Сто великих тайн

играть некие загадочные «русские купцы». Арабские источники сохранили о

них очень живые воспоминания. Наша летопись в начальной ее части также

много говорит о варягах и варяжском народе русь. Эти сообщения породили

колоссальную литературу и возбудили многовековой спор между различными

группами историков о роли варягов в образовании Древнерусского государства. Хотя очень многое свидетельствует о том, что варяги и первоначальная

русь были скандинавами, все же прямо отождествить их с каким-нибудь северным народом (например, шведами) трудно. Если русы и были, как считают

некоторые исследователи, выходцами с побережья Roslagen в Швеции, то до

своего появления у восточных славян они уже успели достаточно долгое время прожить среди народов южной Прибалтики и не только приобрели свои,

только им свойственные специфические черты, но и обзавелись собственным

(притом финским по своей форме) именем русь, под которым и вошли в наши

летописи. Откуда именно русь совершала свои далекие экспедиции и смелые

набеги на восточнославянские племена, остается загадкой. Вообще создается

впечатление, что она была гораздо лучше известна на Востоке, чем в Европе.

По крайней мере, почти всеми нашими сведениями об этом народе мы обязаны арабам. (Заметим, впрочем, что в первых книгах «Датской истории» Саксона Грамматика, повествующих о событиях VII—VIII веков, много говорится

о могущественной и воинственной Руси, расположенной в западной Эстонии,

в землях летописной чуди. Хотя эта часть «Истории» справедливо считается

фантастической и совершенно недостоверной, любопытно само размещение

руси в этом регионе, перекликающееся как с нашей летописью, так и с арабскими свидетельствами.)

Что же нам известно об этой первоначальной руси? Путешественник Ибн

Якуб пишет, что русы — островитяне и живут по соседству с волжскими булгарами. Язык их славянский. Это многочисленное племя. Они искусные и

КНЯЗЬ ОЛЕГ

11

могущественные мореходы. По словам другого араба, Ибн Русте, страна русов

находится на острове. Остров этот имеет протяженность в три дня, покрыт

лесами и болотами. У них есть царь, называемый хаканом. Русы нападают на

славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен,

уводят в Хазарию или Булгар и там продают. Сами они не имеют ни деревень,

ни пашен й питаются лишь тем, что привозят из земли славян. Единственное

их занятие — торговля соболями, белками и прочими мехами. Эти русы очень

воинственны. Когда у какого-нибудь руса рождался сын, то отец дарил новорожденному обнаженный меч, клал его перед ребенком и говорил: «Я не оставляю тебе в наследство никакого имущества, и нет у тебя ничего, кроме

того, что приобретешь этим мечом». Напав на другой народ, русы совершенно

разоряли его; побежденных они грабили и обращали в рабство. Все свои походы они предпринимали на лодках.

Если один рус имел с другим ссору, свидетельствует Ибн Русте, они судились перед князем, и когда князь произносил приговор, его приказание исполнялось. Если же одна из сторон была недовольна решением князя, князь

приказывал противникам решить дело оружием. К этому бою являлись родственники обоих бойцов и присутствовали при нем. Противники приступали

к поединку, и тот, кто одерживал победу, выигрывал дело. Большую роль у

них играли гадатели, и некоторые из них властвовали над князьями, как будто

они начальники руси. Иногда они требовали у людей вещи, какие вздумается,

жен, мужей, коней в жертву Творцу, и такому поведению гадателей должно

было повиноваться безусловно. Гадатель брал человека или животное, накладывал ему петлю на шею, вешал жертву на дерево, ждал, пока она испустит

дух, и говорил потом, что эта жертва богу.

По словам Ибн Фадлана, мужчины у русов носили грубую одежду, которую они надевали на один бок, оставляя одну руку свободной. Носили они

также широкие штаны, причем на каждую пару употребляли по сто локтей

материи. Надевши эти штаны, они собирали складки у колен и крепко подвязывали их там. Их женщины носили привязанный на груди маленький ящичек из железа, меди, серебра или золота, смотря по состоянию мужа. На шею

они надевали золотые и серебряные цепи (монисто). Каждый раз, когда муж

становился богаче на десять тысяч дирхем, он дарил своей жене новую цепь.

Величайшее их украшение заключалось в зеленых стеклянных бусах.

Каждый рус всегда имел при себе топор, нож и меч; без этого оружия их

никогда нельзя было видеть. Они всегда оставались вооруженными, потому

что мало верили друг другу и потому что коварство между ними было весьма

обыкновенно: если один приобретал собственность, то, как бы ни была мала

ее ценность, родной брат или товарищ тотчас начинали завидовать ему и выжидали только случая убить или ограбить его.

Когда умирал выдающийся человек, ему устраивали гробницу в виде большого дома. Вместе с умершим в ту же гробницу клали платья, а также золотые

браслеты, которые он носил, затем съестные припасы и сосуды с напитками и

деньгами. Наконец, в могилу клали живьем любимую жену умершего, запирали вход, и жена таким образом умирала.

Из всех свидетельств о руси можно заключить, что война и торговля играли в их жизни главную роль. Уже в начале IX века русы были хорошо извес

12

тны в Булгаре, Хазарии и на Каспийском море. Через несколько десятилетий

они появляются на Дону, на Азовском, а затем и на Черном море. О жестоком

опустошении русью византийских берегов в первой трети IX века сообщает

греческий автор «Жития Георгия Амастридского». Можно предположить, что

после этого первого набега русь не покинула берега Черного моря и обрела

здесь постоянное местопребывание. Само это море вскоре стало называться

Русским. Арабские авторы вплоть до середины Х века пишут о походах причерноморской руси на Каспий и в Закавказье. По их словам, русь имела в

Причерноморье свой большой город Руссию. Точное местонахождение этой

южной Руси, также как и северной, неизвестно. Можно, впрочем, с большой

долей вероятности предполагать, что русам уже тогда принадлежали Таманский полуостров (там в дальнейшем находилось самое южное из русских княжеств — Тмутаракань), а в Крыму — город Керчь, который как раз и назывался Руссией.

На западе тоже появляются известия о руси. В Вертинских анналах под

839 г. встречается сообщение о посольстве к франкскому императору Людовику Благочестивому от византийского императора Феофила. Среди послов,

пишет хронист, оказалось несколько человек, «которые говорили, что их народ зовут рос, и которых их царь хакан отправил к Феофилу ради дружбы».

Однако при ближайшем рассмотрении оказалось, что эти росы принадлежат к

народности свеонов (шведов).

Таким образом, к середине IX века народ русь был уже известен во всех

частях Европы. А что сообщают о нем славянские источники? В недатированной части «Повести временных лет» русь отнесена к числу «варяжских» (то

есть, надо полагать, скандинавских) народов и при перечислении помещена

рядом с чудью. История складывания Древнерусского государства по летописным источникам распадается на несколько этапов. На первом варяги жили

еще где-то за пределами восточнославянского мира, но уже имели значительное влияние на его жизнь. Под 859 г. (дата эта, впрочем, скорее всего недостоверна, и речь идет о более ранних событиях) помещено известие о том, что

«варяги из заморья» взяли дань с чуди, словен, мери, веси и кривичей, а

хазары тогда же собрали ее с полян, северян и вятичей. Это событие является

как бы исходной точкой русской истории и характеризует ту ситуацию, которая сложилась к середине столетия: единого государства нет, каждое племя

живет само по себе, причем северные племена платят дань варягам, а южные — хазарам.

Далее, под 862 г. другое известие: «Изгнали варяг за море, и не дали им

дани, и начали сами собой владеть, и не было среди них правды, и встал род

на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали себе:

«Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву». И пошли за

море к варягам, к руси... Сказали руси чудь, словени, кривичи и весь: «Земля

наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть

нами». И избрались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь,

и пришли, и сел старший Рюрик в Ладоге, а другой, Синеус, — на Белоозере,

а третий, Трувор, — в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля».

Из дальнейшего описания видно, что главной заботой первых русских князей

КНЯЗЬ ОЛЕГ 13

было овладеть всеми транспортными развязками на великом Волжском пути.

Когда умерли Синеус и Трувор, Рюрик занял их города, а затем присоединил

к своим владениям также Полоцк, Ростов и Муром. Оставив Ладогу, он поднялся вверх по Волхову к самому Ильменю и здесь основал свою новую столицу — Новгород. Находясь на пересечении Волжского и Днепровского речных путей, этот город вскоре сделался важнейшим русским центром. Тогда же

русь стала искать более короткий путь в Черное море. Двое варягов — Аскольд и Дир — с отрядом из своих родичей спустились вниз по Днепру до

земли полян. Место им понравилось — они освободили местных жителей от

хазарской дани и сели княжить в Киеве. Собрав у себя множество варягов,

они совершили большой поход к византийской столице Константинополю и

жестоко разграбили его окрестности. (По византийским источникам этот поход относится к 860 г.) При жизни Рюрика новгородская русь не проявляла

интереса к Днепровскому пути. Но в 879 г. Рюрик умер, оставив малолетнего

сына Игоря. Власть в Новгороде принял Олег. При нем начался третий, самый замечательный этап складывания Древнерусского государства.

Олег был родственником Рюрика и Игоря, но летописец не уточняет, в

каком свойстве. Три года он провел в своей северной вотчине, а в 882 г., взяв

с собою много воинов: варягов, чудь, словен, мерю, весь и кривичей, выступил в поход против южных племен. Придя к Смоленску, он принял власть в

городе и посадил в нем своих мужей; оттуда отправился вниз по Днепру, взял

Любеч и также посадил своих мужей; наконец пришел к Киевским горам и

узнал, что тут княжат Аскольд и Дир, бывшие прежде боярами Рюрика. Олег

спрятал часть своих воинов в ладьях, других оставил позади, а сам подошел к

горам, неся ребенка Игоря. Аскольду и Диру он послал сказать, что-де «мы

купцы, идем к грекам от Олега и княжича Игоря. Придите к нам, родичам

своим». Аскольд и Дир поверили и вышли ему навстречу. Тут все спрятанные

воины выскочили из ладей и окружили их. Олег сказал: «Не князья вы и не

княжеского рода, но я княжеского рода». А когда вынесли Игоря, добавил:

«Вот он, сын Рюрика». После этого его люди убили Аскольда и Дира, отнесли

их на гору и похоронили. Олег же сел княжить в Киеве и сказал: «Да будет

Киев матерью городам русским». И были у него варяги и славяне, и прочие,

прозвавшиеся русью. (Поляне, по свидетельству летописи, одни из первых

сменили свою прежнее имя и стали именовать себя русью.)

Вслед за тем Олег начал строить города и установил дани славянам, и

кривичам, и мери. В 883 г. он начал воевать против древлян и, покорив их,

брал с них дань по черной кунице. В 884 г. Олег отправился на северян и

победил их, возложил на них легкую дань и не позволил им платить дань

хазарам, говоря: «Я враг их, и вам платить незачем». В 885 г. Олег послал к

радимичам, спрашивая: «Кому даете дань?» Они же ответили; «Хазарам». Олег

велел сказать: «Не давайте хазарам, но платите мне». И те дали ему такую же

дань, какую раньше платили хазарам. После этого Олег стал властвовать над

полянами, древлянами, северянами и радимичами, а с уличами и тиверцами

воевал.

Так в нескольких строчках описывает наша летопись образование Древнерусской державы. Эта огромная страна, впрочем, очень мало напоминала государство в современном смысле этого слова. Русь не имела четких границ и

14

не знала единых законов. Киевский князь осуществлял свою власть только в

нескольких узловых пунктах, контролировавших торговые пути. Он также собирал дань с подчиненных славянских и неславянских племен. Уплата этой

дани, а также сам факт признания верховной власти Киева составляли в то

время все существо государственной власти. Как уже отмечалось, дань собиралась во время полюдья. Византийский император Константин Багрянородный, правивший в Х веке, так описывал этот интересный обычай руси: «Когда

наступает ноябрь месяц, князь их тотчас выходит со всеми русами из Киева и

отправляется в полюдье, то есть в круговой объезд, а именно в славянские

земли вервианов (древлян), дрегувитов (дреговичей), кривичей, севериев (северян) и остальных славян, платящих дань русам. Прокармливаясь там в течение целой зимы, они в апреле месяце, когда растает лед на реке Днепре, вновь

возвращаются в Киев».

Собранную дань (прежде всего пушнину) необходимо было реализовать в

соседних странах — Халифате и Византии. Для этого строилось большое количество кораблей-однодревок. «Однодревки, — пишет далее Константин, ~

приходят из Новгорода, Смоленска, Чернигова и из Вышгорода и собираются

в киевской крепости, называемой Самватас. Данники их славяне рубят однодревки в своих городах в зимнюю пору и, обделав их, с открытием времени

плавания, когда лед растает, вводят их в реку Днепр и отвозят в Киев, вытаскивают лодки на берег и продают русам. Русы покупают лишь самые колоды,

расснащивают старые однодревки, берут из них весла, уключины и прочие

части и оснащают новые. В июне месяце они двигаются в путь». Затем Константин детально описывает путь русов до самого Константинополя. Все эти

подробности, повторяю, относятся к Х веку, но едва ли во времена Олега

обычаи правившей в Киеве руси сильно отличались от более поздних.

Снаряжая каждый год большие торговые экспедиции в Константинополь,

русь получала от этой торговли немалую прибыль и была кровно заинтересована в ее развитии. Однако зная буйный и неуживчивый нрав этого народа,

нетрудно представить, сколько проблем имели византийцы с русскими купцами. Ежегодный наплыв в столицу тысяч купцов-варваров имел для них много

неудобств. Отсюда исходило желание ограничить и стеснить русскую торговлю. Быть может, если бы эти ограничительные меры были направлены против

частных лиц, они бы достигли цели. Но мы видели, что для Руси торговля

была делом государственным, поэтому и ответ на действия византийских властей был дан на государственном уровне.

«В год 6415 (то есть в 907 по современному исчислению), — пишет летописец, — пошел Олег на греков, оставив Игоря в Киеве; взял же с собою

множество варягов, и славян, и чудь, и кривичей, и мерю, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и дулебов, и тивирцев,

известных как толмачи... И с этими всеми пошел Олег на конях и в кораблях;

и было кораблей числом 2000. И пришел к Царьграду (Константинополю);

греки же замкнули Суд (то есть перекрыли толстой цепью городскую гавань),

  1. Сто великих путешественников

    Документ
    Много путешествовал и другой ученый древности - Страбон, автор 17-томной "Географии" Семнадцатая книга больше напоминает путевой дневник, чем научное сочинение Она насыщена такими неожиданными подробностями, которых не найти
  2. Сто великих загадок природы (1)

    Документ
    Про Тунгусский метеорит написаны уже тома. Каких только объяснений его феномена не предлагали. Наиболее невероятной казалась гипотеза писателя-фантаста Александра Казанцева, предположившего, что над тунгусской тайгой потерпел катастрофу
  3. Сто великих пророков и вероучителей

    Документ
    религиозного чувства и религиозной жизни Принципы, которыми мы руководствовались при ее
  4. Сто великих научных открытий

    Книга
    Жизнь человека с самого начала складывалась так, что все, чем бы он не занимался, заставляло его наблюдать за окружающим миром и делать из этого выводы.
  5. Сто великих® археологических открытий

    Документ
    Громкое заявление о том, что человек произошел от обезьяны, прозвучало задолго до того, когда были обнаружены первые реальные факты, подтверждающие или опровергающие это утверждение История открытий останков ископаемых высших приматов (гоминидов),
  6. Сто великих загадок XX века

    Документ
    С этого момента все дни, какие Толлю еще оставалось прожить на свете, были подчинены мечте о достижении увиденного острова Но сделаем еще некоторое отступление во времени - в год 1810-й, когда устьянский "промышленник"
  7. Сто великих мифов и легенд (1)

    Документ
    Отличительное свойство мифов, по мнению большинства исследователей, заключается в том, что они создавались и бытовали в то время, когда все рассказанное в них воспринималось как безусловная истина.
  8. Сто великих мифов и легенд (2)

    Документ
    Отличительное свойство мифов, по мнению большинства исследователей, заключается в том, что они создавались и бытовали в то время, когда все рассказанное в них воспринималось как безусловная истина.
  9. Сто великих мифов и легенд (3)

    Документ
    Отличительное свойство мифов, по мнению большинства исследователей, заключается в том, что они создавались и бытовали в то время, когда все рассказанное в них воспринималось как безусловная истина.

Другие похожие документы..