: «Знай, князь, что своего никто не бранит, но

всегда хвалит. Если хочешь обо всем разузнать, то пошли от себя мужей посмотреть, кто и как служит Богу». Эта речь понравилась князю и всем людям.

  1. Сто великих путешественников

    Документ
    Много путешествовал и другой ученый древности - Страбон, автор 17-томной "Географии" Семнадцатая книга больше напоминает путевой дневник, чем научное сочинение Она насыщена такими неожиданными подробностями, которых не найти
  2. Сто великих загадок природы (1)

    Документ
    Про Тунгусский метеорит написаны уже тома. Каких только объяснений его феномена не предлагали. Наиболее невероятной казалась гипотеза писателя-фантаста Александра Казанцева, предположившего, что над тунгусской тайгой потерпел катастрофу
  3. Сто великих пророков и вероучителей

    Документ
    религиозного чувства и религиозной жизни Принципы, которыми мы руководствовались при ее
  4. Сто великих научных открытий

    Книга
    Жизнь человека с самого начала складывалась так, что все, чем бы он не занимался, заставляло его наблюдать за окружающим миром и делать из этого выводы.
  5. Сто великих® археологических открытий

    Документ
    Громкое заявление о том, что человек произошел от обезьяны, прозвучало задолго до того, когда были обнаружены первые реальные факты, подтверждающие или опровергающие это утверждение История открытий останков ископаемых высших приматов (гоминидов),
  6. Сто великих загадок XX века

    Документ
    С этого момента все дни, какие Толлю еще оставалось прожить на свете, были подчинены мечте о достижении увиденного острова Но сделаем еще некоторое отступление во времени - в год 1810-й, когда устьянский "промышленник"
  7. Сто великих мифов и легенд (1)

    Документ
    Отличительное свойство мифов, по мнению большинства исследователей, заключается в том, что они создавались и бытовали в то время, когда все рассказанное в них воспринималось как безусловная истина.
  8. Сто великих мифов и легенд (2)

    Документ
    Отличительное свойство мифов, по мнению большинства исследователей, заключается в том, что они создавались и бытовали в то время, когда все рассказанное в них воспринималось как безусловная истина.
  9. Сто великих мифов и легенд (3)

    Документ
    Отличительное свойство мифов, по мнению большинства исследователей, заключается в том, что они создавались и бытовали в то время, когда все рассказанное в них воспринималось как безусловная истина.

Другие похожие документы..